Необычное путешествие, которое было?

Костя совершенно не понимал – зачем его позвали с собой на этот поход-пикник. Он ощущал себя совершенно лишним в собравшейся компании. Девчонок, как и ожидалось, было несколько меньше, чем ребят, и это обстоятельство совсем не радовало. Никита, конечно же, был с Леной, Леша со своей давнишней знакомой Оксаной, Вадим, их известный заводила – со своей пассией Олей. Без девушек остались лишь Витя, который был самодостаточен в своих рассуждениях о единении с природой, да самый несчастный человек на свете – Костя. Поход сей затевался уже довольно давно, Вадим еще в прошлом году познакомился в своей прошлой – этнографической, как он говорил, экспедиции, с необыкновенно колоритным стариком, который якобы взялся провести студентов-туристов по очень необычному маршруту. И теперь Вадим, связавшись с этим самым проводником еще раз, собрал группу, для этого – необычного путешествия.
Странно конечно, что для необычного маршрута, он набрал в группу просто своих однокурсников, а не более продвинутых путешественников. Ребята, конечно, уже ходили в походы, и даже в длительные, но какие-то экстремальные маршруты были для них в диковину. Девчонки, за исключением подруги Вадима Ольги, были вообще – «туристками выходного дня», в лучшем случае бывавшие в походе с одной ночевкой.  «Ботаник» Витя, хотя и разглагольствовал о единении с природой и был крайне начитан в вопросах естествознания, но в походах вообще почти никогда не участвовал. Флегматичный Леша, был любителем многодневных рыбалок, но никак не пеших переходов на десятки километров. Никита – он, конечно, спортсмен, и вообще парень физически очень развит, но сейчас он шел всего лишь во второй серьезный поход в жизни. И сам Костя, любитель погонять на мопеде, любитель фантастики и что-нибудь смастерить своими руками, но вот в подобных турпоходах редко принимавший участие.

До места, от которого должно было начаться их путешествие, пришлось добираться на нескольких перекладных. Сначала на электричке – в соседний областной центр, затем от него – еще раз на электричке – в самый дальний райцентр соседней губернии. И вот теперь, заночевав в этом райцентре, в самой захудалой в мире гостинице, в которую все зареклись приехать хоть еще один раз – они проехали с десяток километров на раздолбанном автобусе, чтобы выйти у какой-то полузаброшенной деревни. От которой, как объявил во всеуслышание Вадим, нужно будет идти пешком – до встречи с проводником.
Когда разговорчивый и уже изрядно уставший Витя спросил Вадима, почему проводник не встречает их хотя бы у деревни, тот ответил, что тот живет в лесничестве – в паре километров отсюда. Костя подумал о том, каким должно быть странным лесничество, которое расположено в такой глуши, но вслух ничего не сказал. Девчонки, хотя и начали уставать, но пока еще не впадали в уныние и не выказывали недовольства.

Тропинка, по которой шли наши путешественники, пролегала по местности, которая была как бы границей между полем и лесом. С одной стороны тропинки, идущей по небольшому склону, располагался луг, заросший высокой травой, с редкими вкраплениями кустарника. С другой её стороны, чуть выше, располагалось редколесье, с густым кустарником и, возвышающимися над ним не очень часто, деревьями. Солнце стояло высоко, но было не очень жарко, скорее даже прохладно. Витя громким голосом объяснял сей феномен природы близостью большого лесного массива. Пройдя уже больше двух километров, вышли, наконец, на опушку леса, на которой располагалось пресловутое лесничество – пара одноэтажных домиков, полускрытых за высоким забором.

- А вот и начальная цель нашего путешествия! – Довольным тоном воскликнул Вадим, пафосным жестом указывая на строения.

- А я уж было надеялся, что конечная, - пробурчал Костя.

Но его никто не поддержал, даже девочки, которые начали уставать, при виде жилья на лесной опушке – оживились, и стали активно переговариваться.

- Вперед, вперед! – Прокричал Вадим, - я уже предвкушаю ужин лесного жителя и романтическую ночевку на сеновале.

Он обнял чуть покрасневшую Ольгу, а Никита кашлянул и посмотрел искоса на опустившую глаза Лену. Леша и его подруга Оксана, все так же флегматично промолчали, никак не выказав свои чувства

Ага, - пробормотал Костя, - а кому-то придется ночевать в каком-нибудь полузаброшенном сарае с балаболом Витей.

Туристы подошли к живописно раскинувшемуся на лесной опушке лесничеству. Высокие ворота были украшены красивой и очень изящной резьбой по дереву, а столь же красивая резная калитка была еще и украшена еще и рисунком, изображавшем жар-птицу, выжженном на лицевой стороне.

- Как же красиво вырезано, - оживленно всплеснула руками Ольга, - сразу видно – с душой делали.

- Да, весьма и весьма мастерская работа, - уважительно проговорила Лена, разглядывая резьбу.

Леша подошел к калитке и потрогал рисунок выжигания. И в этот момент калитка внезапно распахнулась, причем Леша даже отшатнулся от неожиданности.
На пороге стоял высокий пожилой мужчина, с черной, с проседью, окладистой бородой, копной длинных, изрядно поседевших волос. Одет был этот мужчина в старинную косоворотку и просторные льняные штаны. Судя по всему – это и было тот самый – колоритный проводник, о котором столько говорил Вадим.

- Здравствуйте Егор Никодимович, - весело, но очень уважительно, поздоровался Вадим, протягивая руку.

- И тебе здравствовать, Вадим Константинович, - густым баритоном, степенно и совершенно серьезно ответил лесничий, пожимая протянутую руку, - доброй ли была ваша дорога до наших краев?

- Доброй, доброй, - ответил Вадим, подмигивая своим товарищам, как бы говоря – то ли еще будет.

- Ну что же, - промолвил лесничий, - прошу всех пройти в нашу скромную обитель, супруга моя трапезу уже готовит, а после трапезу и отдохнуть с дороги можно будет, аль не устали? – Чуть насмешливо проговорил он.

- Мы то, точно не устали, но вот девушкам нашим, отдых точно требуется, - отвечал Вадим.

- Да, барышням нужен отдых с дороги, - протянул своим обволакивающим голосом лесничий.

- «Интересно», - подумалось Косте, - «он специально перед городскими туристами рисуется или на самом деле такой?»

Лесничий тем временем распахнул створку ворот и широким жестом руки пригласил путешественников войти. Двор лесничества был широк и имел совершенно не свойственную многим деревенским дворам образцовую чистоту. Оба дома, столь же причудливо украшенные резьбой, как на ставнях, так и на оконных переплетах, на дверях и на крыльце, выглядели настолько свежо, что казались построенными буквально вчера. В углу двора была видна за аккуратно подстриженными кустиками – столь же расписная беседка, и даже сарай с сеновалом, видневшийся позади дома, был, как будто покрыт лаком. Столь же резной была очень изящная скамеечка, стоящая возле крыльца, а дорожки посыпаны очень светлым и чистым желтым песочком.
В это время на крыльце появилась, одетая в простой, но очень изящный сарафан, статная женщина, чуть старше средних лет.

- Супруга моя, Алевтина Васильевна, - с теплотой в голосе, произнес Егор Никодимович.

- Добрый вечер, - начали здороваться вразнобой наши туристы.

- И вам здравия доброго, - в тон своему супругу поздоровалась Алевтина Васильевна.

- Представил бы нам своих спутников, Вадим, - попросил его лесничий, - а то немного неловко получается, мы же кроме тебя, никого не знаем.

- Да, да, конечно, - поспешил исправить свою ошибку Вадим и по очереди представил своих спутников.

- Ну, а теперь, можете умыться с дороги, да пройдем трапезничать, - прогудел лесничий.

- Я покажу девушкам, где можно привести себя в порядок, - совсем буднично произнесла Алевтина Васильевна. И повела их вокруг дома к небольшой пристройке.

- А молодые люди после барышень займутся туалетом, - весело подмигнул ребятам лесничий, - а пока поговорим о маршруте.

- Насколько я понимаю, - начал было Вадим, - Вы хотели показать нам нечто непростое, место, в которое обычных путешественников не водите.

- Да, есть у меня такое намерение, - отвечал Егор Никодимович, - не близкий это будет путь, но впечатлений наберетесь очень надолго.

- Я так понимаю, что цель нашего похода лежит далеко от Вашего лесничества, - сказал деловито Никита, - и нам придется идти с ночевками.

- Да, как вам сказать, - хитровато прищурился лесничий, - и да, и нет, один то раз ночевать в лесу придется, а вот дальше – посмотрим.

- Странно это как, - пробурчал под нос Костя, - не уверен – сколько мы в пути времени проведем?

Хотя это было сказано очень тихо, а лесничий стоял шагах в шести-семи, но он, похоже - услышал Костю, и подмигнув ему сказал:

- В лесу всякое может быть.

- «Час от часу не легче», - подумал Костя, но вслух ничего не стал говорить.

И только флегматичный Леша, как обычно молчал, взирая на все с олимпийским спокойствием. Что же касается Виктора, то он впал в откровенный восторг, взирая и на лесничего, и на его жилище с откровенным восхищением. Егор Никодимович, в это время показал ребятам на возвращающихся девушек, и предложил так же – привести себя в порядок. Сам же он направился к крыльцу и позвал за собой девушек, выглядевших весело и свежо, но как-то весьма озадаченно.
Ребята переглянулись и двинулись в сторону пристройки, из которой вышли девушки. Открыв дверь, они застыли, открыв рты – в обшитых красивой лакированной вагонкой, смежных комнатах, располагались вполне современные - душевая, ванная комната и, заставленная техникой, бойлерная.

- Ого, вот это я понимаю, - пробормотал Никита, оглядываясь по сторонам.

- Да, старик продолжает удивлять, - с восхищением и чуть озадаченно произнес Вадим.

- Как бы нам не удивиться совсем, - пробормотал, как обычно – под нос, Костя.

В ванной обнаружились две вполне цивильные раковины, и что самое главное – была горячая вода. Немало удивленные подобным обстоятельством в такой глуши, ребята быстро умылись, а Вадим и флегматичный Леша даже ухитрились по-быстрому принять душ.

- Такое приключение не может не нравится, - оживленно проговорил Витя, - такая дикая природа и такой сервис.

- Вот завтра весь сервис закончится, как в глухомань полезем, - проворчал Костя.

