5 глава. Строфы и строфика

                Иллюстрация из интернета   

            Глава из книги «ОТ ДУШИ К ДУШЕ»
     Начало на  http://proza.ru/2017/07/19/1591

                ГЛАВА  5

    Рассматриваемые понятия: строфа, астрофические стихи, моностих, александрийский и элегический дистих, терцет, терцина, ритурнель, катрен, квинтет, секстет, секстина, септима, октава, сицилиана, триолет, нона, спенсерова строфа, децима, рондо, «онегинская строфа».

                «ВНЯВ  ПЕНЬЮ  СЛАДКОЗВУЧНЫХ СТРОФ…»
                Строфы и строфика

                Тоской и рифмами томим,
                Бродя над озером моим,
                Пугаю стадо диких уток:
                Вняв пенью сладкозвучных строф,
                Они слетают с берегов.
               
                А.Пушкин  «Евгений Онегин»
   
    СТРОФА (от греч. «strophe» - поворот) –  группа строк, объединённых  рифмами, сходным ритмом, интонацией, а также – что не менее важно! – общей поэтической мыслью. Строфа в древнегреческих трагедиях  означала часть текста, певшегося хором между двумя поворотами при торжественном шествии.

  Свою характеристику строфе дал поэт А.Вознесенский в статье «Структура гармонии. Ответ критику Адольфу Урбану»: «Строфа – модель мира, гармонический кристалл». Если вдуматься в это определение, не так уж оно и странно, ведь любое поэтическое произведение – это отдельный мир, и строфа – важнейшая его составляющая, как  молекула или, действительно, кристалл.    
 
  Закономерности соединения стихов в строфы, виды строф и их историю изучает раздел науки о языке, называемый  СТРОФИКОЙ.
     Надо отметить, что некоторые поэтические произведения не делятся на строфы, в таком случае говорят, что у них  астрофическое построение.
      
                ВИДЫ СТРОФ

                Одна строфа. Но сколько смысла в ней,
                Какая власть магического слова!               
                Алла  Кобаидзе

      Мы начинаем знакомство со строфами  с самой маленькой, состоящей всего лишь из одной строки. Да-да,  есть и такие строфы, ставшие самостоятельными стихами.

    1.МОНОСТИХ  (от греч. «monos» - один и  «stichos» - стих) – это одностишие, в котором объёмное, глубокое (может быть, ироническое) содержание вписано всего в одну строку. В античности он использовался как афористическая форма поучения.

 В истории русской поэзии одностишия уже встречались у Н.Карамзина («Покойся, милый прах, до радостного утра»), у В.Брюсова («О, закрой свои бледные ноги!..»).

   В нашу эпоху хронической нехватки времени поэты тоже пробуют «вложить бездну мыслей» в одну строку. Примеров  авторского моностиха можно привести достаточно - и серьёзных, как у В.Субботина: «Окоп копаю – может быть, могилу!».

  И шутливо-иронических - их гораздо больше.
Лев Дуров (актёр, режиссёр): «Я негодяй, но вас предупреждаю!»
Михаил Мамчич: «Будили зверя, а проснулся скунс…»
Особенно плодовит современный сатирик Владимир Вишневский. Вот его грустные  перлы:
                «И вновь я не замечен с Мавзолея!..»
                «Тебя сейчас послать или по факсу?»
                «Ну, это я при жизни был весёлым…»

   С разрешения автора добавляю к примерам одностишия остроумного и талантливого Рефата Шакир-Алиева:
                - "Мечтами накормить народ не трудно"
                - "Испортить славой солнце невозможно".

А также моностихи Александра Чашева с очень современным звучанием:

          - "Мой контент в тумане светит".
          - "Мне твой емейл милее прочих".
          - "Не мог он Яндекс от Google с Mail, как мы ни бились, отличить".

  2.ДИСТИХ (от греч. «di» - дважды и  «stichos» - стих) – двустишие, содержащее  законченную мысль:
                Сорокалетье — вот рубеж извечный:
                Попутный ветер был — теперь он встречный.

