девушка в мокрой одежде глава 6

Глава 6

Коварная Верочка стояла в дверях до тех пор, пока Андрей не усадил меня на Ком-12у. Он крепко пожал мои пальцы и, не оглянувшись, растворился на лестничной клетке. В окно я увидела, что они бурно размахивают руками, идя к «ковчегу».
Вот это вечер! Я просто была подхвачена обстоятельствами и не успевала реагировать! Мысли мои были взлохмачены, и я решила для начала причесать их, а заодно свои красивые волосы. Любушка с портрета смотрела на меня вопросительно. Мне пришлось пожать плечами на этот вопрос. Я подумала, что мне понравился поцелуй в коридоре «Бункера», но это спутало все мои представления. Представляла я всё такое в цветах, красивом платье, мы идём, взявшись за руки, и разговариваем. Или нет… Идёт дождь, Андрей взял меня на руки и переносит через лужу. Он такой сильный и тогда… и тогда я вижу, как в луже мокнет мой Ком-12у. Что это я, блин… Ну а как тогда? В этих размышлениях я куда-то провалилась.
Утро. На кухне кто-то роняет крышку на пол.
- Па! Ты уже проснулся?
Мой беременный «рыцарь» во всей красе. Треники и майка прежние, а лицо сильно изменилось. Он пытается улыбнуться опухшими губами и подмигнуть лиловым глазом. Красавец!
- Что это такое?
- А, ерунда, это даже украшает мужчину.
- Ну-ка, подожди. Ближе! – сержусь я.
Рыцарь останавливает свой бег. Я поражена.
- Светик, ты подожди с ванной. Я хочу уйти пораньше.
- Чтобы Ба не видела?
- Ну ты же знаешь, доча, она неправильно поймёт.
- А как правильно?
- Благородный поступок.
- Ты хочешь сказать, что у меня будет новая мама?
- Ну не утрируй. Я ничего не решил.
- А я думаю, там всё на мази.
- Где?
- Ну не знаю, где вот это, - я кивнула на его лицо, - но на сайте вы выглядите, как голубки.
Папа вздохнул и сразу потерял лоск.
- Ты уже знаешь?
- Более того, я знаю, кто она по профессии.
- Ну да, да, у неё не очень порядочная профессия… Ну и что? Зато она человек хороший и несчастный.
- Что-то не заметила особых страданий, на фотографии она очень довольная.
- Ну как ты можешь так говорить?
- Па, ты с ума сошёл! После мамы и такое?
- Мама! А что мама? Мама – светлая женщина, это совсем другое.
- Ну если другое, тогда объясни.
- Позже, доча, позже. Сегодня вечером. Я уже опаздываю.
И рыцарь щёлкает внутренней щеколдой ванны. Я прикатываюсь в кухню и разжигаю газ для чайника.
На полу крышка сковороды. Оказывается, мой «рыцарь» втихаря давился холодными котлетами. Браво! Сильное чувство на лицо, то есть на лице!
Через десять минут элегантный мужчина, так и не доевший холодную котлету, в чёрных очках и в старых туфлях выходит из нашей квартиры. Новые стоят в углу, у правого оторвана подошва. Впечатляет!
Так захотелось под фен! И я решила сегодня помыть голову. Слава Богу, хоть душ прежний.
Разрывается телефон.
- Ну как ты там?
- Нормально, - вздыхаю я и выключаю фен.
- Не может быть такого. Вы ведь с Андреем целовались?
- Ты-то откуда знаешь?
- Вчера сиделка так на него орала в Газели.
- Они что, любовники? Фу, какая гадость!
- Дурочка. Андрей – кремень. Верочка из-за него бесится. Она ему назло и с папиком Мишиным замутила!
- А он, значит, ей в отместку со мной? Ты понимаешь, что говоришь?
- Светик-семицветик, успокойся. Ему Верочка по барабану, ну, то есть, полный зеро.
- Серьёзно?
- Серьёзней не бывает. Он вообще какой-то странный.
- Час от  часу не легче!
- Не в том смысле. Он нормальный, просто ты с ним поговори сама, поймёшь!
- У тебя всё?
- А что?
- Тогда привет! – Я отключила Люську, а чтобы не отвлекала, и сам телефон.
В замочной скважине захрустели ключи. Ба, как всегда, с сумками и вздохами. Моя Ба также надёжна, как смена времён года. Столько на неё и мою Любушку свалила забот со своей болезнью, что диву даюсь, как они выдерживают мои бесконечные лечебные курсы, а главное, реабилитации были ещё теми «эксклюзивными забавами». Они-то и приучили меня думать «наперёд», а не по факту «жареного петуха».
- Светик, почему вы не ужинали, да и не завтракали? И кто это грыз холодные котлеты? Нет! Вы окончательно разбаловались.
- Всё меняется, Ба.
- Такие перемены приводят к гастритам.
- С чем его едят? – вкатываюсь я на кухню.
- С гасталом и глотанием шланга.
Я удивлена осведомлённостью моей Ба, и мне приятна беспредметная болтовня.
Ба греет котлетки на водной бане и, потрогав мой лоб, качает головой.
- Не спала всю ночь?
- С чего ты взяла?
- Глаза красные. А этого деятеля всю ночь не было?
- Откуда ты взяла?
- Ботинки его видела.
- Хорошо, что его самого не видела, - проговариваюсь я и не жалею. Всё равно Ба всё узнает и без моей конспирации.
Она впервые «рыцаря» назвала «деятелем», и это означает, что она сердита серьёзно.
- Вот что, детка моя, - она гладит меня по волосам. - Я ждала, когда это случится.
- Что именно?
- Когда твоему папе ударит в голову жёлтая вода. Ну ты у нас уже взрослая и должна понять, что это жизнь.
- Ты всё знаешь?
- Конечно, и, наверное, первая я заметила, как он преобразился – новые рубашки, костюм и теперь вот это…