- Нытик, ты, конечно, Костя, но в данном случае, боюсь – ты прав, - веско проговорил Никита, - в лесу о таком сервисе даже мечтать не придется.

- Зато - какая красота, какой свежий воздух, - возвышенно проговорил Вадим.

- Поживем, увидим, - резюмировал Костя и вышел из современной душевой.

В подобном же, несколько недоуменном настроении, вышли из бытового помещения остальные ребята. Немного потоптавшись, двинулись к крыльцу, на котором их уже ждал лесничий, который приглашающе махнул рукой и сказал:

- Давайте, молодые люди, а то барышни ваши, вас уже заждались, да и трапеза стынет.

Ребята решили, что не стоит повторять дважды, взбежали по лестнице. Пройдя просторные сени, так же украшенные резьбой, правда скромной, ребята прошли, вслед за Егором Никодимовичем, в одну из открытых дверей и оказались в трапезной. Эта комната была вся украшена вышитыми рушниками, а на столе лежала такая столешница, что ей было не грех украсить какой-нибудь центральный исторический музей. Девчонки уже сидели за столом, да и сам стол был накрыт, и его наполнение пахло столь аппетитно, что дурные мысли сами собой выветрились из головы.

- Кушайте на здоровье, - сказала хозяйка, стоявшая в конце трапезной, возле еще одной двери, видимо ведущей на кухню.

- Приятного всем аппетита, - промолвил хозяин, - а мы пока место для ночлега приготовим.

И хозяева вышли из кухни. Ребята подождали с полминуты, выдерживая правила приличия, но потом голод дал о себе знать и они накинулись на угощение. Кушанья на столе были невероятно аппетитными, но при этом все заметили, что не было совершенно мясных блюд, хотя рыба, в ограниченном количестве – присутствовала.

- Видимо хозяева – умеренные вегетарианцы, - проговорила Ольга, воздавая должное угощению.

- Да, но как же все вкусно, - поддержала её Лена.

- Как бы это не стоило нам весьма немалых денег, - склонившись к Лешке, пробормотал Костя.

- Ум-гу, - с набитым ртом, согласился с ним тот.

Неизвестно как, но хозяева появились как раз в то момент, когда ребята полностью насытились.

- Ну что, как вам наша скромная трапеза? – Спросил хозяин.

- Просто обалденно, - с выражением восторга на лице, проговорил Вадим.

- Действительно, очень и очень вкусно, - тут же затараторил Виктор.

- Благодарю от всей души, - степенно произнес Никита, откидываясь на спинку стула.

- Может Вам помочь посуду помыть? – Спросила Лена, поднимаясь из-за стола.

- Да, и убрать со стола? – Добавила Ольга.

- Нет, вы – гости, да и устали с дороги, а мы и сами управимся, - спокойно сказала хозяйка.

- А сейчас мы проводим вас в ваши опочивальни, - добавил хозяин.

Ребята встали из-за стола и направились вслед за лесничим и его женой. Оказалось, что соседний, меньший по размеру дом – это что-то вроде гостевого домика. В котором, кроме прихожей и маленького санузла (Костя опять немного поворчал недоуменно) были всего две комнаты – одна напротив другой. Хозяева остановились в коридоре между ними.

- Комнат у нас всего две, хотя в каждой по несколько кроватей, - сказал хозяин размеренным тоном, - поэтому – одна комната для девочек, а вторая – для мальчиков.

- Да, так будет лучше, - улыбаясь, добавила хозяйка, - что бы не возникало никаких соблазнов.

- «Ага», - подумал Костя, - «хоть здесь справедливость восторжествовала.»
Хозяйка провела девушек в одну комнату, а хозяин – юношей в другую. Пожелав всем приятных снов, хозяева вышли из гостевого домика. Вадим почти сразу же бросился к своей зазнобе, но та, на удивленье, остановила его на пороге и сказала:

- Знаешь, а так, наверное, будет лучше, мы вполне можем переночевать и отдельно.

Вадим был немало удивлен, но перечить не стал. Начали укладываться спать. Костя решил было, чуть погодя, когда все улягутся и заснут – пройтись – посмотреть – что к чему, но к немалому собственному удивлению – заснул очень быстро. Да и все ребята тоже – оказались в объятиях Морфея в считанные минуты.

Проснулись все так же – достаточно быстро и почти одновременно, в окна уже светило рассветное солнышко, а улице был слышен разговор лесничего с женой – супруги уже хлопотали по хозяйству.

- Ранние пташки, - проговорил Вадим, вставая с кровати.

- А как ты хотел, - отозвался Никита, - здешняя жизнь – не сахар, тут нужно крутится – будь здоров!

- А спалось тут на редкость сладко, - подал неожиданно голос, обычно молчащий Леша. Все посмотрели на него и улыбнулись.

- Ну, что заглянем к девчонкам, да и во двор – справлять туалет, да готовиться к завтраку, - предложил Вадим.

- Хорошее дело, - тоже подал голос и Костя.

Девчонки уже проснулись и даже начали выглядывать в коридор. Увидев ребят, они засмеялись, начали шутить, и, в конце концов, выбрались из своей комнаты.
В это время дверь гостевого домика распахнулась и на пороге появился Егор Никодимович.

- Утро доброе, молодые люди и барышни, - пророкотал он своим бархатистым баритоном, - надеюсь, почивали хорошо, с добрыми снами?!

- Спалось так, как никогда еще в жизни, - с искренней улыбкой проговорила Лена.

- Ну и славно, - добродушно сказал лесничий, - а теперь, давайте-ка – умываться, да и завтракать будем, а там и в путь можно будет.

Хозяин вышел из домика, а Костя посмотрел на часы и присвистнул - на циферблате было всего половина шестого утра.

- Надо же – как хорошо выспались, - вслух высказался он, покачав головой, - и спали то всего чуть больше восьми часов, а так выспаться мне редко удается.

- Это все воздух местный, старик, - похлопал его по плечу Никита, - однако пора двигать к умывальнику – девчонки уже заканчивают.

И они вышли из домика, направляясь к бытовому помещению. Закончив все утренние дела, ребята поднялись в дом лесничего, в трапезную. Завтрак уже ждал их на столе и был столь же сытным и обильным, как и ужин. Но опять – без намека на мясные продукты. Позавтракали, почти молча, лишь редкие возгласы одобрения нарушали тишину. Закончив с трапезой, ребята прошли в сени, а оттуда на веранду, где их уже ждал хозяин. Лесничий уже переоделся, и был сейчас в какой-то свободной одежде темно-зеленого цвета, напоминающей армейский камуфляж по форме своей.

- Ну что ж мои дорогие туристы, - произнес торжественны тоном Егор Никодимович, - вчера была присказка, а сегодня начинается сказка, присаживайтесь за стол, да поговорим о нашем путешествии.

Ребята переглянулись и расселись по стульям и скамейкам. Хозяин подождал минутку, а затем начал неторопливо:

- Ну, для начала, повторю то, что уже говорил вот этому молодому человеку месяц назад, - тут он указал на Вадима, - в путешествие категорически нельзя брать мобильные телефоны, смартфоны, планшеты и прочую подобную технику.

Все сидящие вскинулись, заговорили вдруг вразнобой, а Костя вдруг вспомнил – почему с Вадимом собралась столь неподходящая компания. Собрались все те, кто согласился путешествовать без мобильников, ведь Вадим действительно предупреждал всех. Впрочем, вчера – еще возле деревеньки, на автобусной остановке, все заметили, что сигнала сети в мобильниках – нет.

- Ребята, - взволновано прокричал Вадим, вертя головой из стороны в сторону, уже видимо и сам подзабывший об этом предупреждении, - но ведь я несколько раз говорил об этом перед поездкой.
- Как ни странно, - заметил Костя, - но сейчас я совершенно соглашусь с Вадимом, он действительно говорил об этом, и как минимум – дважды.

Ребята пошумели еще немного, а потом Лена спросила:

- Но, куда же мы все свои телефоны денем теперь?

- У меня сейф есть, - терпеливо ответил лесничий, - в нем два замка, один ключ – я оставляю супруге, а второй – отдаю одному из вас.

- Пожалуй, придется согласиться, - чуть подумав, сказал Вадим, слегка пожав плечами, - не ехать же теперь назад.

- Да уж, история, - немного недовольно протянул Леша.

- Лично я – всем доволен и на все согласен, - громко заявил Витя, - правила, есть правила.

- Хорошо, - махнув рукой, дал согласие Вадим, - мы сдадим телефоны.

- Всю фото и видеотехнику, уж простите, тоже, - вежливо, но твердо проговорил лесничий.

- Да у нас все только в смартфонах, - сказала Ольга. Но тут Витя чуть помялся и признался:

- Я взял собой старый, еще отцовский «Зенит», пленочный, конечно.

- А вот его можно, - неожиданно согласился хозяин, и продолжил, - второй момент, не менее важный – ни одного шагу в сторону без моего ведома.

- Это как так? – Спросила немного недовольным тоном Ольга.

- А вот так, моя дорогая барышня, - ответил лесничий, поворачиваясь к ней, - путь наш будет весьма необычен, и что бы с вами ничего не случилось, настоятельно прошу – слушаться меня и не допускать своеволия.

Ребята опять зашумели, начали переговариваться, а Костя подумал, что вот теперь – становится действительно интересно, ибо до сих пор – все напоминало какой-то дешевый туристический буклет. И неожиданно сам для себя вдруг спросил:

- А долго мы будем в походе? И далеко ли отсюда уйдем?

- По поводу сроков, - ответил, немного подумав, Егор Никодимович, - могу сказать так – при благоприятном раскладе, это будет дней пять, а при не очень благоприятном, может – дней восемь. А о протяженности маршрута скажу так – пройдем около шестидесяти километров.

- Хороший такой маршрут, не очень длинный, - проговорил Никита, посмотрев на остальных.

- Ну, время дорого, - заявил хозяин, поднимаясь, - ежели возражений нет, сдаем телефоны и собираемся перед воротами через пятнадцать минут.

- Ну что ж, - бодро произнес Вадим, - думаю, раз уж мы здесь, мы принимаем все условия и готовы выдвигаться.

- Вот и славно, - сказал лесничий, и прошел в соседнюю комнату, где рядом с письменным столом и парой шкафов, действительно стоял сейф с двумя замками.

