Глава 11. Восхождение

Олег проснулся рано и тут же разбудил обеих женщин. Кате он поручил готовить завтрак, наказав вскипятить столько воды, чтобы наполнить термос. Сам же, вместе с Соней, занялся укладкой рюкзаков. Женщины переглянулись. Последний раз они шли с полным термосом два дня назад, после этого перекусов на маршруте Олег не устраивал. Точнее, вчера посреди маршрута устроили настоящий обед. Соня вдруг обратила внимание, что сегодня Олег собирает рюкзаки не так, как обычно.

- Вы с Катей с рюкзаками пройдете только кулуар. Он завершается площадкой. Оттуда я занесу два рюкзака на самую вершину, точнее, на площадку, соединяющую три вершины этой горы, - негромко сказал Олег, заметив удивленный взгляд женщины. – Поскольку не исключено, что нам придется переночевать на склоне, третий рюкзак понесу, когда будем подниматься. Поэтому там будут палатка, один спальник, термос, кружки, ложки, НЗ и аптечка.

Собрали рюкзаки. Вскоре Катя позвала всех завтракать. Поели молча. По сосредоточенности Олега женщины поняли, что сегодняшний день будет нелегким. Быстро сложили оставшиеся вещи, сняли палатку. Катя, помедлив, вытащила из клапана своего рюкзака фотик и повесила его себе на шею. Класть в карман остереглась, мало ли чего случится. Олег сделал вид, что не заметил этого. Фотоаппарат у Кати и Сони был общий. Как и мобильник. С деньгами-то у женщин было туговато.

- Ну, девочки, идем, - негромко сказал он и улыбнулся. - Сегодняшнее восхождение непростое, не для новичков. Но у нас иного выхода нет.

К огорчению Сони, до кулуара  они дошли быстро. Женщина так и не успела пообщаться с горами. В том же, что на восхождении ей предстоит идти между Олегом и Катей, Соня не сомневалась. Да и не хотела она иного. Страшил ее предстоящий путь. Перед тем, как войти в кулуар, Олег остановился.

- Катя, ты идешь замыкающей, - сказал он. – Иди строго за Соней, будь готова прийти ей на помощь. Следи за дистанцией. Если сама не в силах помочь Соне, зови меня. И если Соня начнет отставать, тоже сразу же окликай меня.

- Не волнуйся, Олег, не подведу.

К радости Сони, идти по кулуару было нетрудно. Каменный желоб, никаких качающихся под ногами камней. Да и рюкзаки стали полегче, все же каждый день тратилась провизия, расходовался бензин. Женщина спокойно поднималась, стараясь не приближаться к Олегу ближе, чем на два метра, но и не удалятся от него. Пару раз сокращала это расстояние, и тут же Катя напоминала ей о дистанции. Но вот и площадка. Катя и Соня скидывают рюкзаки, разминают затекшие плечи. Олег приободряет их улыбкой.

- Ставьте палатку, девчата. А я заброшу первый рюкзак на вершину. И выберу наилучший маршрут восхождения. Да, спальник доставать не нужно. Поскольку коврики в моем рюкзаке, то…

Олег улыбнулся, махнул женщинам рукой и начал подниматься по склону. Катя и Соня несколько минут смотрели ему вслед.

- Надо и нам заняться делом, - строго сказала Катя. – Доставай палатку.

Соня улыбнулась. Лихо ее подруга обрела навыки старшей. И правильно. В горах равноправия быть не должно. Она достала из рюкзака палатку, расстелила ее. Катя тем временем вытащила и собрала дуги. Установка палатки уже стала для женщин привычным делом. Пока Соня забрасывала в палатку рюкзаки, Катя зафиксировала камнями штормовые оттяжки. Покончив с этим делом, выпрямилась, посмотрела на расстилающуюся перед ней панораму.

- Соня, иди сюда, - крикнула она подруге.

Та вылезла из палатки, подошла.

- Смотри, вот то ущелье, по которому мы спускались. Вот и место нашей переправы, виден и камень, на котором нас пороли. А еще дальше заросли кустов, за ними река виднеется. Памятное место. Надо обязательно сфотографировать.