      Два двустишия  шестистопного ямба с парной рифмовкой  образуют
АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ  СТИХ. Название произошло от старофранцузской обработки в XII веке писания об Александре Македонском.   В первом двустишии должна быть  женская рифма,  во втором – мужская, что не всегда поэтами соблюдается. Эту форму стиха воспел П.Вяземский, друг А.Пушкина:

                Я, признаюсь, люблю мой стих александрийский,
                Ложится хорошо в него язык российский…
 Александрийским стихом написан шедевр Пушкина «Редеет облаков летучая гряда…».

   Современные поэты тоже  используют дистихи, например ироничный Игорь Губерман:

                Увы, подковой счастья моего
                Кого-то подковали не того.

     Многие двустишия служат той же цели, что и афоризмы: заканчивая произведение, подводят итог  размышлениям  автора, как  в  замечательном верлибре  Евгения Винокурова. Не могу не привести его полностью:

Я весь умру. Всерьёз и бесповоротно.
Я умру действительно.
Я не перейду в травы, в цветы, в жучков.
От меня ничего не останется…
Я не буду участвовать
В круговороте природы.
Зачем обольщаться.
Прах, оставшийся после меня, - это не я.
Лгут все поэты! Надо быть беспощадным.
«Ничто» - вот что
Будет лежать под холмиком на Ваганькове.
Ты придёшь, опираясь на зонтик,
Ты постоишь над холмиком,
Под которым лежит «Ничто», потом вытрешь слезу…

Но мальчик, прочитавший моё стихотворение,
Взглянет на мир моими глазами.           («Моими глазами»)

     3.ТРЁХСТИШИЯ  известны в форме терцета и терцины (от итал. «terza» - третья).  Самая естественная форма объединения трёх стихов в одной строфе  - это
ТЕРЦЕТ – «тройственное созвучие». Схема рифм: ААА  БББ…

Первооткрывателем русского терцета считал себя К.Бальмонт:

                Она, как русалка, воздушна и странно бледна,
                В глазах у неё, ускользая, играет волна,
                В зелёных глазах у неё глубина – холодна.

   Более сложная строфа -  ТЕРЦИНА.  Размер – пятистопный ямб. Все трёхстишия связаны цепью переходящих рифм: первый стих  рифмуется с третьим, второй – с первым и третьим следующей строфы, а средний стих замыкающего трёхстишия рифмуется с отдельным замыкающим стихом. Схема: АБА  БВБ  ВГВ ГДГ Д. 
       Так написана «Божественная комедия» Данте, который опирался на мистическую магию чисел: он посвятил поэму божественной троичности (Богу-отцу, Богу-сыну, Святому духу), в поэме три сферы: «Ад», «Чистилище», «Рай», и в каждой сфере девять кругов…Отсюда и построение строфы.

     Метафорически ярко  характеризует терцины поэт начала ХХ века К.Фофанов:
                В созвучии тройном, как в блеске ожерелья,
                Терцина скользкая и вьётся и ползёт,
                Как горная змея из тёмного ущелья...               
                («Терцина»)
    Действительно, виртуозное  построение оригинальной рифмовки создаёт прихотливую  и в то же время  строгую композицию всего произведения. Сложная, необычная рифмовка в терцинах В.Ходасевича из книги «Путём зерна» (1918):

                Сладко после дождя тёплая пахнет ночь.
                Быстро месяц бежит в прорезях беглых туч.
                Где-то в сырой траве часто кричит дергач.
                Вот к лукавым губам губы впервые льнут:
                Вот, коснувшись тебя, руки мои дрожат…
                Минуло с той поры только шестнадцать лет.
      
    Ещё один вид трёхстиший – РИТУРНЕЛЬ, сочетание двух зарифмованных и одного холостого стиха. Восходит  к итальянской народной поэзии. Эту строфу  мы видим в стихотворении Н.Гумилёва «Сказка», посвящённом Тэффи.
 
    А вот как  оригинально звучит ритурнель В.Брюсова:
Серо
Море в тумане, и реет в нём рея ли, крест ли;
Лодка уходит, которой я ждал с такой верой!

