демонстрация

Демонстрация протеста

Городок наш маленький и его название вам ничего не скажет. Засранск, в общем, его название. При проклятых советах, конечно, название у нас было другое. Иными словами, наш городок, не ко сну будь помянуто, звался Ворошиловском. Спаси, Господи, и помилуй! И как под таким гадским прозвищем мы, грешные, обретались почти семьдесят лет? Но ничё, на всё воля божья, на наш городок таки снизошла демократическая благодать, мы всем скопом поднатужились и вернули нашей малой родине её истинное и благозвучное название.
И зажили мы, наконец-то, припеваючи. На каждом углу появились культурные заведения с пивом и музыкой про Мурку, напротив них образовались православные храмы, а в архитектурных промежутках между ними открылись разные симпатичные магазинчики. И понеслось! В культурных заведениях наше население, просветлённое демократическими настроениями, культурно пьёт пиво с водкой, которая, наконец, обрела запах, вкус и даже цвет (1) . А православное храмы мирно промеж себя конкурируют. В одном, глядишь, ослопные свечи выбросят в полцены против прежней, в другом устроят акцию на бросовую реализацию карманных иконок с Николаем Угодником, а в третьем тамошний батя предлагает тридцатипроцентную скидку на подачу поминальных с заздравными записками (2) . Что же до магазинчиков, то на них теперь такие благозвучные вывески, которые читаешь – ровно в дворовом хоре пожилых мальчиков поёшь:
- Да фигли звон, бом-бом,
Вечерний звон, бом-бом…
Ведь сэконд хэнд, бом-бом,
Открыли нам, бом-бом!
Но и это ещё не всё! Потому что и пиво с музыкой, и магазинчики, всё – суета сует с томлением духа в недрах грешного тела. Каковому телу только и подавай, что утробу внутри него набить, или почесать то, что снаружи болтается. Но каково быть с томлением таки одного духа? Ведь ему (духу, а не томлению) мало одних храмов-новоделов, но и подавай чего-нибудь эдакого. Ну, типа разнообразной политики и самых жарких дебатов вокруг неё. Ведь мы, пытливые умом и неугомонные духом засранцы, тем и отличаемся от всякой убогой человеческой шушеры вроде швейцарцев с итальянцами, что нам мало обсуждать качество дырок в новом сорте сыра или количество фар на новом спортивном автомобиле. Нам, в отличие от этих убогих итальяшек с ихними северными соседями, надо обязательно спасти весь мир от социализма или, хотя бы, горячо перетереть проблему вымирания народности банту в далёкой Африке в результате гнусных действий негодяя Сталина.
Теперь, хвала создателю, товарищу Горбачёву и специалистам из спецдепартамента США по борьбе с советской угрозой, мы таки и спасаем весь мир от социализма, и болеем за банту, и безнаказанно ругаем негодяя Сталина. И, что самое главное, делаем это не в засекреченных кулуарах, но открыто и при поддержке многочисленных средств нашей обновлённой массовой информации.
Вот, скажем, захотелось какому-нибудь нашему обывателю, уставшему от пива с Муркой, спасти мир, так ему теперь не надо переться на собрание ЖЭКа, где намечено выступление штатного лектора из райкома КПСС по поводу зверств, чинимых режимом Пиночета (3) , но ему нужно всего – на всего включить телевизор, перейти на специальный канал и послушать специального доктора наук о том, что в ближнем Подмосковье нашлась какая-то баба, имеющая третье ухо и которая может предвидеть всякие катаклизмы мирового масштаба. Вот она предвидит, сообщает о предвиденном нужной комиссии при президенте РФ, тот срочно звонит в ООН, а ООН снова спасает мир. Ну, примерно так, как она спасла в своё время Косово, Ирак, Афганистан и Ливию с Сирией. И, пока ООН спасает, наш обыватель может запросто пообщаться по интернету с руководителями телевизионного канала или даже запросто позвонить её редактору.
Надо будет, конечно, немного приплатить, ну так не при проклятых же советах живём, когда ты и позвонить мог в любую редакцию за две копейки, а там тебя могли послать на три буквы так же дёшево?
Теперь всё иначе. И гораздо лучше. Потому что, приплатив, наш обыватель может узнать много полезной и дополнительной (помимо той, что он узнал из телепередачи) информации. О том, например, что вышеупомянутая баба, имеет, кроме третьего уха, четвёртый глаз и второе заднепроходное отверстие. С помощью четвертого глаза данная баба может расслышать (надо только приложить сотовый телефон к туловищу) любую болезнь позвонившего ей, после чего она тотчас сообщит ему любой народный рецепт для лечения услышанной ею болезни. И сообщит посредством второго заднепроходного отверстия, поэтому слушать надо очень внимательно, ведь жопа – она и есть – жопа.
Но почему, поинтересуется пытливый читатель, эта баба не может общаться с нашим обывателем с помощью нормальных речевых органов?
Да потому, отвечаем, что данная баба полностью глухонемая и к тому же горбатая. Однако предсказала дюжину катаклизмов мирового значения и вылечила кучу народа, о чём свидетельствуют их, исцелённых, благодарственные письма и специальный диплом РАМН РФ (4) .
А ещё можно спасать мир на пару с каким-нибудь политическим обозревателем, который тебе по всем полочкам разложит, какая это вселенская сволочь Саакашвили, потратившая из грузинского бюджета целых триста тысяч долларов на разных эксклюзивных массажистов. И как из-за этого Россия наложила вето на грузинские продукты. В результате чего бензин, газ и электричество в нашей великой державе снова подорожали.
