Эссе 3 Проблемы русской лингвистики

Проблемы русской лингвистики

Эссе 3

Вчера на первую статью по данной теме получил любопытные рецензии. Они интересны и сами по себе, по содержанию, но и отражают мировоззренческий дух авторов отзывов. Здесь они своими отзывами подсказали мне, что ответ на них поможет уточнить и тематику сущности этой важной мировоззренческой работы. А работа именно мировоззренческая, и суть ее раскрывается в области лингвистики, где она наиболее наглядна.

Вот к слову С.В. Рябцева, она педагог и пишет свои работы, отчетливо представляя, как профессионал-педагог, беды ущербной педагогики советско-демократического периода России, как беды политики воспитательного значения школы и беды конкретно лингвистических проблем, нынешнего состояния русского языка. Отсюда и ее простительные завихрения в сатанистское «рерихрианство», от нашего гибельного Серебренного Века Культуры,  в своей «доказательной базе». Но абсолютно правильные «доказательные» опоры на дохристианскую ведическую культуру Русского Народа, и простительны прочие небольшие недочеты.

Моя же задача в раскрытии подобной темы несколько иная. Язык это отражение коллективного духа народа и он формируется в процессе становления своего коллективного Духа. Формируется в процессе созидания народом своей Социальности, высшей стадией практической деятельности Становления Духа и самих Основ Жизни Народа, и является природная Имперскость, коллективного духа подобного народа. Она дает этому народу Великий природный Дар, уникальной возможности, построения Мировой Имперской Типологической Культуры. И это качество было дано в Истории лишь очень немногим Народам, и в том числе Русскому Народу. А Мировые Имперские Культуры главная ценность нашего Мира Народов и Русский Народ, строитель своей Мировой Имперской Типологической Культуры, стоит по праву в этом Великом Ряду.

Семантика, фонетика и этимология русского языка помогают понять суть великого процесса становления коллективного духа Русского Имперского Типологического Народа в историческом и любом ином смысле.

(вспомним Рябцеву: - «Учащиеся изучают не внутренние законы языка, а формальные орфографические правила, в которых нет системы, так как правила излагаются без объяснения их оснований. Например, почему употребляются те или иные буквы, знает этимология)

Здесь надо определить, уточнить, то основополагающее, давно определенное, но, к сожалению, забытое на сегодняшний день в русской лингвистике. Надо вспомнить судьбоносные деяния и выводы Великих Русских лингвистов и обязательно возродить их. Это наша главная задача! Эту задачу я и ставлю в этой серии статей, а что получится судить Вам.

И так полученные рецензии на первую статью работы: -

«С.Л. Рябцева ниспровергает «духовный строй» английского языка, то есть посягает на святыню нынешнего массового сознания, сопоставляя русский с английским»
 Любить свой язык - похвально. Но ниспровергать другой - мягко говоря, плохо. В корне неправильно ставить один язык выше другого. Это всё равно, что ставить свой народ выше других. Все эти бредни о духовности или бездуховности того или иного языка отвратительны.

 «Безценные же труды Шишкова...»
 Вам, видимо, слышится «бес» и поэтому вы против современных правил написания приставки без/бес? Тогда давайте слово «черта» писать «чирта», чтобы не видеть в нем рогатое, хвостатое и копытное зловредное существо.

 «книга посвящена обоснованию роли русского языка в качестве расового индо-европейского праязыка (самый близкий фонетически к русскому языку санскрит)»
 Вредное и совершенно ненаучное обоснование. Разве русский язык не относится к семье славянских языков (остальные славянские языки не могут лежать в основе расово-чистого языка)? А санскрит, что - какой-то суперблагородный язык?
«До встречи в следующих частях»
 Нет, прощайте.
Алексей Аксельрод   

Это была первая рецензия и был там мой короткий ответ. Но при более внимательном разсмотрении отзыва я вижу необходимость, здесь, дать более развернутую картину.

Первое абзац о Рябцевой. Но Рябцева проводит (может не совсем корректно, но это совсем другой вопрос) сравнительный содержательный анализ русского и английского языков исходя из реалий сегодняшнего беснования англоманов в России и сознательной показательной ломки, фактического уничтожения, основ русского языка и русской культуры, с насильственным насаждением в обществе комополитического либерализма.  И никакого ниспровержения английского языка здесь нет и близко, Рябцевой разсматривается его разрушительная роль в народном духе Русского Мiра. Она же не убеждает англоговорящий мир переходить на русский язык, «как более совершенный, духовный и удобный». А патологическая боязнь градации и сравнительного анализа языка и духа народов мира это прямой признак безнационального нравственного плебея духа либерала. Общепризнано, что все народы разные, и только ущербный либеральный дух трактует их равноправие в арифметическом, бухгалтерском смысле.

