девушка в мокрой одежде глава 5

Глава 5

Спустя время.
Ласточка, сверкнув своими глазками в мою сторону, тоже испарилась в пространстве вместе со своей тихой мамой. Ба, наведя блеск в квартире, неожиданно подошла ко мне и обняла меня со спины. Я люблю, когда она так делает. От неё пахнет молоком и нежностью.
- Дурочка ты у меня, Светик.
- Это почему?
- Не надо так реагировать на мужчин. Чувства надо скрывать.
- Было заметно?
- Ещё как! Из тебя просто искры летели.
- А как теперь быть?
- Да никак. Пусть всё идёт своим чередом. Договорились, мой Семицветик?
Мысли просто не вмещались в моей голове. Я-то ведь забыла, кто я! И мне стало немного обидно. Чуть-чуть… И я не смогла их сдержать. Они капнули мне на коленки. Горяченькие такие.
- Ну, девочка моя… - Ба сильнее прижала меня, - ну что мне с тобой делать?
- Всё, всё, я уже перестала, - оправдалась я, моргая глазами и боясь их вытереть, чтобы не размазать тушь. Я ведь так ждала Люську, взяла да и накрасилась. К чему?
Вторую часть дня, когда ушла Ба, я пыталась трудиться. Малопродуктивно. Мысли не фокусировались, а содержимое аудиокассет звучало независимо от моих ушей.
Часов в шесть позвонил рыцарь и предупредил о позднем приходе. Я, конечно, догадалась, почему и отправилась смотреть Грегори Пека. Я всегда, когда грустно, смотрю Грегори Пека или Алексея Баталова или Анатолия Котенёва. Ну почему эти мужчины мимо меня? Какая-то высшая несправедливость! И справиться с ней мне помогают фильмы с их участием и чай с песочным печеньем.
Сегодня капитан Горацио в очередной раз вёл свой корабль по Тихому океану. А я втайне наядеялась, что у них с Вердижинией Мойо ничего не срастётся Я так и не узнала, что была на этот раз. Раздался звонок.
Моя Люська с загадкой в голосе спрашивала, чем это сейчас я занята.
- Срочно переодевайся и поправь боевой раскрас.
- Ты чего-то придумала, Ласточка?
- Увидишь!
Вот неугомонная! Делать нечего. Едва я положила в футлярчик тушь, опять звонок.
- Смотри в окно!
На месте утренней фуры стоял вчерашний Ноев ковчег. А из открытого дверного проёма смотрели улыбающиеся физиономии Люськи, Миши и … Верочки!
Звонок в дверь. И в комнату вливается запах мужского одеколона, а также Андрей. Он улыбается молча, кладёт в карман наши ключи и подхватывает меня с Кома-12 у.
- Кроссовки, - успеваю крикнуть я.
- Пардон, Светик.
Он усаживает меня на место, ловко обувает в кроссовки и завязывает шнурки. Так быстро, что я не успеваю среагировать. Я снова у него на руках и через десять секунд уже на свободе и даже в Газели на сиденье. Через минуту в салоне появился мой Ком-12 у. Я была снова полностью в сборе. И всё это под радостные возгласы моих друзей.
- У-у-у! – гудели они, когда я обнимала за шею Андрея, усаживаясь на сиденье. А он прикоснулся ко мне щекой… На мгновение… И мне это понравилось!
- Ну что вы ещё придумали? – радостно спросила я.
- Ты вчера нас удивила, сегодня – я, - ответил Миша. Он сегодня был одет также, только рубашка была малинового цвета.
- Успокойся, Светик! Миша знает, что делает, - пояснила Верочка и я почувствовала нотки заискивания.
- Люся, ты конечно всё это замутила?
- Признаюсь, мой Светик, - и, наклонившись к моему уху, - мне не понравились твои мокрые ладошки в прошлый раз.
- Ну что, все в сборе, - Андрей хлопнул дверью и мы начали разворачиваться у магазина.
- А что, у Михаила настроение улучшилось?
- А, - махнула рукой Ласточка, - семь бед – один ответ. Оторвёмся по полной, Светик!
Отрываться наша компания почему-то решила в «Бункере». Есть у нас в Петропавловске такое место, где проводит время молодёжь. Как раз видела афиши с анонсами городских рок-групп. Андрей едва нашёл место для Газели. Глаза наши блестели от любопытства и внутреннего рефлекторного повизгивания как ответ на новые впечатления.
Во внутрь мы попали с чёрного входа через длинный слабоосвещённый коридор. Причём Миша с Люськой на электротяге и далеко впереди, а меня толкал Андрей. Запретив прикасаться к колёсам руками, потому что ехать пришлось по чёрт знает чему. Молодёжь стояла и курила во всех местах и стеклянными глазами на нас не обращала внимания.
Едва мы открыли дверь, на нас обрушился ураган звуков. И чем ближе мы подъезжали к залу, тем сильнее. Разобрать слова было сложно, «музыкант» за ударной установкой усердно трудился. Посуда за стойкой бара и на столиках подпрыгивала. Человеческая толпа пыталась попасть в такт этим подпрыгиваниям, но сбивалась, потому что в дымном облаке было сложно кого-то разглядеть.  Но всё равно, здорово! Наши, как рыбы, раскрывали рты и наклонялись к уху. В общем, живая музыка это ещё то удовольствие. Верочка разместила нас за столиком у стены и пошевелила губами, глядя на Андрея. Тот куда-то исчез, но вскоре явился со всякими стаканами, наполненными чем-то любопытным. Мне подали красного цвета и вкуса малины. Сок! Я вопросительно взглянула на Андрея, он отрицательно покачал головой.