Или какой мерзавец этот Порошенко. И как страдает украинский народ, потому что доллар у них снова подорожал. Но меньше, чем в России. И поэтому (из-за курсовой разницы доллара по отношению к гривне с рублём) лично наш бензин с газом и электричеством снова подорожали. А лекарства – так даже в два раза! Но всё равно виноват Порошенко. Или Трамп. Который, сука, обещал дружить с Россией, но таки надул нас, и дружить не собирается. Да ещё всю погоду нам, гад, испоганил…
Что касается вымирающих африканских народностей, то с этим теперь вообще плёвое дело: залезаешь, в общем, всё в тот же интернет, набираешь «девиз» интересующей тебя темы, и – нате – вот вам номера счетов, куда надо отправить, сколько не жалко денег, не то для спасения отдельно взятого банту, не то всей Африки, включая Израиль и Арабские Эмираты.
И со Сталиным нынче полный шоколад. Теперь в его злодейскую рожу любой наш обыватель может виртуально плюнуть или под аккомпанемент приличествующего случаю телеведущего, или в компании подпивших российских интеллигентов. Которые давно простили адмиралу Колчаку его злодеяния против своего народа, но вместе с дорогим президентом зауважали его за то, каким он был действительным членом русского географического общества. При этом наш президент так проникся к Колчаку, что теперь и сам член этого общества. А друга Шойгу поставил главным. Ну, чтобы деньги, отпускаемые из нашей новой казны на географию, не уходили на дачное строительство. Или на образование новых валютных счетов в глубоко законспирированных Центральноамериканских банках. Ну, тех, которые не принадлежат лично нашему дорогому президенту и его корешу Шойге.
Однако мы забыли о заявленной теме. Но, пока мы не рассказали читателю о демонстрации протеста, сделаем резюме.
Жизнь, в общем, в нашем Засранске, стала гораздо богаче и в материальном исчислении, и по духовному содержанию, мы узнали толк в политике, освоили благочестивую мораль и самую суть такой толерантности, о какой при гадских советах и помину не было. Нам разрешили уважать нетрадиционные половые отношения, и мы теперь можем собираться на любые митинги с демонстрациями. На этих митингах нам разрешено безнаказанно порицать действия демагога Навального и бурно негодовать в адрес Эрдогана, завалившего наш боевой самолёт. Или хвалить того же Эрдогана после того, как наш президент ему этот самолёт таки простил. А по этому случаю напоил и накормил Эрдогана со всей его многочисленной шарой до халявной икоты в своей новой крымской резиденции.
А какие новые названия появились в нашем обиходе?
У нас теперь есть отряд национальной гвардии, как в штатах. Наш местный клуб теперь числится в дивизионе, как во Франции. И у нас есть свой омбудсмен, как в Швеции (5) . Данный мен, правда, баба, но это ли важно?
А какими новыми словами пополнился наш бедный русский язык? Такими как инфляция, девальвация, трансвестит, полис медицинского страхования и холестерин.
И, что самое главное, мы, наконец, избавились от гадской советской символики. Теперь над нами трепыхает благодатный триколор государства Московского. А в герб нашей замечательной Российской федерации таки вернулся благословенный двуглавый орёл, под которым в нашей прошлой державе случались разные славные свершения. Так, мы храбро расправились в своё время с Разиным и Пугачёвым, победили французов, которые, заразы, предварительно захватили, разорили и спалили Москву, перевешали и перестреляли массу пролетарской гольтепы после незадавшейся встречи царя с народом (6) , достойно продули Крымскую кампанию с русско-японской войной и почти что победили в Германской. За Перемышль, правда, положили двести тысяч солдатиков, а Перемышль потом сдали, но в том ли печаль?
Гордиться, в общем, есть чем, не то, что какими-то серпом с молотом среди переспелых колосьев. Да фигли нам эти колхозные колосья, напоминающие нам о нашем плебейском происхождении и невыносимом равноправии, когда простой работяга мог кушать телячьи биточки в одной столовке с директором завода? Уж куда лучше орёл, символ царской элиты, на протяжении веков имеющей во все возможные и нашу расчудесную державу, и наших сраных безродных предков...
Да, зажили мы нынче – уж и повториться не грех – просто славно!
Но какая у нас была скучная жизнь при богомерзких советах?
Во-первых, как мы все там жили без интернета и сотовых телефонов?
Во-вторых, какая была бездарная политическая жизнь?
Да никакой политической жизни. Организуют, бывало, эти гадские советы, очередные выборы, так это не выборы, а какой-то театр одного актёра. Или двух. А что до демонстраций, так это были не демонстрации, а какие-то угрюмые хорошо и заранее организованные марши почти что с руками за спиной. А те, кто не за спиной, тащили лозунги с транспарантами. Или портреты вождей народа.
