Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 26

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/08/04/976

Опыта работы во Внеземелье никто из близнецов не имел. По сути дела, это была их первая серьезная командировка. Гипнотреннинги, конечно, вещь замечательная, как и что делать – вроде знаешь, но опыта не заменит.
Ион осмотрел поле работ. Ящики уже почти все вытащили. Около оставшихся контейнеров со сканерами в руках ходили Вика и Ника, составлявшие предварительную опись грузов. Странно, все очень напоминало банальный квартирный переезд. По объемам мебели и книг, конечно, выходило не типично. Девушки насчитали четыре контейнера только с книгами!  Лунный погрузчик их еле выволок.
- Ион, - раздался по громкой связи голос Леля. – Поднимись ко мне в Лунопорт!
Ион связался с ним по персональному каналу.
- Что случилось, Иржи? – спросил он. – Мне же подниматься полчаса как минимум.
- Тут с Земли сообщили, что через шесть часов прибывает шаттл с четырьмя клонами. Ты в курсе? – отозвался Лель.
- Поднимаюсь, - кратко ответил Ион и махнул рукой девушкам.
- Закругляемся тут, - тихо сказал он. – Начинается следующий этап.
Через некоторое время Мих и Ханни получили сообщение, что все близнецы срочно вылетели на Землю. Как раз в это время робот-проходчик пробил стену штрека, ведущего к ханнериту.  После окончательной минерализации и затвердевания стен проделанного тоннеля можно было возвращать машину назад. Ханни еще раз прочитала сообщение на коммуникаторе и повернулась к Миху.
- Мих, с чего вдруг они все бросили и понеслись обратно на Землю?
Михаил пожал плечами – не знаю, мол. Вахту они несли вдвоем. Дегова опять забрали на диагностику медики. Олег уже звонил и предлагал приехать с оказией – Оле Лук и Виктор Панов доставляли к Мемориалу шлюз тоннеля. Но какой смысл приезжать за четыре часа до окончания вахты? Никакого.
В носовой части жилого модуля было «рабочее» помещение, оборудованное тремя экранами, консолями и креслами. Мих с интересом рассматривал открывшуюся перед ним картинку штрека льдодобывающей шахты. У них в Загорном в горах были штреки, но там они не сверкали тысячами радуг. Тут же луч прожектора вызывал буйство красок. В плане штрек имел форму правильной трапеции, его стены и потолок страховали ребра креплений. На гладком полу виднелись металлические полосы монорельсов. Мих знал, что на время их исследований все другие работы в штреке были прекращены.
На вопрос девушки он ответить не успел. Завыла сирена тревоги.
- Сейсмическая активность! – возникло на всех трех экранах. Последовала довольно ощутимая серия толчков. Длилось лунотрясение более десяти минут. В результате робот-проходчик оказался намертво заклинен в последней, еще не совсем твердой секции проделанного им прохода. Все попытки Ханни выдернуть машину ни к чему не привели.
- Добурились, - пробормотал Мих, лихорадочно соображая, что делать дальше. 
Их уже вызывал Лунопорт.
- Экипаж цел и невредим, - сказал Мих озабоченному Лелю. – Пострадал только робот. Его заклинило. Сдвинуть не удалось. Разбирать на части – недели две, не меньше.
- Эпицентр находился в районе вашего ханнерита, - сообщил Лель. -  Штрек перекрыт обвалом.
Олег Дегов все-таки приехал. Шлюз уже не повезли, прислали пассажирский транспортер. На обратном пути они сидели в салоне, предоставив Виктору одному вести машину.  Все понимали, что их миссия завершалась, толком не начавшись.
- Витя! – вдруг крикнул Олег в сторону водительского отсека. – Притормози!
Мих вопросительно посмотрел на него.
- Мысль одна пришла, надо проверить, - пояснил Олег. – Если ханнерит – след удара анамезона, то направленный удар с поверхности, вероятно, прожег путь, по которому роботы смогут подобраться достаточно близко. Проверим?
