17. Последние годы пребывания немцев за Кавказом

 17.   Последние   годы   пребывания немцев  за Кавказом   (1938-1941)

    В   1937 году  началось выселение кулаков и неугодных советскому режиму представителей разных народов. К концу  года  из Азербайджана  депортировали 1121 переселенцев: курдов, турков,  в октябре 1938 года - иранцев.
   Было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР об обязательном изучении  русского языка в нерусских школах. Русский язык стал рассматриваться, как универсальное средство общения. Во всех немецких школах Азербайджана остались работать 27 педагогов-немцев, среди которых в Еленендорфе: Гуммель Яков Иванович, Риб Иоганесс Христианович, Вухрер Отто, Леничек Вернер, в Ленинфельде- Штарк Альберт,  в Кировке - Тиц Леонард Павлович  и другие. Все преподаватели немецкого языка и истории  были уволены.
   В  условиях обострения международной обстановки и реальной опасности войны, национальная политика советского государства приобретала все более репрессивный характер. Тайные переговоры СССР и Германии, соглашение от 23 августа 1939 года, известное  под названием »пакт Молотова- Риббентропа», привело к тому, что СССР присоединил Прибалтику, Западную Украину, Западную Белоруссию и Бессарабию. Это привело к эмиграции  в Германию  прибалтийских немцев, а  затем   22 февраля 1940 года  - волынских . 
  30 ноября 1940 года из Москвы пришла  директива:» Среди немецкого населения  Азербайджана  под антисоветскими националистическим лозунгами  развернута работа по организации переселенческого движения в Германию». В связи с этим  перед НКВД  АзССР  ставится задача:  арестовать активистов- антисоветчиков, создающих переселенческие  настроения и ведущих работу по взбудораживанию немецкого населения. Особое внимание  уделялось бывшим членам менонитских групп, б. членам Закавказского немецкого совета и Лютеранского синода, б. членам «Конкордии», б. членам корпорации «Аллемания Кавказика» и лицам, имеющим связь с германским посольством и с заграницей в настоящее время.
   На  сентябрь  1940 г. в Азербайджане проживало: в Анненфельде ( Шамхор)- 3000 немцев, в Шамхорском районе-782, в Траубенфельде-438, в Георгфельде (Ленинфельде)-430, в Гринфельде- 416 , в Эйгенфельде-246, в Алексеевке (Кировка)- 302, в Елизаветинке(Марксовка)-181.            
   9 января 1941 года в Москву был отправлен отчет об исполнении директивы, в котором, среди прочих, сообщалось об аресте  многих немцев из Еленендорфа, Анненфельда, Акстафинского района, Баку и Гянджи (99).  Среди них был и Герлингер Рудольф Богданович.
   22 июня  1941 года  началась немецко-советская Великая Отечественная война. Немцы  оказались ненужными ни Советам, ни Гитлеру,  в  планы которого входило переселение немцев с Поволжья не в Германию, а на Кавказ. Гитлера устраивало нахождение немцев на тех территориях, которые он был намерен захватить в будущем. Азербайджан был тем сладким тортом, который он  ел   с аппетитом.      
  28 августа 1941 года  фашисты  уже были в Днепропетровске. В этот же день  появился на свет пресловутый Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья  в Казахстан ». 
  Сталинская депортация  немцев   была  не неожиданной,  и  не новой. Повторилось то ,что сделал последний царь Николай 11 во время  Первой мировой войны.  На Кавказе  операция  по депортации была начата 1 октября. Бывшие немецкие колонии - в Ханларском,  Шамхорском , Таузском и Казахском районах были окружены и взяты в кольцо с целью предотвращения попыток к бегству. Немцам дали на сборы 3 дня. В Анненфельде (Шамхоре) окружение длилось пять суток, до тех пора, пока все не были выселены из своих домов. Разрешалось брать с собой только личные вещи не более 20 кг. Тогда всем казалось, что это ненадолго. Они  убирали свои дома и дворы, запирали дома на замок, а  ключи отдавали близким  и знакомым. Великолепные пианино, предметы интерьера, мебель, выписанные ранее из Германии,  отдавали за гроши.  Выгоняли на улицы скот. Пешком, глотая слезы,  они  двинулись  на вокзал для отправки по железной дороге в Баку. Уходили с достоинством, молча,  не оглядываясь на покинутые  очаги. Целую  неделю после отъезда   выли их верные собаки, тоскливо мычали коровы в напрасном ожидании ласковых рук хозяек» (1). С 18 октября началась депортация немцев на пароходах, теплоходах и баржах из Баку до Красноводска, и далее, в Казахстан. В холодные ноябрьские дни  1941 года все было кончено.   