Катя вытащила из-под рубашки фотик, пару раз щелкнула.

- А вот туда мы с Олегом ходили на разведку, - тихо проговорила Соня. – Сфотографируй.

- Конечно. Тогда уж и ту расщелину. Наверное, из нее Олег добыл подарки нашим девочкам. То-то Олег так долго вглядывался в нее.

Катя сделала еще несколько снимков и убрала фотик под рубашку.

Соня перевела взгляд на гору.

- А где Олег? - вдруг проговорила она. – Не видно его.

Катя тоже повернулась к горе, стала всматриваться в скалы.

- Вот он! – воскликнула она. – Смотри правее. Видишь, карабкается на скалу.

- Ух, ты, - тихо проговорила Соня. – Неужели и нам там идти. Страшно. Катюша, как же тебе пришло в голову сказать Олегу о наших девочках? Так удачно все получилось. Кажется… Ой, Катя, похоже, что Олег хочет, чтобы мы обе стали его женами, только не решается сказать нам об этом. Иначе бы к чему подарки обеим девочкам.

- Может, ты и права. Хотелось бы, чтобы ты была права. Мне кажется, там, на вершине, и произойдет самый важный для нас разговор.

- И нам придется быть откровенными, исповедоваться Олегу.

- Без этого не обойтись, - улыбнулась Катя. – Но вершина-то вон там. А мы пока внизу. Еще идти и идти…

Олег вскоре убедился, что избранный им маршрут не годится. То есть, сам-то он здесь пройдет, а вот для женщин надо найти путь полегче. Правда, терзали сомнения, найдется ли такой. А потому Олег на всякий случай продумывал тактику восхождения по этому маршруту. Но чем выше он поднимался, тем сильнее были сомнения. А впереди скальный пояс. Он взял правее, чтобы обойти этот пояс со стороны южного склона. Увы, там и ему можно пройти только со страховкой. Отступил, пошел по склону влево. Еще одна попытка. Он-то прошел, но для женщин это невозможно. У них же нет необходимых навыков. Чертыхнулся.

- Ладно, поднимусь с этим рюкзаком на вершину, спускаясь же, поищу другой маршрут. Еще есть три попытки. А потому терять время на первой же не стоит.

Дальше Олег поднимался почти напрямик. Вот и снеговые поля. Здесь-то подниматься проще. Только бы Соня не оступилась. А может так: первой пойдет Катя, за ней Соня, а он, Олег, замыкающим, страхуя обеих.  Олег усмехнулся и легко зашагал по снегу. Вот и площадка, объединяющая все три вершины Кантынсорумнёр. Самая высокая центральная. Южная вершина сразу же переходит в склон. Туда и соваться нечего. Между южной и центральной с трудом втиснется палатка. Площадка между центральной и северной пообширнее. Может, расположиться здесь? А что если обойти северную вершинку? Нет, здесь не стать, пологие уклоны во все три стороны. Если ляжет туча, то любая неосторожность может привести к непоправимому, к беде. Итак, между какими вершинами ставить палатку? Северная часть площадки обширнее. С другой стороны, южная и центральная вершины надежнее защитят от молний, нежели северная и центральная. Что перевешивает? Олег еще раз обдумал оба варианта. Вздохнув, решил, что лагерь они расположат между северной и центральной вершинами. Здесь площадка почти ровная и достаточно обширная. И вот что хорошо: из-под снегового поля, покрывшего всю северную вершину Кантынсорумнёр, вытекает ручей. Так что не придется топить снег. С учетом возможной отсидки, обстоятельство немаловажное. Хотя и сэкономили топливо позапрошлой стоянке, но транжирить его не следует. Кто знает, как еще все обернется.

