Из темноты к свету. Часть 2. Глава 1

 
                "...Заступник души моея буди, Боже, яко посреде
                хожду сетей многих..."
                Иоанн Дамаскин.






       - Девчонки, а давайте эту злобную тётку проучим,- вдруг вырвалось из Ольгиных уст неожиданное предложение, резанув слух её подружкам по комнате, и сразу же три пары глаз устремили на неё свой взгляд ,- сколько она будет издеваться над  малолетками?
        - Вряд ли её чем возьмёшь, она ведь, чуть-что, сразу  к комендантше бежит,- высказала свои сомнения Лена Аржанцева, самая близкая подруга Ольги, ещё со школы.
       - Есть у меня одна мыслишка,- ответила Оля,- правда не знаю, что из этого получится, но попробовать можно. Живёт она на первом этаже, значит идём в аптеку, покупаем пузырёк валерьянки и обливаем ей окна и асфальт под ними тоже поливаем, и  устраиваем ей варфоломеевскую ночь.
       - А, почему именно валерьянкой?- спросила Наташа Мацюта , не сразу сообразив,  что именно затевает подруга.
       - На валерьянку коты сбегутся, рёв поднимут,- поспешила объяснить Наташе смысл затеи Бормотова Лена.
       - Девчонки, я всё же уверенна - этой ночью наша соседка точно спать не будет!- сказала Оля и залилась ироническим смехом, вызывая хохот у всех, рядом сидящих.
       - Оля, а если вдруг узнают, что это мы сделали? Нас же тогда могут из училища выгнать,- забеспокоилась Лена Аржанцева.      
       - Если ты сама никому не скажешь, то никто и не узнает,- опередила с ответом Наташа,- лично я согласна, надо отомстить за молодых девчонок.
       - Ну, что, тогда по рукам?- спросила Оля и протянула правую руку девчонкам для утверждения принятого решения.
       Девчата начали суетиться, вставая  со своих мест, кто со стула, кто с кровати - все они засобирались на выход,  отправляясь прямым ходом в аптеку.


      Девчонки, закончив десятилетку в Новокаховской средней школе №7, решили вместе отправиться на учёбу в  Херсонское училище, находившееся при мясо-молочном перерабатывающем комбинате. Из них только Аржанцева Лена была Олиной одноклассницей, а остальные девочки учились в параллельных классах. В училище они прибыли первого сентября, но вот уже месяц, как вместо занятий их каждый день возили на поля на уборку картофеля, помидор, баклажан, моркови и других овощей.

       Предприятие, чтобы разместить своих подопечных, снимало  часть квартир многоэтажного дома, так что одна его половина использовалась, как жилой дом, а вторая - как общежитие. И всё у молодёжи складывалось бы хорошо, если бы в соседнем подъезде, на первом этаже, не жила женщина, ну, очень злобная, которая постоянно портила им жизнь.
       Она не только их одних мучила , но своими претензиями трепала нервы и  коменданту общежития, которая  и сама не знала, в какой угол от неё забежать. Постоянные жалобы на шум и смех за стеной, которые яко бы мешали ей спать, доводились ею даже до руководства училища. Особенно раздражало её, когда ребята пробирались к девочкам в общежитие, и тогда обозлённая женщина  предпринимала все усилия, чтобы девчонки были наказаны  по всей строгости.
        Основное своё зло она вымещала на молоденьких девочках, которые поступили в училище после восьмого класса и в силу своего малолетства не могли за себя постоять. Вот и решили девчонки, которые  постарше, отомстить ей за обижаемых ею малолеток.


       - Ну, что, девчонки, уже стемнело, пойдёмте устроим ей весёлую ночку,- предложила Оля, доставая из ящика тумбочки пузырёк с  валерьянкой.
       - А может ну её?- с испугом на лице, спросила Лена Аржанцева.
       - Ещё чего!- возмутилась Оля,- Они нормальные девчонки, а она взъелась на них, потому что за них заступиться некому.
       - Нет, за девчонок отомстить надо обязательно,- поддержала Ольгу Лена Бормотова,- пойдёмте уже, чего сидим?