Что же до быта, культуры и отдыха, то в этих сферах общественной деятельности наблюдалась полная безнадёга: ни проституток, ни наркотиков, ни кабельного телевидения с порнухой, ни прочих демократических ценностей. Ну, ползёшь себе с работы домой, ну, пивнуха по дороге, а там одно и то же пиво вот уже тридцать лет подряд по двадцать две копейки за пол-литра. Или кинотеатр, где снова показывают какую-то социалистическую худягу без голых баб, насилия, ходячих мертвецов и прочих познавательных штук.
Зато теперь!
В прочем, про «теперь» в общем плане всякому известно, но мы про частности. Поэтому будем плавно переходить к тому, как мы в нашем Засранске, благословенном под сенью мирно конкурирующей промеж себя православной церкви, и в условиях стабильно развивающейся экономики таки докатились до демонстрации протеста.
Короче говоря.
Наш городок даже в бурные переменчивые времена новейшей демократической истории был тихим и незаметным. И если кого и переехало демократией начала девяностых, то их собралось всего на два новых городских кладбища. Но как же без этого? Ведь надо было поделить мыловаренный комбинат, мясопеределывающий завод, две живодёрни, одну конфетно-пряничную мануфактуру и центральный колхозный рынок. Вот и побузили маленько, но без зла и лишнего шума, поэтому центральная пресса (да и местная) о нашем городке в теме криминала промолчала. Но со временем всё устаканилось, жизнь вошла в цивилизованное демократическое русло, и только-только народ стал привыкать к инфляции с дефолтами, как завёлся в нашем любимом правительстве какой-то вредитель. Или группа вредителей, которые, ни много – ни мало, сделали так, что в стране началась временная стабилизация цен на все продукты питания отечественного производства из китайской генетически модифицированной сои. И что? Да ничего хорошего. Народ в нашем городке стал баловаться, отбиваться от рук, многие перестали ходить на работу или биржу труда, потому что эти многие успели скопить за вышеупомянутый период вышеупомянутой стабилизации денег видимо-невидимо. А так как продукты и вещи стали дешеветь (опять происки вредителей явно из тайных краснопузых), то большинство наших горожан поняло, что скопленных денег им всем хватит на всё до конца жизни их, их детей и даже внуков уже без всякой работы. Вот, как говорилось выше, и забаловали. Локальные пьянки приняли глобальный характер, поднялась буза, начались танцы-шманцы сутками напролёт, а некоторые особенно просвещённые горожане стали организовывать карнавалы на подобие бразильских. Или мексиканских. В результате такого непотребства все наши частные предприятия закрылись на переучёт, челноки и мелкие предприниматели в законе прибились к пьющим, а администрация города в растерянности. Даже хотели обратиться к президенту во время его очередного общения с народом. Но мы их опередили. Ну, мы, наиболее сознательные граждане города Засранска. И решили выйти на демонстрацию с такими лозунгами, как «Нет застою в процессе бурного развития нашей демократической экономики!», «Долой пятую колонну краснопузых, устроивших вредительский обвал цен!» и «Даёшь стабильную инфляцию, инструмент укрепления благосостояния столпов нашего расчудесного демократического общества, являющихся гарантами его процветания!»
Сначала мы, наиболее сознательные горожане Засранска, вышли на несанкционированный митинг. Взяли наш расчудесный флаг с нашим дорогим двуглавым орлом, портреты президента, премьера и Алины Кабаевой, и начали митинговать под балконом нашего дорогого мэра. К нам, двенадцати сознательным горожанам Засранска, прибилось двое бродяг, опухших от дармового коньяка в одном из наших отделений армии спасения, и три непомнящие себя от обжорства старухи. В общем, колориту нашему мероприятию заметно прибавилось, однако кончилось всё плачевно.
Дело в том, что мы знали о незаконности несанкционированных митингов с демонстрациями, однако надеялись на нашу администрацию, каковая весьма благоволила теме общественного протеста. Однако ж она по понятиям хоть и благоволила, но формально не могла перечить закону о демонстрациях и митингах. Поэтому помощник мэра звякнул куму в городскую полицию, оттуда прибыл один конный эскадрон, два бронетранспортёра и небольшой пеший отряд в размере развёрнутой роты. Они прибыли, а мы все получили по заслугам.
Кого-то отравили газом.
Кого-то затоптали полицейским конём.
Одну непомнящую себя от обжорства старуху переехали бронетранспортером. Остальных, предварительно отварив дубинками по головам, усадили в кутузку. Однако разрешили сделать по одному звонку родственникам и пообещали назначить адвокатов. Но мы, оставшиеся в живых семь сознательных граждан Засранска, один бродяга и две старухи, резко осознали свою неправоту и договорились с полицейскими чинами полюбовно. Полицейские согласились на денежную компенсацию их морального ущерба, который они получили, разгоняя наш несанкционированный митинг, и мы убрались восвояси. Старухи с бродягой, то есть, отправились жрать паюсную икру и пить коньяк, а мы, семеро сознательных граждан, засели в ближайшей библиотеке с сауной и принялись обсуждать план наших дальнейших действий. По организации, то есть, новой демонстрации протеста. А потому, что кто, если не мы? Ведь эдак, да начиная с малого, можно и просрать нашу расчудесную демократию. Ведь эдак, да попустительствуя всяким краснопузым вредителям, можно снова докатиться до трёх сортов пива, запрета на проституцию с порнографией и регулируемой экономики. Когда бензин снова станет стоить по двадцать копеек за литр, а волнительные перспективы роста цен на него прикажут долго жить. А из аптек пропадут престижные сорта лекарств с заморскими этикетками по 15 долларов за таблетку, но вместо них появятся копеечные снадобья с такими опостылевшими названиями как норсульфазол, парацетамол и пурген.
