Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 25

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/08/01/659

Когда я спустя много времени рассказал эту историю Штефену Роберту, то любитель местных мифов сразу воскликнул:
- Так вот оно где. «Озеро Души»! Я и не думал, что оно в Соловье. Слушай легенду…
У каждой души есть своя мелодия, рассказывал Роберт, сидя в гостиной нашего нового дома в Соловье. С годами мелодия души меняется и, чтобы не стареть, нужно постоянно слушать и вспоминать мелодии своей юности. Если ты их забыл – старость неизбежна. У Кулэге за долгие годы его жизни не получалось сохранять мелодию. Поэтому высоко в горах в неприступном месте он нашел способ это сделать. Там была особая пещера, которая хранила мелодию его души, и время от времени он посещал ее. Мелодия  хранилась в большом подземном озере, которое однажды нашло выход наружу и упало с высоты дымящимся от брызг водопадом. Но все осталось по-прежнему долгие-долгие годы.
Однажды Кулэге навестил свою пещеру и с удивлением обнаружил, что в его мелодию плетены новые нити. Огорченный, он вышел на площадку перед лазом в пещеру и далеко внизу на берегу разглядел маленькие фигурки. Когда он спустился вниз, то увидел пятерых человек в лохмотьях, связанных друг с другом веревкой. Они стояли на берегу на коленях. В руках они держали свои искалеченные, смятые, с обрывками струн музыкальные инструменты и молча играли, высоко подняв свои головы с невидящими выколотыми глазами…Они умирали от голода, это была их последняя песня, которую несчастные могли оставить миру. Кулэге похоронил всех там же на берегу, поставив над каждым высокий валун… Вскоре и сам он ушел из здешних мест, а песня осталась, ее пела гора каждому, кто приходил ее слушать…
- Вот такая легенда, - закончил Роберт.
А тогда мы ничего этого не знали. Но когда мы уходили, то в блеске озера мне почудилась улыбка.
Сюрприз нас ожидал дальше. Мы свернули в сторону бывшего муляжа щебнедробилки. Пит время от времени гавкал, подавая нам направление – между большими камнями пробираться приходилось зигзагом. Побывать на месте муляжа было интересно всем, но глаза у Влады стали совсем круглыми, когда рядом с Питом она заметила большого рыжего кота. Он был занят умыванием и не обратил на нас никакого внимания.
- Могу представить – кот Леонардо да Винчи, - крайне довольным тоном произнес Володя. – Он же – носитель сохраненного разума Бруно Сонне. И спаситель нашего Ростислава Петровича.
Пусь степенно подошел к коту, сел перед ним и протянул ему лапу. Мы замерли. Такого я еще не припомню. Кот кончил умываться, довольно мурлыкнул и, грациозно подойдя к цвергу, потерся об его шею. Затем он направился к нам. Обойдя всех по очереди в сопровождении Пуся, который явно ревниво следил за всем кошачьими вежливостями, но не вмешивался, кот вдруг припал к земле и положил голову на передние лапы перед Владой, словно прося его погладить. Та присела перед ним и положила на его голову свою руку. Я хотел было сказать, чтобы она была осторожнее, как Влада воскликнула:
- У него – мыслеречь! Он просит срочно отвести его к Ростиславу Петровичу!
Я отошел к Володе, который упаковывал свои вьюки, и стал ему помогать.
- Как тебе это удалось?
- Тут оказалась биомасса или ее раствор, - кивнул друг в сторону продолговатой лужи. – Положение безвыходное, рискнул сунуть в ее обгорелого кота, сразу увидел признаки регенерации.  Пока лаборатория работала, он в луже и лежал. Вылез сам. Помнишь руку Ростислава Петровича? Похоже, что там без этой «водички» тоже не обошлось. Ему ее сгенерировали и срастили. Пока про эту лужу молчим, только Ростиславу шепнем. Иначе исследовать нечего будет – мигом желающие растащат. Я отвезу кота в Загорный, а ты тут поговори с нашими, чтобы без утечек. Саше Ивину намекни, пусть прилетает, обсудим. Это инструмент медицины завтрашнего дня, просто чудо какое-то…