Прежде
К счастью так  думал уплыть я. Но подняли якорь
Раньше, меня покидая…Нет места надежде!

Кровью
Хлынет закат, глянет солнце, как алое сердце:
Жить мне в пустыне – умершей любовью!

    Я отдала трёхстишиям много места, однако самая распространённая в лирике строфа - 

 4. КАТРЕН (от франц. «quatre» - четыре) -  ЧЕТВЕРОСТИШИЕ. Гибкая, симметричная, эта строфа позволяет включить в небольшой по объёму текст глубокое содержание:

                Умом Россию не понять,
                Аршином общим не измерить:
                У ней особенная стать –
                В Россию можно только верить.         (Ф.Тютчев)
            
Иногда катрен называют куплетом, но это неверно. КУПЛЕТ (от франц. «cobla» - связка) – рифмованная стихотворная строфа в эстрадной или водевильной песенке.
               
5. ПЯТИСТИШИЕ (квинтет) – строфа из пяти строк, где чаще всего рифмуются между собой  первый, третий и четвёртый стихи, а второй – с пятым  по схеме  АБААБ:

                В последний раз твой образ милый
                Дерзаю мысленно ласкать,
                Будить мечту сердечной силой
                И с негой робкой и унылой
                Твою любовь воспоминать.      (А.Пушкин)

      Если вы захотите проанализировать другие стихи, подскажу: пятистишиями написаны: «Прощание» А.Пушкина,  «Царское Село» О.Мандельштама,  «Персидские мотивы» С.Есенина, «Зима» Ф.Тютчева.

 6. ШЕСТИСТИШИЕ (секстет) любили  Ф.Тютчев («Silentium»), А.Пушкин («Зимнее утро», «Труд», «Обвал», «Песнь о вещем Олеге»), М.Лермонтов («Три пальмы», «Родина»),  использовали и другие поэты, например:

Вчера, гуляя у ручья,
Я  думала: вся жизнь моя –
Лишь шалости и шутки.
И под журчание струи
Я в косы длинные свои
Вплетала незабудки.
             (Мирра Лохвицкая «Среди цветов»)

      Особый вид шестистишия – СЕКСТИНА (от итал. «sestina» - шесть).
Большая секстина -  стихотворение из 6 строф по 6 стихов, заканчиваются они шестью «ключевыми словами», повторяющимися из строфы в строфу. Заключительное  трёхстишие должно содержать все 6 ключевых слов. Пример - стихотворение Л.А.Мея «Опять, опять звучит в душе моей унылой…».   

             Малой секстиной называют  шестистишие на две рифмы, как у Пушкина в стихотворении, посвящённом замечательному художнику, создавшему поистине ЛУЧШИЙ портрет великого поэта:

  Питомец моды легкокрылой,
  Хоть не британец, не француз,
  Ты вновь создал, волшебник милый,
  Меня, питомца чистых муз, -
  И я смеюся над могилой,
  Ушед навек от смертных уз…
                («Кипренскому»)
 
 Система тройной рифмовки  в шестистишии называется  ТЕРНАРНОЙ РИФМОЙ:

Нет, не жди ты песни страстной,
Эти звуки – бред неясный,
              Томный звук струны;
Но, полны тоскливой муки,
Навевают эти звуки
                Ласковые сны.                (А.Фет)
    
  7. СЕМИСТИШИЕ  (септима от лат. «septem» - семь) - редкая асимметричная  форма. Но и  здесь тоже есть шедевры – это  «Бородино» М.Ю.Лермонтова.
   
  В английской поэзии великий реформатор XIV века  Дж.Чосер, который   ввёл вместо силлабического стиха силлабо-тонический, с рифмами, тоже любил шестистишие.
       Чосеровскую строфу стали называть королевской, так как, подражая ему, так же писал стихи  король Яков Шотландский.
               
