16. Конец Евангелическо -лютеранской церкви в Азер

  Пастор    Рейш  все чаще думает о переходе в учителя. Бывали минуты, когда он очень сожалел, что не уехал в 1933 году заграницу  или  в  Ковно,  где  у него жила  сестра. Оставалась  слабая надежда на то, что Бог защитит…
   20 июня 1937 года НКВД  начинает  очередную немецкую операцию: « всех немцев на  наших военных, полувоенных и химических заводах,  на строительствах и электростанциях, во всех областях арестовать «.  Позже этому явлению в жизни Сталина будет поставлен почти медицинский диагноз: «шпиономания» .
 23 июля 1937 года  арестовали :
    Дитцеля Христиана  Каспаровича , 1875 года рождения, немца, уроженца  села  Подстепное, Самарской губернии,  бухгалтера  Азгосконсерватории ,  отца четырех дочерей и трех сыновей,  с 1932 года председателя Церковного совета Евангелическо-Лютеранской общины г. Баку - как «деятеля по культивированию антисоветских взглядов и по сколачиванию фашистских кадров»;
    Вагнера Рудольфа Рудольфовича, 1875 г., немца, ур. г.Нарвы, бухгалтера Бакинского треста столовых при Баккомпромторге АССР , казначея Церковного Совета - « за контрреволюционную работу по заданию иностранных   разведывательных  органов»;
   Тиссена Дмитрия  Корнельевича, 1871 г., ур. колонии Хортица, хутор Тарховский, Екатеринославского уезда , немца,  архитектора Азнефтепроекта , члена Церковного совета с 1934 года- «за  ведение  контрреволюционной работы среди прихожан по заданию разведывательных органов  некоего государства, ведущего враждебную политику  по отношению к СССР»;
   Карпенко Амалию Андреевну, 1871 г., немку, ур. с. Ключи, Камышинского уезда, Саратовской области, малограмотную, замужнюю, члена общины-« за контрреволюционную работу по сбору денег среди рабочих Баку для поддержки лютеранской церковной общины и поездку в Москву для вручения центральным правительственным органам двурушнических документов с целью получения  разрешения   на дальнейшую деятельность этой антисоветской группы».
   Темникову Иду Бернгардовну, 1866 г.,ур. Кировабада, немку ,педагога немецкого языка и музыки, секретаря канцелярии церкви - « как  участницу шпионско-фашистской организации, принимавшей участие в контрреволюционных сборищах в церкви».
   Фридрихзон Марию Августовну , 1879 г., ур. г. Вальке , Лифляндской губ., немку, воспитательницу, одинокую, последнее время учительствовала  у профессора   Богачева , проповедницу, и. о. пастора лютеранской общины –«как члена шпионской  фашистской группы, действующей под прикрытием лютеранской церковной общины».
   Еще в марте арестовали члена лютеранской общины с 1933 года   Винтера Джона Христиановича, 1875 г., немца, ур.м. Керро,  Лифляндской губернии, служащего бухгалтерии Аз.отделения треста » Бакалея»-«  как  старого немецкого шпиона, агента германского консульства и негласного агента НКВД».
   20 августа 1937 года в Баку , по пути из Ростова , задержали   и арестовали пастора  Эмиля Рейша. Его обвинили в руководстве   контрреволюционной  организацией,  возглавляемой Германским консульством в Тбилиси (105).