На сцену выбралась певица, и начался блюз. Классно! Андрей подмигнул мне и они с Верочкой погрузились в толпу танцпола. Сколько я не старалась их разглядеть, увы, темнота – друг молодёжи. Во время перерывов цветомузыки было лишь видно как переговариваются наши «киборги».
Миша чиркнул зажигалкой и она осветила Люську с длинной тоненькой сигаретой. Подруженька приобщалась к местной субкультуре. Появились мокрые Андрей и Верочка. Они плюхнулись на стулья. Андрей допил свой стакан и, подмигнув мне, немного отпил из моего. Он наклонился к моему уху и, молча, не сказав ни слова, чмокнул в щёчку. По мне пробежала волна непонятного ощущения радости и свободы.
- Ну туда соваться даже не вздумайте, затопчут, - он громко сказал нашим.
«Жаль», - подумала я, надеясь сунуться в толпу с Андреем.
Он взял меня за руку. Как ни странно, мне было приятно и, наклонившись, посмотрел мне прямо в глаза.
- Тебе нравится?
- Ещё бы.
- Нет, серьёзно?
- Ну, конечно, Андрюша.
Он долго смотрел на меня. Я даже смутилась, подумав, что, наверное, зря назвала его Андрюшей. Он вздохнул и исчез в темноте.
Певица на сцене начала новую композицию. Слов разобрать было невозможно из-за усердного ударника. Но я думаю так было задумано, потому что все были довольны: и те, что на сцене, и те, что в зале.
- Ты мне что-то обещала, - пододвинулась ко мне Верочка.
- Я что-то забыла. Что именно? – улыбнулась я.
- Ты, Светик, сильно повзрослела за эти дни.
- Это плохо?
- Это опасно.
- Чем?
- Разочарованием.
Вы понимаете, Верочка то была не глупая пустышка и мне её даже стало жалко. Как она старалась не уронить себя. Я погладила её по руке.
- Успокойся, Верунчик, никто ничего не узнает.
- Я думала, что ты всё удалила. Ты же знаешь, я сейчас сильно рискую.
Я, конечно, знала, что не знала, о чём идёт разговор, но упрямо мотнула головой.
- Обещаешь?
Убей меня, но я не знала, о чём идёт речь! Но пообещала! Если бы я знала, как эта сиделка потом мне отомстит за это, я бы, конечно, так головой не мотала. Но тогда мне было беззаботно и весело.
Вернулся Андрей с новой порцией сока и малюсенькими пирожными. Мы принялись угощаться и тут упала со стола его зажигалка сперва мне на колени, потом дальше под Комку. Андрей наклонился её поднять, от него пахнуло силой и мужским одеколоном. Он задел мою коленку лбом и, возвращаясь обратно, я необъяснимо для себя первый раз поцеловала мужчину. В щёку! Сухими губами! Наверное, от любопытства! Он долго смотрел на меня, пуская длинные кольца. В общем, в меня вселился кто-то капризный и противоречивый. Я не испытывала стеснения как раньше, а наоборот, желала чего-нибудь учудить. Коварная Верочка, улыбаясь, поглядывала на нас. Наивная.
Она снова утащила Андрея на танцпол. А я была спокойна. Последний взгляд перед исчезновением в толпе был обращён ко мне. Люська тоже заметила это событие и тут же зажужжала на ухо:
- Ну ты, Светик, даёшь! Где научилась?
- Время пришло, само получается.
- Ты, Светик, сбрендила! Где они, а где мы с тобой.
- Мы что, не люди что ли?
- Смотри сама, но это до добра не доведёт.
- А вы с Мишей?
- У нас всё по-другому. У нас духовная близость.
- Ну ты же прагматик по жизни! Ой, темнишь!
- Поживём - увидим, - как-то сникла моя Ласточка.
А меня несло. Андрей, вернувшись и усаживаясь за стол, незаметно сжал мою ладонь сверху. А я специально не пила сок и пододвинула ему свой полный стакан.
Мне так хотелось, чтобы он его хотя бы попробовал. Андрей затянулся сигаретой и начал пить. Но тут к нам подошёл бармен, что-то шепнул Андрею и кивнул в сторону зала. Мы все уставились на него.
- Атас! Валим по-быстрому!
Встретившись со мной взглядом, он пояснил.
- Мишин мамик с бойфрендом.
Наша компания начала бегство. Мне было вновь приказано к колёсам не прикасаться. В длинном коридоре, отстав от жужжащих моторами, Андрей вдруг остановил меня, крепко и долго поцеловал в губы. Я чуть не умерла… Боялась дышать носом. Глаза его просто блестели в темноте. Он молча приподнялся и снова покатил меня по коридору.
- Ну где вы там? – капризно замахала рука Верочка. Видимо, встречаться с соперницей не входило в её программу.
Нас по-быстрому загрузили в салон. Андрей бросился заводить «Ковчег», а Верочка сунула мне влажную салфетку.
- На, вытри губы. По-моему, размазала. Да не горюй ты так! Когда я первый раз целовалась, тоже размазывала. Научишься со временем. Учитель хороший.
Учитель в это время нас не слышал. Он ювелирно объезжал припаркованные в беспорядке иномарки. Внутри меня всё безумствовало, я даже не заметила, как мы доехали до подъезда.
Верочка увязалась с нами и катила Ком-12 у. Я обнимала за шею Андрея и чувствовала его сильные руки. Он посмотрел на меня и мигнул в сторону Верочки. Я поняла, он жалеет, чтоб она пошла следом.
- Ничего, ничего, - вдруг сказала сиделка, - от греха подальше.
Мы оба смутились. Но свободной рукой в замочную скважину всё-таки попали. Весь фокус был в том, что рыцаря-то дома не оказалось. А часы показывали час ночи…


Рецензии