Все ребята уложили в сейф свои ненаглядные гаджеты, после чего хозяин закрыл сейф на два ключа, один из которых – протянул Вадиму.

- А теперь, быстро собираемся, - сказал Егор Никодимович.

Ребята потихоньку двинулись к выходу, забрали из гостевого домика свои рюкзаки и собрались перед воротами. Хозяин не заставил себя ждать, появившись почти одновременно с ребятами. За спиной у него был очень небольшой рюкзак, на поясе висел охотничий нож, маленький топорик и котелок.

- Ну что ж, - произнес он немного торжественным голосом, – в путь!

И вся группа наших путешественников гуськом проследовала за своим проводником. Поначалу обошли лесничество вокруг, и вышли на примерно такую же тропинку, по которой шли сюда. Но по ней прошли недолго – от силы с полкилометра, а затем лесничий свернул на еле заметную тропку в сторону более густого леса, стоящего чуть выше. По этой тропинке, немного поднимаясь в гору, шли минут двадцать. Как и в начале пути – все разбились на пары, кроме Вити, который восторгаясь, как он говорил – девственной природой, шел сзади. Да еще Кости, который, как получилось само собой, шел почти рядом с Егором Никодимовичем, а вот Вадим с Ольгой – чуть отстали. Лес был густой, но не настолько, чтобы совсем стоять стеной, здесь были и хвойные породы и лиственные, попадалось немало кустарника. Тропинка иногда начинала петлять, поворачивая то в одну, то в другую сторону, но судя по солнцу и по компасу, на который поглядывал Вадим – общее направление – не менялось. Пройдя примерно с километр, оказались на едва заметной развилке, налево шла более заметная тропа, направо – почти терялась в траве. Но лесничий уверенно повернул направо. Как ни странно, но уже минут через десять лес начал редеть, и почти что сменился редколесьем, а потом и вообще – под ногами захлюпало болото. Лесничий остановился и подождал, когда подойдут остальные.

- Сейчас нужно будет идти очень осторожно – четко след в след, - сказал он твердо, - повторяя все мои шаги.

Тут лесничий шагнул куда-то в сторону и вытащил из кустов несколько длинных палок – пешней.

- Каждый берет — вот такой шест, и пробует дорогу перед собой, - сказал он строго, - и главное – внимательно следите за мной. Последним пусть идет Вадим.

- Хорошо, я пойду замыкающим, - согласился тот.

Все разобрали пешни и начали вытягиваться гуськом, внимательно смотря на то, как и где идет лесничий. Тот шел, на первый взгляд – довольно хаотично, но Костя, идущий следом, пару раз ткнул своей палкой буквально в метре от той тропы, по которой их вел лесничий – палка ушла больше, чем на метр в топь. «Эге-ге» - подумал Костя. Остальные ребята - почему-то переговаривались только шепотом. По этому болоту шли примерно минут двадцать, а затем лесничий бодро спрыгнул с кочки на покрытую желтоватой травкой поляну.

- Ну, вот и закончилось болото, - произнес он, внимательно посмотрев на подтягивающихся ребят, - теперь соберем пешни, оставим их здесь, они могут пригодиться.

А Костя подумал о странном явлении – если шли они в гору, почти постоянно, лишь после развилки подъем прекратился, тогда откуда тут взялось болото – на возвышении. Но свои сомнения, как обычно, он пока решил оставить при себе. Несколько минут постояли, чтобы чуть перевести дыхание после прыжков по кочкам, а затем Егор Никодимович повел их дальше. Теперь они шли просто по лесу, без какой-либо тропинки. Лес за болотом был не такой густой, но кустарника в нем стало больше, в основном преобладал малинник, да орешник.

- Сюда бы за малиной, да за орехами прийти, - мечтательно произнес Вадим, посматривая в сторону зарослей.

- Иногда можно, - слегка усмехнувшись, проговорил лесничий, - но не всегда.

- Почему? – Тут же поинтересовался Вадим. Но лесничий только снова усмехнулся, и пошел дальше, ничего не ответив.

Дальше шли почти в сплошном кустарнике, среди которого возвышались многометровые стройные сосны. И уже почти вышли на открытое место, когда лесничий вдруг круто повернул влево.

- Но, ведь впереди поляна, - попытался возразить Вадим, указывая вперед рукой, - и поляна большая, и совершенно свободная от кустов – вон виден её край, наверное, метрах в двухстах.

- Нет, мил человек, - сказал твердо лесничий, чуть прищурив глаза, - нельзя нам туда идти.

- Но там вроде бы свободное пространство, а тут мы по кустам лазаем, - недовольно заметила Ольга, нахмурившись.

- Ведьмина поляна там, - чуть помедлив, произнес Егор Никодимович, - может - слышали о такой?

- Я слышал, - тут же включился Витя, - на такие аномальные поляны нельзя выходить непосвященному человеку – потом выйти с неё не сможешь – все будешь ходить кругами.

Костя тоже слышал о подобных вещах, но сейчас решил промолчать.

- Но ведь это сказки, - снова попытался возразить Вадим.

- Я бы не советовал тебе проверять это, - твердо сказал лесничий таким тоном, что Вадим умолк, - идем четко за мной, никуда не сворачивая.

Все гуськом двинулись вслед за Егором Никодимовичем. А Костя, внимательно смотревший по сторонам, вдруг заметил, что кроны деревьев, миом которых они шли – были полны птиц, а вот над поляной – ни одна птаха даже не появлялась. Лесничий проследил за взглядом Кости и кивнул головой:

- Птицы тоже попадают в это круг, и потому – не летают там, бояться.

Ребята сзади, услышав теперь и это предостережение, тоже начали вертеть головами и приумолкли. Кое-как продравшись сквозь густой кустарник, вышли на противоположный край поляны. Посмотрели назад – казалось бы – вот он – тот край, а нет, не пройдешь к нему вот так вот – просто. В этот момент в кроне деревьев вспорхнула какая-то птица, и сверху, кружась опустилось красивое, с изумрудным отливом перо.

- Какая прелесть, - изумилась Лена, подхватив перо, - чье же это?

- Зимородка, - спокойно ответил лесничий, почти не взглянув на находку.

- Я возьму его на память, - сказала Лена, разглядывая красивое перо.

А лесничий уже торопил их, двигался дальше.

- Может, привал сделаем? – Робко спросил Витя, посмотрев на проводника.

- Я бы тоже не отказалась, - призналась Лена.

- Рано пока, - отозвался лесничий, - вот овраг перейдем, за ним и привал сделаем.

По лесу шли еще минут двадцать, все время с небольшим подъемом, лес при этом понемногу редел. И вот вышли на край весьма и весьма глубокого оврага, по дну которого, судя по всему, бежал ручеек. Овраг был стар, и изрядно зарос кустарником и мелкими деревцами, тем не менее – другая его сторона хорошо просматривалась. «Однако, овраг глубиной метров тридцать будет, а то и больше» - подумал Костя. Лесничий медленно начал спускаться вниз, но не прямо, по пологому склону, а немного забирая левее.

- Двигайтесь только так, как я иду! – Крикнул он.

Ребята начали потихоньку спускаться, стараясь повторять маршрут лесничего. И что странно, дно оврага, которое казалось таким далеким, достигли буквально минуту, по крайне мере так всем показалось. Лесничий тем временем, перепрыгнул ручей, который фактически был лишь мелкой струей темной воды, и начал подниматься на другую сторону. Перейдя ручей, Костя обратил внимание, что другая сторона оврага – намного ниже, этот его край, казался буквально в нескольких шагах от ручья, хотя сверху два берега казались одного уровня. Но здесь всех ждал неприятный сюрприз – подниматься оказалось намного, намного труднее. Хотя этот склон был такой же – весьма пологий, как и тот, с которого они спустились, но край оврага как будто отступал и отступал по мере продвижения группы по склону. Ребята почти выбились из сил, подъем уже занял сорок минут, и лишь когда все уже почти выдохлись, неожиданно вышли на ровную поверхность. Лесничий прошел метров двадцать, выйдя на небольшую полянку, и сбросив рюкзак, скомандовал:

- Вот теперь – привал!

- И что это такое было? – Спросил, нарушая собственное молчание Костя.

- Овраг, - чуть помедлив, проговорил лесничий, - именно так - с большой буквы – Овраг. И если двигаться по прямой, а не так, как мы – чуть зигзагами, то вниз можно сбежать почти в одно мгновенье, а вот вверх – не поднимешься никогда.

- Что, совсем никогда? – Недоверчиво спросил Вадим, оглянувшись назад, на дно оврага.

- Ну, можно сказать и так, - спокойно ответил лесничий, - если, конечно, не желаешь потратить несколько недель.

- Недель? Недель… - Проговорил, было Никита и осекся.

- Так, привал полчаса, костер пока не разводим, - скомандовал лесничий и добавил строго, - к Оврагу – не ходить!

Это предостережение явно было лишним, никто теперь и шагу к оврагу сделать не хотел. Все уселись на траву и почти не разговаривали, осмысливая все происходящее.

- Никогда бы не подумал, что такие места могут существовать, - тихонько проговорил Никита Лене, они сидели рядом с Костей.

- Да, знаешь, я тоже немного шокирована, - призналась Лена, прижавшись к плечу Никиты, - но с другой стороны – это так интересно.

- Такое впечатление, что это все – немножко нереально, - сказал Никита, бросая взгляды по сторонам.

- И, тем не менее, - мы здесь и наяву, - ответила Лена.

«Хотелось бы еще знать – где – здесь» - подумал Костя.

- Ну что, отдохнули? – Спросил, поднимаясь, Егор Никодимович, - не пропало еще желание идти дальше?

- Еще чего, - уверенно проговорил Вадим, - после такого начала, и отказаться от продолжения – да, никогда!

- Ну что ж, - усмехнулся лесничий, - тогда продолжим путь!

Все поднялись и неспешно пошли вслед за лесничим. Дорога лежала по довольно светлому лесу, в основном сосняку, причем, как заметил Костя – опять в гору. Шли по этой местности недолго и вскоре вышли на обрыв довольно высокого холма, с которого можно было смотреть далеко вперед. У подножия холма расстилалось редколесье с большими полянами, а чуть дальше простирался довольно густой лес, который отсюда казался волнующимся зеленым морем. Ну, а еще дальше – виднелся темный массив – лес, росший на холмах.