   09 сентября был арестован пастор Евангелическо-лютеранской общины г. Баку , делопроизводитель Центрального туберкулезного диспансера г.Баку  Гамберг  Пауль  Леопольдович, 1905 г., ур. Петербурга. Отец его  немец, до революции служил в отделе царской цензуры, выслан в 1930 году, где и умер.  Мать - ? Александровна, по отцу- француженка, ур. Булье, умерла в 1934 году. Брат  - Гамб -Данталь  Георгий Леопольдович в двадцатых годах  эмигрировал в Париж. В 1925 году Пауль  поступил в Ленинградскую духовную семинарию при Евангелическо-лютеранской консистории, руководимой Епископом Мальмгреном. Получив высшее теологическое образование, работал викарием в  Крымской немецкой колонии Битен.  Вскоре женился на Ренате   и  1 ноября 1929 года общим собранием членов лютеранской общины Баку  был утвержден  в должности пастора. Вместе с тетей по отцу Амалией  и женой   снимали квартиру по ул. Полухина 71, где в 1930 году у них  родился сын Эдуард. В 1929 году участвовал в ежегодном синоде Закавказских евангелическо-лютеранских общин,  где и познакомился со многими, в том числе , с пастором Рейшем.
  Жизнь лютеранской общины с его появлением оживилась. Человек высокой культуры и духовности, образованный и очень добрый, он  стал сразу любимцем. Каждое воскресенье с 10.30 утра, а также,  в первую и третью среду каждого месяца, он проводил богослужения. За органом часто сидела его верная жена Рената. В 1929 году началась кампания по снятию колоколов. В старой хронике мы часто видели, как это делалось. Нависла угроза и над колоколом бакинской кирхи которую, по привычке,  называли  немецко-шведской .  Узнав, что германский консул в Тифлисе  помог отстоять колокол  кирхи в Тбилиси,  Церковный совет послал к нему  пастора Гамберга, но вице-консул Вильке  уже не смог помочь им . Изменилась политическая ситуация.   
    За рубежом ,  в связи » со злодеяниями против Бога и Души»,  верующие молились за Россию, что  сразу же привело к новой кампании по » ликвидации искажений партии в вопросе закрытия церквей».  В связи  с создавшейся обстановкой, многие отказывались не только работать в церкви, но даже присутствовать на богослужениях. Количество прихожан, посещающих кирху, сократилось, что привело к резкому ухудшению ее финансового положения. В 1931 году в Баку  прошло последнее общее  собрание, на котором был избран  на три года Церковный совет.
    В 1934 году, несмотря на то, что пастор постоянно носил очки, его призвали в армию в тыловое ополчение в Душанбе, где он пробыл шесть месяцев. Один из »ополченцев» подпишет свидетельские показания на него, как «на врага  Советской власти,злобно возводившего клевету на вождя партии Сталина». Кольцо  сжималось. Кроме того, здоровье было подорвано. Часто во время проповеди у него начинался  «тик» и он вынужден был прерывать богослужения.  27- летняя  жена  пастора, работавшая в то время  библиотекарем в Азнециткомбинате,  стараясь сохранить его , умолила  уйти из церкви.  В конце  1934 года  П. Гамберг обратился  с заявлением в Баксовет  о снятии его с учета служителей культа.
    Из  объяснений  члена общины Винтера от 27.04. 1937 года: »Мы  понесли большой удар – уход из церкви пастора. Мы искали нового, вели переговоры с пастором Феллером,  Рейшем из Шамхора,  Венцелем  из Нариманова ,Штерном из Москвы. Чтобы скрыть свое замешательство перед властями, мы, по совету пастора Рейша, поручили М.Фридрихзон читать молитвы и проповеди, иначе церковь закрыли бы из-за отсутствия пастора».
   В 1935 году пастор Гамберг работал переводчиком и преподавателем в Микробиологическом институте Баку, затем в 1936 году в больнице им. Семашко, а с 1 апреля в тубдиспансере. В том же году он получил новый паспорт на пять лет, где в графе национальность записал - русский. Так хотелось выжить...
   Пастора Гамберга обвинили в « сохранение немецкой церкви, как оплота германофильских настроений , сколачивании фашистского костяка и воспитании широких масс верующих лютеран в духе  пангерманизма».