       Девчонки вчетвером вышли на улицу и подождали, когда пройдут прохожие. Оглядевшись по сторонам, Оля осторожно и быстро вскрыла зубами пузырёк и, сбрызнув валерьянкой два окна и асфальт под ними, выбросила пустую  ёмкость в цветник, находившийся рядом. От внезапно возникшего волнения, они бросились бежать, скрывшись за углом дома. Место это оказалось очень удобным для дальнейшего наблюдения  за развитием событий.
       Спустя какое-то время под окнами зловещей женщины стали собираться коты и кошки, они подбирались туда со всей округи, поднимая бешеный и злобный рёв. Предпринимая попытки вытеснить друг друга, некоторые из них вступали в схватку, наводя ужас  своим диким рычанием и шипением. Началось такое бешенство, что вытерпеть его, находясь в квартире, женщина просто не смогла и, не понимая, что происходит, она выскочила на улицу, чтобы разогнать озверевшую свору котов. Однако, учуяв запах валерьянки, она сразу же сообразила, что происходит.
       - Сволочи, кто сделал это?- заорала она не своим голосом,- Всё равно узнаю!

        Голос этой женщины и рёв котов слились вместе, вызывая у девчонок дикий смех, который они еле сдерживали, чтобы не взорваться от хохота.
        Обойдя дом, они подошли к своему подъезду с обратной стороны дома и незаметно прошмыгнули во внутрь. За ними следом появилась толпа девочек вместе с ребятами и, затаившись в темноте, рассерженная соседка стала наблюдать за ними.
        Увидев, что ребята вошли вместе с малолетками в подъезд, она побежала к комендантше, но той не оказалось на месте. Тогда женщина вернулась назад и опять попыталась  разогнать сборище котов, однако затею эту ей пришлось оставить, потому что животные возвращались снова, как только чувствовали, что опасность им больше не угрожает.

       Комендант пришла, а у подъезда  бешенство стоит. Соседка, как увидела её, тут же побежала ей на встречу и стала  орать, да так, что пена изо рта брызжет, и свора котов тоже пеной исходит, и давай она во всём обвинять  парней, что это они всё содеяли  и спрятались у девчонок в общежитии. Комендантша слушала её, слушала, но в таком бешенстве толком ничего понять не могла, плюнула и вызвала милицию.
       - Устала я уже от ваших постоянных доносов и разборок,- сказала женщине комендант, которая была уже довольно преклонного возраста,- сейчас приедет милиция, пусть она и разбирается в этом дурдоме, кто и чего там натворил. Просто сумасшествие какое-то!

       Милиция прибыла довольно быстро и начала облаву с первого этажа. Ребят спасло то, что квартира, в которую они вошли к девочкам, находилась на втором этаже и то, что одна из девочек, проживавших внизу, успела подняться на верх и предупредить их об опасности.
       Бежать вниз им было нельзя, там милиционеры вели свои поиски. Ребятам ничего не оставалось делать, как вломиться в квартиру напротив, в которой жила Оля со своими подругами.
       - Девчонки, помогите, спрячьте нас,- взмолились ребята,- там - облава, нас могут повязать!
       - Ой, а куда вас прятать?- растерянно спросила Лена Аржанцева.
       - Как, куда?- вмешалась хихикая, подошедшая Оля,-  одного - в шкаф, другого - под кровать, ну, а третьего - ... под кровать тоже.
       Оля почувствовала  вину перед ребятами, ведь всё случилось из-за её затеи, остальные девчонки так же испытывали чувство вины.  Помочь этим парням они посчитали своим долгом.

        Шутка Оли  оказалась  всеми  воспринята всерьёз, как говорится: в каждой шутке есть доля правды.
       - Ну, что, Ник, ты с Филином лезь под кровать, а  я выбираю шкаф,- сказал один из ребят.
       - Эдик, можно и мне в шкаф вместе с тобой залезть?- слёзно спросил Филин, поправляя очки с сильно увеличивающими стёклами, из-за которых его глаза смотрелись неестественно огромными.
      - Мне бы одному поместиться, разве не видишь, что шкаф совсем маленький?- ответил молодой человек, который был хотя и не высокого роста, но зато довольно полной комплекции.

