На теплоходе музыка играет

                1
    Я часто вечерами приходила на пляж, на берег Волги искупаться, поплавать и полюбоваться закатом. Счастье, что живу я у «Ладьи» на набережной реки Волги. Теплоходы, идущие мимо нас все в огнях и с музыкой, проплывали как сказочные корабли из несбыточной мечты, так как стоимость туристических поездок была очень высока. Позволить себе такую роскошь я не могла.
    Выйдя из воды, я, отряхнувшись, взяла полотенце и завернулась в него, чтобы не замерзнуть. Народ тихонько схлынул, река опустела и стояла тишина, только вода чуть-чуть плескалась у берега. Огни на дальнем берегу образовали цветные мостики. Они, как яркие дорожки, то жёлтые, то золотые, колыхались слегка от волн. Недалеко от меня расположилась немолодая пара, они давно искупались и наслаждались прекрасным пейзажем и тёплым вечером. Я нечаянно подслушала их разговор:
    -Маша, а давай-ка мы в этом году сплаваем с тобой ещё раз на теплоходе. Смотри, красота, какая и недорого.- Я прислушалась, люди с виду не богатые, a позволяют себе отдыхать на теплоходе. Я решила вмешаться в их разговор:
    -А расскажите, пожалуйста, на каком теплоходе вы плавали? Ведь это очень дорогое удовольствие.- Они очень охотно растолковали мне, что дорогие поездки на туристических теплоходах, на которых есть культурные концертные программы и ресторанное питание, а есть ещё рейсовые теплоходы, которые идут из Горького до Астрахани также по расписанию, как ходят поезда, только по воде. Они ходят через день, в трюме билеты очень дешёвые, на главной палубе, это там где спускают трап, находятся каюты второго класса, там немного дороже, но есть каюты на верхней палубе первого класса и есть две каюты «Люкс» Рейсовые теплоходы все трехпалубные. На верхней палубе, в каютах первого класса, обычно плавают отдыхающие из Москвы, а пониже простой народ, который едет до необходимой ему станции.
    Организованного питания, как на туристических теплоходах, тут нет, но есть ресторан, где можно пообедать, а также заказать питание на любой срок. Они дали мне телефон кассы речного вокзала, где я могла получить подробную информацию о движении теплоходов и наличии в кассе билетов на интересующий рейс.
    Я решила во чтобы то ни стало поехать. Ситуация у меня была критическая. В начале лета, три месяца назад, у меня умерла мама, мой самый лучший друг и любимый человек. Муж пил и гулял, не обращая внимания ни на какие проблемы в семье. Он не был поддержкой, а только создавал дополнительные проблемы и волнения, и этим отнимал у меня последние силы, которые я могла потратить на воспитание детей. А они очень нуждались в поддержке. Дима только что поступил на первый курс университета на механико-математический факультет, а у Игоря были проблемы и в поведении и в учёбе, он учился на четвертом курсе политехнического института. Их надо было постоянно подталкивать, поддерживать, направлять, быть другом, короче, помогать, так как вечно пьяный муж не мог справиться со своими отцовскими обязанностями: помогать детям во всём.
                2
    Я стояла на палубе и чувствовала, что лицо моё какое-то грустное, растерянное. Дима посмотрел на меня с жалостью:
    -Мама, как ты поедешь, совсем одна, никого не знаешь.- Но дело было сделано и факт оставался на лицо. До отплытия теплохода оставалось тридцать минут и я, с билетами в кармане туда и обратно до Астрахани, находилась на палубе. Всё произошло внезапно, и решение пришло в одну минуту. Конечно, я еще в начале сентября решила, что в конце месяца, обязательно сплаваю, но, тем не менее, время шло, а я оставалась на месте.
    А тут вдруг узнаю, что 23 сентября отплывает последний рейсовый теплоход «Капитан Рачков». Узнала я об этом ещё накануне вечером, 22 сентября. но окончательно ничего не могла решить. Засосали дела, и всё бросить, оторваться от дома было как-то непривычно, и я колебалась. Утром, в день отплытия, проснулась и ещё долго думала, ехать или не ехать.