- Вот туда, почти до самого края того леса, - протянул руку к горизонту лесничий, - наш путь и лежит.

- Далековато, - с сомнением протянул Вадим, разглядывая местность, лежащую перед ними.

- Всего пару дней пути, - ответствовал лесничий спокойным голосом, - если повезет.

- А если не повезет? – Спросил с некоторым сомнением Никита.

- Значит, через три-четыре дня вернемся назад, - спокойно ответил лесничий.

- Здорово, - пробормотал Костя.

Лесничий же тем временем, забросил на спину свой рюкзак, вернее, как сейчас рассмотрел Костя – вещмешок, и начал спускаться с холма. Ребята переглянулись и двинулись вслед за ним. Спуск, после Оврага, показался совсем нетрудным, да и проводник – не выбирал каких-то особенных путей, а спускался вполне свободно. Спуск занял минут десять, и за это время, ребята успели немного расслабиться, но как оказалось зря. У самого подножия склона, текла неширокая и неглубокая, но быстрая речка. Вода в речке была прозрачной, но было в ней нечто странное. Поначалу ребята даже не могли понять – что именно, но смотрели все на эту речку, как завороженные. Затем Вадим, продолжая быть в каком-то оцепенении, начал спускаться к реке. И был буквально отшвырнут от неё лесничим, который затем гаркнул во все горло: 
- А ну ка – отошли все от воды!

Со всех – как будто спало какое-то наваждение, и только тут все заметили, что вода в речке – течет в обе стороны сразу – до середины – в одну сторону, а сразу за серединой – в другую.

- Вот это да! – Проговорил Вадим ошеломленно. – Еще один феномен, которого никто не видел.

- Ну, почему же – никто, - возразил лесничий, - я видел, раз не поддался оцепенению, и другие люди видели, давно уже видели, и даже дали название таким речкам.

- Да, и какое же название? – Живо спросил Витя, он был немало возбужден увиденным.

- А ты не догадался еще? – Переспросил его лесничий, усмехаясь.

- Смородина-река, - вырвалось у Кости.

- Верно, - уважительно сказал Егор Никодимович, - Смородина-река, течет сразу в обе стороны, а посередине – граница, пересекать которую нельзя!

- А что будет, если кто-то пересечет? - Спросил Никита.

- А вот смотри, - сказал лесничий, и сломав длинную палку, начал подталкивать к середине реки небольшое полешко. Сначала ничего не происходило, полешко, повинуясь движению палки, пересекало речку вполне обыденно. Но вот оно достигло середины реки, и совершенно неожиданно начало гореть. Именно гореть, прямо в воде, по нему побежали языки пламени, пошел густой дым. Лесничий отпустил полешко и оно, продолжая гореть и дымиться, поплыло уже в противоположную сторону – на другой стороне речки.

- Ого, ничего себе, - ошарашено проговорили ребята хором. Промолчал только Костя, который начал немного прозревать, но о своих прозрениях пока предпочел умолчать.

- И как мы переправимся через это чудо? – Спросил Вадим, - или пойдем искать обход?

- Обход, не обход, но нечто вроде моста, тут должно быть, - уверенно сказал их проводник, и пошел вдоль речки, в ту сторону, в которую текло течение с их стороны. Костя пошел вслед за ним. Витя все это время ошалело щелкал своим раритетным фотоаппаратом.

- Скажите, - спросил Костя, приблизившись к лесничему, - а Вы многих уже водили подобным маршрутом?

- Немногих, - чуть помедлив, ответил проводник, - ваша группа – всего лишь четвертая. Просто сей маршрут – открывается очень редко.

- То есть как это – открывается? – Не понял Костя, посмотрев на собеседника.

- Очень просто, - ответил лесничий спокойным тоном, - не каждый год, сюда можно пройти. А примерно раз в три года, бывает, что и реже.

- И что же – в других случаях сюда не попасть? – Удивился Костя.

- Да, - кратко ответил проводник, но не стал уточнять. В этот момент на речке показался импровизированный мост. А точнее – просто бревно – переброшенное над водой.

- Ну, вот и переход на ту сторону, - констатировал лесничий, указывая на импровизированный мостик, - зови остальных.

Костя быстро вернулся назад, к ребятам, продолжавшим обсуждать необычное положение, в которое они попали.

- Мост нашелся, - обрадовал их Костя, а затем повернулся и пошел к тому месту, где оставил лесничего. Ребята неспешно пошли за ним.

- Ой, какой-то совсем ненадежный мостик, - засомневалась Лена, глядя на бревно, перекинутое через речку.

- Я по такому точно не пойду, - надув губы проговорила, всегда молчаливая, пухленькая Оксана, - и так уже по всяким Оврагам шлялись.

- Ну, уж нет – решительно сказал Вадим, - мы обязательно пройдем здесь!

- По мосту идти безопасно, - произнес лесничий, и первым вступил на бревно. Шел он по бревну очень легко и непринужденно, совершенно не боясь и не глядя под ноги. И перешел речку, шириной в несколько метров – буквально за три-четыре секунды.

- И кто следующий? – Весело спросил он, обернувшись к совим попутчикам.

Костя поежился внутренне, но потом махнул рукой и сказал:

- Эх, я следующий, - и вступил на бревнышко, которое сразу показалось очень узким и каким-то скользким.

Как ни странно, но прошел Костя и быстро и без неприятных ощущений. Некое облегчение, как было видно, - появилось и у его товарищей. Вадим взял за руку Ольгу – и они довольно бодро перебежали на сторону, на которой уже были лесничий и Костя.

- Молодцы, - одобрил их действия Егор Никодимович.

Следом за Вадимом, так же – держась за руки, перешли по бревну Никита с Леной. За ними суетливо засобирался Витя, поправляя то одну, то другую деталь своей одежды.

- Смелее, - подбодрил его Вадим, махнув рукой, - не боись!

- А я и не боюсь, - суетливо проговорил Витя, и как-то неловко начал перемещаться по бревну. На середине он вдруг закачался, взмахнул руками…

- О-о-о! – Одновременно вскрикнули все ребята на обоих берегах.

Витя соскользнул одной ногой с бревна и даже коснулся воды, когда лесничий быстро подскочил к нему и буквально выдернул с бревна на берег. Витя нервно икал, одна кроссовка у него дымилась.

- Ничего, все хорошо, что хорошо кончается, - философски заметил Вадим, похлопав товарища по плечу.

- И все-таки, повторюсь – сказал серьезно лесничий, - будьте предельно осторожны и внимательны, никаких неосмотрительных шагов.

К этому времени – Леша с Оксаной уже спокойно, хотя и не без внутреннего напряжения перешли по мостику, и подошли к остальным.

- Теперь нам недолго осталось до места привала, - сказал проводник.

- А мы палатку будем ставить или как? – Спросил несколько растерявшийся Вадим. – У нас их всего две, и на всех места, наверное, не хватит. Вы же вроде сказали, что с ночлегом не будет проблем.

- А их и не будет, - спокойно ответил лесничий, - в километре отсюда – небольшой заброшенный хутор есть – там и заночуем.

Немного успокоив совершенно разволновавшегося Виктора, путешественники двинулись в дальнейший путь. Дорога шла по редколесью, заросшему очень высокой травой, высотой, порой достигавшей плеч, а некоторым девочкам и еще выше. Среди этой травы, тот тут, то там, возвышались кусты и одинокие деревья. Внезапно группа вышла из высокой травы на полосу, поросшую чем-то похожим на осоку. Под ногами слегка захлюпало.

- Осторожно идите, старайтесь раздвигать траву, а не рвать её, - предупредил лесничий серьезным тоном.

Все присутствующие, уже наученные горьким опытом, постарались выполнить совет, и только Вадим, видимо из чувства противоречия, вдруг взял и резко махнул ногой через пучок травы, и тут же вскрикнул. Все обернулись к нему – Вадим скривился от боли – вся штанина была в порезах, а сквозь них уже проступали следы крови.

- Я же предупреждал, - сердито сказал Егор Никодимович, подходя к пострадавшему, - что за ребячество такое?!

Лена и Ольга, тем временем, быстро достали аптечку и начали перевязывать ногу Вадима. А после перевязки – чуть прихватили крупные разрезы на брюках – суровыми нитками.

- Разрыв-трава? – Вопросительно посмотрел на лесничего Костя, в памяти которого опять как-то само собой всплыло название.

- Она самая, - ответил лесничий, окинув Костю внимательным взглядом, - никогда не занимался славянской мифологией?

- Совсем немного, - честно ответил Костя.

Лесничий, молча одобрительно кивнул, а сам, оборачиваясь к остальным, строго сказал:

- Вот видите, к чему приводит неосмотрительность, еще одна такая выходка и пойдем назад!

Ребята помолчали немного, а потом Вадим сказал примирительным тоном:

- Извините меня, и вообще извините нас, за то, что мы несерьезно ко всему относились.

- Ладно, бывает, - махнул рукой лесничий, - давайте двигать к хутору, а то скоро темнеть начнет.

Все прибавили шагу и быстро зашагали по высокой траве, благо полосы «разрыв-травы» - больше не попадалось. Спустя минут десять впереди замаячил небольшой домик, окруженный невысоким плетеным заборчиком.

- Вот и место для нашего ночлега, - проговорил лесничий, осмотревшись по сторонам, - все заходим внутрь, после захода солнца – со двора, за плетень, не выходить, а лучше – быть дома.

- А если вдруг приспичит? – робко спросил Витя.

- Там, рядом с домиком, небольшой загончик есть, прямо возле входа, вот туда и можно ходить, но более – никуда, - снова твердо сказал лесничий.

Все медленно подошли к домику, он был невысок, сколочен из разнокалиберных бревен, и покрыт, судя по всему – хворостом. Плетень опоясывал его вокруг, небольшим радиусом, отходя от стенок дома всего то – шагов на десять. Окошек в домике было всего два, и оба – очень маленькие. Дверь действительно располагалась рядом с каким-то закутком, сколоченном из досок. Путешественники подошли в двери, первым в домик вошел лесничий, попросив подождать, а спустя пару минут – пригласил всех войти.
Войдя в дом, ребята осмотрелись. В середине единственной комнаты, стоял большой стол, на котором уже горели две свечи, поставленные в какие-то жестяные чашки. Вдоль стен стояли широкие лавки, напротив двери  был сложен небольшой очаг.

