Реквием неудачнику. Продолжение. 9

     Предыдущая часть: http://www.proza.ru/2017/07/29/308

                Глава XIII

      Домик родителей Сашки располагался над самой низиной реки. Он несколько минут полюбовался пейзажем. Дорога от села и несколько извилистых тропинок чуть далее петляли по крутому обрывистому берегу и сходились у небольшого населённого пункта внизу, на пойме. «Дубовка!» - вспомнил недавнюю попутчицу. 

      За домами, как солдаты, выстроились стройными рядами пирамидальные тополя, то тут, то там блистали на солнце мелководные ильмены, и далее, до самой Волги, -  окрашенные  в осеннее золото и пурпур ленточные леса.

      «А места,  какие у нас красивые! Знаешь, тебе непременно понравится. Мама, как она будет рада тебе!» - на память пришли слова Сашки. Вот насчёт мамы не был уверен. Внутри тревожно кольнуло, напоминая о цели поездки.
 
        Он толкнул калитку. «Скр-ы-ы-ы-п», - натужно ответили проржавевшие петли. Его взору открывалась грустная картина: сарайчик, некогда основательный, но теперь подкосившийся на один бок, крыша дома прохудилась и требовала капитальной починки, сплошь и рядом мелькали дыры в заборе - всё указывало на давнее отсутствие в доме крепких рук хозяина. Ощущение собственной вины усиливалось. Сергей с недобрыми предчувствиями последовал в дом.

     Узкая дорожка вела через небольшой сад. Под ногами шуршала опавшая листва. На деревьях висели сочные плоды яблонь поздних сортов. Осторожно постучал. «Да, да, заходите», - раздался юный голос из-за дверей.

     Он прошёл.

     Темнота. «Я сейчас, подойду. Вы  пока скидывайте одежду, - послышались торопливые шаги. - Мы, правда, ждали только назавтра прихода…», - внезапно голос осёкся. Глаза с трудом привыкали к сумраку.

- Здарст…е. Вы к нам? – две пары вопросительных глаз с удивлением смотрели на молодого человека в военной форме.

- Я из отпуска, по дороге…это…решил заехать, - почему-то слово «обещал» не шёл с языка. - Мы с Сашкой служили…вместе, - путано объяснился он.

- Наташа, к нам гости? – вопрошал немолодой голос из зала.

     «Сестрёнка, Наташей зовут. Я её в шутку Наталья Гончарова, по Пушкину, из книг, называю. Обижается, не любит, когда её сравнивают», - пришли на память слова Сашки. Глаза потихоньку привыкали к темноте. Перед ним предстали смутные очертания девичьей фигуры. «А ведь Сашка  верно приметил - вспомнил знакомый со школьной скамьи образ возлюбленной Александра Сергеевича. На душе по-прежнему было неловко, тревожные чувства не отступали.

- Да что это вас в дверях держу. Вы проходите внутрь, - смущенно пригласила девушка.

- Здравствуйте, - поздоровался он с женщиной в зале.

    Хозяйка дома полулежала на диване, видимо, хворала. При виде гостя женщина с усилием приподнялась с места и внимательно оглядела незнакомца.

- Мама, это… - Наташа вопросительно глянула на него.

     Неловкость от первых минут  прошла.

- Серёжа, - представился он.

- Они вместе с Сашкой нашим…служили там, - с неподдельным интересом разглядывая гостя, продолжала девушка.

- Серёжа, ты это, проходи, садись, - женщина  оправилась и обратилась уже к дочери: - Наталья, сходи на кухню, посмотри , что-нибудь на скорую приготовь. Гость, небось, сдалека, с дороги проголодался.

     Девушка ушла. Они остались вдвоём.

- Захворала я чуток…Мы давеча ожидали врача. Не прибрано здесь, - виновато оправдывалась хозяйка. - Наташенька старается, - она глянула в сторону кухни, - но тяжело ей одной по дому справляться. Тут ещё выпускной, к экзаменам надо готовиться. Она хоть молчит, но вижу…тяжело ей, - женщина вздохнула, - подруги у неё всё по дискотекам, в город ездят на выходные, а Наталья вот со мной мучается.