8. ВОСЬМИСТИШИЕ (ОКТАВА) (от лат. «octo» - восемь) -  лидер строфики  после  катрена. В октаве устойчивая рифмовка: АБАБАБВВ. Обязательно  чередование мужских и женских рифм.
 А завершающее двустишие хорошо для афоризма, недаром Аполлон Майков в 1841 году воспел  эту  строфу:

Гармонии стиха божественные тайны
Не думай разгадать по книгам мудрецов:
У брега сонных вод, один бродя, случайно,
Прислушайся душой к шептанью тростников,
Дубравы говору; их звук необычайный
Прочувствуй и пойми…В созвучии стихов
Невольно с уст твоих размерные октавы
Польются, звучные, как музыка дубравы.
    
    Октава  родилась  в итальянской поэзии эпохи Возрождения.  Пушкин  дал блестящие примеры лирических октав в «Осени»,  в «19 октября» (1825г). Чтобы по достоинству оценить своеобразие и богатство этой строфы, обратимся к  его поэме «Домик в Коломне», начинающейся с шутливого признания:
 
  Четырёхстопный ямб мне надоел:
  Им пишет всякий. Мальчикам в забаву
  Пора б его оставить. Я хотел
  Давным-давно приняться за октаву.
  А в самом деле: я бы совладел
  С тройным созвучием. Пущусь на славу!
  Ведь рифмы запросто со мной живут;
  Две придут сами, третью приведут.

      В пятой строфе поэмы есть ещё одно знаменательное признание:

Как весело стихи свои вести
Под цифрами, в порядке, строй за строем,
Не позволять им в сторону брести,
Как войску, в пух рассыпанному боем!
Тут каждый слог замечен и в чести,
Тут каждый стих глядит себе героем,
А стихотворец…с кем же равен он?
Он Тамерлан иль сам Наполеон.

   Вот как ценит поэт  стихотворца, овладевшего  поэтическим мастерством: сравнивает его с великими полководцами.

   Разновидности восьмистиший – СИЦИЛИАНА  и  ТРИОЛЕТ.
 
 СИЦИЛИАНА (итал. «siciliana» - букв. «сицилийская»)  пришла из Италии, в ней сквозная перекрёстная рифмовка: АБАБАБАБ, как в стихотворении А.Блока:

Май жестокий с белыми ночами!
Вечный стук в ворота: выходи!
Голубая дымка за плечами,
Неизвестность, гибель впереди!
Женщины с безумными очами,
С вечно смятой розой на груди! –
Пробудись! Пронзи меня мечами,
От страстей моих освободи!   (1908 г.)
        Подобная строфа и в стихотворении Ф.Тютчева  «Вечер  мглистый».

 ТРИОЛЕТ (от итал. «trio» - трое) – восьмистишие, в котором повторяются две рифмы с особой рифмовкой: АББААБАБ.  Особенность триолета в том, что первое двустишие повторяется в конце строфы, четвёртый стих тоже звучит, как первый. Таким образом, текст первой строки  встречается трижды – отсюда и название строфы.
 
   Триолет возник в средневековой итальянской и французской поэзии,  в Россию пришёл с Н.Карамзиным в XVIII веке, пережил бум «серебряного века».

Мне мил капризный триолет
С его упорным повтореньем.
Подобно женственным веленьям
Мне мил капризный триолет.
Нейдут терцины и сонет.
Душе, размётанной по звеньям, -
Мне мил капризный триолет
С его упорным повтореньем.
                (А.Курсинский  «Триолет», 1906 г.)
 Дополнительно о триолете можно прочитать в главе 6 «Жанры лирики».

   9. ДЕВЯТИСТИШИЕ  (НОНА) (от  лат. «nona» - девятая) занимает более скромное место, чем октава. Обычно она состоит из катрена и пятистишия;  возможны три терцета или октава и девятый стих – рефрен, а может появиться и дополнительная  строка перед заключительным двустишием.

  Советский поэт Владимир Пяст, назвав своё произведение  «Поэмой  в нонах», пишет:
                Но я обычным здесь не подчинюсь законам
                И дерзкие стихи расположу по нонам.