- Там, рядом с загончиком, небольшая поленница дров есть и немного хвороста, принесите, - попросил лесничий.

Никита и Костя переглянулись и вышли во двор.

- И что ты обо всем этом думаешь? – Спросил Никита задумчиво.

- Я думаю, что я сплю и вижу сон, - честно ответил Костя, покачав головой, - сказочные явления по-другому никак не воспринимаются.

- М-да, - сказал Никита, почесав затылок, - что-то будет дальше.

Они взяли с десяток поленьев и одну из вязанок хвороста и вошли в дом. Очаг уже горел, а девчонки выкладывали на стол нехитрую снедь.

- Советую, всем желающим, посетить место туалета сейчас, пока еще совсем не стемнело, - произнес Егор Никодимович.

Сказано это было таким тоном, что девочки, за исключением Оксаны, почти сразу потянулись на улицу. А Никита и Костя снова переглянулись.

- А чем же здесь так опасна темнота? – Спросил Никита.

- Да не то, чтобы она сама по себе была опасна, но для людей неподготовленных, многое в ней может показаться неприятным, а может быть и страшным, - отозвался лесничий, бросив взгляд в маленькое окошко.

- А в домике для нас не опасно? – Снова спросил Никита.

- Даже во дворе почти не опасно, но лучше все же в доме, - ответил лесничий, садясь за стол.

В это время вернулись со двора девчонки.

- Такое впечатление, что кто-то все время смотрит в спину, - пожаловалась Оксана, а Лена с Ольгой – кивнули в знак согласия.

- Ну, пойдем тогда и мы, - поглядим, - сказал бодро Вадим, явно хорохорясь перед женским полом.

- Давай-ка, без самодеятельности, - тут же строго предупредил проводник.

- Да нет, это я так, просто, - стушевался Вадим, вспомнив свое приключение с «разрыв-травой».

Во дворе стало почти совсем темно, Вадим с Виктором и Лешей, быстренько заскочили в загончик, а Никита и Костей попытались посмотреть, что творится за пределами плетеного заборчика.  Тьма уже сгустилась и тусклый свет из двух окошек домика ничего осветить не мог. И все же Косте показалось, что на некотором расстоянии от заборчика что-то двигается, что-то непонятное, бесформенное, но разглядеть это было невозможно. Костя тряхнул головой и вслед за Никитой, заскочил в загончик, а затем вошел в дом. Поужинав припасами, прихваченными еще из райцентра, которые показались совсем безвкусными, после трапезы, устроенной в доме лесничего, начали готовиться ко сну. И в этот момент за окнами послышался какой-то странный шум, как будто топот некоего животного, который был слышан то с одной стороны, то с другой. И так продолжалось примерно с полчаса. Ребята вопросительно посмотрели на проводника, но тот оставался спокоен, и разложив небольшое одеяло на скамье, просто лег и закрыл глаза. Ребятам так спокойно уснуть не удалось, девчонки постоянно приподнимались и смотрели на входную дверь, которую просто закрыли на небольшую щеколду. Да и ребята чувствовали себя не слишком уютно. Впрочем, глядя на спокойно спящего проводника, со временем успокоились все.

Утром всех разбудил лесничий.

- Однако же – пора снова в путь! – Громко возвестил он.

Ребята начали подниматься с лавочек, у многих затекли спины, все-таки место для ночлега было не самым удобным.

- Умыться можно во дворе, там сзади дома, небольшой колодец есть, - сказал лесничий.

Первым вышел из дома Костя, за ним – почти сразу – Никита. Посмотрев по сторонам, и вроде бы не заметив ничего особенного, Костя пошел за угол дома, там действительно был почти незаметный сруб колодца, в углу которого – вот неожиданность – была прибита подкова, а в другом углу – на здоровенный крюк, была привязана цепь с ведром на конце. Подошедший Никита помог зачерпнуть воды и тут они оба обратили внимание на следы за оградой. Плетень здесь был совсем рядом с колодцем, шагах в четырех, и было хорошо видно, что трава возле заборчика была примята, и на ней явно прослеживались следы, похожие на копыта, но вроде бы и чем-то отличающиеся. Никита покачал головой и посмотрел на Костю.

- Давай-ка, при всех не будем спрашивать, - промолвил Костя, с недоверием и интересом глядя на следы, - как-нибудь отзовем лесничего и спросим с глазу на глаз.

- Согласен, - отозвался Никита, - нечего всех пугать.

Вернулись к двери, налили рукомойник, висевший тут же. Затем сходили еще раз – набрали воды. После умывания все уселись завтракать, а проводник вышел во двор и стал что-то высматривать вдали – в той стороне, куда они направляли свой путь.

- Извините, - подошли к нему Костя с Никитой, - мы хотели спросить, что это за следы там – за заборчиком, рядом с колодцем?

- Видели уже, значит, - отозвался проводник, вид которого оставался совершенно спокойным, - можете верить, а можете и не верить, но похоже, что нас леший навестил, а может и не один.

- Это снежный человек что ли? – Не понял Никита.

Лесничий усмехнулся и произнес:

- Ну, что-то типа того, по крайней мере – весьма похож на то, как представляют йети.
Никита с Костей переглянулись, а затем Костя спросил:

- А сюда они, почему не зашли?

- Не могут, - снова спокойно ответил проводник, - плетень тут особенный.

- Хорошо, - сказал Никита, - но, когда мы выйдем за забор, они не появятся?

- Нет, не появятся, - ответил Егор Никодимович, - они так близко только ночь подходят к жилью. А мы с вами, очень скоро будет далеко отсюда, они в ту сторону редко ходят.

- Ой, какая прелесть, - вдруг раздался возглас Ольги, - откуда это здесь?

Никита с Костей повернулись в ту сторону и увидели, что Ольга держит в руках маленький колокольчик, совсем миниатюрный, темно желтого цвета.

- Похоже из меди, - сказал Костя, и вопросительно посмотрел на лесничего.

- Из бронзы, - ответил тот, - здесь иногда встречаются вещи из бронзы.

- А взять его можно? – Тут же начала просить Ольга.

- Можно, - усмехнулся лесничий, - такие штучки путешественники любят собирать, нечто подобное отсюда уже забирали на сувениры. Они совершенно безопасны.

- А откуда они здесь? – Полюбопытствовал Никита.

- Так ведь, хутор здесь был когда-то, - ответил лесничий, - да, даже не один, чуть в стороне еще два имеются, когда-то здесь люди жили, коров держали, вот на шее этих коров колокольчики эти и висели.

- Но если колокольчик из бронзы, - проговорил Костя, - то получается, что он очень старый и люди эти жили давно.

- Я бы сказал – весьма давно, - сказал лесничий, - мой дед, который первым, еще в годы Гражданской сюда начал хаживать, уже застал здесь безлюдье. Однако – нам в путь пора.

Егор Никодимович подождал, пока все соберутся на углу у плетеного заборчика, и повел группу путешественников дальше. Первое время шли все по этому лугу, который, как поняли Никита с Костей, был когда-то пастбищем, а теперь начал все больше зарастать кустарником, да и деревьями тоже. Но вот, пройдя примерно с полкилометра, наши путешественники снова углубились в лес, в котором теперь преобладали лиственные породы деревьев. Кусты здесь были густые, но невысокие, и Костя обратил внимание, что иногда в этих кустах бывает какое-то движение. Он обратил на это внимание проводника, на что тот спокойно заметил:

- Волки это, тут стая живет, но бояться не надо, волки летом совсем не агрессивные, а здесь, так я вообще не знаю, ни одного случая, что бы они вообще пересеклись с человеком.

Костя покачал головой, попытался высмотреть хоть одного волка, но у него ничего не вышло. К этому времени группа вышла к небольшому ручейку, шириной в пару метров, и остановилась. Памятую о недавней переправе через коварную Смородину-речку. Но лесничий спокойно ступил в этот ручей и перешел его, тот оказался совсем неглубоким – чуть выше щиколотки. Остальные путешественники с легким облегчением последовали его примеру. Пройдя заросли бузины, проводник вышел на край странной просеки или очень длинной поляны или лужайки, и почти сразу, остановился.

- Что случилось? - уже привычно осторожно, стали узнавать в чем дело, уткнувшиеся лесничему в спину, ребята.

- Еще одно плохое место решил вам показать, - ответил лесничий, - мы его, конечно, обойдем, но, чтобы вы на него сами не выскочили, нужно что бы сами увидели.

Лесничий шагнул в сторону, взял в руки комель земли, с торчащими из него корягами, а бросил в середину зелененькой полянки, которая, казалось, вся поросла какой-то бархатной невысокой травкой. Комель упал на эту травку, секунду или две лежал спокойно, а потом раздался глубокий, какой-то утробный вздох, почва под комлем вздыбилась, на поверхность хлынула черная жижа, и комель моментально провалился в неведомую пропасть. Ребята подавленно смотрели на коварную полянку, на которой уже не осталось ни следа, ни комля, ни черной жижи.

- Запомните это место, - сказал проводник, - их здесь всего два или три, но остальные – далеко отсюда.

- И что, глубоко там? – Спросил задумчиво, Вадим.

- Не измерял, - усмехнулся проводник, - и никому не советую.

Пошли влево от коварной полянки, миновали её край на расстоянии с десяток шагов и двинулись дальше. Путь их, как будто, снова начал подниматься в гору, хотя подъем был и не очень заметен. Никита тихо переговаривался с Леной, притихший Витя изредка щелкал своим фотоаппаратом, Леша с Оксаной, как обычно, шли молча, но теперь – держались за руки. Вадим с Ольгой внимательно смотрели по сторонам, и было видно, что они оба не слишком доверяют лесничему. А вот Костя все больше успокаивался, хотя у него все время зрели подозрения в нереальности происходящего. Часа через два вышли на сильно заросшую проселочную дорогу с довольно-таки глубокими колеями.

- Здесь выходит дороги есть? – Спросил Никита, - Вы же говорили, что давно не живет никто.

- Не живет, - подтвердил лесничий, - но дороги, кое-где, сохранились, и теперь мы пойдем по ней.

И лесничий повернул влево. При это дорога как бы тоже поворачивала влево.

- Мне кажется, - вмешался Вадим, - мы могли бы срезать в лесу путь, если бы продолжали идти в том же направлении, от той зеленой полянки, глотающей все.