   Церковный совет общины  с надеждой на  Бога  начал свой   последний и отчаянный бой.  Руководителем становится Вагнер Р.Р. Именно он » возбуждал умы верующих вокруг вопроса церковных налогов, считая, что советское правительство намеренно хочет  придушить религию». Это он был инициатором поездки Карпенко в Москву с письмом на имя  тов. Сталина  с просьбой   не разрушать церковь. А они, в свою очередь, обещали вождю  «до конца  своей  жизни молится за Вас!».
    Но главным  идеологом оставался  и.о.оберпастора Евангелическо-лютеранских общин Закавказья Эмиль Рейш,  который считал, что  «надо сохранить общину и активизировать ее деятельность. Закрытие лютеранских церквей равносильно обезглавливанию  всей той массы  немцев и верующих, которых нам удалось собрать и плотно сплотить. Это равносильно распятию…».
   6 апреля 1937 года немецко-шведская лютеранская община г. Баку заключила договор с жилищным управлением Баксовета  на аренду  здания кирхи. По поручению НКВД  была создана  ревизионная комиссия Городского райсовета  в составе Рябчикова В.В., Арютунова и Иваняна.  27 июня  1927 года она провела проверку  выполнения этого договора и установила:
   1. По  списку 1934 года в общине  числится 1288 человек. В 1935 году - 1912 , но в действительности - не более 100 человек, которые  вносят взносы и пожертвования;Отсутствует опись имущества  и  список инвентаря. При этом  в них не включена  серебреная чаша, шкаф и медная кастрюля, пожертвованная им армянской церковью. Отсутствует  народное достояние: фисгармония, отделка алтаря и анвал.
2.Общество,  в соответствие п.5. договора, обязано  проводить ремонт здания из своих средств. Но все оконные рамы пришли в негодность,  а помещение требует ремонта.
3.Церковный совет является незаконным, так как его полномочия истекли 18.04.1934 года.  Больше общих собраний не проводилось.
   Все арестованные  «признались» в том, что »популяризировали деятельность Троцкого, превозносили его и приписывали ему заслуги революции и Красной Армии. Они  радовались нарушению Локарнского договора, союзу Германии с Японией и Италией, выходу Германии из Лиги наций, успехам фашистов в Испании. Распускали слухи о том, что Ворошилов стрелял в Сталина»   и другой бред,  который придумывали следователи.   Их  считали   «  участниками шпионско-фашистской организации, действующей под прикрытием лютеранской общины».
   27 августа 1937 года Церковный совет  Еленендорфской лютеранской церкви Св.Иоанна(члены Рейтенбах Екатерина Фридриховна, Гаммер Мария Ивановна и Фоттелер Вильгельм Георгиевич) отказался от ведения дел церковной общины и обратился к Еленендорфскому сельсовету принять ключи от церкви.  03 сентября 1937 года  их  заслушали   на заседании Президиума Исполнительного комитета   сельсовета и постановили: просьбу  удовлетворить 2. образовать комиссию в  составе   председателя сельсовета Андрея Ивановича  Вирфеля(члена АКП(б) и  его секретаря Гуммеля В. , которая совместно с членами церковного совета  должна была составить опись инвентаря и имущества, находящегося в церкви.  3. после этого церковь закрыть, а ключи, временно, до принятия церковной общиной окончательного решения по данному вопросу, передать на хранение Еленендорфскому  сельсовету.
    1 Ноября 1937 года  в  2 часа 30 минут   в Баку были  расстреляны : пастор Эмиль  Рейш, пастор Пауль  Леопольдович  Гамберг, председатель ЦС Христиан Каспарович  Дитцель, казначей Рудольф  Рудольфович Вагнер ,член ЦС Дитрих Корнельевич  Тиссен ,секретарь Ида  Бернгардовна   Темникова , и.о. пастора Мария Августовна  Фридрихзон ,члены общины Амалия Андреевна Карпенко и Джон Христианович  Винтер.
 Евангелическо-лютеранские общины прекратили свое существование во всем Закавказье.
