Дача

Летом, как известно, все москвичи стремятся на дачу. Те, у кого дачи нет, стремятся на дачу к друзьям и родственникам. Тяга к даче у москвичeй заложена в генах и передается по наследству вместе с дачей. Поэтому, приехав в Канаду, москвич сталкивается с серьезной проблемой – отсутствием дачи. А откуда ей взяться в Канаде? Тут за городской дом всю жизнь выплачивают мортгейдж*, у друзей и родственников (если таковые имеются) та же картина. Но мысли о даче не покидают умы экс–москвичей, заставляя их искать выходы. Шеф моего мужа и его жена купили трейлер. Дача – не дача, но если прикатить это в тихое место, поближе к пруду и подальше от города (что они и сделали), то получится очень даже неплохо. За тихое место они выплачивают его владельцу, которому принадлежит вся территория дачного поселка, $3000 в год, но жить там можно только шесть теплых месяцев. В остальные шесть туда ездить не следует, т.к. там отключают электричество и дороги завалены снегом. То есть поехать можно, но это верная смерть.

В один из летних дней они пригласили нас на дачу. Шеф и его жена очень милые люди, общество которых доставляет большое удовольствие. Детей у них нет (общих), это второй брак для каждого. У шефа, кажется, и от первого не было, а у нее есть сын, Гриша, который живет с семьей в Москве и уезжать оттуда не собирается.

Они посоветовали нам взять с собой купальники. Шеф сказал, что встретит нас у конторы в центре дачного поселка, так как найти их трейлер среди других ему подобных довольно сложно. Как только мы подъехали к центру и собрались ему позвонить, к нам подошел мужчина в шортах и майке и спросил, к кому мы приехали. Мы назвали имя.

– Они к профессору Левину, проведи их, honey, – крикнул он загорелой женщине, сидевшей за рулем мопеда с прицепом, одетой, как и он, в шорты и майку.

Она кивнула и тронулась с места, и мы поехали за ней по извилистой дорожке, которая петляя и ветвясь между трейлерами и соснами, привела нас к участку шефа. Виктор, так зовут шефа, услышав шум машины, вышел нам навстречу. Женщина, помахав рукой, укатила.
– Это жена хозяина, – объяснил шеф, – а парень, который встретил вас, – хозяин этих участков. Дед его, немец, бывший эсэсовец, в 45 году бежал из Германии в Австралию, а оттуда в Канаду, купил эту землю и начал сдавать под дачи, причем предпочтительно русским, как это ни странно, и по льготным ценам. Комплекс вины, наверное... И внук его, Роб, из семидесяти участков сорок сдал нашим, из Союза. 

Жена шефа, Люся, показала нам трейлер. Он был довольно уютным, со всеми удобствами, какие имеются в городской квартире, даже с музыкальным центром, доставшимся им вместе с мебелью от прежних владельцев. «Не сравнить, конечно, с нашей дачей в Подмосковье, – говорила Люся, – Какая там была дача! И есть, сын с семьей туда ездят летом.» 

Мы обошли вокруг трейлера, к которому был прилажен дек – деревянный настил, где стояли стол, стулья и плетеные кресла. Там мы и устроились. Люся заранее нажарила котлет, наготовила салатиков, мы с ней выложили все это на стол. Все было очень вкусно, свежий воздух способствовал аппетиту, мы пили вино, мужчины – коньяк. И потекли разговоры... Виктор с мужем говорили о своих научных делах, время от времени подключаясь к нашей беседе. У Виктора сейчас отпуск (большой, длиной в год – дается профессорам каждые семь лет), однако они с мужем продолжают писать статьи, обсуждая их по телефону (я слышу мужа из кухни). В компьютере шефа барахлит Power Point, поэтому все исправления в тексте делает муж на своем. Виктор, будучи перфекционистом, считает, что в статье должно быть прекрасно все: тема, графики, орфография, знаки препинания. Муж не любит копаться в деталях, но с шефом не спорит и задумчиво говорит в трубку:
– Нет, я не убрал запятую, я не убрал запятую... Ах убрать?
Пауза.
– Да, я убрал запятую, да, я убрал запятую... Какая черточка? Та что «под», или «между»?
Статью, доведенную до совершенства, сдают в печать и начинают писать новую.

Люся рассказывала о соседях. Справа от них живут украинцы из Киева, муж, жена, двое детей и эльдертерьер. Собака наредкость любвеобильная, готова облобызать каждого.
– Воры придут – и тех зацелует, – говорила Люся. – Слева живут москвичи, мать и дочь. Сын, студент, иногда к ним приезжает. А муж ее ушел к другой женщине... И кот у них есть, Пушкин. Нет, это не в честь Александра Сергеевича, мы тоже так думали, его сначала Пушком звали, отсюда и Пушкин. А вот и он, легок на помине! Ну иди, иди, я тебе дам котлетку.
Появившийся откуда-то кот с достоинством прошелся по деку и подойдя к Люсе, потерся об ее ногу.
– Они хотели его кастрировать, мать и дочь, – продолжала Люся, бросив ему котлету, – но сын, узнав об этом, такой бунт поднял, мать рассказывала: не позволю, кричал, лишить его достоинства, даже и не думайте! И он, будто понимает, больше всех его любит.

– А расскажи, как Василиса Гришу любит, – вставил Виктор с улыбкой, включившись  в разговор.

