Венеция

От Болоньи, до Венеции мы добирались поездом. Всего езды чуть больше часа. Тут мы допустили первую ошибку – выскочили из поезда на одну остановку раньше, чем было нужно. Эта остановка называлась Венеция, вот мы и вышли. Оказалось, это новый современный город – материковая Венеция. Нам же нужен был старый город – историческая Венеция. Нужно было выходить на станции «Венеция Санта Лючия». Исправление этой ошибки стоило нам семь евро на четверых и около одного часа потерянного времени.
Электричка повезла нас из материковой Венеции в старую Венецию, которая располагается на острове. Путь через лиман шёл по очень длинному арочному мосту, Мост был длинный, но невысокий. Поначалу я думал, что железная дорога идёт по дамбе. Только потом, в день отъезда я увидел дорогу со стороны и понял, что это мост. По обеим сторонам от нашего моста простиралась бескрайняя водная гладь, залитая солнцем, усеянная множеством парусных лодок. То там, то здесь тянулись ряды буйков, обозначающих рыболовные сети.
Я раньше много видел фильмов про Венецию, картин, фотографий. Знал, что это город на воде. Удивлялся, и думал, что это очень неудобно, когда между домами плещется вода. Что прикажете в булочную на лодке плыть?
Оказалось, ничего подобного. Островная Венеция это обычный сухопутный город, по которому можно прекрасно ходить пешком. Но весь город пересечён каналами. Причём, у венецианских каналов нет набережных. Вот почему с улиц дома не видны. Дома из-за тесноты стоят сплошным массивом вплотную к каналам. От этого каналы становятся похожими на улицы, вернее, на узкие, кривые средневековые улочки, где вместо мостовых вода.
Так и получается, что два города – Венеция сухопутная и Венеция водная, существуют параллельно на одном участке пространства, но не смешиваются. Гуляя по суше, ты никак не попадёшь на набережную, ибо их здесь нет. Плавая по каналам, ты не увидишь сухих улиц, они из каналов не видны. Два лабиринта – водный и сухопутный, наложились друг на друга, как два узора.
Объединяются эти два узора только мостами. Венецианские мостики арочные, горбатые. Это необходимо, чтобы под ними мог проехать гондольер на своей гондоле, не наклоняя головы. Только с мостиков пешеходам открываются виды на чудесные живописные каналы, по которым, не спеша плывут лакированные и позолоченные гондолы.
Раньше венецианские каналы были просто удобным транспортом. Грузы с кораблей разгружались прямо в гондолы, и на гондолах товары подвозились к городу и по каналам развозились прямо до нужного дома. Каждый дом, стоящий у канала, имеет дверь, открывающуюся на канал. Лодки причаливали прямо к дверям, и грузы сразу поступали в кладовые. Это гораздо удобнее, чем выгружать их на набережной, а потом развозить на телегах. Зачем нужна лишняя разгрузка-погрузка?
Вот так и получились каналы без набережных. Гондольеры чинно неспешно гребут своим веслом. Весло торчит вправо. Вот почему движение на венецианских каналах левостороннее, чтобы не цеплять веслом стену.
По мере надобности, гондольеры с невозмутимым видом отталкиваются ногой от стен домов.
Венецианские каналы имеют свои развилки, свои перекрёстки, украшены многочисленными арками горбатых мостиков в тех местах, где водяные улицы пересекаются с такими же узкими и кривыми сухопутными улочками.
Дома в Венеции очень красивы, чаще всего имеют 4 этажа. Эти дома, как и в других средневековых городах, пристроены вплотную друг к другу. У них окна самых разнообразных форм – и стрельчатые, и полукругло-арочные и прямоугольные. Множество крошечных балкончиков, или просто решёток, прикрывающих нижнюю часть окна, чтобы пьяный гость нечаянно не вышагнул с четвёртого этажа. Эти решётки тоже чрезвычайно разнообразны и красивы.
Все окна закрываются ставнями. По какой-то причине в Венеции не популярны ставни-жалюзи. Много деревянных сплошных ставень. Причем, чаще всего каждая створка ставень состоит их двух узких полос, соединённых шарнирами. Благодаря этому, ставень можно сложить вдвое.
Так распахнутые ставни никогда не торчат из оконных проёмов, а аккуратно переламываются по шарнирам, под углом 90 градусов, и распластываются по стене справа и слева от окна.
Тротуары под арками, такие, как в Болонье, тоже встречаются, но в виде исключений.
Ширина венецианской улицы – 2-4 метра, но есть и полтора метра и даже метр – двадцать. Жители противоположных домов на таких улицах вполне могут пожать друг другу руки не выходя из квартир. Ширина каналов не менее 4 метров, дабы две встречные гондолы могли бы беспрепятственно разъехаться. Но согласитесь, что и с четырёх метров можно неплохо разговаривать с жителем противоположного берега, через окно, или с балкона, выходящего на канал.