      Определив Эдика в шифоньер, девчонки принялись за худого и длинного Ника, загнав его под кровать, но из-за своего двухметрового роста, он под ней не помещался. С горем пополам, они его еле упаковали и положили рядом с ним Филина.
       - Всё, лежите здесь и не шевелитесь, и не вздумайте чихнуть!- продолжала шутить Оля, заглядывая под кровать, и как только она выпрямилась, сразу же дала команду девочкам,- Быстро переодеваемся! Короткие халаты одеваем, чтобы принять домашний вид и тем самым показать, что мы одни, что посторонних у нас нет. Всё, выключаем здесь свет и выходим.

       В квартире было две комнаты, ребят спрятали в дальней. Всё происходило очень быстро и как только девчонки сменили одежду, раздался дверной звонок. Открывать пошла Оля.
       - О-о-о! Здравствуйте!- поздоровался один из представителей власти, как только Ольга открыла входную дверь.
       - Здрасьте,- без всякого восторга произнесла она ответное приветствие и с надменностью спросила,- вам кого?

       Перед Олей стоял совершенно молоденький милиционер, который увидев её, мгновенно расплылся в наглой улыбке. Второй сотрудник милиции, такой же наглый и молодой, стоял чуть поодаль, впившись в неё  жадным взглядом. Они оба были повержены сказочной красотой, представшей перед ними незнакомки, и её умением держать себя. На них смотрели огромные глаза необыкновенной красоты, с длинными накрашенными ресницами и стрелками, которые завораживали, манили и одновременно исторгали строгость и  неприступность. Кудрявые локоны на светлых волосах будоражили молодых людей, а стройные ножки, еле прикрытые вверху коротеньким халатиком, чуть не лишали их самообладания. Перед ними стояла настоящая  красотка.

       - Проверка, ищем посторонних,- ответил милиционер, продолжая окидывать Ольгу чувственным взглядом.
       - Х-м, и кого именно?- спросила она насмешливо, как бы давая понять, что в квартире посторонних нет.
       - Поступил сигнал, поэтому нам нужно пройти внутрь для осмотра,- настаивал на своём сотрудник милиции,  тем более, что просто так уйти от такой красавицы они всё равно не смогли бы.
       - Для порядка положено,- подал голос второй сотрудник правоохранительных органов.
       - Ну, входите, раз положено,- ответила Оля юным представителям власти и отошла от двери в сторону.

        Хотя внешне Ольга выглядела очень спокойной и весёлой, но внутри  её тело пробивала невидимая дрожь, держать себя в руках она всё же умела.
       Войдя в комнату, молодые милиционеры ещё больше воодушевились, когда увидели и других девчонок в коротеньких халатиках, эдаких домашних кошечек, ласковых и мило улыбающихся, но с длинными коготками.      
       Девчонкам во что бы то ни стало нужно было ослабить бдительность стражей порядка и они принялись за своё дело. На какое-то время им удалось заставить доблестную милицию забыть о том, зачем они пришли.
        Девочки поили их чаем, одни из них рассказывали смешные истории, другие - мило улыбались и строили глазки. Но уходить они никак не собирались, а вот на запертую дверь, что вела  в соседнюю комнату, стали посматривать всё чаще и чаще, она вызывала у них нарастающее беспокойство.

       Чувствовали девчонки, что милиционеры вот-вот не выдержат и войдут в запретную комнату. Девочки понимали, что сделать этот шаг  перед ними молодым ребятам как-то не удобно, поэтому сидят и выжидают, но по долгу службы проверку сделать они всё же обязаны, не смотря ни на что. И вот, один из них встаёт и входит в закрытую тёмную комнату, в которой находятся спрятанные ребята.

       - А чего вы там забыли?- недовольно бросила ему вслед Оля.
       - Что за дела такие? Вы кого там ищите?- вознегодовала Аржанцева Лена.
       - Мы, что вам здесь, подстилки какие-то?- не выдержали нервы и у Натальи.
       Девчонки испугались не на шутку, опасность разоблачения грозила непредсказуемыми последствиями, на счету была каждая секунда.
       - Так, хватит сидеть! Вы, девочки, как хотите, а я спать пошла, поздно уже,- выпалила Лена Бормотова и пулей направилась вслед за пронырливым милиционером,  вытолкала его из комнаты и закрыла за собой дверь.