    На этой неделе у меня гостил отец. Утром, проснувшись, пришлось думать о том, чем накормить семью, и я принялась печь блины. В квартире было не прибрано, повсюду были разбросаны вещи, я нервничала от того, что приходилось стоять всё время у плиты и готовить, так как накормить пять человек непросто, а убрать всё и навести порядок было некогда. В довершении ко всему сломался слив у унитаза. Папа заметил мою нервозность, а так как он всё равно уже собирался уезжать, то вдруг сказал:
    -Доченька, я наверное поеду. Всё равно мне сегодня уезжать, так я поеду пораньше, пока мало народу,- он собрался, поцеловал меня и уехал. И тут же, когда ответственности поубавилось, мысли мои опять переключились на поездку. Я посмотрела на часы, было 12:00, время прибытия теплохода. Он был проходящий, шёл из Москвы и стоял у нас три часа. Билеты продавались в день отплытия, по приходу теплохода. Совсем ещё не веря в реальность происходящего, я набрала номер речного вокзала и вдруг услышала, что билеты есть, причём любого класса.
    И тут я вдруг поняла, что если не уеду сейчас, то не уеду уже никогда и так и буду сидеть с этими, постоянно не кончающимися грязными кастрюлями, и сколько в них не вари, они постоянно пустые. Я схватила чемодан и стала лихорадочно собирать вещи, всё ещё совсем не веря в то, что поеду, и боясь передумать. Всю дорогу до речного вокзала я была уверена, что я вернусь. Не может быть, что в кассе есть еще билеты. Они были, но сейчас их, наверное, разобрали.
    Кассирша спросила меня, каким классом я хочу ехать. Билет второго класса в двухместной каюте стоил двести девяносто тыс. руб., а в одноместной каюте первого класса стоил пятьсот тыс. руб. туда и обратно. Я решила, что двести тыс. руб. мне не будут лишние, и взяла билет в двухместную каюту, поступив очень мудро. Я всю дорогу ехала одна и ко мне так никого и не подселили.
    Дима поцеловал меня и ушел, так как у него были свои дела, и он отодвинул их, решив, проводить меня.
    Я стояла на палубе и смотрела на публику, медленно возвращавшуюся из города. В Самаре нас село на теплоход всего двое, а все остальные плыли уже несколько дней, кто из Москвы, кто из Горького и других городов. И вот теперь, все они возвращались с прогулки по городу, а мне интересно было посмотреть, с кем же мне предстоит провести целую неделю на теплоходе. Надо сказать, что это зрелище меня, на первый взгляд, немного расстроило. Это были в основном пенсионеры, а если и попадались женщины средних лет, то одеты они были очень бедно, безвкусно, в какие-то старые вещи, в которых обычно ездят на дачу или в лес за грибами.
    Это меня немножко расстроило, так как я воспринимала эту поездку, как отдых. Я взяла хоть и мало вещей, но зато, они были самые лучшие из моего гардероба. Кроме того я взяла хорошую косметику, свои любимые французские духи «Клима» и кое-что из украшений.
    Каюта оказалось довольно-таки скромная, но чистенькая и уютная. Слева находился мягкий диван, на котором я должна была спать, второе спальное место было как в поезде, на верхней полке. Слева, в углу, находился маленький столик с настольной лампой и пепельницей, на полу был постелен сильно потертый коврик. В каюте также был умывальник и маленький шкафчик для одежды.
    Делать было нечего, и я достала вязание. Не смотря на то, что я собиралась поспешно, я не забыла взять с собой рукоделие, так как знаю, как иногда помогает это занятие скоротать время, ведь никто не знает, как мне придётся его проводить. Я всегда беру вязание с собой: на турбазу, в поезд, в санаторий. Иногда вязать приходится мало, но такие минуты всегда выпадают, особенно на первых порах, пока ещё никого не знаешь и нечем себя занять. Вяжу я в дороге и на отдыхе обычно носки, так как они мало занимают места, думать много не надо и делать сложные расчёты тоже не надо, а поскольку семья у меня большая, то они всегда необходимы и никогда лишними не бывают.