    Всего с  Кавказа было депортировано 192.992 лиц  немецкой национальности (114). Из 23 тысяч немцев Азербайджана (согласно переписи 1939 года),  депортировали  около 20 тыс. немцев. Остались только женщины,  которые были замужем за лицами другой национальности. Тогда их это спасло. В Еленендорфе  остались    две  немецкие семьи   - Клейн и Локк.
   Вальтер Вальтерович Локк родился в 1911 году в Еленендорфе.  Его жена  Ида Рудольфовна, 1914 года рождения вплоть до 1960 года вместе с  сыном Гарри  проживала там. Вальтер  был членом коммунистической партии и работал заведующим Коммунхозом. По  сведениям  Джафарлы, он покончил жизнь самоубийством в 1946 году (99). По другим сведениям, он  был  убит  своими немцами в  1941 году в  дни объявленной депортации.
  В своих письмах  Павел Филиппов  вспоминал добрым словом и с любовью  многих людей. Так, в  Траубенфельде  лучшим хозяйственником и самым авторитетным, порядочным   и  добрым  был  Луйтле  Генрих Иоганесович.   В селении  он поселился с  самого его образования в 1912 году   и  прожил там до высылки в 1941 году.  Благодаря его мудрости   в течение всех лет  жители  Траубенфельда  могли жить в мире и достатке . По его инициативе была построена новая школа.  Филиппов,  наряду с другими,  лично  таскал носилки с бетоном.  Луйтле  построил  (1921- 1931 ) подземный водяной  туннель с горы длиной 4,5-5 км ( кягриз) . Строили его приезжие иранцы, а руководил работами немец  инженер –нивелист. Вода, собирающаяся по каплям  из подземных родничков, выходила сильным потоком и накапливалась в специально устроенном удобном бассейне . Это была  чистейшая,  холодная и очень  вкусная питьевая вода. Жители из соседних селений (  Хатынлы,  Дюз-Джирдахан и др.),  где была грязная вода, специально приезжали на подводах с бочками за забором воды, которая употреблялась  для питья. И все это было  без оплаты,  хотя каждый житель Траубенфельда  обязан был платить за каждый квадратный  сажень одно ведро (12лит.) вина  в год. В некоторые засушливые годы, когда пересыхал Тауз-чай и гибли  посевы и  сады , на помощь приходили траубенфельдцы.
    Большую помощь при строительстве  оказывал бухгалтер  колхоза им. Совет- Штерн  Финк Готлоб Готлобович, честный, доброжелательный  и  верующий человек.  С появлением воды укрепилось хозяйство  и благосостояние  жителей. Осваивались новые заброшенные в пойме реки Кура госфондовские  неорошаемые земли. Ставились водные насосы для подкачки воды из Куры.  Закладывались на американских подвоях новые виноградники. По мнению Филиппова, «этим людям вместо репрессий надо было  поставить самый красивый памятник!». Его сестра  Ира работала секретарь- машинисткой у  члена Аз.ЦИК  Аскера    Мамед –оглы Фараджзаде.  Он   ей помог поступить в   институт народного хозяйства,  который она окончила в 1934году.
   Председателем  Таузского отделения кооператива «Конкордия» был Иосиф Ваккер, который после депортации строил Волго-Донской канал, затем был охранником в тюрьме. После случая побега осужденных, он покончил жизнь самоубийством. Председателем Траубенфельского колхоза был  Зоненберг Фритц Каспарович , которого прислали из Баку  с заданием перевоспитать немцев ,но  ему это не удалось    и   в 1940 году  он вернулся в Баку.  Филиппов тепло  вспоминал  о начальнике  района, Председателе  Таузского  райисполкома, первом депутате Верховного  Совета СССР в 1937 году  Руфате   Байрамове ,  который спас от высылки Унтерзегера,  Фридриха Цоллера  и многих других.  Секретарь   райкома  Нагиев  и начальник НКВД Николаев  не дали прибывшему из Баку  Бринкману,  «просеивать всех через свой фильтр». Азербайджанскому языку учил  учитель Ибрагим Мукбиль,  который хорошо знал и немецкий язык.
  Лагеря и трудовая армия,насильственная ассимиляция и голодное существование в условиях разжигания недоверия и ненависти ко всему немецкому народу - это был последний период массового истребления немецкого этноса.
Через 16 лет, после 1956 года, некоторым разрешили вернуться назад.  В Анненфельд возвратилось только  две семьи:  Эстерле и  Лукас (118),  в  Еленендорф –  пять. Но все они   позже    выехали в Германию.


Рецензии