А обернуться-то может очень даже лихо. Теперь и сам Олег начинал верить в проклятие числа тринадцать. Куда ни кинь, всюду это чертово число. Тринадцать лет назад их Великолепная пятерка совершила свой первый поход, кстати, тоже в июне. И уезжали они как раз десятого июня. Тогда еще ни у кого не было опыта, протянули с билетами, Митю в последний момент задержали на два на работе. С так и остающимся пока загадочным появлением Кати и Сони их стало тринадцать. Катаклизм, который бывает хорошо если раз в столетие, обрушился на эти места через тринадцать лет после предыдущего своего явления. Причем, на этот раз фронт разорвался. Одна его часть прошла над ними позавчера, а другая, более мощная, затаилась возле узла хребтов и грозит сегодня, самое позднее, завтра обрушиться на них всей своей мощью. И встретить это ненастье им предстоит на вершине, а не в среднегорье. Сегодня Сониной дочке исполняется тринадцать лет, а через тринадцать дней – Катиной. Везде тринадцать. Как рок какой. Впереди же тринадцатый день похода. Чем одарит их в этот день роковое число, каких сюрпризов ждать?

Пристроив рюкзак, Олег посмотрел в сторону узла хребтов. Дела-то нехороши. Фронт уже начинает преодолевать преграду. Так что самое позднее к вечеру надо ждать шквального ветра, дождя, грозы. С временем-то совсем плохо. И сидеть им на вершине не меньше суток. Зацепится фронт за Кантынсорумнёр. Тут и сомневаться не стоит. Олег вдруг понял, что верит в мистическую силу числа тринадцать, всерьез верит. Все идет по наихудшему сценарию. Природный катаклизм усугубляется ошибками женщин. И винить-то их особенно нельзя. Все-таки впервые в горном походе. Причем в таком, когда проклятый катаклизм загнал их в ловушку. И выход из этой ловушки вот-вот захлопнется. Вздохнув, он пустился в обратный путь.

Спуск начал от облюбованной им для бивуака площадки. Легко преодолел снежное поле, переходящее в обширный курумник. Дальше опять скалы. Проходимы, но проблемы возможны. И неизбежна задержка, что плохо. Дальше получше. Нагромождение каменных глыб проходимо. Главное, что глыбы вполне устойчивы, нет риска обрушить камнепад. А вот дальше… Дальше сыпуха, крутая, поганая. Хуже всего, что своей нижней частью она упирается в скальный пояс. Любая ошибка хотя бы одной из женщин – и тяжелая травма. А то и гибель. Нет, и здесь идти нельзя. Надо взять правее. А может, сейчас сэкономить время и спуститься по сыпухе? Покачал головой и зашагал над сыпухой. Идти нелегко, некоторые места Олег обходил по сыпухе. И, главное, нет хода наверх. Но вот виден ограничивающий сыпуху каменный массив. Олег улыбнулся, пошел наискось.  Правее сыпухи нижняя часть склона была вполне приемлема. Каменные плиты и крупные камни, устойчивые. Женщины здесь пройдут. Но надо оценить его верхнюю часть. Это он сделает при подъеме со вторым рюкзаком. На худой конец, пройдут верхом сыпухи. Пройти-то пройдут, только с ходом наверх проблема.

Спустившись на площадку, Олег сел на камень, подмигнул женщинам.

- Ну как? – с плохо скрываемой тревогой спросила Катя.

- Пройдем. Деваться-то нам некуда.

Он встал, вскинул на плечи второй рюкзак. Улыбнувшись женщинам, начал второй подъем на вершину. Первую часть склона, до верхнего обреза сыпухи, прошел легко. А вот как идти дальше? Точнее, как дальше провести женщин? Сам-то он пройдет, пусть и с напрягом. А женщинам здесь не пройти. Надо смещаться влево, к северному склону горы. Но не тупик ли там? Идти по верху сыпухи? Опасно. За ней скальный пояс, любая ошибка чревата гибелью. Добро бы пройти так несколько метров. Так ведь нет, ширина сыпухи метров пятьдесят, не меньше. Сумеет ли он провести здесь женщин, хотя бы и по одной? Сомнительно. Подумав немного, Олег пошел влево. Подъем несложный, это хорошо. Но упирается в скалы. Тупик? Да, нет, есть ход вправо. Сложный, надо идти по узкому курумнику, разделяющему два скальных пояса. Впрочем, пройти-то надо всего ничего, огибая выступ скалы. А далее – проход. Здесь они пройдут. Первой он проведет Соню, Катя будет страховать подругу. Подняв Соню на этот выступ скалы, он вернется за Катей. Дальше наискось по курумнику и… Вот это подарок. Кулуар. Кулуар, выводящий почти к самой предвершинной площадке. Все, путь найден. Легко преодолев последние метры, Олег сбросил рюкзак, закрепил его камнями. Присел, чувствуя, что устал. Потом посмотрел на узел хребтов. Переползает туча, переползает. Медлить нельзя. Он встал и отправился в обратный путь, помечая узловые точки восхождения небольшими турами…