      Иногда нону называют  спенсеровой строфой  в честь английского поэта Эдмунда  Спенсера, написавшего нонами поэму «Королева фей». Спенсеровой строфой Байрон описывал  своего героя и его путешествия в «Паломничестве Чайльд-Гарольда».

     Использовал нону  М.Лермонтов:
Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня.
Дайте раз по синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне.

     Обращались к этой строфе  К.Батюшков («Песнь Гаральда Смелого»), Ф.Тютчев («Море и утёс»), И.Бродский («Декабрь  во Флоренции»).

10. ДЕСЯТИСТИШИЕ (ДЕЦИМА) (от лат. «decem» - десять): строфа  родилась в средневековой испанской поэзии, отличаясь сложной схемой рифмовки. Пример может дать нам М.Лермонтов в пронзительно горьких строках:

Гляжу на будущность с боязнью,
Гляжу на прошлое с тоской
И, как преступник перед казнью,
Ищу кругом души родной;
Придёт ли вестник избавленья
Открыть мне жизни назначенье,
Цель упований и страстей,
Поведать – что мне бог готовил,
Зачем так горько прекословил
Надеждам юности моей.

   Различают три формы десятистиший:
децима,
одическая строфа,
 «безголовый сонет».
 Необычную  и выразительную форму децимы создал И. Северянин в стихотворении, посвящённом памяти Н.Некрасова:
                Помните вечно заветы почившего,
                К свету и правде Россию будившего,
                Страстно рыдавшего,
                Тяжко страдавшего
                С гнётом в борьбе.
                Сеятель, зёрна взошли светозарные:
                Граждане, вечно тебе благодарные,
                Живы заветами,
                Солнцу обетами!
                Слава тебе!
     ОДИЧЕСКАЯ  СТРОФА  употреблялась  в торжественных одах.
Десятистишие встретим также в  стихах А.Пушкина («Бородинская годовщина»), А.Майкова («Художник»), М.Лермонтова («Наполеон»), Ф.Тютчева («Окончен пир…»).
   
     11. ОДИННАДЦАТИСТИШИЕ  встречается  ещё реже. И всё-таки мы  найдём эту строфу у А.Пушкина в известном стихотворении 1821 года: «Гречанка верная! не плачь – он пал героем!»

   Одиннадцатистишия любил М.Лермонтов, он использовал их в поэме «Сашка», в «Сказках для детей». А ещё  разработал необычную форму этой строфы в стихотворении  «Поле Бородина», она до сих пор вызывает восхищение и у поэтов, и у теоретиков стиха  и не имеет аналогов.

12. ДВЕНАДЦАТИСТИШИЕ  использовал Г.Державин  в «Одическом послании»,  В.Жуковский в балладах  и сказочных поэмах («Громобой», «Жалоба Цереры»).

   13.  ТРИНАДЦАТИСТИШИЕ   встретим в стихах классиков: у  И.Бунина («Бальдер»), М.Лермонтова («А.Г.Хомутовой»), у Ф.Тютчева в переводе поэмы И.Цейдлица «Байрон».

             РОНДО  (от франц. «rond» - круг) – особая форма тринадцатистишия, стихотворение на  две рифмы с обязательными повторами: начальные слова первого стиха затем дважды повторяются как укороченный стих после восьмого и тринадцатого, не рифмуясь и не входя в счёт строк.
     Строфа сложилась в средневековой французской лирике.   Произносите это слово правильно: с ударением на последнем слоге.
               
       Вот рондО М.Кузмина:
В начале лета, юностью одета,
Земля не ждёт весеннего привета,
Не бережёт  погожих, тёплых дней,
Но, расточительная, всё пышней,
Она цветёт, лобзанием согрета.
И ей не страшно, что далёко где-то
Конец таится радостных лучей,
И что не даром плакал соловей
В начале лета.
Не  так осенней нежности примета:
Как набожный скупец, улыбки света
Она сбирает жадно, перед ней
Не долог путь до комнатных огней,
И не найти вернейшего обета
В начале лета.