Но нет, не бывать же этому!
Мы выпили по бокалу шипучего пива, замечательно пахнущего какой-то зарубежной парфюмерией, и первым делом публично друг перед другом покаялись за то, что, спеша спасти нашу родную демократию, кинулись помогать ей со своим протестом, предварительно не оформив мероприятия должным образом. Ведь мы не какие-то итальянские варвары, которые, чуть что (ну, типа опять макароны подорожали на три процента), так сразу перекрывать улицы, крушить торговые палатки и орать «Ювентус – чемпион!», а таки сознательные горожане нашего просвещённого Засранска с двадцатипятилетним демократическим стажем. Которые понимают: что вот так, организовав несанкционированную демонстрацию протеста и предварительно не согласовав темп и маршрут движения участников демонстрации с отцами города, мы можем создать на дорогах нашего Засранска дополнительную пробку. А в это время министр обороны Шойга ждёт для своего вооружения новый танк, который должен прибыть своим ходом с Урала. Но не может сделать этого своевременно из-за нашей безответственности, в результате которой и получилась дополнительная дорожная пробка, через которую нашему сверхновому танку своим ходом никак не пробраться. И – всё! И кранты очередному витку модернизации нашей бесстрашной обороны вместе с её замечательным министром. А нам, истинным патриотам обновлённой России, это надо? Да нет же…
И решили мы, короче говоря, организовать новую акцию протеста, но уже законным образом. Для этого мы наняли юриста всего за двести долларов в день, и тот принялся хлопотать насчёт разных документов, которые следовало оформить перед тем, как идти на нашу демонстрацию. В общем, дело показалось нам плёвым. Всего-то: подать грамотно составленную заявку на имя помощника мэра по общественным мероприятиям. К заявке следовало приложить список участников демонстрации с копиями свидетельств их рождения. Помимо копий свидетельств рождений требовалось предъявить поимённые справки из разных террористических организаций, подтверждающих тот факт, что ни один участник будущей демонстрации таки не состоит ни в одной террористической организации. Ещё следовало привиться от бешенства, бруцеллеза, птичьего гриппа и атипичной пневмонии. Затем неумолимый (но совершенно справедливый) закон о правилах организации демонстраций с митингами предусматривал наличие у участников будущей демонстрации таких документов, как свидетельства о вменяемости.  Каковые свидетельства выдавались районным психиатром после прохождения полноценной медицинской комиссии, включающей медосмотр у нарколога и проктолога. Комиссия была платной, но мы, сознательные граждане Засранска, не роптали, поскольку понимали, что на то она и демократия, что за всё надо платить. Потому что даром в цивилизованном мире ничего не бывает. Поэтому нам предстояло ещё и внести плату за то, что нашу будущую демонстрацию будут охранять не какие-то богопротивные советские дружинники, а настоящие российские полицейские.
Собирая документы, мы многажды умилились и прониклись уважением к творцу закона о демонстрациях и митингах. Ведь как на неё идти, не пройдя медицинской комиссии? А вдруг ты ходить не умеешь и туда же, на демонстрацию? Или с грыжей? Или с геморроем? А вдруг ты шизофреник или, того лучше, буйно помешанный? Или ты член какой-нибудь террористической организации? Да, мудрость творцов наших современных законов безгранична. Взять, к примеру, последние законы, запрещающие пить пиво и курить в общественных местах. Ведь как теперь нам всем легче дышать станет! И каково поднимется эстетика нашего свободного времяпрепровождения, когда вышел ты, скажем, в общественный сквер перед обшарпанным памятником гнусному вождю дурно пахнущего пролетариата, и, прогуливаясь промеж покорёженных скамеек и колдобин с застывшей в ней водой, не увидишь рядом ни одного курящего (или пьющего пива) мерзавца!
Некоторые злопыхатели из недобитой большевистской сволочи, правда, осмеливаются высмеивать вышеупомянутые законы и квакают о том, что эти законы направлены исключительно против неимущих. Ведь, дескать, какой рядовой буржуй или трудящийся олигарх станет отираться в современных российских общественных местах, где воняет хуже, чем на помойке? Да делать ему больше нечего, чем гулять по такой местности, которая засрана бродячими собаками или даже некоторыми человеческими особями. Уж лучше съездить в Швейцарию, где за хорошие деньги наш олигарх может и сам обгадить любое культурное швейцарское общественное место. При этом покуривая дорогие сигары и попивая пиво, не чета нашему.