По просьбе Володи я вызвал служебный коптер СБ. Пока машина летела до нас, мы вышли к насыпи. Коптер опустился прямо на железнодорожное полотно. Из Загорного Володя намеревался попасть в свою лабораторию, запустить новые анализы проб  и привезти оттуда сборный ангар, который хотел поставить над лужей.
- Два ангара вези, - посоветовал я. – Там недалеко от нашего дома за лесом еще башня со стеной была. Новый дом рядом поставим, и будет у тебя собственная домовая лужа.
Мы закинули вьюки в багажник, Пит и Чара запрыгнули на заднее сиденье, а кот никак не хотел расставаться с Владой. Тут ей пришла в голову светлая мысль.
- Ты присядь и поговори с ним, как я, - предложила она Володе.
Тот так и сделал. Через некоторое время кот сам запрыгнул на переднее сиденье, а Володя восхищенно помотал головой:
- Никогда не думал, что буду предлагать совместную работу самому Бруно Сонне… Ну, полетели, ваше кошачество!
Мы проводили их и пошли к вокзалу, крыша которого уже виднелась из-за насыпи.
- Как ты думаешь, почему для первого контакта кот Леонардо выбрал именно меня? – спросила Влада, идя сбоку от Дебби и придерживая опять залезшего на тигрицу Пуся.
- Наверное, он увидел в тебе укротительницу тигров и что-то родственное, - беззаботно ответил я. – Кот кота видит издалека.
Вокзал мы прошли под негодующие возгласы старого знакомого – станционного кота, который откуда-то вылез, но предусмотрительно решил возмущаться с недоступной, по его мнению, высоты крыши над старым расписанием поездов. Пусь презрительно посмотрел на него и, когда Дебби замедлила ход, то тронул ее лапой, словно призывая идти дальше и не связываться с дурнем.  Тигрята вообще не обратили на крикуна никакого внимания.
На пороге дома нас застал вызов Ханни.
За ее спиной я видел лес, плывущие по небу облака, симпатичный домик, утопающий в зелени. Сама Ханни сидела на открытой веранде в пластиковом шезлонге. И это – Луна?!
Ханни заметила мой интерес и пояснила:
- Нас переселили ближе к собакисам и детскому сектору. Это у них вроде резервной учебной комнаты было. Вот и устроили нам тут рай с Михом. Олег Дегов тоже к нам подселился – палатку себе поставил. Вчера пришел спать, а вместо него там наше щенячество в полном составе дрыхнет и уходить не хочет, - рассмеялась она. – Так и спал до утра с ними. Слушай, я вот по какому поводу…
Ханни рассказала, что проходка штольни идет раза в полтора быстрее намеченного. Уже сегодня вечером ожидается выход в штрек с ханнеритом.  Но, по мере приближения к нему проходческого робота, приборы, установленные еще Томасом на Мемориале, фиксируют рост непонятной активности. Несколько раз они ловили голоса родителей Влады, один раз был текст на старом языке, его записали и отослали для перевода. Днем к Мемориалу ездил Дегов, он сказал, что ханнерит… исчезает.
- Законы сохранения в нашем мире никто не отменял, - возразил я.
- Извини, неточно выразилась. Он стал увеличивать свою плотность, уменьшаясь в объеме. Как усыхает. Вот, посмотри, мой кулон – теперь болтается в оправке, а раньше сидел плотно.
- Давно заметила?
- Сегодня, после рассказа Олега. Взяла по привычке в руку, а камень слегка шатается.
- Близнецы знают?
- Конечно. Мы уже все тут обсудили. Мы предлагаем изменить план исследований. Как себя чувствует Ростислав Петрович?
- Он уже в Загорном с группой специалистов, - ответил я. – Мы оттуда изгнаны на трехдневный отдых. Только что вернулись из похода к водопаду.
- А Вебсик?
- Вебсик остался в нашем доме на горе. Прислал свои пожелания по новым домам оттуда. Он тебе нужен?
- Нам все нужны. Ты можешь организовать общую конференцию?
- Я могу, - вмешалась в наш разговор Влада. – Ханни, не обращай на Юру внимания – он перегрелся на солнышке. – С этими словами она забрала у меня коммуникатор и еще полчаса они что-то обсуждали. 
А мы с Пусем устроились в большом кресле в гостиной, развернув его к подступившему со всем сторон лесу, и затихли. Мы даже не заметили, как Влада подошла и положила рядом коммуникатор. Мы крепко спали.

Продолжение http://www.proza.ru/2017/08/07/418

Книга издана. Ссылка на сайт внизу страницы


Рецензии