Почта времен

Эй, приятель, посмотри,
Как алый свет на поле брошен,
Как ушли от Уплисцихе,
Маков в поле стало больше".

Асатиани Ладо. Перевод А.Г. Твалтвадзе

Почта времен.

Осыпали письма двор,
Запечатанные прочно,
Словно с самых давних пор
Это всех народов почта.

С затуманенных небес,
Где они века хранились,
Болью разные на вес
В лужи на асфальт валились.

Говорил себе я вслух
Писем древних адресаты:
Это реконкисты дух,
Здесь османские утраты,

Вот тоскою по камням,
Что иные собирали,
Слово женское славян,
Плачущее на забрале.

Это паучки грузин
Вдруг осыпали пергамент,
Колхов и имеретин
Как в закат плывущих рамен.

Пшавов редких удальцов
И поэтов Хевсурети,
Самачабло мастеров,
Бледных карталинцев "свети"...

Все христовы как один,
Все в кольчугах и распятьях,
Много в Грузии грузин,
А на поле тысяч пять их.

Кто-то к битве опоздал,
Кто проспал, ведь сладко спится,
Кое-кто в сердцах сказал:
Не глупец я с шахом биться!

Стал читать я тот рассказ:
"Посмеёшься - не обидишь,
Большей скудости у нас
Вряд ли где-нибудь увидишь.

Мы стоим и ждём врагов
У Крцаниси, где печально
В поле несколько цветков,
Словно пролитых случайно.

Не цветами жизнь писать -
Отбивались как водилось,
Приходилось выживать,
Жить ещё не приходилось.

Горцы, Турция, Иран!
Сколько их! Устало сердце,
А сейчас, на подвиг зван,
Слышу клич единоверцев."

Тут слова пошли бегом,
Стали непонятны знаки,
Только стелются ковром
Поле покрывают маки.

Наклонился я опять,
Свиток золоченый поднял,
Разломил его печать,
Слов его не сразу понял,

Но услышал, отчего,
Словно конь гремит поджарый,
Поднял я с земли его,
Прочитал письмо Каджара.

"Сын мой, наш любимый друг, -
Говорил владыка персов, -
Что с тобой случилось вдруг,
Что за мыслью загорелся?

Мир отеческой земли
Всем Ираном мы хранили,
Отбивались, как могли...
Чем тебе не угодили?!

Тень от сабель берегла, -
Сабель блещущей ограды, -
Грузию - она цвела,
Братьям так мы были рады!

Северянам же плевать
На великое, святое,
Могут только торговать
И присваивать чужое.

Не оставь им, не смолчи,
Ты за жизнь людей в ответе,
Не отдай врагам ключи
Сердца лучшего на свете!"

Тут все буквы исцвели,
Словно устыдились срама,
Две недели город жгли
Золотым огнем ислама.

Поднял я другой конверт,
Строки из него пролились,
Говорил в Москве эксперт,
Что грузины провинились.

"К нам в подбрюшье привели
США - им так мечталось!
Под Америку легли.
Что под нами не лежалось?

Мы развеем их, как дым,
Гордецов единой веры,
А кого не разбомбим,
Так загоним их в пещеры".

А в Сухуми весь народ
Говорил: христовы с нами,
И в военный этот год
Вспомнят, что росли друзьями!

Выходил наш военрук,
Строгий, в кителе, в фуражке,
Молодежь толпилась вкруг,
Пробовали спирт из фляжки,

Словно листья вкруг ствола,
Закружились, разыгрались
И воронкой, как юла,
Завертелись и распались,

И осыпали мой двор,
Запечатанные прочно,
Словно с самых давних пор
Это всех народов почта.

И на этой стороне,
И на той, за Гумистою,
Грудь опустошило мне
Разлетевшейся листвою.

........................................
........................................

Он увидеть захотел
То, что он с утра услышал,
Ленточку он их надел
С вязью и из дома вышел.

Город два часа как взят,
Весь дымящаяся рана,
И болтался автомат
За спиною ветерана.

Городской универсам,
Как расколотая ваза,
И плакат (поверь глазам)
"Продаём грузинов мясо".

"Сколько за кило? - спросил.
В хохот: "Чуть подорожало!"
Очередью их свалил,
Сколько их там ни стояло.

И из ран его цветы,
Как по полю, побежали.
Писем старые листы
Вспомнили и задрожали.

............................................
............................................

Шли тяжелые бои,
Враг прорвал передовую.
Как родные там твои
Весть получат роковую!

И пехотных корпусов,
Юностью своей смешивших,
Кутаисских пацанов,
Тех, на выручку спешивших,

Налетевших, жизнь губя,
Их не помогла отвага,
Не хватило до тебя,
Может быть, четыре шага.

Хвича, тёмная свеча,
Загоравшаяся страшно,
Скинул автомат с плеча,
Охнул, закричал ужасно.

Не оставь им, не смолчи,
Помни, как мы прежде жили,
Криком ярости кричи,
Джуму твоего убили.

.......................................
.......................................

Ей сказали: "Он убит".
Посмотрела. Что такое?
Кто он? Что он говорит?
"Там...лежит на поле боя".

Джума, бурная вода,
Вдруг растраченная сила.
Ни одной слезы тогда
Мать его не проронила.

Бача, ни одной слезы.
Ликом, словно ледяная.
Принесли его часы.
Им поверила родная.

Плачь же, разомкни уста!
В страшное войди убранство!
И летела Гумиста,
В серое неслась пространство...

........................................
........................................

Уходили, кто как мог,
На машинах, морем, в горы,
Бросился людской поток
Рваный, неразумный, скорый.

Ты, разумный негодяй,
Не пасти тебе бы - блеять,
Пил, прихлебывая, чай,
Говорил: а что поделать!

Сколько их погибло там,
Сколько после их погибло!
Братьям нашим и друзьям
Там одна на всех могила.

.....................................
.....................................

Видел, люди как бегут,
Женщины детей хватают
И по ним с высоток бьют,
Плачут, что не попадают?!

И уже пошли в разгон
О добыче близкой споры,
Улицы со всех сторон
Запрудили живодеры.

Резали, палили, жгли -
Вся их вековая слава.
Первыми тогда вошли
В город воины ислама.

.........
.........


Рецензии