Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 19

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/07/09/1767

Моя смена начиналась ранним утром. Володя уже заказал нам завтрак и, пока я стряхивал с себя остатки сна, рассказал о событиях ночи. Близнецы прибыли на Луну и нашли проход к главному залу старого суперкомпьютера, сейчас его проверяют спасатели и Дегов. Мне фамилия Дегова ни о чем не говорила, лично я его не знал, но Мих отозвался о нем с большим уважением. Ростислава Петровича, как рассказал Володя, только что вернули с очередного сканирования в «комнату отдыха» - судя по предыдущим циклам, часов восемь покоя деду дадут. Дежурная фраза про «полный контроль» неожиданно меня разозлила.
- Знаешь, мне это что напоминает? – сказал я. – Растянутую во времени казнь. У меня жуткое желание разнести эти башни и вырвать деда оттуда. Ты пойми меня правильно – какого черта выяснять, что там происходило? Разумы этих стариков Вебсик уже разделил, лежат они на блюдечках в галерее, самому ему эти останки уже не нужны – вон какой дом он себе создал, а мы туда чего лезем?
- Не истерись, - спокойно сказал мне Володя, помешивая ложечкой кофе. – Ночью я кое-что узнал. Рассказать, или ты пойдешь разносить башни? Учти, что Пусь с тобой не пойдет – он еще спит.
Я посмотрел на соседнее кресло, в котором на спине, раскинув лапы, безмятежно валялся Пусь, и неожиданно успокоился.
- Давай, рассказывай, - смущенно сказал я.
Володя рассказал следующее.  Ночью он обстоятельно обсудил ситуацию с инфом, которого вместо себя оставил дед. Инф оказался очень толковым, как показалось моему другу, даже временами толковее его создателя. По крайней мере, по полочкам он раскладывает неплохо. Только вопросы ему надо задавать простые, прямые и без двойного-тройного смысла, как «некоторые» любят делать.
Методом пробельного информационного анализа-синтеза, который наш дед очень уважал, он (дед)  выяснил, что Марсианская Автономия еще с середины прошлого века ждала контакта с неким Внеземным Разумом, который должен был ее вывести на прямую дорогу к Сириусу, Ориону или куда-то еще не менее далеко. В Автономии были очень почитаемы разного рода «контактеры», и нашим славным Меерам пришла в голову идея это использовать. В фирме «MAS», как выяснилось, было целое подразделение, отвечавшее за «ченнелинг» и поддерживающее радиостанцию «Голос Контакта» или что-то в этом роде. Подразделение быстро отпочковалось от основной фирмы и уцелело при ее разгоне, а радиостанция на Марсе вещала до последнего времени. Не имея возможности в силу преклонного возраста предложить Автономии в лидеры себя,   Мееры и их коллеги предложили свои сохраненные разумы, которые якобы были созданы усилиями древнего эзотерического культа масонов. В такой обертке «конфетку» Автономия проглотила «на ура». Случай тоже помог: на орбите Марса потерпел аварию и взорвался автоматический планетолет, перевозивший контейнеры с новейшим супермозгом для обсерватории на Ганнимеде. Считается, что груз пропал, но Ростислав выяснил, что именно тогда Автономия получила «неизвестно откуда» супермозг – качество подготовки программ вещания резко возросло. Настораживало то, что все чаще идеи расцвета Автономии связывались с самоуничтожением земной цивилизации, которая, впрочем, с этим явно не спешила. Анализируя контент передач Автономии, в том числе по внутренним сетям, куда удалось подключиться СБ, Ростислав Петрович пришел к выводу о существовании скрытого ретранслятора на Луне.
Так, путем сопоставлений и исключений, он вышел на «Луну-10», правда, как оказалось, не сразу разобрался с особенностями ее богатой истории. В последний период в контенте вещания радиостанции Автономии активно продвигалась идея контакта с древними марсианами, «которые пришли с лун», что даже подвигло Академию Наук заняться поиском их ископаемых следов.  Вполне возможно, что обобщенным разумам компании Меера в Автономии и отводилась роль «древних марсиан», ретранслированных современным образом с Луны.