                3
    До отплытия теплохода оставалось несколько минут. Я закрыла ключом каюту и вышла на палубу. Дима всё ещё стоял на берегу, увидев меня, он энергично стал махать мне рукой. матросы убрали трап, и теплоход медленно и аккуратно стал отходить от берега. При отплытии всегда звучит какая-нибудь песня. Обычно это марш «Прощание славянки», но в этот раз они поставили песню:
    На теплоходе музыка играет,
    А я одна стою на берегу,
    Машу рукой, а сердце замирает
    И ничего поделать не могу.
    Люди на берегу постепенно стали уменьшаться в размерах и становились всё меньше и меньше и все они дружно махали нам, а мы им, неважно даже были у них там родственники, друзья, знакомые или нет.
    Мужа я не успела предупредить о своем отъезде. Я позвонила ему на работу (сотовых телефонов в 1995 году ещё не было). Несколько раз трубку никто не брал, потом секретарша ответила, что его нет, и когда будет неизвестно. Я всегда жила с пониманием того, что нужно считаться с человеком, который живет рядом с тобой, и уехать не согласовав и не предупредив его, это нехорошо. Но я твердо решила ехать, тем более, что это не надолго, всего на неделю. Другого случая у меня может не представиться, тем более, что это оказалось началом большого, длинного, интересного пути, который открылся передо мной, когда я сделала этот решительный шаг.
    Сам же, Владимир, давно уже не считался со мной и делал что хотел, гулял и пил где хотел, с кем хотел и сколько хотел. Домой возвращался то же когда хотел, да и материально основным кормильцем в семье постепенно стала я, так как его средства стали уходить на гулянки и на сторону. Я решила написать ему записку;
    -Володя, не волнуйся. Я уехала в Астрахань на неделю на теплоходе. При первой возможности позвоню. Дима меня проводит, всё в порядке.
    Когда мы с Димой вышли с чемоданом из подъезда, то на крыльце столкнулись с соседкой, Любой Булавиной, моей очень хорошей приятельницей. Она сидела на скамеечке, стоящей на нашем крыльце, и прогуливала своего пса Кузю.
    -Куда это вы с чемоданом?
    -По делам,- ответила я,- пока секрет. Я не стала говорить о поездке, так как билеты в тот момент еще не были куплены, и я могла и не уехать. Уже потом, когда я вернулась из Астрахани, Люба мне рассказала, что было дальше. Буквально, через несколько минут, идет мой муж на обед. Люба, не получив от меня никаких указаний, что надо молчать, сходу говорит:
    -А ваша жена уехала,
    -куда это?
    -Не знаю. Она ушла куда-то с чемоданом.
    Муж мой рассвирепел. Он воспринял эту информацию как собственное оскорбление. Придя домой, и, прочитав записку, ещё долго не мог успокоиться. На тот момент мы прожили с ним вместе уже двадцать лет и такого, конечно, никогда не было.
    Потом он долго-долго ещё восклицал: «Ну, надо же? Уехала, не предупредив, в Астрахань!».
    Путешествие по Волге- это прекрасная возможность познакомиться со старинными русскими городами, величественной природой. Живописные берега, комфортный отдых и солнечная погода обеспечивают прекрасное настроение. Волга поражает своим царским величием, с которым несет свои воды. Путешествие по Волге на теплоходе даёт отличную возможность насладиться неторопливым ходом, ласковым плеском волн, проплывая мимо берегов, покрытых шапками пышной зелени. песчаных пляжей, укромно спрятанных небольших озер и плантаций надводных цветов. Созерцание водной глади - это лучший способ отвлечься от повседневных забот.
                4
    Теплоход постепенно стал набирать свой ход, всё дальше отплывая от города Самары. Был конец сентября и погода стояла просто необыкновенная. Ночи, конечно, были прохладные, но днем было очень тепло и солнце сверкало, как летом. А осенью, в солнечный день, краски, в которые окрашена природа, гораздо ярче и сочнее. Вода была ярко синей, небо было ярко голубое. Чем ближе мы продвигались к Астрахани, тем больше берега из ярко золотых, в которые окрашена была листва деревьев, перекрашивались в желтые цвета, в которые были окрашены большие песчаные россыпи пляжей.