       Служитель порядка вернулся на прежнее место, потому что при том свете, который падал в тёмную спальню из соседней комнаты, ничего подозрительного заметить ему не удалось. Девчонки перевели дух и снова взяли в оборот непрошенных гостей.
       - Да пусть себе идёт, не обращайте внимания,- обратившись к служивым, первой разрядила обстановку Оля,- ну, захотел человек спать, особой проблемы не вижу. Давайте я вам лучше на картах погадаю.

       Пока Ольга морочила им головы гаданием, Лена Бормотова самостоятельно приняла решение по дальнейшим действиям и отважно бросилась на спасение и ребят и их самих.
       Первым делом она открыла шифоньер и выпустила из заточения всего мокрого Эдика, который, сидя в нём, обливался потом и в любой момент мог очуманеть. Лена, глядя на него, не могла понять, почему он такой мокрый, то ли от страха, то ли от духоты, по причине которой начал плавиться его жир и выходить потом.

        Следом за Эдиком выбрались из-под кровати Ник и Филин. Лена тут же указала им на мягкую узкую дорожку, лежавшую на полу во всю длину комнаты, которую ребята свернули  и привязали за быльце металлической кровати, чтобы из окна второго этажа спуститься по ней вниз.
        Распахнув окно, первым  покинул комнату Ник, благодаря своему огромному росту, он без особого труда достиг земли. За ним  отправился в полёт Филин и тоже совершил удачную посадку.

       Очередь дошла до Эдика. Забравшись на окно, он уцепился за дорожку и, как только свесил ноги, он тут же сорвался вниз всем своим грузным телом, потащив за собой кровать. Разогнавшись и прямо на скорости, она с грохотом врезалась в железную батарею, висевшую под окном.

       - Что там происходит?- вскочив, возмутился всё тот же мент, полный решимости снова войти в запретную комнату.
       - Да что вы там забыли?- накинулась на него Оля.- Присядьте и  успокойтесь, лучше дальше послушайте, что вас ждёт.
        Всеми силами девчонки стали придерживать стражей порядка, ведь каждая из них догадывалась, что там могло произойти, поэтому  им нужно было выиграть хотя бы немного времени.
       - Так, хватит меня удерживать!- занервничал всё тот же страж, направляясь к двери,- сейчас разберёмся, что там происходит.
       - Здрасьте, да кто ты такой?-  возмутилась, вдруг осмелевшая, Наталья.- Мы тебе кто здесь? Не имеешь права!

       После сказанных Наташей слов, милиционер всё же остановился, хотя и сделал это у самой двери. На какое-то мгновение он замер, прислушиваясь к шорохам в соседней комнате. А в это время Лена Бормотова спешила отцепить дорожку, чтобы бросить её под кровать и тем самым хоть как-то замести следы.

       Девочки замерли в напряжении, ожидая, что будет дальше. Развязка вот-вот должна была наступить. Постояв у двери ещё какое-то время, он постучал и, не получив разрешения,  вошёл в тёмную комнату. Лена всё же успела спрятать улику и забраться под одеяло в самый последний момент.
       - А что здесь за грохот стоял, хотелось бы мне знать?- пытался  он устроить ей допрос.
       - Вам прямо так и хочется всё знать,- последовал недовольный ответ,- кровать к окну подвинула, поближе к свежему воздуху.
       - А тебе не холодно с приоткрытым окном спать?- вполне серьёзно спросил сотрудник милиции, по интонации  голоса  которого Лена поняла, что он ей поверил.
       - Нет, не холодно, закаляюсь я,- уже совершенно спокойно ответила она,- мы перед сном всегда комнату  проветриваем.
       - Спокойной ночи и извини за беспокойство,- сказал служивый и выйдя из комнаты, закрыл за собой дверь.

       Два милиционера ещё долго сидели в компании девчонок и ушли только в первом часу ночи. На выходе комендантша высказала им:
       - Вот, молодцы, ребята, хорошо сработали, сразу всё тихо стало.

       Девчонки не могли уснуть ещё очень долго, вспоминая и пересказывая все события прошедшего вечера. Этой ночью Оля засыпала с чувством выполненного долга и ей даже в голову не могло придти, что история эта будет иметь продолжение.

       На второй день, в субботу, Оля  решила домой не уезжать, а остаться  в общежитии. Лена Аржанцева последовала тому же решению и не стала оставлять свою любимую подругу одну. Глядя на них, Таня Перетятько тоже осталась, не захотела она расставаться с девчонками, с которыми так сильно сдружилась.

