Маршал. Захват курятника. Часть 3

ЧАСТЬ 3.
Захват курятника
В выходной день звонок мобильного телефона оповестил, что кто-то хочет услышать Маршала. Грубый быдлыватый мужской голос в трубке: - Ааале! Ты кто такой? Маршал вдруг незнакомым для жены голосом ответил: - А фиг его знает кто я? Я токо встал, в паспорт не смотрел! На том конце провода короткая пауза: - Не понял! - промычал мужской голос.
Семен повторил: - Честно, не знаю, кто я! Спасиб, что разбудил.
Мужик крякнул и отключился.
- Звонят кому не лень, как будто буду с ними говорить? – заворчал Маршал.
А Кристина вспомнила, случай, который вывел Семена из себя.
Сосед сверху ближе к полуночи все продолжал сверлить стены. Звук телевизора совсем перестали слышать. Семен набрал номер квартиры соседа: - Сверлить перестал! Уши плохо слышат.
 Мужик: - Ты кто?
Муж: - Большой и толстый!
Мужик: - Не понял! Ты кто такой!?
Семен: - Сосед твой снизу. Лучше батареями завтра займись, не замерз? Мужик: - Чаво!?
- Не чаво, а вентиль отключи и спусти воду!
Мужик отключился. Дома тишина, батареи стали теплыми.
Во время капитального ремонта дома,  старые батареи заменили на еще более худшие: ржавые длинные гармошки гофре. И с наступлением холодов  приходилось открывать вентиля и спускать воздух. Сосед сверху должен был проделывать такую же нудную процедуру, о существовании которой он еще и не подозревал, так как только заселился в квартиру.

- Пора вставать, сестру встречать! – напомнила мужу Кристина о посещении их загородного дома ее родственницей. – Едем в магазин, сестре днюху будем отмечать!
Сестру Кристина любила. Она, сестра, всегда была большой, а Кристинка маленькой. Сестра Галка всегда брала ее с собой. Особенно запомнилось лето в пионерском лагере, где старшая была пионервожатой, а младшая бегала пионеркой, участвуя во всех конкурсах и спортивных мероприятиях.
И вот у Галки большая днюха! Кругла дата! У Кристинки тоже в этом году круглая дата, но ровно на пять лет меньше, чем у Галки.
Галка стояла с ярким рюкзаком на автобусной остановке железнодорожной станции подмосковного города, который Маршал облюбовал для своего проживания и проживания своей семьи.
Теща уже была в доме, приехала с тестем с вечера.
- Галка! Приветы! Мы здесь! – звонко огласила окрестности остановки младшая сестра.
- Да, вижу я тебя, яркая какая!
Кристина на бегу надела ярко розовую куртку – ветровку, которую было видно далеко за пределами остановки.
Маршал не обращал внимания на радостные люлюканья сестер, он был занят более серьезными делами: изучал в планшете где достать корм для кур. Кур купил весной вместе с соседом. У Маршала куры жили в красивом курятнике, вместо грустной стены красовалось добротное пластиковое окно, чтобы и ему было видно кур и курам было видно, что у них за окном курятника. Поилка и кормушка на автомате всегда обеспечивали его курочек водой и едой. Его красавицы были чистенькими, давали себя погладить и похлопать. У соседа Пашки куры почему-то были все в пыли, в грязи и несли по 1 яйцу в день! Пашка никак понять не мог, ну почему у Маршала несутся все 8 кур, а у него одна, и то по кривому яйцу в день.


- Паа! Мне позвонили на предмет  работы.
- Ну и?
- Говорят, что надо пройти собеседование и сдать экзамены.
- Уточни, что за экзамены! Если по Марксизму-ленинизму, сразу отказывайся. Говори, не сдам! График уточни: 5 через 2 и с 12 ти на два часа.
Учил Маршал сына науке жизни.
- Ой! Галочка! Здравствуй родная! – захлопотала теща, увидев свою племянницу.
- Мы тут теперь проживаем.
- Дааа! – протянула сестра Крестины. – Хоромы отгрохали!
Минут двадцать ушло на осмотр дома, сада, теплицы, сараев и курятника.
Расположившись в саду на больших деревянных качелях,  женщины вели разговор о повседневности. Семен с Митькой ворочали шампур с мясом на мангале. Большой кот, по прозвищу Царь, не спеша гулял по садовым дорожкам, время от времени заваливаясь то на один бок, то на другой от лени идти.
- Галя! Сфотографируй меня с Царем! – попросила тетка Нина. Галя с удовольствием стала хлопотать вокруг  тетки, которая медленно раскачивалась на больших деревянных качелях.  Галя то так сфотографирует ее, то сбоку, то с видом на малину.
Неожиданно в кадре появилась курица: - Ой! Курица! – удивилась Галя, продолжая фотографировать тетку. – Надо же!
- Ой..еще одна! – воскликнула Кристинка, показывая пальчиком куда-то за спины своих родственников.
Маршал с Митькой продолжали крутить шампур и прыскать на мясо вином.
Первый сообразил Митька: странно, что куры бегают по саду. Бросив отцу: - Я щааа.., - удалился.
- Вот! Смотрите, это Пуся сожрала кур! Открыла дверь в курятник и сожрала кур!
Маршал замер с шампуром в руках, Кристинка поперхнулась малиной, Галя замерла в полусогнутом состоянии с мобильным телефоном в руках, которым вела фотосъемку тетки, теща вообще ничего не поняла.
Митька держал Пусю, маленького йорка, на руках, из пасти которой торчали перья, глаза у собаки вывалились из собачьих орбит на столько, что все сразу поняли: собака сошла с ума.
Пуся тяжело дышала, пасть открылась, пугая рядом стоявших людей своей бездной, перья свисли на одну сторону  морды.
- Какой ужас! – произнесла первая Кристина.
- Да ладно! Не может быть, чтобы она открыла металлическую дверь в курятник! – предположил Маршал.
- Сожрала ваша Пуся кур! Глянь, сколько перьев из нее торчит! – воскликнула сестра.
Теща перестав раскачиваться на качелях,  медленно стала трястись, боясь захохотать в голос.
Теща любила похохотать громко, особенно над своим мужем, тестем Маршала.
Но сейчас она держалась изо всех сил, сложив руки на солнечном сплетении, как оперная певица.
- Пап, она одну курицу перегрызла, а от второй я ее оттащил! – рассказывал, быстро говоря, Митька отцу. – Она всю морду себе разодрала, открывая дверь в курятник, вы посмотрите на ее нос!
Нос  у собаки был лысым – стерла о дверную планку.
Громкий хохот тещи вывел всех из шока. Качели тряслись вместе  с ней. Маршал и Кристина перепугавшись за пожилую женщину и кота, воскликнули: - Мама! Царя уронишь!
Пол вечера успокаивали Пусю и тещу, которая еще долго тряслась от смеха. Пусю по очереди держали на руках, так как та все время порывалась сбежать в курятник. Теща разбудила тестя и в красках, трясясь от смеха, рассказывала, как их милая собачка захватила курятник зятя.
Один Царь чувствовал себя великолепно в этот теплый день, развалившись в тени малинника.


Рецензии