    У природы было только два цвета, синий и жёлтый с разными оттенками. А по синей глади воды, плавно скользил белоснежный теплоход. Под впечатлением этой живописной картины возникло стихотворение:
    Голубое, жёлтое и белое,
    Мне запомнилось всего три цвета.
    Осень наступила видно зрелая,
    И давно уж отшумело лето.
    И течет река вдоль берегов,
    Утопая в желтом листопаде,
    Омывая сотни островов,
    В ярко голубом своём наряде.
    И плывет по Волге теплоход,
    В белом ослепительном мундире,
    Заходя степенно в каждый порт,
    Самый симпатичный в этом мире.
    Я на палубе сижу и восхищаюсь,
    Чуть прикрыв от солнышка глаза,
    Радуюсь всему и улыбаюсь,
    Пусть не приближается гроза.
                5
    Как всегда, одно из самых любимых моих мест на теплоходе, это музыкальный салон, в котором обязательно есть рояль. На всех рейсовых теплоходах стояли великолепные инструменты. Это были рояли либо немецкой фирмы «Блютнер», либо чешской «Петров». Погуляв некоторое время по палубе, я решила отправиться на разведку, захватив с собой на всякий случай ноты, чтобы позаниматься, если там никого не будет.
    Музыкальный салон был открыт, там никого не было, рояль стоял в центре и был накрыт чехлом. Чистота в салоне, как всегда, была идеальная. Музыкальный салон находился на корме, в хвостовой части теплохода. Он был полукруглый, по контуру, вдоль окон были расставлены удобные диванчики. Я сняла чехол, открыла крышку рояля, села и попробовала звук. Инструмент запел, он был в прекрасном состоянии и хорошо настроен. Негромко я стала играть одну вещь за другой.
    Вдруг, дверь открылась, и вошла пожилая женщина, она села на диванчик и стала слушать, как я играю, перелистывая при этом журнал. Потом вошли две девушки, они сели с противоположной стороны и смотрели через окна на воду, как красиво теплоход разбивает гладь воды, и после него остается длинная дорожка, от которой волны расходятся в разные стороны причудливыми узорами и рассыпаются хрустальными брызгами.
    Народ потихоньку стал собираться. Публика была разных возрастов, разного социального уровня, разной внешности. Были очень холёные люди, а также были неряшливые и безразличные к своему внешнему виду. Короче, публика была разношерстная. Пришла супружеская пара москвичей. Муж художник, иллюстратор книг, и несколько пожилых бабушек маленького роста, худеньких, одетых своеобразно, кажется не русские, либо татарки либо чувашки, и т. д., но все слушали с удовольствием, как я играю.
    На фоне такой чудесной панорамы Волги, этих перламутровых брызг, этих чудесных берегов, звучала музыка Шопена, Рахманинова, Чайковского и т.д. Всё это очень впечатляет. Потом стали петь романсы, песни:
    Очи черные, очи страстные, очи жгучие и прекрасные,
    Как люблю я вас, как боюсь я вас, знать увидел я вас в недобрый час.
    Народ прибывал, подошли несколько молодых пар, несколько женщин среднего возраста, потом появились желающие тоже поиграть на рояле. Художника из Москвы звали Игорь. Это был очень симпатичный мужчина лет шестидесяти, очень интеллигентной внешности. Он сыграл только одну вещь, в ритме вальса. Очень неплохо, а его жена мне сказала:
    -Игорь окончил в детстве музыкальную школу, и с тех пор никогда не садился за пианино, а год назад у него вдруг появилось желание поиграть, он так увлекся, что разобрал по нотам вальс и выучил его наизусть.
    Потом вошла девушка, которая закончила саратовскую консерваторию и преподавала в музыкальном училище, она села за инструмент и сходу стала подбирать любые песни, в любой тональности, в чудесной обработке, и получился у нас целый концерт. Эта девушка уже на следующей станции вышла, а нам надо было плыть до Астрахани и обратно.