       В этот день, уже поздно вечером, сидя в своей комнате, они тихо и мирно беседовали, как вдруг раздался резкий стук в окно со стороны балкона. Перепуганные девчонки мигом подскочили, переглядываясь друг с другом.
       - Кого могло занести к нам на второй этаж?- пожимая плечами спросила Таня у подруг.- Что делать будем?
       - Надо для начала узнать, кто к нам рвётся,- предложила Оля,- пойдём посмотрим, а там уже сообразим.

       Какое же было удивление, когда Оля увидела за стеклом балконной двери уже знакомые ей лица. На первом плане освещалось, расплывшееся в улыбке, обличье Эдика, а за ним следом вдруг показали свои физиономии и «двое из ларца» - Ник и Филин. Конечно же, ребята в комнату были запущены, но как они смогли все трое влезть на балкон, для девочек оставалось загадкой.  Они все вместе пили чай и вспоминали приключившуюся с ними забавную историю.

       Эдик стал приходить к Оле, как друг, и его к ней пропускали. Комендант Ольге доверяла, поэтому до десяти часов вечера он мог свободно находиться в её комнате. Но парень мечтал не просто о дружбе, он влюбился в эту  красивую и неприступную девочку, которой было  всего лишь семнадцать лет. Он приглашал её на прогулки, водил в кино, но открыть ей свои чувства не решался, боялся быть отвергнутым.
        И вот, однажды Эдик пришёл к Оле с коробкой конфет, принесённых девчонкам к чаю. Но девочек в комнате не оказалось, и он вдруг сорвался, совсем потерял голову. Набросившись на Олю, словно зверь, уцепившийся в свою добычу, он не выпускал её из рук, впившись в обнажённую шею и оставляя на ней многочисленные  следы от страстных поцелуев. Несчастная девчонка никак не могла справиться с крупным и  обезумевшим парнем.
       Когда Эдик пришёл  в себя, приговор ему уже был подписан, Ольга разозлилась на него и выгнала,  видеть его она больше не могла. Случилось это накануне поездки домой, пятого ноября, перед самыми Октябрьскими праздниками.
       Со слезами на глазах Оля разглядывала свою синюшную шею в зеркале, не представляя, как она в таком виде отправится домой и, что скажет своим родителям. Сидеть три дня в общежитии она никак не собиралась, в её планы входила встреча со старшей сестрой, которая уже вернулась из своего далёкого заточения и тоже ждала их встречи.

       Люба знала, что её сестрёнка обязательно приедет на праздничные дни и ждала её с нетерпением. Вернувшись домой, она начала приходить в себя после всех пережитых кошмаров. Родители искренне радовались возвращению старшей дочери, поэтому решили, чтобы до Нового года она работу не искала, а  побыла дома -  подольше отдохнула и набралась сил.

       Приезд сестрёнки ещё больше вдохновил Любу. Когда дверь в коридор отворилась и порог переступила девушка  необыкновенной красоты, она не могла поверить своим глазам, что перед ней стоит Оля, повзрослевшая, преобразившаяся, совсем не похожая на вчерашнюю школьницу. Насупившись, она быстро прошмыгнула в свою комнату, и Люба  последовала вслед за ней. Вид у сестры был чем-то встревожен.
       - Оля, что-то случилось?
       - Да,- ответила она и подставила на обозрение свою шею,- смотри, какой букет!
       - Ничего себе!- удивилась Люба,- это кто же тебя так разукрасил?
       - Один кретин,- ответила разгневанная Оля,- если отец  увидит, то он просто прибьёт меня. Срочно надо натянуть спортивную кофту на молнии с длинным откидным воротом, чтобы прикрыть всё это безобразие.
       Переодевшись, Оля отправилась из спальни на улицу и сразу до Любы донеслись слова отца, лежавшего на диване перед телевизором в соседней комнате:
      - Ольга, ты чего это сюртук натянула? Сейчас же сними, в доме жара такая, а ты укуталась.
      - Горло у меня болит,- услышала Люба ответ и лёгкое покашливание своей сестры.