 Ну, например, строим дом, где в строители подбираются разные люди, специалисты, которые способны выполнять какой либо вид работ, совершенно разной специализации и ценности. И здесь ни у кого не возникает мысли, что одна работа ценней или важней другой, иначе дом не построить. А в мире народов также все народы не равноценны, и все одинаково важны и занимают свое определенное место, свою социально-национальную нишу, в нашем мире народов.

И только не народы, а ущербная безнациональная каста паразитов либерального клана, требует «равноправия» или «свободы, равенства, братства», или «борьбы за права человека». И веками, тысячелетиями пытается поработить мир народов глобализмом и всеми остальными «измами» насильственно внедренных в социальный мир народов. Эти космополитические плебеи панически бояться и жестоко преследуют движения любой национальной мысли. Это они бояться лингвистической градации языков, как изучения исторических природных корней и основ народов.

Это псевдо русский нравственный выродок Чаадаев писал либеральные писульки «философских писем» скрывая свою ущербность духа за наукообразными оборотами «писем». Это нравственные безнациональные выродки в России XIX века шли в «бомбисты» и «идейно» убивали из-за угла. Это безнациональный нравственный выродок Александр Ульянов с другими отморозками замыслил разрушение природной Русской Монархии, практическим замыслом Цареубийства. Это его единокровный брат и последователь, кровавый интернационалист «ильич» в веке XX, был поставлен глобалистами в России во главе «мировых революционеров» и банд нравственных революционизированных иных отморозков, в том числе и русской крови, будущих ритуальных конкретных Цареубийц и разрушения Империи. Это эта местная российская публика чувствовала какое то советское время свою причастность к власти (ей это давали, время от времени, понять властные либералы пропагандистской демагогией будущего мирового господства «социалистическо-коммунистической системы») и сейчас ее идейные последователи плачут и горланят о возвращении «социализма» в любом обличие, как возможности свободного массового общественного прозябания, ничем особо «не заморачиваясь».

И здесь не русский лингвист Шишков испоганил русский язык сатанистской подменой «без» на «бес», а «ильич» руками безнациональных выродков в ходе «реформ» русского языка «мировыми революционерами» 1917-1918 годов. И здесь духовное сродство моего рецензента с ними не вызывает никакого сомнения.

 А государственный деятель, адмирал и Великий Русский Лингвист  А.С. Шишков сказал вечное, что «в переводе с эволюционного языка на инволюционный (язык тела, не духа) безследно утрачивается именно духовный, высший смысл понятий». И все «реформы» русского языка имели инициаторами материалистических либеральных «упрощенцев», с целью интернационализации русского, слишком шовинистически национального, языка.

И последнее. Да русский язык относится к славянской группе языков. Но имперский в этой группе лишь русский язык. Его имперское формирование относиться к древнему индо-европейскому языку Ведической Культуры, который в процессе Великих Движений в древности условных «индо-европейских» народов оказал влияние на формирование языков будущих народов европейских имперских Культур и естественно санскрита Индии, которая считается родиной индо-европейцев. А к штампу «благородства» санскрита, прикрепленного моим рецензентом Аксельродом, содержание моей работы не имеет никакого отношения. Поэтому я с ним тоже попрощаюсь, темы общей и синкретизации взглядов больше не просматривается.      
 
К тому же порядку передергивания смыслов относится критика утверждения мифической «духовности», как превосходства русского языка. Вот Аксельрод в рецензии: - «Все эти бредни о духовности или бездуховности того или иного языка отвратительны».
И у меня, и у Рябцевой, и у всех русских лингвистов говорится о природном, эволюционном духе русского языка, а не о его «духовности». Духовной должна быть сама педагогика, и сам характер методики преподавания смыслов духа русского языка детям, а не язык, об этом и пишет в своих книгах Светлана Рябцева и в этом я с ней, да и все прежние значимые русские лингвисты, присоединяемся.

На этом закончим. До встречи в следующей части.


Рецензии