Первые этажи зданий сверкают витринами бутиков и сувенирных лавок. Из сувениров очень много изделий из знаменитого венецианского стекла. Я не поклонник стеклянных вещей, но изделия эти удивительно красивы. Они словно напоены солнечным светом. При взгляде на них повышается настроение. Никакого холодного хрустального блеска, никакой ледяной официальности – только весёлые красные, зелёные, золотые узоры, лихо закрученные разноцветные спирали.
Из сувениров преобладают карнавальные маски. Очень популярны птичьи маски с длинным загнутым вниз носом. Очень много женских масок, сверкающих золотыми узорами, стразами и перьями. Увидел я и трёхликую маску. У неё три носа и четыре глаза. Смежные глаза – общие на два носа. И два рта. Третьим будет ваш собственный рот, когда вы эту маску наденете.
К маскам продают различные шляпы и плащи. Я внимательно рассмотрел устройство венецианского плаща. У плаща есть капюшон – сложенный пополам кусок ткани и сшитый углом.
Основное полотнище плаща –четырёхугольный кусок ткани, шириной 2 метра. Верхний край этого полотнища пришивается к нижнему краю капюшона. Пришивается он в сборочку. Так весь двухметровый край пришивается к 50 сантиметровому краю капюшона. И получается плащ. Он очень хорошо сидит на плечах, даже если не завязывать тесёмки у горла.
Цены на всё высокие. 0.3 литра пива стоят три евро. Литр пресной воды – 4 евро.
Я допустил роковую ошибку, что отправился в путешествие один с тремя женщинами. Тёща была верховным главнокомандующим - моим прямым начальником, жена – непосредственным начальником, а четырнадцатилетняя дочь – бунтовщиком-анархистом. Как я выжил между двумя начальниками и бунтовщиком, всё воспринимающим в штыки, сам понять не могу. Дочь искала себе сувенир – модель венецианской гондолы. Только ей хотелось, чтобы непременно гондола была без фигурок людей. Но таковых не было в продаже. Повторилась классическая история из «Бриллиантовой руки»: «Нет ли у вас точно такого же, но без крыльев?
Теперь я понял, почему в китайской письменности слово «шум» обозначается тремя одинаковыми иероглифами, поставленными подряд. Один такой иероглиф обозначает женщину, а три подряд – обозначают шум.
Ну, да ладно, я тоже не ангел, и в долгу не остался.
Отдельная песня это Собор Святого Марка и дворец Дожей.
Это чудо архитектуры описывать не буду. Две открытых нижних галереи придают ему лёгкость и воздушность. Просто посмотрите картинки в интернете. Помножьте свои восторги на 10. И поймёте, что испытываешь, видя эти шедевры во плоти и воочию.
На площади перед собором кормятся сотни тысяч голубей. Если они разом взлетают, не видишь белого света. Становится страшновато.
У дворца дожей есть обширный внутренний двор. Со стороны двора, он обстроен такой же колонадой, как снаружи. Внутри всё красиво, но строго. Там есть несколько приёмных залов. Малый, средний, большой и огромный. Общая черта – этих залов то, что стены в них на высоту человеческого роста обшиты тёмными дубовыми панелями, а выше роста стены покрыты фресками лучших итальянских мастеров, в вычурных лепных позолоченных рамах. Так же фресками покрыты и потолки.
По периметру этих залов устроены резные лавки такого же тёмного дерева, как панели. Любопытно, что у дожа Венеции не было трона. У него было только место на лавке. Но место это обязательно выделялось, например, ограничивалось подлокотниками с обеих сторон, или над ним стенные панели были выше, имели вид резного фронтона. Прочей мебели – сундуков, шкафов, письменных столов сохранилось мало.
Последний огромный зал поражает своими размерами и роскошью отделки. Даже в Зимнем дворце в Санкт Петербурге нет таких роскошных залов.
Во дворце дожей собрана гигантская коллекция оружия – кирасы, шлемы, полные рыцарские доспехи великолепной работы, тысячи мечей, палашей, шпаг, щитов, алебард, копей, шестопёров, луков и арбалетов.
Есть даже пушки 17 века, заряжающиеся с казённой части, скорее всего, нарезные.
Устав от просмотра, мы еле выбрались из лабиринта дворцовых переходов. Последний этап пути привёл нас из роскошных залов в узкие запутанные коридорчики для слуг. Даже жутковато было бродить в сумерках по пустым коридорам дворца. Казалось, что во дворце открылся временной портал, и ты сейчас окажешься в 16 веке.
Да Венеция действительно заслуживает всех тех похвал и восторгов, которыми её обычно осыпают. Здесь ничего не преувеличено. Это жемчужина мирового значения. Кто любит романтику средневековья, тем необходимо побывать в Венеции.


Рецензии
Безграничное очарование.

Константин Рыжов   03.01.2018 21:19     Заявить о нарушении
Спасибо, Константин. Самая увлекательная литература написана путешественниками. Местному автору и в голову не придёт описывать свою страну и свой быт. Ведь всем окружающим это хорошо известно. А вот путешественник видит всё впервые. Всё ему в диковинку.

Михаил Сидорович   04.01.2018 09:03   Заявить о нарушении
Я тоже немного побродил по этому городу, и даже дважды. Увы, сколько не приезжай туда, все мало!

Константин Рыжов   05.01.2018 06:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.