       Вернувшись в комнату, Оля прилегла на кровать рядом с сестрой и они вдвоём погрузились в бесконечные разговоры, наполненные подробностями о своей жизни. Люба слушала с большим вниманием всё то, о чём делилась с ней сестра, она радовалась и переживала за неё, утешала и давала советы.
      - Я думала, что Эдик мне друг, а он - кобель, таких дел наворотил!- обиженно выговорила Оля, обхватив руками шею,- Он всё испортил!
      - А в чём для тебя заключалась его дружба?
      - Просто, мне было интересно с ним время проводить,- немного помедлив, ответила Ольга,- Как-то повёз он меня в гидропарк, лазили мы там по каким-то островам, пива напились и вернулись посреди ночи, а в общежитие после десяти вечера уже не пускают. Тогда он загнал меня на дерево и мне пришлось лезть, чтобы попасть на балкон второго этажа. Дерево это как-то растёт  интересно, он по нём снизу лезет и меня подталкивает вверх, обхохотаться можно. Потом закинул меня на балкон соседней комнаты и девчонки меня впустили. А утром комендантша спрашивает: ой, Оля, а что это я тебя не видела? ты и не заходила и не выходила; отвечаю: я спала весь день. Чудили мы с ним, конечно.
      - Любит он тебя, Олечка, очень сильно любит, поверь мне,- с сочувствием казала старшая сестра.
      - Зато я его не люблю,- выпалила Ольга и, сильно прищурив глаза, добавила,- после всего того, что он со мною сотворил.
      - А ты попробуй его простить,- просила сестру Люба, сочувствуя молодому человеку.
      - Не знаю, может и прощу. Поживём - увидим.

       До самой ночи проговорили девчата, открывая друг другу свои души. Засыпали они на одной кровати, каждая думая о своём. «Моя сестричка, какая судьба тебя ждёт?- мысленно общалась Люба с любимой сестрой,- у тебя обязательно всё сложится хорошо, по-другому просто быть не может».

       Праздничные дни Оля проводила в комнате, почти не выходя из неё, а Люба была всё время рядом с ней, оставив сына на попечение родителей. Теперь старшая сестра изливала свою боль, во всех подробностях излагая события последнего времени. Выслушав её внимательно, Оля спросила:
       - А тебе не кажется  странным всё то, что с тобой происходило?
       - Что именно ты имеешь ввиду?
       - Да всё! Я думаю, что всех этих мужиков на тебя кто-то специально направлял. Людка тоже затащила тебя на поле  по чьей-то наводке и пыталась под этих подонков подложить. Фёдора твоего  тебе также подсунули, а если быть точнее, то не столько его, сколько его мамашу чёкнутую, чтобы прибила тебя. Подумай, кто мог желать твоей смерти?
       - На ум мне приходит только один человек - моя свекровь,- немного подумав, ответила Люба и добавила,-  несколько раз с её губ срывалось: убить тебя некому.
       - Надеюсь, ты не забыла, что она ведьма?- спросила Оля взволновавшуюся сестру и тут же успокоила её,- Ладно тебе, не переживай так сильно, ты уже дома и всё осталось позади.

          Праздничные дни незаметно пролетели и Оля снова уехала в Херсон, а с Любой вдруг стали происходить очень странные вещи, по ночам кто-то  стал  будить её во сне и она просыпалась, а когда опять погружалась в сон, её покой  нарушался снова. И вот, выйдя на кухню рано утром, Люба попыталась поделиться возникшей проблемой с самым близким для неё человеком.
       - Мама, мне страшно становится, я чувствую, что эта невидимая сила преследует меня  не к добру.
       Валентина Ивановна спешила на работу, поэтому времени для разговора у неё было в обрез. Выслушав дочь, она сделала короткое заключение, которое нагнало на Любу ещё большего ужаса:
       - Думаю, что это домовой.
       - И что ему от меня надо?- испуганно спросила Люба.
       - Да кто ж его знает? Наверное,  что-то не нравится ему. На меня, бывало, он тоже нападал. Ты уж потерпи, думаю, что  скоро он перестанет тебя пугать.