    Такие концерты мы стали проводить в музыкальном салоне вечерами каждый день. Теплоход был рейсовый, культурных программ не было, танцы, если и проводились на палубе, то это матросы включали старенький магнитофон на корме, поэтому к вечеру, после ужина, музыкальный салон полностью набивался публикой. Бабушки татарочки очень полюбили ходить ко мне на концерты. Один раз я немного замешкалась и опоздала, поднимаюсь по лестнице, а одна из них бежит мне навстречу:
    -Дочк, я тебе жду, жду там, а тебе нет. Я сюда приходила, тебе тоже нет.- Она очень плохо говорила по-русски, коверкая слова, ставила не там ударения, неправильно произносила окончания слов, но не она ни ее подруги, ни разу не пропустили, ни одного вечера у рояля, пока они не приехали на место.
    В один из таких вечеров нашего путешествия, в салоне появился симпатичный, высокий, стройный мужчина лет сорока пяти. Как потом сказали, это был друг и гость капитана. Он весь вечер пробыл в музыкальном салоне, пел, слушал, а в конце подошел ко мне и сказал:
    -А вы работали когда-нибудь на теплоходе массовиком?
    -Нет.
    -А вы знаете о том, что вы готовый культ-организатор?
    -Не думала об этом.
    -А хотите, я на следующий год порекомендую вас на один из московских теплоходов, чтобы они взяли вас на работу. Оставьте мне ваш телефон, я вам позвоню.
    На следующий год он так и не позвонил. Или забыл, или потерял телефон, но это уже неважно. Он сделал свое доброе дело, зародив во мне желание, работать на теплоходах культ организатором и уверенность в том, что я справлюсь. Но о том, как я стала пробиваться в этом направлении, я расскажу позже.
                6
                «Ловля» рыбы с борта теплохода.
    За сутки до прибытия в Астрахань, вокруг теплохода стали кружить моторные лодки. Они подходили вплотную к идущему теплоходу и на ходу предлагали живую рыбу: осетрину, севрюгу, белугу. Многие пассажиры, плывущие этим маршрутом не первый раз, уже знали об этом. У них с собой были ведра, взятые специально для засолки рыбы. Лодочники показывали рыбу, было видно что она живая. Осетрина была длиной около одного метра, севрюга чуть поменьше, а белуга покрупнее. Называли цену, и начиналась бойкая торговля. Они закидывали рыбу за борт теплохода, получали деньги и показывали следующую рыбину. Вся рыба расхватывалась очень быстро. Те, кому не досталось, ждали следующую лодку, которая быстро откуда-то появлялась.
    Это, конечно, были браконьеры, но мне так хотелось угостить свою семью балыком собственного приготовления, тем более что азарт был  почти такой же, как во время рыбалки, что я решилась купить одну рыбу. Ведра у меня не было, но мне дали взаймы, с условием, что в Астрахани я куплю ведро и переложу в него свою рыбу. Цена, кстати, на рыбу была очень небольшая.
    Вот подошла следующая лодка, мне показали рыбу очень большую, Я отдала деньги и тут же они забросили ее за борт. Боже мой, что тут началось: она была большая, сильная, живая и просто прыгала по палубе, а мне надо было отрезать ей голову, хвост и выпотрошить ее. Я ничего этого с ней сделать не могла и чуть не плакала, а рыба продолжала танцевать по палубе и била хвостом об пол. Так продолжалось очень долго. Пожалел меня какой-то матрос. Он принес нож, молоток и доску. Стукнул её молотком по голове, оглушил, потом выпотрошил и разрезал на крупные куски.
    Кстати, у некоторых таких покупателей, как я, рыба попадалась с икрой. Они её тут же засаливали. Этот же матрос научил меня, как делать балык. Я промыла куски чистой водой, сложила в ведро, густо посыпая солью. Через некоторое время появилась жидкость, которая называется тузлук. До самого возвращения домой рыба так и стояла в тузлуке. Дома мой муж развесил её на верёвке, чтобы подсохла. Когда она стала подсыхать, с неё всё время капал жир и она становилась прозрачная, янтарного цвета. Балык получился изумительный.
    Некоторые торговцы рыбы предлагали пол литровые баночки с черной икрой. Я рискнула и взяла несколько баночек. Оказалось это тоже не очень дорого. Икра была очень качественная, хотя покупалась вслепую, без пробы.