Володя закончил свой рассказ и сладко зевнул. 
- Дежурь, - напутствовал меня он. – И продолжи треп с этим инфом, он много чего знает.
Когда я вернулся из душевой, мой друг уже спал. Пусь помогал ему сопеть. Бодрствовать в их сонном царстве, конечно, тяжеловато, но помогала утренняя прохлада, струившаяся из раскрытого по настоятельному требованию наших жен окна. В одном из окон я видел верх обтекателя нашего коптера, перемещенного ближе к дому по их же воле. В другом окне я видел дом Вебсика и радугу.
Я поднялся в кабинет и принес оттуда любимую кожаную папку с рукописями и другими собранными в ней материалами. Я все меньше и меньше думал, что сдвиги времени, которые мы тут зафиксировали, как-то использовались в технологии сканирования разума, но отбросить совсем эту связь не мог. Мозаика на полу для меня оставалась символом существующего здесь реально, мы видели и «корень», прорастающий на многие километры, и «муляжи», и кристаллы в пещере. Перечитывая снова рукопись предка Меера, запись рассказа Штефена Роберта о Кулэгэ, я вспоминал свой реально откушенный неизвестно чем  эндоскоп и подземный ход, в котором это все случилось. Загадка, которая тут спала и была разбужена от спячки случайной аварией в Церне (кстати, я про нее мало знаю, вот и выспросить у инфа – идея!) -  очень древняя. Собиратели древних знаний  среди масонов могли на нее наткнуться и пытаться найти подтверждение. Сказания о долгоживущих имелись у разных народов, они отражены почти во всех основных священных книгах человечества. Долгая или «вечная» жизнь воспринималась как награда на фоне короткого, да еще наполненного болезнями и лишениями существования. Сейчас мы живем по двести лет, а все равно хочется жить дольше. Если мыслить логически, то пространство альтернатив совсем небольшое: либо продлевать биологическую жизнь, либо продлевать жизнь сознания, разума.
Мееры подвели идею переноса разумов под задачу Первой звездной, пытаясь получить от общества финансирование работ. История тут с ними сыграла злую шутку, и они потом вполне могли думать про альтернативное финансирование от Марсианской Автономии, известно же, что ее общинное затворничество на Марсе никак не мешало продвижению активной общинной экономики на Земле и Внеземелье.
Проснулся Пусь и шумно потряс ушами. Потом он полез ко мне «здороваться» и отправился на прогулку. Я потянулся и пошел за ним. Утром Пусь обычно обходил дозором наши десять соток, хотя с первоначального размера участок давно вырос в несколько раз, новых границ пес не признавал. Пока он бегал по одному ему известным точкам, я медленно пошел по дорожке в сторону дома Вебсика. При свете дня сам дом и радуга над ним существенно блекли. Вдруг я уловил на радуге какую-то пульсацию. Присмотревшись, я разглядел, что по ней в сторону башен явно бежит волна из «блинчиков», заметных по чуть более яркой раскраске. Как иллюминация. Но никакой тревоги или нештатной ситуации коммуникатор не показывал. Из дома мы эти бегущие импульсы не видели. Я решил отойти в сторону к Пусе, который чем-то занялся возле куста черноплодной рябины – ее по осени тут высадила Марта. Подойдя ближе к псу, я заметил, что он что-то пытается вытащить из земли. Наклонившись, я не сразу разглядел – что: из земли торчала пара пальцев человеческой руки. Я отстранил Пуся, пытающегося «помочь» зубами, и осторожно потрогал скрюченный палец. Холодный и скользкий. Муляж руки или тела. Но мы же тут яму рыли для куста – ничего не было раньше. 