- Могли бы, - согласился проводник, - но там, не самое лучшее место для экскурсии, и нам лучше туда не ходить.

Больше проводник ничего не стал объяснять, и Вадим умолк, а потом они продолжили путь. По дороге шли примерно с час, при этом местность совершенно не менялась, а затем вышли на очередную лужайку, на которой стоял домик, как две капли воды похожий на тот, в котором они ночевали. Проводник двинулся к нему.

- Мы здесь остановимся на ночлег? – Спросила Ольга.

- Нет, только сделаем привал, - ответил Егор Никодимович, - до ночлега там нужно будет пройти еще километров пять, а здесь сейчас лучше ночью не оставаться.

Все снова переглянулись, но спрашивать ничего не стали, и пошли вслед за проводником. На удивленье возле этого домика стояли три скамейки, которые выглядели намного лучше самого домика, как будто из сделали не так давно.

- Отец мой их тут поставил, - отвечая на молчаливый вопрос, сказал проводник, - лет тридцать назад. Здесь и передохнем.

Все начали рассаживаться по скамейкам, а лесничий подергал дверь домика, убедился, что она заперта и довольно усмехнулся. Костя же решил обойти лужайку – посмотреть - что к чему. Пройдя метров двадцать от крайнего угла домика по направлению к какому-то Т-образному столбу, он наткнулся в траве на остатки каких-то ящиков, среди которых ржавели металлические конструкции непонятной формы. Нагнувшись, чтобы лучше рассмотреть их, он увидел в траве большой ключ, тускло-серого цвета, который торчал из остатков одного из ящиков, если это конечно был ящик. Костя с некоторым усилием вытащил ключ и стал рассматривать его, тот был весьма тяжел, и на нем были выгравированы несколько букв и цифры – восемь и через точку – шесть. Костя подумал и засунул ключ в карман, хотя для чего он мог ему пригодиться – было непонятно. В это время лесничий дал команду об окончании привала, и Костя присоединился к своей группе. Дорога возле домика заканчивалась, и теперь проводник вел их по едва заметной тропинке, по обе стороны которой тянулись заросли ольхи и боярышника, за которыми возвышались башнями, самые настоящие вековые дубы. В обхвате, некоторые, были, наверное, метров пять. Внезапно тропинка вынырнула на небольшую полянку, на которой стояло засохшее дерево, с причудливо торчащими ветвями. Поначалу ребятам показалось, что на дереве висят во множестве какие-то комья земли, но приглядевшись, поняли, что видят каких-то птиц, землисто черного цвета, которые, казалось, спали.
- А теперь, - сказал лесничий вполголоса, с каким-то внутренним напряжением, - двигаемся очень тихо и молчим, не говорим ни слова.

И он очень осторожными шагами начал обходить поляну по краю. Ребята двинулись за ним, стараясь смотреть под ноги, только Витя, открыв рот, смотрел на странное дерево. И, конечно, наткнулся на Лешу.

- Смотри куда идешь, - прошипел тот.

- А что, я смотрю, - в полный голос ответил Витя, сделал неосторожный шаг и наступил на сухой сучок, который громко хрустнул.

Несколько птиц на дереве встрепенулись, раздался странный – кашляющий звук.

- Ой, - громко сказала Оксана. Кашляющий звук повторился громче и птицы на дереве вдруг зашевелились все разом. Теперь стало видно, что их много, не меньше полусотни. Несколько из них сорвались с дерева и начали летать низко кругами.

- Всем назад, на тропинку, - негромко, но четко, скомандовал лесничий, и все повернулись назад, желая двинуться в обратный путь. Но не успели, снова раздался все тот же кашляющий звук и все птицы, сорвавшись с дерева, рванулись в сторону наших путешественников. Ребята не выдержали и бросились бежать, причем позабыли о предупреждении – идти в сторону тропинки, поэтому многие побежали, просто в лес.

- На тропинку, на тропинку! – Кричал лесничий, но услышали его, похоже, только Костя, да Никита, который потащил за собой и Лену.

Оказавшись на тропинке, Костя и Никита с Леной обнаружили, что птицы их здесь не преследуют, хотя несколько птиц все же пролетели у них над головой. Проводник чуть подождал, а потом сказал, покачав головой:

- Постойте пока здесь, а я приведу остальных.

- Странные птицы какие-то, - проговорил Никита, слегка отдуваясь, - вроде похожи на воронов, но крылья какие-то – необычные.

- А мне показалось, что у них на клюве зубы есть, - призналась Лена.

Никита хотел бы усмехнуться, но потом передумал, слишком много странного было в этом лесу, чтобы вот так отмахиваться легко. В это время послышались голоса и проводник вывел на тропинку остальных, перепуганных и поцарапанных путешественников.

- Все, здесь нам не пройти, - твердо сказал он, - эти твари теперь не успокоятся, придется ночевать на брошенном хуторе, хотя мне бы этого очень не хотелось.

Унылые и уже успевшие устать ребята, двинулись вслед за ним назад, к домику, возле которого устраивали привал. Лесничий, казалось, был чем-то немало обеспокоен, но ничего не говорил. Через полчаса вернулись на лужайку, на который стоял домик, со скамеечками во дворе, которыми сразу же воспользовались. Лесничий подошел к двери и начал шарить возле порога, затем сделал какое-то резкое движение и дверь приоткрылась.

- Вот теперь можно заходить, - сказал он, и первым вошел в домик.

За ним вошли и остальные. Этот домик отличался от первого чуть меньшими размерами и отсутствием очага, кроме прочего здесь не было большого стола, а вместо него, в углу стол небольшой столик странной, треугольной формы.

- Заночуем здесь, и, наверное, придется потом пойти назад, - сказал лесничий.

- Почему это вдруг? – Спросил Вадим с удивлением и посмотрел на лесничего.

- Нехорошо что-то в этом месте, - с некоторой тревогой, произнес проводник.

- Но ведь мы можем обойти этих птиц, - с удивлением промолвил Вадим.

- Или просто пойти другим путем, - добавил Леша.

- Не в птицах дело, - ответил лесничий, - что-то мы нарушили, птицы – это последний штрих, они вообще не должны залетать на тропинку, а сейчас – залетели. Поэтому – как минимум, мы должны вернуться к первом месту ночлега, а там – посмотрим.

Ребята, с грустными лицами, начали рассаживаться по скамьям, доставая запасы продовольствия. В домике было сыро, явно не хватало огня, но здесь его, видимо, никогда и не было. За окном начало темнеть и всех потихоньку начал морить сон. Но проводник, как заметил Костя, не заснул, а внимательно смотрел в единственное окошко домика. Хотя там ничего не было видно, но лесничего явно что-то тревожило. Ребята уже почти все заснули, кроме Кости, когда за окном началось какое-то движение, как будто некто очень большой ворочается где-то неподалеку и сильно хрипит. У проводника лицо стало очень напряженным, он все внимательнее всматривался в шевелящуюся тьму, Костя не выдержал и тоже переместился к окну, при этом у него из кармана вывалился тот ключ, что он нашел во дворе. Лесничий вздрогнул и посмотрел на упавший ключ, на лице его сменилась целая гамма чувств, начиная от изумления, и заканчивая – облегчением.
- Где ты его взял?! – Удивленно спросил он Костю.

- Во дворе лежал, - чуть растерянно ответил Костя, - под какими-то железяками.

- Таких ключей всего два было, - сказал Егор Никодимович, - оба достались нам с отцом от деда, а ему, если верить его рассказам, от последнего жителя этой местности.

- И почему этот ключ здесь? – Спросил Костя недоуменно.

- Это я его потерял, в один из прошлых походов, но где – не смог вспомнить, - ответил лесничий радостно, - еще один ключ, отцовский, лежит у меня дома, забыл я его взять, а то, что ты его нашел – просто большая удача.

- Да, почему же? – Костя был все так же несколько растерян.

- Потому как, пока с нами этот ключ, ни одна нечисть в дом войти не сможет, - твердо сказал проводник.

- Так мне вернуть вам ключ, наверное, - промолвил Костя, протягивая ключ собеседнику.

- Нет, раз ты смог его найти, он теперь твой, только береги его, - твердо сказал лесничий.

За окном все как будто стихло, и лесничий, явно успокоившись, начал готовиться ко сну.

- «А я теперь как усну, вообще непонятно», - подумал Костя, но все равно – заснул.

Ночь прошла на удивление весьма спокойно, и проснулись все с первыми же лучами солнца, проникнувшими сквозь маленькое окошечко.

- Надо же, как хорошо спалось, - довольно потягивалась Ольга.

- Да, и на удивление, так спокойно было, - в тон ей ответила ей Лена.

Стали подниматься и остальные ребята. Егор Никодимович поймал взгляд Кости и подмигнул ему, видимо не желая афишировать раньше времени, ночное происшествие. Тем временем ребята начали выходить из домика.

- Вот это да! – Раздался возглас Вадима. – Черт возьми, что это могло быть?!

- Кошмар, какой! – Восклицала Ольга, и было слышно, как охает Оксана и что-то беспорядочно бормочет Витя.

Лесничий и Костя вышли во двор. Все трава и все кусты на удалении с десяток шагов от домика были примяты так, как будто по ним проехался асфальтовый каток. А некоторые небольшие деревца даже были сломаны.

- Что же это такое?! – Уже требовательно спросила Ольга.

- Лучше вам этого не знать, - ответил уклончиво лесничий, - но одно скажу, теперь нам путь только назад, как можно скорее, но соблюдая осторожность.

- Но как, же так!? – Воскликнул Вадим, взмахнув руками. – Мы же еще ничего толком не посмотрели!

- Тебе мало впечатлений? – Спросила Лена.

- Но мы действительно идем только третий день, - огорченно проговорила Ольга.

- Как ни печально, - произнес Егор Никодимович, - но придется вернуться, да и погода портится.

Ребята удивленно вскинула глаза к ярко светившему солнышку, но тут же осеклись – солнце светило с той стороны, откуда они начали свое путешествие. А с противоположной стороны стало видно, как наползают неприятные серые облака, да еще очень свежий ветерок подумал с той же стороны.

- Нет, ребята, нужно двигаться назад, - уверенно сказал лесничий.