                7
                Астрахань.
    Астрахань замыкает череду городов на берегу Волги. Сохранившиеся исторические здания, особое переплетение архитектурных стилей города, позволяют назвать современную Астрахань музеем под открытым небом. Историческая часть Астрахани это подворья восточных и русских купцов, особняки восемнадцатого - девятнадцатого веков, храмы и мечети и, конечно, Кремль, органично венчающий красоту города. Прямо напротив главного входа в Кремль находится Братский сад.
    Иногда Астрахань называют «Южная Венеция», так как она пронизана многочисленными реками и протоками. Город стоит на одиннадцати островах. Ещё её называют городом мостов, их более сорока. Астрахань удивляет обилием деревянных построек. Русская архитектура теремов заметно присутствует в облике города. Оконные и деревянные проёмы, фронтоны и карнизы выполнены искусными мастерами резьбы.
    Подплывая на теплоходе к Астрахани, мы наблюдали картину цветения лотосовых полей, так как период цветения их до конца сентября. Лотос - священный цветок Востока. Из-за божественной красоты и уникальных целебных свойств, этому цветку придаётся особое значение. В высоту Лотос достигает более двух метров. Поэтому, проплывая мимо огромных лотосов, кажется, что находишься на настоящей плантации этого цветка.
    В Астрахань теплоход прибыл в десять часов утра. Пассажиры, ехавшие до Астрахани, покинули теплоход, но основная часть, которые ехали как туристы и взяли билеты туда и в обратный конец, просто закрыли свои каюты и пошли гулять по городу. Сначала обзорная экскурсия по городу Астрахань, а потом многие поехали на рынок, посмотреть, что там продают из рыбных изделий и какие цены.
    Я тоже закрыла каюту и присоединилась к трем женщинам среднего возраста, которых звали Люда, Галя и Нина. Я с первого дня подружилась с ними на теплоходе. Люда была москвичка, Галя из Воронежа, а Нина из Перми. Все три женщины очень ладили между собой, жили в одной каюте, в трюме, питались вместе, готовили себе неприхотливую еду. По каюте, по питанию было сразу видно, что у них не очень высокий материальный достаток. Но по глазам, по разговору, по поведению, по красоте общения было видно, что все они очень интеллигентные люди.
    Профессии у них у всех были разные, все они были одинокие. Меня удивила история их знакомства. Лет десять назад они взяли путевки на один теплоход и там познакомились и подружились. До этого они никогда не встречались и знакомы друг с другом не были. Им так понравилось отдыхать вместе, что с тех пор они каждый год списываются друг с другом, берут путевки на один теплоход и выезжают из Москвы каждый год по разным маршрутам, вместе. Это была уже их десятая поездка. Из-за небольшого достатка каюту они брали в трюме, а питались сами, в ресторан не ходили, тем более, что остановки были в городах почти ежедневно, стояли не менее двух часов и всегда можно было купить любые продукты: колбасу, хлеб, молочные продукты, овощи. А чай, вскипятить, можно было кипятильником.
    Мы все вместе целый день гуляли по Астрахани, покупали продукты, были на рынке. Теплоход отправлялся из Астрахани в обратный путь в восемь часов вечера. За два часа до отправления мы вернулись на теплоход. Очень усталые, находившись за день, мы легли отдыхать. Теплоход отплыл в обратном направлении строго по расписанию. Очень много было новых пассажиров, и к вечеру наш музыкальный салон пополнился новой публикой.
                8
                Никольское.
    После завоевания Иваном Грозным Астраханского ханства, почти двести лет в этом регионе не было постоянного населения. Только с начала восемнадцатого века берега Волги стали заселяться беглыми крепостными, каторжниками и прочим людом. Сначала правительство уничтожало эти поселения и возвращало беглецов, но вскоре перестало препятствовать заселению ими пустующих мест, увидев в них заслон против кочевников, нападавших на торговые суда. Таким образом, со второй половины восемнадцатого века начинается вторая, официально разрешённая волна поселенцев.