     Наступила тишина. Слышно было только, как громко тикают старинные часы на стене.

- А ты, сынок, как надолго или…? – женщина вопросительно глянула на него.

- Из отпуска я, Мария Сергеевна, - вспомнил он имя хозяйки.

     Снова последовала пауза. По комнате распространился запах свежеприготовленной пищи. Пришла Наташа с подносом.

- Мне, дочка, только чуток. А ты, Серёжа, кушай. Тебе с дороги и дальше ехать, - строго остановила женщина его неумелую попытку возразить.

- Много, Серёжа, тебе осталось до конца службы? – спросила хозяйка, внимательно наблюдая, как он кушает.

- Год… Я по контракту.

     Мария Сергеевна задумалась.

- Сашке-то тоже около года оставалось, а вышло как…, - на глазах блеснули слёзы.- В детстве помню, измотаюсь за день, не сдержусь и по попке ударю… несильно так, слегка, а он насупится, не плачет, молчит, только с укором смотрит на меня, словно спрашивает: «За что же ты меня, мамка?»

   Женщина всхлипнула:
 - Сколько раз ругала себя за этот поступок…Я же их растила одна. Думала, в будущем Сашка опорой мне будет, вместо отца…

- Мама! Ну, хватит! У нас же гость, - умоляюще взглянула Наташа.

- Да чего-то я, правда. Вы, Серёжа, кушайте, не слушайте старую, - Мария Сергеевна суетливо заспешила, украдкой смахнула слезу.

     Он промолчал. Слова поддержки не приходили в голову - да и помочь особо было уже нечем.

                Глава XIV

     После обеда они с Наташей отправились на кладбище, проведать могилу Сашки. Девушка  непринуждённо болтала о школьных и сельских новостях, по большей частью, видимо, не для того, чтобы сообщить что-то важное, а  лишь бы заполнить неловкую пустоту. Внезапно она замолкла и, неожиданно посерьёзнев, спросила:
- Серёж, а на войне…вам лично…страшно было?

     Он задумался. Ему не приходилось так прямо и открыто  отвечать на этот вопрос. Боялся – да. Страшно – может быть, перед боем, когда стоишь за неизвестностью и знаешь, что следующая шальная пуля может стать твоим последним мгновением, но страх исчезал, пропадал в горячке сражения и возвращался снова уже после. Всё позади, подразделение подсчитывает раненых…убитых,  и в эту минуту невольно закрадывается осознание, что ты мог быть одним из них. Вслед душу заполняет пустота, бессилие, отчаяние и ненависть одновременно.

- Да страшно, иногда очень, - ответ как-то сам собой пришёл в голову, без особого желания приукрасить, уйти от него.

     Наташа задумчиво посмотрела на него.

- Я думаю, вы есть там наши настоящие герои, защитники. Сашка с детства был таким – всегда старался защищать слабых. Опекал меня, боялся, что соседские хулиганы обидят, - Наташа улыбнулась, через секунду посерьёзнела и категорично добавила:
 - Но он герой и всегда останется таким для меня. И ты, Серёжа, и все, кто там воюет… А не то, что болтают здесь и показывают по телевизору.

     Он с неподдельным вниманием взглянул на Наташу. Она  всё больше удивляла и восхищала его. Легкомысленная девушка,  весело болтающая о сельских сплетнях, исчезла, и теперь рядом с ним шла умудрённая жизнью женщина. Насчёт геройства не был уверен. Не были они там никакими героями! Неудачники, выброшенные на обочину жизни, – да, но разуверять не стал.

- Сашка много раз писал в письмах о вас…, - Наташа искоса посмотрела на него. - В мыслях почему-то вы представлялись именно таким.

     Последовала непродолжительная пауза. Слышно было, как под ногами хрустнул раздавленный глинозём, увядшая трава.

- Серёж, а у тебя девушка есть?  Ну… та, которую любишь, - неожиданно спросила она.

     Он отрицательно покачал головой.

- Была, но мы расстались.

     В голову нахлынули болезненные воспоминания.