Кашин предупредил Лунопорт о задержке и коротко объяснил ее причину. Они повернули обратно, но пробраться через завалы и разрушения на транспортере не смогли, а выпускать за борт Дегова Михаил категорически отказался.
- Ты слишком ценный сотрудник, - пояснил он Олегу. – Не обессудь.
- Ну, хоть роботов пошли, - попросил Олег.
- Откуда они у меня?
- Два робота в проходчике есть, - оживилась Ханни. – Их можно выпустить в штрек, но для этого надо снова перейти в жилой модуль. Мих, ну, пожалуйста, будь хорошим!..
Мих понял, что спорить с ними бесполезно, и кивнул головой. Делали все очень слаженно, и вскоре Ханни выпустила пару роботов-многоножек, которая деловито поползла в глубину штрека к ханнериту. Мих переключил свой экран на поступающую от «многоножек» телеметрию.   
- Ханнерит начнется километра через два, - сообщила Ханни.
Олег достал «Паравижн» и задумчиво вертел прибор в руке.
- Ханни, - спросил он, - у роботов есть канал ментального управления?
Девушка отрицательно покачала головой. Олег огорченно вздохнул. 
- Завал! – объявила через некоторое время Ханни, внимательно рассматривая картинку на экране. – Похоже, дальше пути нет. В завале много породы, видимо тут был край жилы…
Дегов помнил, что подобные ледяные жилы на Луне – большая редкость. Лед на ней находили чаще всего в холодных кратерах, особенно вблизи Лунного северного полюса. Его могли оставлять кометы – их ядра состоят из чистого льда. Впрочем, тонкий, исчезающий на Солнце, слой воды присутствовал на всей поверхности – его называли лунным инеем.  В районе «Луны-10» селенологи нашли лед на дне глубоких пещер, а потом выяснили, что тут залегает достаточно мощный для разработки ледяной пласт. Появилась возможность обеспечить водой половину лунных поселений. Состав и структура лунных пород, как выяснили еще во второй половине двадцатого века, совершенно не похожи на земные. Смесь лунных пород и льда под воздействием импульса взрыва анамезона могла образовать ханнерит, думал Олег, пытаясь заметить на картинке завала что-то необычное. Мог возникнуть гидратированный минерал, отчасти, это объясняло его особенность – вода умела запоминать информацию в кристаллическом состоянии. Вдруг взгляд Олега остановился на кулоне, висевшем на груди Ханни.
- Ханни, твой кулон вроде из того минерала?
Получив утвердительный ответ девушки, Олег предложил его «посмотреть» через «Паравижн». На экраны «для фона» вывели максимально четкую панораму завала, проверили цветность картинки.  Дегов соорудил из пластиковых трубок, найденных в ремкомплекте, треногу, на которой поместил кулон. Подвигав кресло, Олег нашел положение и кивнул спутникам. Мих и Ханни предупредили Виктора в транспортере и базу, что отключат на время связь,  отошли вглубь салона и выключили освещение. Когда глаза привыкли к темноте, то они различили слабый голубой небесный свет от шарика прибора.
Дегов застыл в кресле как изваяние.
Прошло довольно много времени, прежде чем Олег «ожил», опустил прибор и встал. Зажегся верхний свет.
- Тут такая смесь, даже антивещество почудилось, - довольно сообщил он. – Кулон – это осколок верхнего слоя, там несколько слоев. В середине чудятся какие-то кристаллы и жидкость, что интересно – они кажутся живыми, чувствуется обмен какой-то информацией. Помните же такое определение, что «жизнь» – это активный информационный обмен? Словом – заповедник загадок!
Всю обратную дорогу Мих и Ханни рассказывали Дегову про находки в Загорном. Он о них почти ничего не знал.

Продолжение http://www.proza.ru/2017/08/11/684

Книга издана. Ссылка на сайт внизу страницы


Рецензии