   Тайны спецархивов,   раскрытые сейчас  по прошествии стольких лет, когда, казалось бы, многое кануло в лету, потрясают  человеческим горем, болью, ужасом несправедливости  и мужеством . Вначале  знакомство со следственными делами  приводит  в шоковое состояние. С трудом,  отрешившись от эмоций и уменьшив при помощи лекарств сердечную боль, пытаюсь осмыслить: «Что же это было?»  Все можно было бы свести к дурному анекдоту, если бы  следствием  фантазий следователей и фантасмагории «разоблаченных заговоров « не становился приговор тройки к расстрелу!
         Судьба активистов лютеранской церкви лично меня потрясла. Все эти люди были порядочными, идейными и  действительно верующими . Никто  из них никого не  оболгал и не предал . Каждый из них старался взять на себя несуществующую вину и  ответственность. Я постоянно чувствовала себя участницей этого кошмара, перевоплощаясь, то  в  Иду Темникову, которая  при допросе  скажет: » Я человек старый. В жизни ничего не боюсь и смело  могу говорить правду»,  то ощущала себя пастором Гамбергом,  который, после массы  глупейших и абсурдных вопросов, типа: Вы за советскую власть или за христианство?»,  поняв бесполезность этих «дискуссий», попросил прекратить допросы и «сознался», что он является германским агентом в Баку.  Я не могу забыть удивительно грустные глаза на прекрасном  интеллигентном лице Христиана Дитцеля и полностью  разделяю   мнение его сына Роберта, который «никогда не верил, что  отец его  подлец!» Об этом он написал в прокуратуру после реабилитации отца.
   Но больше всего  я ощущала себя Рудольфом Вагнером. Это был  духовно очень  сильный человек, чем страшно раздражал  и  вызывал   лютую ненависть следователя  П.В.Хентова.  Сила этой ненависти к Вагнеру была такова, что  он мог в выходной день уйти с пляжа и мчаться в  подвалы Шаумяновского проспекта, где располагалось НКВД  Азербайджана, для того, чтобы » поколотить этого фашиста». Так он мстил  немцам за « издевательства Гитлера над евреями».      
  В конце восьмидесятых годов все уголовные дела были пересмотрены и приговоры отменены.  29 апреля 1989 года был реабилитирован  пастор Гамберг. Об этом, по нашему запросу,  сообщила Прокуратура Азербайджанской республики  23 июня 1998 года за № 12/6 .  Что же касается людоедов-следователей , то все они были осуждены в 1956 году, но   отделались «легким испугом « и  вполне возможно , что их внуков  сегодня приютила Германия.
   Для того, чтобы выжить на этой земле, людям часто приходится приспосабливаться к  режиму.  Не все это могут.  Еще при аресте в 1931 году пастор   Рейш   понимал , что угрозу для церкви, прежде всего ,  представляет  безбожие отдельных членов и  их  отпад (Abfall)  от веры. Работая со многими  следственными делами,  могу честно и искренне заявить, что таких людей  среди немцев,  было немного. Об одной из них – Шиллинг Шарлотте Георгиевне.  С 1927 года она была негласным осведомителем НКВД и, это притом,  что ее дядя И. Шиллинг был глубоко верующим человеком и состоял  членом Церковного Совета. В  1930 года  она переехала  в Анненфельд, где  возглавила колхоз им.  Клары Цеткин.  Затем  была переведена в райком  партии на культурно-массовую работу. В 1937 году  ее специально поставили председателем сельского совета для проведения «операции по закрытию церкви». Именно так называлась эта акция, проводимая по указанию  коммунистической партии, но руками советов.  Для того, чтобы вызвать к себе доверие, она  на похороны своего отца пригласила пастора Рейша.  Потом для вида   ее  «наказали в партийном порядке и  произвели театрализованный  обыск в ее  квартире«.  Когда в 1938 году  антицерковная операция была завершена, Шиллинг опять перевели на работу в райком партии. В 60-е годы она проживала  в  г. Рустави.