Утренняя трапеза прошла молча и как-то скомкано, а затем все довольно быстро собрались и двинулись в обратный путь, следуя за проводником. Как и вчера – шли поначалу по заросшей дороге, по обе стороны которой тянулся, кажущийся теперь не слишком приветливым лес. Благо этому способствовали и набежавшие облачка, и довольно резкий и прохладный ветерок. Все молчали, и даже разговорчивый Витя, на этот раз не бормотал ничего себе под нос. Через некоторое время добрались до того места, где они вышли из леса на дорогу, и как раз начал накрапывать мелкий дождик.

Лесничий прислушался к чему то, и сказал:

- Так, придется пойти немного другим путем, сейчас к домику идти напрямую нежелательно.

- Поэтому пойдем чуть более коротким путем, но будьте предельно внимательны и главное – соблюдайте тишину, - добавил он, спустя минуту.

Ребята снова переглянулись и понуро побрели вслед за проводником. Вадим о чем-то тихо переговаривался с Ольгой, Никита держал Лену под руку, а флегматичный Леша вообще – приобнял свою пассию Оксану, как будто боялся её потерять.  Костя спокойно, хотя и настороженно шел рядом с лесничим, испытывая немалое желание поговорить с ним, но не решался, видя очень сосредоточенное состояние последнего. Примерно через полчаса, впереди – в просветах между деревьями показалось луговое поле. А с левой стороны, на краю его, темнел какой-то холм, закрытый частично деревьями.
Чем ближе они подходили к холму, тем яснее было слышно какое-то хриплое астматическое дыхание, доносившееся от этого холма. Подойдя совсем близко, рассмотрели, что холм, весь поросший у основания кустарником, ближе к вершине, был совершенно лыс. Хриплое дыхание шло откуда-то с другой стороны холма.

- Здесь, предельно тихо идем, - вполголоса предупредил лесничий, - не стоит будить лихо, пока оно тихо.

- Лихо? – Вскинул голову Витя, - почему Вы заговорили про лихо?

- Блин, тебе то что? – Довольно громко и внятно произнес Вадим.

 Доносящееся со стороны холма дыхание, как-то прервалось, послышалось странное ворчание, а затем гулкий, протяжный вздох.

- Быстро, бегите к реке, - прошипел проводник, толкая Никиту и Лену в нужную сторону. Костя на некоторое время остановился, глядя, как проводник бежит за Вадимом, Ольгой и другими ребятами, понесшимися в сторону группы чахлых березок. Из-за холма в клубах пыли показалось нечто огромное, неопределенной формы, кажущееся этаким громадным, мохнатым и волосатым комком, высотой в два этажа.

Ноги Кости сами собой понесли его прочь от этого места. Сзади раздался оглушительный звук – не то кашель, не то рев. Что там происходило, Костя уже не видел, да он даже не видел, что творилось у него сбоку, да и спереди тоже. Он просто несся сломя голову, продираясь через кусты, перепрыгивая через ямы, не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки и брызги воды из-под ног. Он пробежал так, наверное, уже изрядное расстояние, когда внезапно запнулся ногой о какой-то корень и буквально, кувырком, полетел через кусты. Некоторое время Костя лежал неподвижно, слыша только собственное тяжелое дыхание, да необычайно громкое биение сердца. Затем ему показалось, что рядом кто-то есть. Костя осторожно чуть приподнял голову, и обомлел – перед его глазами были две большие мохнатые лапы. Костя зажмурился, а потом снова открыл глаза и поднял голову чуть выше, после чего его бросило одновременно и в жар, и в холод. Перед ним, буквально в полуметре, сидел огромнейший волк, и приоткрыв немыслимых размеров пасть, смотрел на него в упор умными желтыми глазами. Чуть скосив взгляд в сторону, Костя увидел еще двоих волков сбоку – на расстоянии шагов пять от себя. Эти были чуть поменьше, но смотрели так же - внимательно и без всякой агрессии. Тот волк, что сидел прямо перед Костей, сделал какое-то движение головой и посмотрел прямо ему в глаза. Как будто говорил – «Ну как же ты брат, дошел до жизни такой?!».
«Ребята!» - обожгло Костю изнутри.
Волк очень внимательно посмотрел на него и, опустив морду к земле, как будто подтолкнул что-то к ногам Кости. Тот посмотрел вниз – перед ним лежал ключ, тот самый, что он нашел рядом с домиком. Костя помнил, что, когда бежал, инстинктивно сжимал ключ в руках и видимо выронил. Волк сделал еще одно движение мордой, будто подталкивая какой-то предмет. Костя нагнулся и поднял странный старый гребень, наподобие того, что был у его бабушки. Только тот был пластмассовым, а этот из непонятного материала, довольно тяжелый.
«Брось гребешок позади себя, когда будешь убегать, он поможет» - всплыла в голове фраза из какой-то сказки.
Косте показалось, что волк при этих его мыслях – как будто бы улыбнулся одобрительно, причем не только он, но и его собратья – тоже. «Ничего», - подумал он, слушая как ревет где-то в стороне мохнатое Лихо, он вспомнил и этого персонажа, - «Мы еще посмотрим – кто кого, держитесь ребята».
Волк, как будто улыбнулся еще раз и в буквальном смысле – пропал, Костя посмотрел в сторону – собратьев волка – тоже не было.
Костя решительно встал и быстрыми шагами двинулся наперерез движению чудовища. Выйдя из кустов, он увидел бегущего со всех ног Виктора, который потерял где-то свой рюкзак, но фотоаппарат держал в руках. Сзади его и чуть в стороне, двигалось огромное пылевое облако, издающее рыкающие и кашляющие звуки. Костя как-то сразу сообразил – где он находится и в какой стороне мост через речку-Смородину.

- Витя, сюда! – Заорал что было мочи Костя. Витя, похоже, услышал его и повернул к нему, при этом запнулся и перекувырнувшись упал. И сейчас Костя заметил бегущих вдали Никиту и Лену, Лихо, судя по всему, двигалось к ним.

- Замри на месте! – Прокричал Костя Виктору, а сам побежал в сторону Никиты. Пробегая мимо Вити, крикнул ему: - Беги к реке, чуть правее будет мостик!

Виктор послышался его и побежал в указанном направлении. Никита бежал не очень быстро, видимо и сам устал, да еще и поддерживал, совершенно выбившуюся из сил Лену.

- Сюда! – Крикнул Костя, подбегая к ним, и хватая Лену под руки, с другой стороны. Вдвоем они потащили Лену в сторону мостика, видя впереди мелькающего на удалении Виктора. Но они все устали, а Лена вообще почти падала и темная, мохнатая туча позади них, уже почти нависала над ними. Костя извернулся и бросил назад костяной, он понял это только сейчас, гребень, со словами:

- Встань как лес позади меня!

Фразу он придумал сам, прямо вот так – на бегу.
И случилось то, на что даже нельзя было надеяться. Чудовищное Лихо как будто налетело на какую-то стену, начало бушевать, метаться из стороны в стороны, но преодолеть невидимую преграду – не могло. Это дало изрядный выигрыш времени, и ребята смогли дотащить Лену до речки. Витя уже был на другом берегу и нервно ходил из стороны в сторону. Оказавшись возле мостика, ребята остановились, чтобы хоть немного отдышаться, затем аккуратно перевели Лену на другую сторону.

- А где остальные ребята? Где лесничий? – С трудом преодолевая одышку после сумасшедшего бега, проговорил Костя.

- Там, - указал в сторону, куда текла река со стороны лужайки, Никита, - я видел только Лешку с Оксанкой, они бежали чуть праве нас.

- Нужно вернуться, - сказал, все еще тяжело дыша, Костя, - помочь им.

- Да, надо, - так же тяжело дыша, ответил Никита.

Он повернулся к Лене:

- Мы вернемся, посмотрим – что там с ребятами, а ты пока побудешь с Витей.

Костя поискал глазами вдруг пропавшего куда-то Виктора:

- Виктор, ты где?

- Я здесь, - как-то растерянно произнес откуда-то сбоку Виктор и тотчас же раздался странный визгливый смех.

Костя посмотрел в сторону и даже чуть присел – Виктора схватили под руки два странных типа, похожих на очень длинных костлявых, одетых в тряпье бомжей, к тому же еще и волосатых до предела. Они, визжа и хихикая, волокли Виктора вверх по склону холма и куда-то в сторону.

- Это еще что за птицы такие?! – Негодуя, прокричал Костя и бросился к ним.

Никита бросился вслед, и даже Лена нашла в себе силы пойти за ними. Существа оказались очень настойчивыми и видимо – сильными, волокли Виктора, который, впрочем, не сильно упирался, довольно быстро. Догнать их удалось почти уже у самого гребня холма. Но как только Костя с Никитой все-таки догнали эту компанию, оба существа, выделывая совершенно немыслимые жесты, бросили Виктора и исчезли в кустах. Сзади, тяжело дыша поднималась совершенно бледная Лена. Костя бросил взгляд в сторону другой сторону реки – чудовищного Лиха уже не было видно, и только где-то вдали виднелся шевелящийся клубок пыли. Костя уже собрался было двинуться в обратный путь, когда с нескольких сторон сразу снова появились странные личности в лохмотьях, причем много – не меньше десятка и угрожающе скалясь, начали надвигаться на них.
«Злыдни» - почему-то мелькнуло в голове у Кости. Никита схватил Лену за руку и побежал с ней прочь от края обрыва. Виктор обалдело смотрел на приближающихся существ, пока Костя не схватил его за руку и не потащил вслед за Леной и Никитой. Существа какими-то странными скачками перемещались следом. Некоторое время Костя буквально тащил Виктора за руку, но потом тот и сам припустился бегом. Впереди мелькали между кустов Никита с Леной, и тут сверху внезапно прочертила небо темная тень. Виктор обернулся, споткнулся и покатился вниз по склону.
«Овраг», - мелькнула мысль у Кости. Он бросился было за Виктором, но почти сразу потерял его из виду, где-то сбоку было слышно, как бегут Лена с Никитой. Костя тоже споткнулся о какой-то корень, но не упал, а понесся, размахивая руками вниз, и лишь на самом дне не удержался и плюхнулся в, текущий по дну, грязный ручей. Отплевываясь и чертыхаясь, Костя поднялся из ручья и тут услышал рядом с собой странный хриплый смех. Костя посмотрел в сторону и увидел недалеко от себя странного карлика в мохнатой одежде, сидящего на поваленном дереве и смотрящем на него. Костя поискал глазами Виктора и Никиту с Леной. Ему показалось, что кто-то бежит по склону Оврага далеко вверху.
Костя бросился туда, сначала побежав напрямую, но быстро понял, что лесничий говорил правду – таким образом, он мог бы бежать и по эскалатору, идущим с курьерской скоростью вниз. Костя вспомнил – как шел по склону Егор Никодимович («Где же он может быть сейчас» - мелькнула мысль) и попробовал идти так же – зигзагами из стороны в сторону, под углом примерно сорок пять градусов. И это помогло – он начал намного быстрее подниматься по склону, все слыша позади себя хриплый смех карлика. Уже поднявшись наверх, он увидел впереди и чуть левее, идущих вдалеке Никиту и Лену, и бросился к ним наперерез. Хотел крикнуть, но дыхания уже не хватало, и из горла вырвался только сдавленный хрип. Он уже не бежал, а просто шел быстрым шагом, не особо выбирая направление, просто видя впереди просветы между соснами.
И вдруг понял, что возвращается назад – к Оврагу. Он повернул назад, быстро пошел в другую сторону, но через пару минут обнаружил, что снова идет совсем не туда. Еще одна попытка, и опять – с тем же результатом. «Черт, ведьмина поляна», - подумалось ему, - «Надо покричать Никите, чтобы понять направление».
- Никита! Лена! – Крикнул он, собравшись с силами. Никто не ответил.