– У сына есть кошка, Василиса, – любит его безумно! – начала Люся. Всюду ходит за ним, как тень. Они ее с собой на дачу берут, жена с детьми живут там все лето, а Гриша ездит по делам в Москву и обратно. Дача примерно в полкилометре от станции. Так она на станцию встречать его бегает. Вот он выйдет из электрички и крикнет своим баском быстро так: Василиса! И она тут же бросается к нему, где бы ни была, если дома и дверь закрыта, в окно бросается (как только она слышит на таком расстоянии?) и несется на станцию, как сумасшедшая, каким-то галопом аж, как лошади бегают. Соседи говорят: вон, Василиса побежала Гришу встречать! Примчится и прыгнет к нему на руки, и вместе идут домой, счастливые. Жена ему так не радуется, как эта кошка!

Люся прекрасная рассказчица. Она это знает и любит рассказывать. Виктор с умилением  смотрит на нее, подтверждая ее слова кивками головы, иногда дополняя какой-нибудь фразой и вновь умолкая, как ученик перед мастером.

А Люся продолжала рассказывать, вспоминая разные случаи из их жизни. Вспомнила, как они с Виктором ездили по Армении, побывали в разных местах, останавливались у местных жителей. Однажды, вернувшись домой поздно и не желая будить хозяев, выходивших с утра в поле, они устроились ночевать в стогу, недалеко от дома. А утром, выбравшись из сена, до смерти напугали одного мужика, проходившего мимо. Он решил, что они беглые, и стал звать людей на помощь. Еле убедили его не орать и выслушать. Он выслушал и сказал, что всему может поверить, кроме того, что они муж и жена. С женой не спят в стогу – заявил он, подмигивая Виктору. Так и не смогли его убедить, кажется даже паспорта показывали, – смеясь, говорила Люся.
– А расскажи, как искали мальчика, – сказал Виктор.
– О-о, это было нечто! – подхватила Люся. Кажется в том же районе, да, Витя? Или это в Раздане было? Ну не важно. Значит, пропал мальчик, ребенок лет семи, затерялся на горе, а горы там, вы знаете, покрыты лесом. Как и почему он пропал, мы не смогли выяснить, никто не говорил толком по-русски. Мы конечно, заволновались: ребенок, один, скоро стемнеет! Стали предлагать местным людям план действий – разбиться на группы, вызвать вертолет, пустить собак и т. д. Смотрим, люди не торопятся, ведут себя довольно спокойно, без паники, что-то стали нам объяснять, мы не поняли, до нас дошло только, что они начнут поиск, когда стемнеет. Мы решили, что они сумасшедшие. А они вот что сделали. Только стемнело, к горе подъехали пять-шесть виллисов, выстроились в ряд, въехали в гору, встав под крутым углом, почти стоймя, и включили фары. Все. Мощный свет пошел по горе столбом вверх. Через десять минут мальчик нашелся, вышел на свет...

Мы завороженно слушали Люсю, и она, видя это, прятала довольную улыбку.
– Однако мы засиделись – сказала она, выводя нас из оцепенения, – давайте немного прогуляемся.

Надев купальники, мы отправились к пруду, который был недалеко от трейлера, по краям его рос камыш. Но мы в него не полезли, потому что там плавали утки, а с другой стороны стоял мальчик с удочкой. Обошли кругом и пошли обратно. Нам навстречу из-за кустов вышла женщина, держа на поводке эльдертерьера. Собака с радостным визгом кинулась было к нам, но женщина, одернув ее и не глядя на нас, прошла мимо.
– Это наша соседка, – понизив голос, сказала Люся. – Каждый день к нам являлась, вместе чай пили, а теперь, сами видели, не здоровается. У нас же раньше все русскоговорящие очень дружили между собой, устраивали концерты, праздники. А после Крыма все перессорились, переругались насмерть, разбились на два лагеря, такая война пошла!.. Роб, внук эсэсовца, пытался всех примирить – ничего не вышло. А раньше было так весело, да, Вить?

Мы еще погуляли немного. Но начало темнеть. Солнце съехало как-то сразу за сосны, и мы засобирались домой, в Торонто. Люся всучила нам завернутые в фольгу котлеты, несмотря на наши протесты. Все равно пропадут – сказала она, – мы не едим столько мяса.

Виктор поехал с нами в машине, показывая дорогу, пока мы не выехали на сельскую улицу, ведущую к трассе, там мы с ним попрощались.
– Обратно дойдете? – засомневались мы, – Может подвезти? 
– Не беспокойтесь, – улыбаясь говорил он, выходя из машины, – я до дачи дойду хоть с завязанными глазами, каждый куст наизусть знаю.
И он, помахав рукой, пошел по тропинке. А мы поехали дальше, в наш огромный, шумный, многонациональный Торонто.


* – ипотека


Рецензии
Как прекрасно было лето:
Трейлер, Василиса, Пушкин.
Ты пожарила котлеты,
Он в стогу стелил подушки.

А потом Вы спозаранку
Долго плакались соседу,
Как собака-киевлянка
Облизала вас в сэрэду.

Хорошо, что загранпаспорт
Был у вас тогда в кармане.
А пацан с горы нашелся,
Он на свет спустился к маме.

Как прекрасно было лето:
Солнце, сосны... А в Торонто
Я когда-нибудь приеду -
Заверни в фольгу котлеты.

Спасибо, Маро! Очень понравилось. Чудо какой рассказ! И главное, всех этих людей я тоже знаю, ну, или таких же, один в один.
Спасибо! С теплом и наилучшими пожеланиями, Андрей.

Соколов Андрей Из Самархейля   30.11.2018 19:09     Заявить о нарушении
Приезжай ко мне в Торонто,
Будем есть с тобой котлеты.
Больше этого экспромта
Мне не выжать ни куплета.

но ответить на Ваш чудесный поэтический отзыв голой прозой было бы непростительно.

Андрей, спасибо! Самое главное уже есть - фольга. Остальное как только скажете. )

С огромной благодарностью и сердечным теплом, Маро.

Маро Сайрян   01.12.2018 02:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.