Сидеть на небольшой площадке было скучно. Сфотографировали все, что могли. Залезли в палатку.

- Катя, а каково твое впечатление от первой в жизни порки? - вдруг спросила Соня.

- Не так уж и больно, как я думала, - пожала плечами Катя. – И почему-то не было стыдно. Может, потому, что выпорол Олег нас за реальные провинности.

- Реальнее и не бывает, наверное, - усмехнулась Соня. – Начудили, так начудили. Если бы не Олег, были бы уже покойницами.

- Что верно, то верно. А ты как? Тебя-то Олег порол сильнее.

- Посильнее, чем мой отец. И ты права: восприняла порку, как справедливое наказание. И потому стыдно было за свою выходку, за эту дурацкую истерику. А порки не устыдилась, нет. Я вот о чем хочу тебя спросить. Что если Олег, смирившись с нашим мерзким прошлым, поставит условие: беру вас обеих в жены, но с условием, что буду вас пороть? Согласишься?

- Соглашусь. А ты?

- И я соглашусь.

Они помолчали. Потом, не сговариваясь, вышли из палатки. Посмотрели наверх. Олега не было видно.

- Катя, а ведь теперь ты старшая, не я, - тихо сказала Соня.

- Так уж получилось, - смущенно проговорила Катя. – И потом, это же только в горах. Ты обиделась?

- Ничуть. Во-первых, это справедливо. Ведь твою позавчерашнюю оплошность породило осознание, пусть и преувеличенное, своей силы. Мои же от слабости, от неуверенности. И потом… Наверное, я устала быть старшей.

- Соня, а в горы ты еще пойдешь?

- Конечно. Я заболела горами. Вернемся, буду вспоминать этот поход. И ждать новой встречи с горами. А ты?

- И я. Даже если Олег нас отвергнет, все равно будем ходить в горы. Вместе с девочками. А потому надо обязательно забрать их.

Соня улыбнулась. Катя недоуменно посмотрела на нее.

- Все, Катя, ты старшая. И в горах, и вне гор. Давай-ка мы обе начнем привыкать к этому. Да не смущайся ты. Все правильно. Горы так решили. Не будем же мы спорить с ними.

Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.

- А порол-то меня Олег всерьез, - вдруг сказала Соня. – Поначалу-то у него не получалось, но потом вошел во вкус. Под конец я даже губы кусала, чтобы не закричать.

- Да? – удивилась Катя. – Меня-то не очень сильно. Конечно, было больно, но вполне терпимо. Губы не кусала.

- Все-таки сделал скидку на то, что тебя река хорошенько потрепала. Я заметила, что перед самым ударом Олег сдерживал руку.

- И не сказала?!

- Не сказала. Понимала, какого тебе в реке пришлось. И потом…

- Что потом?

- Во-первых, за истерику меня полагалось наказать строже. А во-вторых…

Соня посмотрела на подругу, улыбнулась смущенно.

- Я же теперь младшая. А младшую жену и нужно наказывать строже. Чтобы знала свое место. Если все сложится, то вы с Олегом вдвоем будете решать, как меня наказать. А я – с покорностью принимать ваше решение.

- Ну, ты сказанула! – возмутилась Катя. – И потом…

- Что потом? – улыбнулась Соня.

- Еще же ничего не решено, впереди еще наша исповедь. И как Олег отнесется к нам, после того, как все узнает?