- Почему? Она бросила? - с сочувствием посмотрела на него и, не дожидаясь ответа, осуждающе закончила: - У нас в классе тоже есть несколько девчонок… Не стали ждать своих ребят из армии. Мне они не нравятся. Я считаю, это подлость  - бросать парней, когда они, рискуя жизнью, защищают нас.

- Нет, здесь, скорее, я виноват. Да и случилось это до службы, - поправил он свой ответ.

     Хотя Лена была «бывшая», но не хотелось, чтобы Наташа сделала скорые выводы.

- Всё равно. Если бы я полюбила Вас, то этого не сделала бы никогда.

     Невольно она зарделась, вовремя и  кстати упавшая челка  слегка  прикрыла багрянец на щеках. Его осенила неприятная догадка. Он чертыхнулся. Роль рокового сердцееда несовершеннолетних его не прельщала, тем более по отношению к сестрёнке погибшего товарища. Да и что мог он ей предложить в ответ? За ним, как тень, неотрывно следовал шлейф сплошных неудач: тёмная история в детстве, смерть матери, страдания  родной сестры… Сашка погиб, а теперь ещё она, невинная девушка-подросток, – нет, с него хватит!

     Они одновременно замолчали, каждый думал о своём.

     Так и дошли. Их  встретила  кладбищенская тишина. Недавние мысли исчезли. В воздухе нависала особая, характерная только для этих мест безмолвная гармония из соединения природы и человеческих душ - синтез смерти и воскрешения от прошлого  к настоящему и будущему. Вечный покой.

     Ветер неспешно прогуливался между крестами и памятниками.  В спину сурово глядели,  созерцая, обитатели этих мест.  Он стоял у надгробия без привычного «третьего тоста»,  искал и не находил ответов на свои бесконечные  ПОЧЕМУ и ЗАЧЕМ?

     Вернулись  домой  поздно, только к заходу солнца. Мария Сергеевна украдкой взглянула на насупленные лица молодых, что-то хотела спросить, но, следуя женской интуиции, промолчала.

                Глава XV

     Утром, едва проснувшись, наскоро простился с хозяйкой, и вместе с Наташей они  пошли к автобусной стоянке. Стояли  молча. После вчерашней прогулки разговор как-то не клеился.

     Наконец подъехал автобус.

- Пока, Наташа. Может, и свидимся когда, - неуверенно протянул руку.

     Ладонь остановилась на полпути. На него взирали полные  мольбы и отчаяния глаза девушки.

- Серёжа, пожалуйста, возвращайся.

     От неожиданности он растерялся и замер.

- Я люблю тебя. Буду ждать всегда, всегда, несмотря ни на что, - губы её беспомощно задрожали.

     Внутри у Сергея вдруг всё всколыхнулось. Забылось. Ушли  в прошлое многочисленные неудачи, несчастная любовь, Лена. К сердцу, в голову хлынули неудержимые потоки тепла и надежды. Далёкая и такая недостижимая цель, смысл существования  - всё это было, оказывается, так близко, совсем  рядом.
 
     Он одним рывком преодолел небольшое пространство, разделявшее их, схватил девушки за хрупкие плечи.

- Наташенька, милая, повтори, что сказала!

- Я люблю тебя, ты мне нравишься, Серёжа. Хочу, чтобы вернулся живым оттуда.

     Тело её обмякло, глаза заволакивал туман. Он в безумном порыве смотрел в них и утопал, пьяный от счастья, совершенно не страшась остаться там навсегда.

- Сколько же надо падать и пройти дорог, чтобы понять, где твоё счастье! - Чувство умиления переполняло его, он обнял покрепче девушку. - Я теперь знаю. Это же ты, Наташа, являлась мне в далёких мечтах  детства в образе прекрасной девушки из моих сказок. Я уже тогда верил, что люблю и буду любить только  одну тебя на свете. Какой же я дурак! Сентиментальным глупцом, наверное, выгляжу сейчас со стороны.

     Он сокрушённо, но без сожаления покачал головой.

- Ты совсем не глупец, Серёжа. И слова твои прекрасны. Я готова слышать их до бесконечности.