   Другое название этой строфы - РОНДЕЛЬ. Талантливые современные авторы тоже обращаются к этой вычурно-сложной форме!
      Образец вы встретите на сайте в стихах Валентины Юрьевой - 50. Спасибо автору за разрешение привести её рондель как образец современной лирики.
               Валентина Юрьева 50 
          Рондель

Живёт мой друг в плену видений
Абстрактных призрачных картин,
Где он с подругой! Не один!
Она покорна, вне сомнений,
Почти рабыня..., бродит тенью
И ждёт, что скажет Господин!

Живёт мой друг в плену видений
Абстрактных призрачных картин.
Стол полон яств и угощений,
Пьянящих, выдержанных вин!
Звонком испортил нежный "сплин"
Сосед - с долгами, с извиненьем...

Живёт мой друг в плену видений.

    14. ЧЕТЫРНАДЦАТИСТИШИЕ  известно в двух  формах:
                1) «онегинская строфа»,
                2) сонет.

        Особое место в русской поэзии занимает  оригинальная строфа, которую создал А.С.Пушкин  для романа «Евгений Онегин». Она соблюдается на протяжении всего произведения и называется «ОНЕГИНСКАЯ  СТРОФА». Состоит из 14 строк с искусной рифмовкой: в первом четверостишии перекрёстная рифмовка: АБАБ
                во втором – рифма смежная (парная): ВВГГ
                в третьем – кольцевая (опоясывающая): ДЕЕД
                заключительное  двустишие: ЖЖ

       «Онегинская строфа» отличается необычайным богатством, цельностью  и в то же время гибкостью, что дало возможность поэту свободно и выразительно передавать любые оттенки чувств,  раздумья о жизни и творчестве.

   Восхищаясь Пушкиным, учась у него, М.Лермонтов, используя эту строфу, написал поэму «Тамбовская казначейша.
  Ну, а сонет как жанр будет рассмотрен в отдельной главе.

Спасибо неравнодушным читателям! Вот дополнение Константина Ивановича Савинкина:

   "...обнаружил в словаре "От названий к именам" Введенской и Н.П.Колесникова, написано коротко: ЛЕОНИНЫ - это "стихи, рифмующиеся по полустишиям (гекзаметр и александрийский стих).  По имени изобретателя, средневекового латинского поэта Льва (Лео)" жаль, что в словаре не было примеров!
 
     Вот что сообщает Википедия:"Леонинский стих представляет собой тип стихосложения, основанный на внутренней рифме, и обычно используется в латинском стихе европейского средневековья. Изобретение таких сознательных рифм, чуждых классической латинской поэзии, традиционно приписывается апокрифическому монаху Леониусу, который предположительно является автором истории Ветхого Завета (Historia Sacra), она составлена ;;из латинских стихов, все из которых рифмуются в центре.
     Ещё пример. Особенно часто Леонинский (львиный) стих стали использовать в латинской поэзии средневековья. Пример из анонимной басни в русском переводе, который воспроизводит указанную особенность оригинала:

Были и буйволы там, и телом огромные туры,
Тут же и бык ПОДОШЁЛ, с ним же и жилистый ВОЛ.               
Барс прибежал расписной, от него не  отстали и лоси,
Мул по тому же ПУТИ не поленился ПРОЙТИ.
               
(Пер. Б. Ярхо)

             Продолжение на:  http://www.proza.ru/2017/07/23/1348


Рецензии
Удивительное дело! Такое глубокое исследования в области поэзии сделано человеком, который не является поэтом.
Верно сказано, лучшая жена шахматиста та, что не умеет играть в шахматы.

Андрей Жунин   21.03.2022 10:35     Заявить о нарушении
Учитель литературы должен знать теорию.
С улыбкой,

Элла Лякишева   21.03.2022 19:09   Заявить о нарушении
Основы теории да, но всю теорию, сильно сомневаюсь.

Андрей Жунин   21.03.2022 20:50   Заявить о нарушении
Правильно сомневаетесь, Андрей.)

Элла Лякишева   22.03.2022 08:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.