14-15 августа 2017

Вот уже три недели иду по очень умеренной плавной восходящей. Как бы сказал раньше, продвигаюсь осторожно вперёд и вверх с капельной прибавкой. Прочно сел на велотренажёр уже в конце июля и почти столько же времени пытаюсь помочь семидесятилетнему Юре, заслуженному строителю, которого нарыла Оля как моего благодарного читателя в прошлом году. Читал именно прозу. Бывший сибиряк, он делает отличную крепкую настойку на алтайских травах. Другими словами, я начал использовать некоторый образовавшийся избыток. Помимо прочего, завершил публикации в Поэмбуке и Избе-читальне, крупнейших литературных сайтах после Стихиры, разумеется, где прохожу очередной годовой круг. Вчера что-то произошло с роутером. Внутри дома Лизы Инет есть, а во дворе и тем более в нашем доме совсем ничего. Пришлось идти самому поближе к роутеру, как Магомету к горе, которая не шла к пророку. Не особенно удобно было, попал в совершенно иной микроклимат, но ничего, своё дело сделал. И сегодня скорей всего придётся сделать так же. Погода последнее время держится благоприятная, от неприятных личностей и злободневных тем стараюсь быть подальше. Иными словами, ни дня без строчки, но о плохом ни слова, не говоря уже о мракобесии и абсурде текущего исторического момента, за который чуть погодя, большинству «великих деятелей эпохи» будет горько и обидно, если не смешно и грустно.

Каково в бездонность падать и работать на победу
в мере прошлого упадка до грядущего расцвета.
Покаяния не будет, становления не станет,
жаждут маленькие люди, словно боги жертв призванья!

Хорошо живётся детям до крутой поры взросленья,
далее Бог шельму метит, выводя в разряд явлений.
Сколько времени и места предназначено особо
для хороших добрых честных и давно на всё способных!

На следующий день нашёл уютное местечко в холле на втором этаже, где воздуха и прохлады было более чем достаточно, но недоставало света и пространства, чтобы обойтись без очков. Зато без всяких способствующих и препятствующих источников информации, то есть без привычного комфорта. Сидел на диванчике с настенным светильником за небольшим круглым тяжеленным журнальным столиком. Только большое окно холла выходит на улицу-дорогу нашей части дачного посёлка. Все же остальные окна двух домов и кухни-столовой смотрят во двор. До сих пор для меня не существовало ни машин, ни людей за пределами ограды.


Рецензии