     Наташа счастливо улыбнулась,  прильнула к нему, неумело ткнулась в подбородок. Сергей поцеловал  горячие податливые губы. Сзади раздались нетерпеливые гудки водителя. Надо было спешить.

- Я вернусь, обязан вернуться. Потому что люблю тебя, Наталья.

     Он ещё раз поцеловал её, с трудом оторвав от себя девушку, заскочил в автобус. Через несколько секунд оттуда снова показалась его голова с короткой причёской.  Поймал взглядом неподвижную фигуру на остановке и крикнул напоследок:

- Наташа, жди, я обязательно вернусь вместе с первыми весенними облаками…

     Автобус тронулся. Сергей что-то ещё продолжал кричать вслед, но в шуме моторов уже было невозможно расслышать слов. Двери закрылись. Одинокая фигура  девушки  ещё долго  была видна  на дороге. Наташа провожала отъезжающий автобус, пока он не превратился в крохотную точку на горизонте и исчез.

     Он уехал и больше не вернулся.

                Эпилог.

     Однажды они возвращались с очередного задания. По бокам мелькали серые строения полуразрушенного города. Вечерело.  Была ранняя весна. Под ногами хрустели остатки подмёрзшего снега.  Ему оставалось до окончания контракта совсем немного. В предвкушении скорой встречи с близкими, с Наташей, с сестрёнкой он счастливо улыбнулся.

      И вдруг из близлежащих домов напротив раздались  выстрелы. Он и ребята успели отойти и укрыться за груды обломков, но замешкался пацан. Его тело корчилось  посреди открытого пространства. Из открытой раны сочилась кровь, окрашивая несвежий снег  в ярко-рубиновый цвет.  Взгляд, наполненный ужасом и болью, был обращён к ним и просил помощи.

      По спине пробежал скользкий, неприятный холодок, всю его сущность, каждую клеточку тела стало наполнять  омерзительное  состояние осознания собственного ничтожества. Прежний мир рушился. И тут перед глазами одним  мгновением пробежала вся жизнь, лица, до боли знакомые и родные: мама, сестрёнка, Наташа и Сашка...  В них не было сочувствия, только укор и сожаление.
 
     Пацан сник, взгляд потух и больше не смотрел в их сторону. "Успею", - как молния мелькнула шальная мысль. В следующую секунду он, точно зная, что будет делать дальше, рывком заставил подняться себя  из укрытия и короткими зигзагами побежал к одиноко валяющему телу. Сзади раздались истошные крики ребят: «Серёга, куда?! Вернись! Назад!»   Но было уже поздно.

     Из ближайших домов спереди одновременно раздались два  хлопка, характерных, глухих  и раскатистых.  Выстрела он не почувствовал, был просто неожиданный толчок в грудь  -  и тело, ставшее непослушным, начало медленно оседать на грязный снег. В голове зазвенели колокольчики. Дзин…дзинь…дзинь... Откуда-то издалека  приближались кони с бубенцами, и сознание, наконец обретшее свободу, устремилось ввысь, к плывущим вдали облакам.

     Наступило утро. Второе. Третье… Над Волгой снова поднималось солнце, согревая людей щедрыми лучами. Меж домами и деревьями стелился предутренний туман, где-то прокукарекал петух, мычали коровы, слышались ранние голоса, лай собак. Так было здесь сотни, тысячи лет, всегда. 

   А с юга по небу плыли белоснежные облака. Один, два, три… Господи, как же их много!


Рецензии
Завершила прочтение. Жизнь человека не прошла - прокрутилась просмотром фильма. Написано произведение мастерски, талантливо, захватывает, держит чувствами сопричастности к прошедшим событиям, хотя никакого отношения в боевым действиям не имею.
Спасибо.
С уважением. Надежда.

Надежда Кедрина   01.03.2021 11:04     Заявить о нарушении
Надежда!
Ваш отзыв - очень высокая оценка работе.
Тронут и рад!
Мои самые искренние слова благодарности.
С уважением,

Влад Алексеев 2   01.03.2021 14:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.