       Однако время шло, а нападки никак не прекращались, наоборот, они только ещё больше усиливались. Люба стойко терпела и держалась, как могла, но внутреннее беспокойство нарастало, постоянное недосыпание давало о себе знать, жизнь снова виделась в мрачном свете, ей срочно нужно было предпринимать какие-то меры.
       Люба была уверенна, что спасти её может только «бабка», которая лечит и снимает порчу.  Ко многим  обращалась она, но никто из них помочь ей не мог.
       - Слишком сильная порча, мне такая не под силу,- услышала Люба очередной отказ.
       - Баба Нина, но может вы хотя бы подскажете, кто мне сможет помочь,- спросила она от безысходности.
       - Не знаю я таких,  ведь дело твоё не такое уж и простое. Но ты не сдавайся - ищи, найдёшь обязательно.
       Домой Люба вернулась совершенно поникшей. Был субботний день. Она специально выбрала выходной день, чтобы отправиться на дело без сына, оставив его под присмотром своих родителей во избежание каких-либо проблем, потому что рос он непослушным и очень шкодливым ребёнком, на которого не возможно было найти никакой управы.
       Люба вошла в дом и, оставив верхнюю одежду на стоявшей в углу вешалке, прошла на кухню, на которой топилась печь, сложенная из огнеупорного кирпича, отштукатуренная и побеленная. Совершенно поникшая, она села у печи на маленькую деревянную скамеечку, не проронив ни слова.
       - Ну, что?- не выдержав, спросила её мать, шинкуя за столом капусту для засолки.
       - Опять безрезультатно, не знаю, что и делать,- ответила Люба, уткнувшись локтями в колени своих ног и поддерживая руками опущенную голову.
       - Тут одна женщина к тебе приходила, но тебя как раз дома не было,- начала Валентина Ивановна важный разговор со своей дочерью.
       - Что за женщина?- спросила Люба, продолжая сидеть в той же позе.
       - Васькина жена приходила, с которым ты когда-то дружила. Плачет, бедная и просит: передайте Любе мою просьбу, чтобы не разбивала нашу семью. Она рассказала мне, что когда он узнал о твоём вдовстве, то сразу же взбесился, дело прямо до развода доходит. Говорит: у меня от него уже двое деток  есть и ещё один от моего первого брака. Я давай успокаивать её: да вы что, перестаньте плакать, не станет Люба вашу семью разбивать, выбросьте из головы все эти мысли и живите спокойно.
       - Мамочка, да я никогда такого  не сделаю,- ответила изумлённая дочь, приподняв голову и выпрямив осанку,- мне даже жалко её стало .
       - Она ещё сказала, что первую дочь он Любой назвал, в честь тебя.
       - Ничего себе,- удивилась вслух Люба, а сама подумала: «Значит он по-настоящему любил меня и любит до сих пор, только назад возврата быть не может».

        С нетерпением ожидала Люба приезд своей сестры на выходные дни, которая не приезжала уже две недели. Почему-то ей казалось, что если они лягут спать вместе, то этот «домовой» не станет её будить и даст, наконец, возможность хоть немного выспаться.
      - Ну и дела!- сказала Ольга, выслушав встревоженную сестру,- точно тебе говорю, это твоя свекровь постаралась, её рук дело. Она же ведьма, самая настоящая!
      - Не знаю, что и думать, может  она здесь вовсе и ни при чём,- засомневалась Люба,- давай  спать ляжем  пораньше, я с ног валюсь. Днём прилечь не могу, потому что за Серёжкой глаз да глаз нужен, а ночью спать не даёт чудо-юдо.
       - Я только «за»,- поддержала Оля сестру,- в общежитии сильно не поспишь, сейчас как завалюсь и до завтрашнего обеда спать буду. Так, что давай ложиться.

       Оля  забралась на кровать и легла у стенки, а Люба расположилась вдоль свободного края. Укрывшись ватным одеялом, девчонки повернулись друг к другу лицом, чтобы перед сном ещё немного пообщаться.
       - Оля, ну, что у тебя с Эдиком, ты простила его?
       - Честно скажу, простить - простила, но видеть его больше не могу, хотя и пыталась перебороть себя,- начала ответ Оля и, тяжело вздохнув, продолжила,- на днях приглашал меня к себе на квартиру, но не одну, а вместе с моими подругами. Не хотела я идти, но девки прицепились ко мне: пошли, да пошли, просто в гости сходим. Уговорили они меня, но когда к его дому подошли, меня вдруг переклинило, чувствую, что дело керосином пахнет, какую-то ловушку мне устроить хочет. Тогда я резко разворачиваюсь и ухожу, а девчонки уходить не стали, вместе с ним они отправились к нему на квартиру. Когда же он снова явился ко мне, я попросила  оставить меня в покое, сказала, что у меня другой жених есть, за которого я буду замуж выходить.  Он, конечно же, не поверил и всё равно продолжает преследовать меня.
       Люба не знала, что сказать своей сестре, она поняла лишь одно - принятое Олей решение бесповоротно, значит, действительно, что-то пошло не так.