Нет, ну не мерзавцы ли эти наши недобитые большевики? Нет, и чего ждёт наш дорогой президент? Вот только моргнул бы нам, своим верным соратникам по консервативной партии, и мы бы эту краснопузь враз порешили бы. Тем более, что данная категория нашего населения по бедности своей и здоровье имеет никакое, и техническое оснащение соответственное. И вот бы нам воспользоваться таким преимуществом, взять бы помповые ружья и на своих «джипах» в охотку за вышеупомянутой краснопузью посафарить! Ух, и повеселились бы! Эх, и позабавились бы! Да президент, добрая душа, всё миндальничает и не даёт отмашки. А эти и изгаляются. Да над самим президентом. Дескать, это он лично потворствует всяким антинародным указам. Мерзавцы! И как не понимают, что президент, потворствуя данным указам, о них же и печётся? Ну, не шляются наши олигархи в наших общественных местах, но сами они, срань подзаборная, не способная купить билет хотя бы от Пскова до Санкт-Петербурга, эти места таки посещает. И почему не повысить культуру таких посещений запретом на курение и распивание пива? Ай-я-яй…
Однако мы отвлеклись. Но все документы таки собрали. Где надо, заплатили, где надо, подмазали. И, не прошло и полгода, нам таки разрешили провести нашу демонстрацию протеста. Специальная комиссия отвела нам место, мы собрались, к нам примкнула группа господ без определённого места жительства и мы все пятью маршрутками поехали на бывший выгон для скота между Козьёй балкой и загнувшимся от недофинансирования городским коллектором. Соорудили помост, украсили его транспарантом, на котором белым по синему значилось: «Нет проклятому советскому прошлому с халявой для дармоедов-пенсионеров!», над помостом установили портреты первых лиц государства, а возле помоста разместили несколько непомнящих себя от обжорства старух. Им тоже дали несколько транспарантов. Один призывал власти опомниться и вернуть нам, гражданам России, привычный образ жизни, когда реальная инфляция в два раза выше заявленной государством, а дефолт должен случаться не меньше одного раза в семь лет. А на другом так просто крик души: «Руки прочь от нашего права построить настоящее демократическое общество без издевательского равноправия между трудящимися банкирами и бездельниками-пролетариями!» Третий призывал мировую общественность не судить нас строго за несколько гипертрофированный процесс дифференцирования доходов разных представителей разных социальных слоёв нашего населения. Нет, а за что судить? Ну, получает наш президент на собственное содержание 900 тысяч долларов ежедневно (7) , ну и что? А мать-одиночка всего 7 долларов в месяц. А средней руки фермер, обрабатывающий сто гектаров неудобья, целых триста долларов в месяц (8) . Ну, и что?! Ведь наш президент, наш гарант нашей безопасности и наш кормилец, так за нас убивается, так на своей государственной службе горит, что иногда и лица на нём нет. Одна борьба с коррупцией чего стоит. А каково с террористами сражаться? А легко ли за экологию своей страны бодаться? Ой, как нелегко.
Взять, к примеру, коррупцию.
Ведь в этом деле нашему президенту иногда приходится себя вот как пересиливать, потому что он очень добрый, но таки пересиливает. И принимает крайние меры. Одному чиновнику он, например, велел дать три года условно за украденных из бюджета десять миллионов рублей. А некую бабу наш президент упёк под стражу аж на целый месяц. Эта баба, можно сказать, потратила немного служебных денег не по назначению чисто в силу своей творческой рассеянности. Нечаянно, можно сказать, потому что любит сниматься в полуголом виде в разных домашних фильмах. Да ещё и поёт. А работала, между прочим, важным порученцем в министерстве самой обороны. Но петь охота. Вот она, творческая натура и – того. Пятьсот миллионов не туда. Ну, и что, ну, бывает. Но президент выказал твёрдость характера и – на целый месяц. Чтоб другим неповадно было. Типа, ты или укрепляй оборону за семьсот тысяч рублей оклада в месяц, или пой, чёрт тебя дери (9) !
Или взять международных террористов. Он, сердешный, с ними воюет, воюет, а гнусные американцы ему палки в колёса вставляют: то этих террористов новым оружием снабдят, то союзников нашего президента собственноручно разбомбят. И что? Ведь наш президент, святая душа, ни разу на американцев не обиделся, но продолжает предлагать им своё сотрудничество. И даже на не взаимовыгодных условиях. Потому что наверняка в ущерб собственным интересам. Или в ущерб государственным интересам. Но какая разница? Ведь он у нас не шкура какая-то, чтобы отделять личные интересы от государственных…
А каково ему несладко приходится с экологией?
Дело в том, что президент лично объявил в стране год экологии. А какие-то вредители, наверняка, недобитая большевистская сволочь, под самым его родным Санкт-Петербургом устраивает несанкционированные свалки. Да такие, что даже тренированные вороны, пролетая над этими свалками, падают замертво.
Вот такой он у нас труженик. И не хрен пенять нам за гипертрофированную дифференциацию, да ещё винить за неё нашего дорогого президента. Просто мировая общественность, которую мы призываем относиться к нам по справедливости, не знает, какой ленивый у нас народ. Что, наша мать-одиночка не может на завод устроиться? Или на фабрику? Или податься в нотариусы? А можно в банкиры или в дантисты. А то сидит со своим чадом на шее государства, ни хрена делать не хочет и – туда же – клясть свою долю.