- Ты права, - вздохнула Соня…

На обратном пути Олег расставлял небольшие туры в узловых точках маршрута предстоящего ему с женщинами восхождения. Лучше уж сейчас потерять время, чем при подъеме с женщинами сбиться с найденного пути к вершине. Еще раз осмотрел участок возле скального выступа. Сложный элемент, нет спору. Но преодолимый. Выложил очередной тур и стал спускаться дальше.

- Эх, как хорошо будет, если Катя и Соня согласятся на двоеженство, - шептал он, спускаясь все ниже. У меня сразу будут дочери. И мне больше не придется возвращаться с работы в пустую квартиру, останутся в прошлом одинокие вечера. А маршрут-то восхождения я нашел отличный. Тут не только звезды, но и категории нет. Может, на полступеньки сложнее некатегорийного…

Олег оступился, упал и проехал несколько метров вниз по склону.

- Размечтался, - зло проговорил он. – Для полноты картины не хватает только травмы, полученной единственным опытным туристом нашей маленькой группы на простом спуске. Сосредоточься, Олег, зажми себя в кулак. От этого восхождения зависит не только твоя жизнь, но и жизнь обеих женщин. А может, и жизни еще незнакомых тебе девочек.

Он ловко поднялся и продолжил спуск. Дважды останавливался, выкладывая туры. Ошибка в выборе маршрута восхождения может стать непоправимой. Теперь пройти по пологому курумнику, дальше, хотя и круче, но склон устойчив. Заставив себя улыбнуться, Олег нарочито спокойно спустился на площадку. Женщины встретили его встревоженными взглядами.

- Все нормально, девчата. Поднимемся, - сказал Олег, с трудом переводя дыхание. – Минут пятнадцать отдохну, и в путь. Снимайте палатку!

Еще раз наказав Кате идти за Соней, не отклоняясь ни вправо, ни влево, Олег с рюкзаком на плечах начал подъем. Шел медленно. Все-таки два предшествующих подъема и два спуска измотали его. Следом, неотрывно смотря на ноги Олега, шла Соня. Катя поднималась по склону и спокойнее, и легче подруги. Прошли первый участок склона и одолели курумник. Соня трижды спотыкалась, но каждый раз Катя приходила ей на помощь. Когда же курумник кончился, Соня с облегчением вздохнула. И Катя чуть поотстала, чтобы пару раз щелкнуть фотиком. Красивейшие же виды открываются. Спрятав фотоаппарат под рубашку, нагнала ушедших вперед. Подмигнула обернувшейся Соне: мол, не волнуйся, я рядом, в случае чего помогу. Склон опять стал круче, но шлось легко. Прошли еще один курумник, покруче, зато неширокий. Знаком велев Соне остановиться, Олег пролез в расщелину между каменными глыбами, подал женщине руку. Втянув Соню, и велев ей стать на небольшую ровную площадку, поспешил на помощь Кате. Но та уже самостоятельно преодолела расщелину, задорно улыбнулась Олегу. Тот похвалил ее. Опять сравнительно легкий участок, даже Соня прошла его легко. Впереди самое сложное место. Надо пройти по неустойчивым, шатающимся камням под скальным выступом и подняться на него. Олег сосредоточился, свернул вправо на пляшущие под ногами камни. Запоздало подумал, что надо было обернуться, посмотреть, не отстала ли Катя. Но теперь уже поздно. Ощупывая палкой каждый камень, находил наиболее надежные. Своеобразная, ненадежная полка. Хорошо, что короткая, метров пять от силы. Даже и пяти-то нет. Пройдут. Если же Соня оступиться, Катя придет ей на помощь.

- Ступай сюда, Соня. А теперь сюда, - негромко говорил он, стараясь, чтобы в голосе не зазвучал страх. Этот камень шатается, но он не подведет.