       Лишь спустя двадцать восемь лет Оля  вдруг узнает истинные события того дня, о которых поведает ей одна из подруг, Татьяна Перетятько.
       Эдик был серьёзно влюблён и  строил планы жениться на Ольге, но в тоже время он боялся услышать от неё отказ. Поэтому слёзно упрашивал девчонок помочь ему организовать встречу его матери и своей избранницы, чтобы  познакомить их друг с другом и  сообщить Оле о важном решении. Он знал, что одна она не придёт, поэтому и решился на маленькую хитрость. Но всё равно из этой затеи ничего не вышло, Оля ушла в самый неподходящий момент.
        Девчонкам не хотелось  парня сломить до конца, ведь их всех ждала в гости его мама и стол был уже накрыт. Когда её подруги вошли в квартиру, они остолбенели и потеряли дар речи, потому что такого изобилия богатства и роскоши они никогда не видели, только в кино, а мать его оказалась очень приятной и скромной женщиной.


       Сон быстро одолел Любой и она заснула, окрылённая надеждой отоспаться  сразу за все бессонные ночи. Как долго она уже спала, сказать было сложно, но её сновидение было чётким и ясным, хотя и совсем  коротким.
       Во сне Люба услышала голос матери, зовущий её с улицы. Она быстро вышла из комнаты в коридор и распахнула входную дверь. На крыльце у порога стояла мама и, как только она увидела дочь, стала говорить:
       - Смотри, у нас во дворе чья-то корова стоит.
       Люба смотрела на мать и не могла понять, что в ней не так. С виду вроде она, но глаза чужие, не её. Они были какими-то холодными и  стеклянными, словно кто-то натянул на себя её образ  и смотрел на Любу своими мерзкими глазами.
       - Да ты что?- спросила её Люба, удивившись, откуда могла взяться эта тварь.
       И как только она перевела взгляд в сторону водопроводной колонки, у которой действительно стояло это рогатое животное, мать взяла и изо всей силы врезала дочери кулаком между глаз, да так, что искры засверкали.
       От резкого и неожиданного удара Люба мгновенно проснулась и поняла, что ударили её вовсе не во сне. «Наверное, это Оля припечатала меня  нечаянно»,- решила Люба и стала в темноте присматриваться к сестре, разглядывая в каком положении она лежит. Но Оля лежала, отвернувшись от неё лицом к стене, и ударить никак не могла.
       У Любы всё похолодело внутри, она поняла, что на этот раз нечисть явилась к ней, скрываясь в облике её матери, но скрыть свои мерзкие глаза ей так и не удалось. Снова увидеть эти глаза Люба боялась, они навели на неё панический  ужас, поэтому уснуть она больше не смогла, остерегаясь быть опять избитой.

       - Я сквозь сон почувствовала, что через меня кто-то лохматый перелазит,- сказала Оля после того, как её до смерти перепуганная сестра закончила свой жуткий рассказ,- я попыталась открыть глаза, чтобы на него посмотреть, но этот кто-то сразу же начал гладить меня, и я тут же снова отрубилась.
       - Тебя гладит, а меня бьёт,- сказала Люба, ещё больше приходя в ужас и посильнее закутываясь в одеяло.

       День за днём Любина жизнь превращалась в настоящий ад, но она не сдавалась и продолжала поиски своего спасения. Многих целителей она прошла, но никто так и не взялся  исцелить её от этой дряни. Однако веры  Люба не теряла, продолжая поиски. Именно эта вера  помогала ей держаться на плаву и не давала сойти с ума.
       А у Оли всё только начиналось. Красивая и счастливая, она спешила на встречу своей судьбе. Какой она будет? Об этом пока никто не знал.
   
      


Рецензии