А фермеры? Вот он надорвался, сто гектаров неудобья обрабатывая. А пусть обрабатывает тысячу! Что, свою продукцию реализовать негде? Ну, да, Москва переполнена спекулянтами с лицами известной национальности, так можно свою продукцию продавать в Исландии. Авось, к ихней рыбке, от которой у исландцев уж и скулы набок, вот как наша картошечка сгодилась бы…
Не хрен, короче говоря, ныть, но нужно работать. А то привыкли ни черта ни делать. Вроде грузчиков. Дескать, ай-я-яй, вкалываем в провинциальном магазине по шестнадцать часов каждый божий день, а зарплата – всего шесть тысяч в месяц (10) . Так у этого грузчика ещё целых восемь часов остаётся. И не хрен эти восемь часов дрыхнуть, но нужно в течение данного времени ещё где-нибудь подрабатывать. Почту, например, разносить ещё за шесть тысяч в месяц (11) . Вот так вкалывающий да обрящет. Как наши банкиры, нотариусы и менеджеры по логистике и продажам. А ежели кое-кто свою жопу лишний раз с места на место перетащить лениться, то и хрен на него. И пусть он занимает нижнюю строчку нашей дифференциальной таблицы справедливого, чисто демократического, распределения благ и доходов.
Кстати, на эту тему мы и решили протестовать. То есть, мы хотим, чтоб наша жизнь продолжалась по справедливости, а не так, как затеяли некоторые краснопузые вредители, затеявшие эту гадскую стабилизацию цен. Каковая стабилизация коснулась и нас грешных. После чего и начались всякие безобразия, про которые мы упоминали выше. Больше того: матери-одиночки с грузчиками и фермерами совсем оборзели, сидят себе в нашей городской филармонии, в бывшем спецмедвытрезвителе, и ждут, чего там будут давать: Брамса, Баха или Шуберта. И, заразы, скандалят. Потому что никак не договорятся с руководством филармонии насчёт того, по сколько Брамсов, Бахов и Шубертов отпускать в одни руки.
Нет, видали, Шубертов им подавай?!
Бездельники!
Поэтому, насмотревшись на такое непотребство, как результат происков некоторых недобитых большевиков, мы, наиболее сознательные граждане нашего отечества в целом и нашего Засранска в частности, теперь протестуем. И не просто протестуем, но на виду самой широкой общественности, потому что организовали складчину и выписали группу журналистов с телеоператором из самой Москвы. Эта группа журналистов представляет самый передовой первый канал нашего любимого телевидения. Каковой первый канал зарекомендовал себя бескомпромиссной объективностью, освещая деятельность нашего правительства во главе с нашим дорогим президентом в самом правдивом свете. Поэтому мы надеемся, что репортаж, сделанный вышеупомянутыми журналистами из вышеупомянутого канала, таки дойдёт и до нашего правительства, и до нашего дорогого президента. И он увидит, как мы тут пытаемся в полной мере вернуть себе дорогие нашему сердцу демократические ценности. Такие, как инфляция, девальвация и дефицит бюджета. И чтоб никакой вредительской стабилизации, потому что как можно столпам нашего общества, банкирам и спекулянтам, увеличивать собственное благосостояние в периоды этой гадской стабилизации? Это всё равно как ловить рыбу в чистой воде с помощью примитивной удочки. И, не словив очередную рыбку, иной столп может прохудиться и запросто рухнуть. Вместе с ним рухнут остальные наши столпы, а всё наше замечательное демократическое общество может накрыться медным тазом. И что взамен? Опять военный коммунизм, когда наших спекулянтов, этих честных тружеников, начнут ставить к стенке? Нет уж, пардоньте!
На этой патетической ноте наша демонстрация протеста стала переходить в заключительную фазу. Старухи получили по сто рублей за держание транспарантов, бродяги, участвующие в обычной массовке, получили по поджопнику, а мы, самые сознательные горожане Засранска, предложили столичным журналистам принять участие в художественной части нашего протеста. Те, надо отдать им должное, чваниться не стали, но активно принялись поедать приготовленные брашна и выпивать припасенные напитки. И скоро все оказались на бровях, лишь одна редактор, молодящаяся столичная старуха из бывших актрис, под одним из наших сознательных горожан.
Этот наш горожанин, Папирос Ананасович Тер-Чебуреков, владеет в Засранске строительной конторой и пользуется большим уважением. Ясное дело, в первой нашей несанкционированной акции он участия не принимал, но когда мы таки оформились по закону, он пристал к нам на правах почётного наблюдателя. Поскольку положил глаз на нашего самого юного сознательного горожанина. А тут эта молодящаяся старуха. Вот Папирос маленько и сшибся. Но предполагал-таки наверстать упущенное в виде нашего юного соратника. Да ещё положил глаз на московского оператора, явного пе… Пардон, типичного представителя такого уважаемого в нашем демократическом обществе бисексуального меньшинства. А, может, и большинства. Потому что мы таки не топчемся на месте, но стремительно развиваемся по всем передовым демократическим направлениям и скоро обгоним голландцев. И даже по такому важному показателю, как количество пе… пардон! представителей вышеупомянутого меньшинства на душу населения.
Но это так, к слову. И исключительно для того, чтобы подтвердить нашу исключительную толерантность…