   В интернациональной школе часто проходили  различные доклады на политические  темы. Директор  школы Ганнефельд Вильгельм Вильгельмович  вынужден  был   заканчивать  их   призывами :» Да здравствует НКВД, зорким оком проникающий во все тайны наших врагов и умело разоблачающие их подлые замыслы!».   На митинге 28 ноября 1937 года  «Против палачей мирного населения»  звучало  :» Подлые предатели во главе с Р. Ахундовым, Эфендиевым и Газанфаром Мусабековым просчитались. Органы НКВД  вскрыли их подлые дела  и мерзкие предатели нашей дорогой социалистической родины, они понесут заслуженное наказание. Смерть предателям !»(117).
   Во все времена   людям приходилось произносить  вслух  те слова, которые не соответствовали их мыслям. Мы не имеем права их обвинять.   Это их грех и только  Бог им судья. В христианстве ,главным  является смирение и прощение , хотя,  правильнее,  в любой жизненной ситуации, говорить об общем Покаянии.
    Подвиг верующих лютеран не  был  напрасным.  Я уверенна, что благодаря их « упорной борьбе», которая приводила в недоумение даже бесчеловечных  следователей, сохранилось прекрасное здание Евангелическо-Лютеранской Церкви Спасителя. Известно, что в 1936-37 годах  были разрушены величественные христианские  храмы (Александро-Невский собор, католический костел  и др.) и мусульманские   мечети в Баку.  В Тифлисе уничтожили две каменные лютеранские церкви.
    На фоне этих преступлений   возникает  совершенно естественный вопрос : каким образом в центре города Баку, пережив две войны, сохранилось здание Евангелическо-лютеранской церкви Спасителя немецко-шведского прихода?  У нее даже не сняли колокол !   Согласно моей версии - это было распоряжение Сталина.  Слишком много  сугубо личного связывало  его с нашим городом. Даже имя себе он  ,возможно, взял  от фамилии окружного Бакинского прокурора Л.З. Сталинского. 
    Кирха была построена в 1899 году на пожертвования , в основном,  Товарищества " Бр.Нобель"  и при активном участии Эммануэля Нобель  и освящена в марте 1899 года. Известно,  что  Сосо Джугашвили  работал некоторое время на Биби-эйбатских промыслах  Товарищества . Он знал  их социал-демократические взгляды  и  не  мог не оценить , относительно благополучное положение   рабочих   на  их  предприятиях .   Его  теща ,Ольга   Аллилуева, была лютеранкой   и,  проживая в Баку ,не могла  не посещать лютеранскую церковь.  Без сомнения, самоубийство его жены Надежды было большим потрясением для Сталина. Письмо Церковного Совета,  которое Амалия  Карпенко отвезла в Москву, могло напомнить ему о каких-то сокровенных  моментах их личной жизни, связанных с этой церковью.
   По другой версии, здание передали под скульптурную мастерскую. Но факт остается фактом  -  здание кирхи  в Азербайджане сохранились. В Баку по инициативе первого секретаря ЦК КПСС Азербайджана Г.Алиева  в здании до сих пор располагается зал Камерной и Органной музыки.
   В Еленендорфе (Ханлар, Гель-гель) в 2008 году Германским обществом технического сотрудничества( GTZ) здание церкви было капитально отремонтировано и  08 февраля  состоялось его открытие,  на котором присутствовал посол Германии в Азербайджане Пер Кристофер Станкина. Там состоялся концерт прибывшего из Германии оркестра «Аверанг».
   В 2013 г. по инициативе Министерства культуры и туризма Азербайджана   была проведена основательная реконструкция здания кирхи Св.Троицы в Анненфельде (Шамкир),  где установлен электроорган.
 
   
фото- пастор Гамберг , справа жена Рената


Рецензии