Притча о храме Преображения Господня. Глава III

Дождь сходил на нет и уже просто накрапывал, стуча по рогоже, в которую я завернулся, устроившись на дне телеги. Отец с работником тихо переговаривались. Телега старосты с привязанным бычком тряслась по расплывающейся дороге впереди. Повернувшись на бок Я стал мерно плеваться на дорогу не находя себе лучшего развлечения. Вдруг колесо телеги особо завязло в грязи, что нам пришлось остановиться. Пока отец с работником пытались вытащить телегу я отвернув рогожу вылез наружу. Впереди, по обочине крадучись тащился, выглядывая сквозь ледяную стену воды животина. Это был грязный, промокший до нитки, с кое-где свалявшейся шерстью с рваным левым ухом котище. Несмотря на весь его жалкий вид было видно, что он знал лучшие времена. Он был и сейчас достаточно крупным, с развесистыми усищами и прижимающимся к голове раненным левым ухом. Видно падение со столба не прошло для него незамеченным. Правое ухо у него по боевому торчало вверх. Кот воровато трусил по обочине пока не шмыгнул в телегу и устроился в углу.
- А, посмотрите-ка на этого нежданного гостя - ткнул я пальцем в его сторону.
-Ладно, оставь - отец с работником только, что высвободил колесо из грязи - пусть едет с нами. Не жалко. Не приблудится.
Остаток пути до трактира прошел в ничего не значащем соседстве. Когда мы достигли трактира староста рассчитался с отцом и собирался уже держать путь в свою сторону.
- Славный бычок - сказал Работник гладя бычка по переносице и обнимая за морду - славный ты.
-Да ладно пора уже - крикнул отец. - он уже не наш. Эх, изгваздался. Где это ты Миколка изгваздался - кивнул отец на отворот Миколкиной рубашки.
- Да Я чего. Я ничего...Ухти ши...Шельма.
-Бог ему судьба - заметил староста - а бычок и вправду ладный. Ну ладно, добре. Будем. -Староста свернул в свою сторону.
- Миколка запрягай- крикнул отец.
- Перекусим перед дорогой? С утра пусто - втянул и вытянул  живот работник.
- Не сдюжишь? Тогда вначале задай овса лошади. - сказал отец.
Перед крыльцом трактира стояла группа людей. Мы только теперь заметили Яшку-шельму конопатую, который вжимая голову в нервно поводившие плечи что-то отрывисто говорил стоящему в середине кружка человеку. Кому, было незаметно за головами. Только отойдя от телеги и приблизившись к группе, рвя сухостой и разгоняя воробьев бросилась в глаза подтянутая фигура в куцей косоворотке. Вырисовывшаяся ладная фигура среднего роста держала в руках картуз и меланхолично плевала вишневые косточки в сторону. На пустом, отрешенном лице вырисовывались мутно серые глаза, перебегающие по кругу от одного участника группы с ничего не означающим выражением. Только, когда Яшка-шельма конопатая вытягивал шею скалился, вжимал в плечи голову и отшучивался: - "Пригнитесь дылды".
Тут Яшка-шельма конопатая впихнул охотящегося за воробьями и мельтешащего под ногами кота в открывшуюся сходу отцом дверь трактира, признав в нем своего не состоявшегося сотоварища.
В трактире было не многолюдно. Мы сели. К нам подошла заспанная женщина в цыганской юбке, с блестящими черными волосами, волоокими карими глазами. Отец заказал холодное мясо, вареный картофель в кожуре и хлеба на троих.
- Глади-ка сама подошла - присвистнул работник.
- Ладно ешь - бросил отец.
- А что это мы тут? Потчуем - со смехом просвистел Яшка шельма-конопатая - тут они. Негромко воскрикнул он, махая рукой в сторону Сероглазого.
Сероглазый неспешно подошел. Повел плечами и сказал, чтобы сопровождающее отсели.
- А Бог-то есть на вас - тихо сказал Сероглазый выкатывая из картуза предпоследнюю вишенку и закидывая ее в рот.
Отец мотнул головой продолжая монотонно налегать на еду.
-Есть, не есть...а мы есть - подмигнул Миколка рыжей бровью.
Сероглазый оскалился и силился что-то сказать, но вдруг зашипел, обхватил горло и попытался прокашляться. Яшка-шельма конопатая засипел и запречетал, начал креститься как юродивый. Двое на соседних лавках вскочили, замахали руками и выпучили глаза. Один из них наступил коту на хвост. Тот взвылся с шипением сорвав со столба лампу, упавшую на опилки, которыми был обсыпан земляной пол. Отец не уводя взгляда от тарелки поднял свою лапу и со всей силы шлепнул Сероглазого по спине, между лопатками. Сероглазый согнувшись пополам выплюнул что-то вперед. Я из любопытства заглянул под соседнюю лавку и увидел среди сора на полу вишневую косточку. Мой нос при этом унюхал запах гари и дым, который шел от стропил поддерживающих крышу. Стропила горели, распространяя огонь на лавки.
-Горим - сказал почему-то шепотом я став дергать отца за рукав.
Только заметив мои округлившиеся глаза отец наклонился ко мне и спросил:
- Что случилось?
- Горим - завопили в глубине.
Миколка, плеснув остатки воды из кружки в огонь стремительно выгреб из трактира. Мы последовали за ним. На улице перед горящим трактиром носилась в полуприсяде причитающая женщина, которая подавала нам харчи. Ну вот крыша рухнула и она всплеснув руками началась громко бранится с работниками выводивших скарб и скот из стойла. 
- Воля ваша, если не чертово это место - негромко бросил Сероглазый - тут храму место. А чего, будет где нашему брату свечку ставить за упокой, за негаданное избавление от царских людей.
- Эт только если он -Яшка шельма конопатая кивнул на отца - свой полученный куш приложит.
- Он приложит, мы приложим, все приложат копеечку во славу Преображения - сплюнул Сероглазый. Это был не кто иной как Вытерпь. Вот как он заговорил после того, как отец спас его.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.