Прошло три недели. И, слава создателю, наша жизнь снова вернулась в прежнее привычное русло, которое мы общими усилиями вырыли двадцать пять лет назад. Цены, то есть, снова поползли вверх, а биржа труда наполнилась желающими получить статус безработного и полугодовое содержание аж по целых 80 долларов в месяц (12) . А ещё через неделю мы получили письмо из администрации нашего дорого президента. А в нём сообщение о том, что наш дорогой президент таки увидел репортаж, посмотрел на наши лозунги, где мы требовали вернуть нам привычную инфляцию (к которой мы все вот как привыкли) с регулярным дефолтом раз в семь лет, умилился и лично распорядился повысить цены на всё на столько, на сколько захотели бы сами хозяева этого всего. Вот они и повысились. Ну, чтобы прекратились всякие, сопутствующие гадской стабилизации, безобразия. Во время которых наши непомнящие себя от обжорства старухи мёрли от переедания, а бродяги упивались коньяком до зелёных чертей. А матери-одиночки с безработными могли начисто позабыть о том, в какой прекрасной расчудесной демократической стране они живут.
И ещё в письме передавалась благодарность от президента. За то, что мы напомнили ему о нашей российской национальной особенности. Каковая особенность исключает всякую возможность для нашего расслабления в виде сытого бездеятельного существования, но строго рекомендует находиться нам всем в постоянном нервном напряжении, ожидая не то неожиданных ценовых скачков на всё, не то нашествия злобных инопланетян, не то прихода к власти придурка Стерлигова. И тогда, достигнув крайнего напряжения наших организмов, а также обретя истинно голодный блеск в глазах и подтянув поясами пупки к крестцам, мы не убоимся ни чёрта, ни его бабушки, ни Порошенко и не Трампа, скотины лицемерной. Потому, что живым покойникам всё по барабану. Или все. В том числе, и Саакашвили, который вообще может утопиться в одном из грузинских прудов с целебным боржоми. Если, конечно, грузины его к этому пруду подпустят…