 Она вышла и вернулась с ботинком.
- Дела серьёзные. Когда он начинал с моей дочерью, ему тоже хотели переломать ноги.
- Интересное дельце. Ну-ка поподробней с этого места, - меня просто поразили такие подвиги моего «степенного рыцаря». - Что-то слишком многое мне открывается с новой стороны.
- Господи, да с какой новой стороны? Это просто у твоей мамы снесло голову от этого спортсмена. Он и отбил её у жениха. Даже не так… Это ему там что-то отбили, а мама пожалела его, болезного.
- А папа был спортсменом?
- Да, на лыжах бегал. Бегун! – и Ба с настроением поставила чашку с котлетами на стол.
- Давай-ка мы с тобой позавтракаем по-человечески.
Весь день я трудилась у компьютера, набирая тексты. И только к вечеру, уничтожив небольшой затор задолженности за эти дни, отправив всё по адресатам, я взглянула на мир другим взглядом. Перед носом всё плыло и кружилось. Я срочно покатилась в свою комнату искать спасение. И оно пришло в виде огромного коня из моего детства. Он заглядывал мне в глаза, глубоко вздыхал, обдавая теплом своего сильного тела, и стыдливо закрывал правый глаз, когда я гладила его по щеке. А я была в мокрой одежде и не могла к нему прижаться, потому что всё время раздавался звон колокольчика. Я проснулась. Это звонил стационарный телефон.
Перебраться обратно на Ком-12у было долгим делом. Особенно когда наступали времена нейроларистаза, таких маленьких красненьких таблеточек, употребление  которых вызывало внутреннее содрогание. После них со сна надо сосредотачиваться с полчаса. Поэтому по утрам «рыцарь» лихо меня загружал, а уж дальше, как мне вздумается. Сейчас вздумалось, но лишь через минут пять я подняла трубку.
- Ты где? – огорошила меня подружка.
- Ты с ума съехала?
- Открывай, мы у двери, - и тут же два звонка дверного сигнала.
Едва я щёлкнула замком, на меня обвалилось двойное жужжание электромоторов, содержимое колясок тоже двойное, щебетание неутомимой Верочки и молчание Андрея. Мы, само собой, встретились взглядами. Это было нечто…
- Ты многое потеряла, подружка, - взахлёб рассказывала моя Ласточка и весело смеялась.
- В чём?
- Сейчас Мишин папа отбивался от Мишиной мамы! Ты не обижаешься, Михаил? – она взглянула на притихшего и вяло улыбающегося юношу.
Мне даже стало его жаль в таком виде. Мне, наверное, можно было его жалеть. Мои-то родители не становились каждый день посмешищем всего города. Но я запихнула это гаденькое чувство подальше, просто погладила его по руке и ободряюще мигнула обоими глазами.
- Да, ладно, проехали, - вздохнул Михаил, это их дело. – Мы пришли попросить у тебя прибежища.
Вот это да! Ещё никто у меня не просил помощи!
- Да, пожалуйста!
- Вот и славно, я же говорила, Светик не подведёт, - и Ласточка деловито двинулась в гостиную.
- Я-то только до вечера, - деловая Верочка упорхнула в комнату вслед двум жужжащим сущностям.
- А я, пока шеф не вызовет, - Андрей положил свою руку мне на плечо и, приложив большой палец к губам, дал понять, что наша тайна должна быть сохранена. Я, погладив его по руке, двинула Ком-12у в гостиную.
- Может, вас покормить? – первое, что пришло мне в голову.
 - Нет, мы есть не будем, сохраним себя до вечера.
- А вечером что?
- Вечером поедем в «Туркестан».
«Туркестан» – это была новая Мекка петропавловских нуворишей. Там было дорого и пикантно, вплоть до танцев живота, зрелище в наших местах эксклюзивное!
- Будем падать всё дальше? – спросила я.
- Почему падать? Будем приобщаться, - радовалась жизни Люся.
- Ну, я понимаю Верочку, ей это, может, в утешение. Но мы с тобой-то?
- Нам, как бесценный опыт. К тому же, если так хотят родители, дети должны подчиняться.
- Какие родители?
- Верочка – будущая мама Михаила, и она не против!
- Да она шутит, - вмешался Михаил, - просто отец психанул после сегодняшнего скандала и позвал нас всех в ресторан.
- Но почему туда? – сомневалась я в правильности нашего выбора. - Могу представить, что будет, если нас найдёт твоя мама.
- В том-то и дело, что не найдёт, - он подмигнул в сторону Ласточки.
Та в этот момент в две руки играла  увертюру на  клавишах компьютера, и двум его ядрам приходилось хорошенько поднапрячься…


Рецензии
Здравствуйте, Владимир! Вернулась к прочтению Вашего романа. Пришлось начинать всё сначала. Интересно. И как живут и как мыслят. И проблемы - как у всех. Очень живой язык от автора - девушки, которая должна мыслить на несколько шагов вперед, чтобы успеть! Поймала себя на мысли, что многое из переживаемого Светланой - пережито каждой девчонкой, но у вас всё ярче, откровеннее и доверчивее. И опять тревога за её судьбу. Но, не будем заглядывать вперёд. Творческого настроения! Удачи Вашим Героям!

Татьяна Кравченко 3   20.09.2017 06:01     Заявить о нарушении
Спасибо Татьяна! Ваше появление на моей странице ,как бальзам. Очень рад,вдумчивому прочтению....и если можно критике. С уважением и пожеланием творческого удовольствия.Владимир.

Апарин Владимир   20.09.2017 15:12   Заявить о нарушении