Руками, обломанным концом ветки и лапами мы с Пусем сообща немного отгребли землю вокруг. «Рука» уходила вглубь и сидела прочно. Я попробовал ее покачать, тут что-то хрустнуло, и я смог вытащить такой же биопротез, какой был у Ростислава Петровича… Нижний конец у него был обломан, из него тянулись сгустки мутной слизи. От земли поднимался аромат свежего огурца. Слизью была заполнена вся внутренность, она на глазах притягивалась к стенкам и твердела. Впервые я видел, как формируется муляж. Марта была права, это – только оболочка, внутри которой ничего нет. Пусь понюхал находку и потерял к ней всякий интерес.
Я взялся было за коммуникатор, но сперва решил принести домой, рассмотреть получше, а потом уже оповещать всех.
- Пусь, принеси тряпку! – попросил я.
Пес посмотрел на меня измазанной в земле мордашкой, коротко тяфкнул и убежал к дому. Вскоре он притащил мою старую футболку, которая висела на спинке скамейки у дровницы. Сойдет, подумал я, заворачивая в нее находку. Сравнить с чем было – один угол операторской все еще занимал муляж танкетки, который мы так и не удосужились переправить на исследование. По дороге я припомнил показанный мне Пусем образ ямки, в которой «росли» обручи. Против обручей я ничего не имел, штука оказалась полезная, но найти практическое применение новой находке сильно затруднялся.
Тихо, чтобы не беспокоить спящего друга, мы с Пусем пробрались к своим креслам. Но Володя спал чутко.
- Что это ты такое притащил? – раздался его голос.
- Муляж протеза Ростислава Петровича, - ответил я. – Только что созданный, первой свежести. Обнаружен Пусем, выкопан совместно.
Друг тут же присоединился ко мне.
-Это не протез, - уверенно сказал он. – Возьми протез и сравни, сразу увидишь.
Я притащил из столовой оставленные там комбинезон, регистратор и биопротез деда. Одного взгляда было достаточно, Володя – прав. Биопротез имеет характерные утолщения, образуемые сервоприводом, на муляже ничего этого не было. Пока я ходил, Володя уже сформулировал некоторое объяснение.
- Понимаешь, - сказал он мне, - они сканируют все тело, а если в нем есть какие-то удаленные или замененные части, то воссоздают их образы по оставленным фантомам. У Ростислава Петровича нет кисти, но фантом ее остался, вот они и воспроизвели кисть в том виде, в каком ее «запомнил» организм. Судя по скрюченности пальцев, она была раздавлена.
- Зачем им это?
- Сложно сказать… Первое, что приходит в голову – они собирались вернуться в свои же тела, но полностью исправленные от всех болячек и повреждений. Видимо, технологии восстановления для живого и неживого были разными, для неживого требовались такие формы в виде муляжей.
- А чем ты тогда объяснишь маленькую копию Влады, которую мы с тобой извлекли из большого разведчика? Согласись, что оригинал было трудно отнести к «неживым».
Володя развел руками. Не знаю, мол.
- Я могу предположить, что все удаленные или замененные части организма Ростислава Петровичу «вырастут» в виде таких муляжей, но я не знаю, где проходят корни, которые это сделают. Юра, я сейчас больше чем уверен, что вторая башня построена над кристаллами с биомассой, а первая со сканером – всего лишь интерфейс для нее.
- А разум кто хранил?
- Скорее всего, по их задумке, он хранился на Луне, в лунном супермозге, - ответил Володя. – Но у них все пошло нештатно – разумы слились и остались на Земле. Отсюда все сбои с муляжами – они не смогли задействовать биомассу для обобщенного разума. А тут еще наш Вебсик подоспел, и этим гениям пришлось с ним «разбираться».
Я молча показал другу большой палец.
- Слушай, - сказал Володя, - ты сформулируй рабочие положения и идеи, а я еще посплю… Ладно?

Продолжение http://www.proza.ru/2017/07/16/489

Книга издана. Ссылка на сайт внизу страницы


Рецензии