 

27 августа 2017 года








 (1) Нормальная (качественная) водка не имеет ни запаха, ни вкуса, ни послевкусия





 (2) В советское время попы вели себя скромнее, и вперёд денег за поминовение (здравие) того или иного персонажа во время соответствующей службы, согласно поданных «заявок», не брали. Теперь, если вы хотите кого-нибудь отметить в будущей церковной службе, требуется стопроцентная предоплата за каждое имя





 (3) Генерал и председатель военной хунты, захватившей власть в Чили в 1973 году





 (4) Всё верно: чтобы подмолотить на бедность, Российская академия медицинских наук открыла внутри себя отдел, снабжающий (разумеется, не бесплатно) всяческих новоявленных народных целителей, а также колдунов с разными экстрасенсами, специальными дипломами, которые пропечатаны гербовой «символикой» самой академии наук. Вот и попробуй не проникнуться к такому целителю доверием





 (5) Омбудсмен – слово шведского происхождения





 (6) Имеется в виду кровавое воскресенье 1905 года





 (7) Могу ошибаться на сто тысяч. Однако это официальная статистика. Забыл автора сайта – какая-то сильно продвинутая баба – так вот, обозначив сумму, она совершенно серьёзно заявила, что наш президент честно отрабатывает такое содержание. Не то, что наши бывшие слуги народа в виде разных партийных секретарей вплоть до генерального. Те, дескать, только пили-ели, веселились, получали по целых 800 рублей в месяц и настолько ни хрена не делали, что оставили демократам такую оборону, экономику и науку самого широкого спектра, что демократы по сей день всё это просрать не могут





 (8) Иногда, если техника ломается чаще обычного, а погода случается экстремальная, в чистом виде получается ещё меньше. Автор и сам по уши в почве, так что в курсе о «зажиточности» наших новых русских крестьян. И триста долларов в месяц – это ещё на жену и – минимум – двух детей





 (9) Если кто помнит: госпожа Васильева, помощница бывшего министра обороны Сердюкова, отсидела целый месяц в какой-то облегчённой тюряге за вышеуказанную сумму, потраченную ею на саму себя





 (10) Чистая русская провинциальная правда





 (11) Ещё одна правда. Автор и сам хотел однажды устроиться подрабатывать почтальоном. Но а) зарплата в 2002 году была полторы тысячи рублей; б) за неё надо было пахать по двенадцать часов ежедневно без выходных, типа сначала сортировать собственноручно почту, а потом её же и разносить; в) пока автор прикидывал, вакансия закрылась. В советское время, когда автор учился в одном из вузов, он подрабатывал по ночам, развозил на служебном транспорте телеграммы за сто двадцать рублей в месяц, и вовсе не работал в выходные. Всего делов: тебя привозят на тачке по адресу и нужно лишь войти в подъезд, подняться на лифте (или пешком) на нужный этаж и отдать получателю телеграмму





 (12) В России безработный может получать пособие только в том случае, если он наработал определённый стаж. И получает он это пособие (на две тысячи меньше МРОТ) только в течение полугода. Далее он должен трудоустроиться и проработать ещё какой-то период. Довольно длительный. И только затем он снова может рассчитывать на пособие. Работу, правда, многие провинциальные биржи труда нашим безработным не предлагают. По той простой причине, что её нет. Официальная же статистика занижает количество российских безработных в три раза. Равно, как количество бездомных детей и случаи детской смертности


Рецензии
И смех и грех!Но!Было бы смешно,если б не было печально от всего происходящего!Жму зелёную!Понравилось!Удачи!

Ларисса Климен   22.11.2018 18:10     Заявить о нарушении
спасибо особенно приятно слушать ВАС
а я тоже на зелёной
типа с чертями
недавно распечатал запас цемента который приготовил с лета для внутренней отделки сеней нашёл его годным к употреблению и на радостях - того
жена в печали
простите за скучную бытовуху однако ВАМ всего наилучшего

Герман Дейс   23.11.2018 21:21   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.