- Ни-и-ки-та! – Собрав все силы, буквально проорал Костя.

Откуда-то издалека послышался какой-то слабый крик:

- А-а-а!

Костя собрался было идти в ту сторону, но тут что-то уперлось из кармана ему в ногу. Костя сунул руку в карман и достал оттуда тот самый ключ, что нашел на той стороне, в далеком сейчас домике. И тогда он поднял этот ключ перед собой и пошел в ту сторону, откуда, как ему показалось, донесся ответный крик. И снова ключ помог ему, он вышел с поляны и начал продираться через заросли малинника. Попытался снова покричать, но голос отказался повиноваться ему. Минут через десять он вышел к болоту, несколько минут стоял и тупо смотрел на пешни, прислоненные к деревцу, вспоминая что-то. В голове был полный сумбур и мысли вертелись с головокружительной быстротой, не задерживаясь и не давая сосредоточиться. Наконец он взял себя в руки.
«Нужно привести помощь», -подумал он, и тут заметил далеко впереди себя, почти на другом конце болота – бредущую фигуру человека. «Наверное, это Виктор», подумалось ему.
Костя схватил одну из пешней, и двинулся в сторону болота. Сначала он пытался идти так же, как шел три дня назад проводник, выбирая те же места, которые выбирал тогда лесничий, но быстро запутался, а идти назад уже не было смысла – он отошел от края болота уже почти на сотню метров. На свой страх и риск – Костя пошел почти напрямую, уже не особо заботясь ни о чем. Пару раз он почти по пояс провалился в болото, но сумел-таки выбраться, и продолжить свой путь. Уже приближаясь к тому краю болота, откуда они начали свое путешествие, ему показалось, что на кочке лежит ремешок от маленькой сумочки Лены, но, когда он сделал шаг в ту сторону, ремешок как будто испарился. Провалившись еще раз, почти по грудь, Костя успел схватиться за склонившееся рядом деревце и кое-как вылез на ближайшую кочку, а с нее – парой прыжков – добрался до условного берега.
Некоторое время он стоял, всматриваясь в окружающий ландшафт, вспоминая, как они стояли здесь – всей компаний, слушая лесничего. Вот здесь они разобрали пешни. А вот здесь Витя несколько раз щелкал фотоаппаратом девчонок, собирающихся идти через болото.  И тут со стороны тропы послышался какой-то шум.
 «Виктор!» - мелькнуло в голове у Кости. Он, сломя голову бросился наперерез через кусты и … вдруг полетел вниз головой, в какую-то бездонную, как ему показалось яму. Он хотел крикнуть, но крик застрял в его горле, он весь дернулся и… Проснулся.

Вокруг него была комната, со стенами, покрытыми красивой вагонкой. Рядом стояли еще четыре кровати, на которых, удивленно приподнявшись, лежали Вадим, Леша, Никита и Виктор. В комнату заглянул, лукаво улыбающийся Егор Никодимович и спросил:

- Ну как спалось, молодые люди?

- Что это было? – Спросил Костя изумленно глядя по сторонам.

- Как что? – Казалось, вполне искренне удивился лесничий. – Сходили в поход, теперь отсыпаетесь, уже почти сутки спали, пришлось разбудить.

Улыбнувшись, лесничий вышел из комнаты.

- Это что, привиделось нам что ли? – Спросил Витя ошарашенным голосом.

- Да не иначе как, - отозвался Вадим, покачав головой, - ну, не могло же этого быть на самом деле.

В это время в коридоре послышались голоса девочек. Вадим и Никита немедленно выскочили в коридор. Остальные ребята тоже не стали задерживаться. Все оказались в сборе. В коридоре сразу же образовался немалый галдеж, ибо говорили все сразу. Почти все считали, что это был какой-то гипнотический сон. Но тут Ольга обратила внимание на штаны Вадима:

- Ой, смотри - у тебя все брюки располосованы!

Вадим медленно опустил взгляд на свои брюки, затем поднял вверх штанину – под ней обнаружилось несколько порезов. Потом перевел взгляд на ноги Виктора, и молча, указал на одну из его кроссовок. Все посмотрели на неё – кроссовка была обгоревшей.
Внезапно Лена с каким-то отсутствующим видом залезла в карман куртки и достала оттуда красивое изумрудное перо.

- Зимородок! – Выдохнув, проговорил Никита.

- Ой! – Воскликнула Ольга, и вынула из кармана маленький колокольчик. Костя сильно сжал в кармане, лежащий там ключ. Все посмотрели друг на друга.

- Значит, не привиделось, - проговорил Никита, упавшим голосом.

- И Смородина-река и разрыв-трава, - добавил Вадим.

- Но как, же мы выбрались? – Спросил Витя и начал копаться в кофре для фотоаппарата. Затем с вытянувшимся лицом, проговорил упавшим голосом:

- Вся пленка засвечена.

В этот момент в коридор заглянул Егор Никодимович:

- Ну, граждане туристы, разбирайте свои гаджеты!

И положил на столик все смартфоны и планшеты, которые ему доверили ребята. После чего, почти сразу вышел. Но в дверях повернулся и сказал:

- Я договорился. Мой двоюродный брат, работает на автобусе в райцентре, он приехал сюда и довезет вас до станции совершенно бесплатно.

Он вышел, а ребята посмотрели друг на друга.

- Да-а, дела, - протянул Никита.

- Ну, и приключение, - озадаченно проговорил Вадим.

- Нужно собираться, - деловито сказал Леша, - автобус то ждет.

И все пошли за своими сумками. Быстро собравшись, все пошли к воротам. Костя обратил внимание, что ворота были уже открыты, а также на то, что в глубине двора, не обнаруженный вначале, имеется гараж. Все вышли, в задумчивом состоянии со двора. Чуть в стороне, в низинке стоял уже заведенный «Пазик», когда они шли сюда, не обратили внимание, что там проходит грунтовая дорога.

За воротами стояли лесничий и его супруга.

- Ну, что же, - сказал лесничий, - давайте прощаться, надеюсь, что впечатления от похода у вас не совсем плохие остались.

Ребята переглянулись, а затем Вадим сказал:

- Все было очень неожиданно, да и непонятно очень, и кстати, Вы так и не сказали, что это было, и сколько мы вам должны.

Лесничий добродушно засмеялся:

- Ну что вы ребята, аванс, который вы внесли, все полностью покрывает. Ну, а что это было – попробуйте подумать об этом сами. Надеюсь, только, что вы не остались в какой-то обиде на меня.

- Ну, что Вы, ни в коем случае, - пробормотал Вадим, переминаясь с ноги на ногу.

И все ребята потянулись в сторону автобуса. А Костя чуть задержался. Он подошел к лесничему и достал из кармана ключ.

- Наверное, я не имею права увозить его, - сказал он, и протянул ключ Егору Никодимовичу.

- Да, в общем то, имеешь, - ответил неожиданно лесничий, - ты заслужил его. Но можно сделать и так – я оставлю его у себя, но, если захочешь посетить наши места снова, то при походе – ключ будет с тобой, согласен? Но можешь и оставить у себя, если пожелаешь?!

- Знаете, - немного подумав, ответил Костя, продолжая держать ключ в руке, - еще там, когда проснулся в комнате, я сомневался, что скажу это, но сейчас – я обязательно вернусь, и схожу в эту странную, но чем-то привлекательную страну еще раз, если это возможно?

- В этом году, скорее всего уже нет, - серьезно сказал лесничий после кратковременного раздумья, - но в будущем, я думаю – это вполне возможно, если будет желание – приезжай.

- Приеду, - просто ответил Костя, - тем более мне нужно кое-кого отблагодарить там, хотя я до сих пор не знаю – где именно – это «Там»?!

- А ты считай, что это некое параллельное пространство, - добродушно посмеиваясь, проговорил лесничий, - тем более, это совсем не далеко от истины, только доступно оно бывает редко.

И лесничий крепко пожал Косте руку.

«Да» -подумалось Косте, - «Там есть кое-кто, кого точно нужно отблагодарить». И перед его взором предстали умные, все понимающие глаза волка.

После чего Костя тряхнул головой и пошел к уже сигналящему автобусу.
Но перед тем, как сесть в него, еще раз повернулся и посмотрел в ту сторону, где осталось лесничество, а где-то там, далеко в лесу, самая необычная местность, в которой ему когда-либо приходилось бывать.
И почему-то он подумал, что эта местность, еще как-то проявит себя в его жизни, хотя, быть может, и не скоро.


Рецензии
«Да» -подумалось Косте, - «Там есть кое-кто, кого точно нужно отблагодарить». И перед его взором предстали умные, все понимающие глаза волка.

Альбина Салахбекова   30.03.2019 21:49     Заявить о нарушении
И Костя еще вспомнит об этом случае с волком...
Если сумеете осилить "Чужое противостояние"...)

Сергей Макаров Юс   31.03.2019 13:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.