Олег с Соней пошли медленнее, и Катя, уверенная, что легко их нагонит, вновь остановилась, огляделась. Вот это да! Левее изумительный водопад. Как же его не сфотографировать. Только отсюда не виден не полностью, надо перебежать на тот пригорок. И Катя устремилась к водопаду, на ходу вытаскивая из-под рубашки фотоаппарат. Ага, есть снимок. А что если спуститься немного пониже? Уж, ты, какой вид. Еще один снимок. Еще чуточку спуститься. Отсюда виден весь водопад. Еще один снимок.

Соня медленно шла за Олегом, аккуратно ступая на те камни, на какие ступал он. Камни  пошатывались, и каждый раз Сонино сердце уходило в пятки. Ведь справа крутой обрыв. Оступишься, покатишься по камням. Внизу же скалы. Нет, лучше не смотреть вниз. Соня вновь стала смотреть на ноги Олега. И вдруг поняла, что не заметила, каким был его предыдущий шаг. А Олег уже завернул за выступающий камень. Соня вспомнила, что ей надо дойти до расщелины и ждать помощи Олега. И Катя ей должна помочь. Так что пока ничего страшного нет. Только вот на какой камень ступить? На этот? Или на следующий? Кажется, Олег что-то сказал перед тем, как войти в расщелину. Но вот что? Прослушала. Соня тронула ногой ближний камень. Шатается. Потрогала ногой следующий. Вроде, держится. Вздохнув, женщина наступила левой ногой на дальний камень, перенесла на него весь вес, оторвала от опоры и правую ногу, и палку, забыв наставление Олега: всегда иметь две точки опоры. И вдруг камень выскользнул из-под правой ноги, покатился вниз. Соня пошатнулась, оперлась рукой на скальный выступ. Из-под левой ноги посыпались мелкие камни. Женщина закричала, чувствуя, что ползет вниз, в бездну.

Олег быстро прошел расщелину, поднялся на скальный выступ, намереваясь сбросить рюкзак, а затем спуститься вниз и втащить наверх Соню. Он уже потянулся рукой к застежке, когда услышал зловещее шуршание сыплющихся камней и Сонин крик. Шагнул к краю, наклонился. Сразу поняв, что случилось, упал ничком на монолит, крепко схватил Соню за капюшон куртки. Черт, где же Катя? Возле скального выступа женщины нет. Не случилась ли и с ней беда? Тогда это конец. Перевел взгляд правее. Катя стоит метрах в двадцати от них. Крикнул…

Катя как раз убирала под рубашку фотоаппарат, собираясь быстро нагнать Соню и Олега. Крик Олега заставил женщину вздрогнуть. Не столько поняв, сколько почувствовав, что-то случилось, женщина побежала наискось к скальному выступу. Какие тут две точки опоры, быстрее, надо же помочь. Склон вдруг потек сухой рукой. Господи, сыпуха. Катя попыталась исправить свою ошибку, упала, заскользила вниз по склону к обрыву…

Олег услышал треск ткани. Оторвется капюшон – Соня рухнет вниз. Он попытался дотянуться до воротника. Эх, сбросить бы рюкзак. Не удастся. Он подполз ближе к краю. Без помощи Кати не выбраться. Где же она? Олег скосил глаза. Час от часу не легче. Катя попала на сыпуху и сейчас, отчаянно пытаясь зацепиться. И тут дрогнул монолит. Неужели это не скальный выступ, а отдельный монолит? И сейчас, лишаясь поддерживавших его камней, он кренится, грозя сорваться вниз, увлекая за собой и Соню, и самого Олега…


Рецензии
Да уж, дух захватывает! Но сколько же сложностей в горах для неопытных туристов! Как они еще успевают замечать красоты, когда тут надо голову не поднимать от тропинки. С другой стороны, представляю, КАКИЕ там открываются виды! Не до тропинки.
С уважением, Аглая.

Аглая Конрада   02.10.2018 18:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Аглая, за отклик. Вообще-то тропинок в горах немного, чаще нужно идти, руководствуясь природными ориентирами по нехоженым местам. А у Олега и его спутниц почти весь маршрут такой. Поэтому надо идти след в след идущего впереди. Не всегда новички бывают внимательны. Виды же в горах завораживают. С признательностью, Александр

Александр Инграбен   02.10.2018 19:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.