    Никольское - это первая остановка, на которой теплоход останавливается на обратном пути от Астрахани. Нас уже заранее предупредили, что в Никольском всё очень дёшево, чтобы мы в Астрахани особо не затаривались. В период навигации на Волге, с мая по октябрь, в селе работает причал (дебаркадер), где швартуются круизные и рейсовые теплоходы, следующие по Волге. В дни захода судов на причале работает большой рынок, где местные жители продают местную пищевую продукцию (овощи, фрукты, рыбу).
    Теплоход пришвартовался к причалу, и мы увидели огромный рынок продуктов, которые пестрели своим разнообразием и красками, в которые так замечательно окрашивает осень всю сельскохозяйственную продукцию. Тут были и арбузы, и дыни, и болгарский перец очень крупный и красивый, и сочные помидоры, и алыча, и яблоки, и т. д.
    Не смотря на то, что моя поездка в Астрахань не преследовала коммерческие цели, всё-таки я поддалась общему ажиотажу и с неимоверной скоростью начала всё, что попадалось под руки, метать в каюту. Я купила четыре ведра помидор, два ведра репчатого лука, два ведра баклажан, два ведра болгарского перца, пятнадцать арбузов каждый весом по десять кг, пятнадцать дынь небольших, но очень сладких, сорт «Колхозница», одно ведро алычи, копченых лещей двенадцать штук, тридцать штук воблы солёной. Конечно, сама я не могла всё перетаскать в каюту, но мне помогали матросы, которые в этом году уже сделали несколько рейсов и не нуждались в таком количестве овощей.
    Меня можно понять, когда я подходила и спрашивала:
    -Почём арбузы?- ответ был всегда одинаков:
    -Один рубль за штуку.- Это было очень дешево. Когда дома мы разрезали первый арбуз, он был ярко-розовый и сахарный и такие арбузы были все. Вобла тоже продавалась по цене один рубль за штуку, хотя в Куйбышеве она стоила пять-шесть рублей за штуку. В общем, всё было фантастически дёшево. После отхода теплохода из Никольского, моя каюта была похожа на овощную базу. Она вся была завалена арбузами, дынями, сумками с помидорами и т. д. ногу поставить было негде.
    Следующая остановка была на другой день в городе Волгограде. Стоянка там была четыре часа. Всех предупредили, если получится купить цветы, чтобы почтить память погибшего в 1942 году теплохода «Иосиф Сталин», а также его капитана Ивана Семёновича Рачкова.
    Когда мы покидали Волгоград, то теплоход, разворачиваясь, сделал круг, как раз на том месте, где погиб теплоход, все пассажиры вышли на палубу, зазвучала песня «Вставай страна огромная», потом голосом Левитана была прочитана информация о нападении фашистов и о гибели парохода. После этого мы почтили память погибших, бросив все цветы в воду в этом месте. Мороз пробежал по коже.
    Мы почтили память капитана Рачкова, теплоход наш тоже носил его имя, но потом, плавая на других судах, я убедилась, что все теплоходы, идущие по этому маршруту, отдают дань памяти погибшим героям и делают круг почёта на месте гибели парохода и возлагают цветы.
                9
    Из Саратова я позвонила мужу и попросила его, меня встретить, так как у меня очень тяжелый и объемный груз. Он очень удивился, но когда приехал и увидел, сколько я всего привезла, то остался доволен и сменил свой гнев на милость. А я прикинула выгоду и поняла, что на сто рублей купила весь урожай, который мы пытались вырастить на даче и на бахчах, потратив при этом одну неделю и получив массу удовольствий.
    Арбузы мы ели до Нового года, баклажаны, перец и помидоры пришлось переработать в заготовки на зиму, чтобы они не испортились. В первый раз в жизни ели чёрную икру ложками и вдоволь. Балык тоже получился великолепный.


Рецензии
Мы тоже с мужем по Волге путешествовали на теплоходе. Читала и вспоминала. С теплом.

Наталья Скорнякова   18.06.2019 15:13     Заявить о нарушении
Дорогая, Наталья! Очень приятно было узнать, что вы с мужем тоже совершили путешествие по Волге на теплоходе.
Спасибо за отзыв.
С уважением и добром,

Наталия Тимченко   18.06.2019 21:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.