Z-day. 7 Фрифолк

Очень давно в мире, где каждый прожитый день считался победой, Йен услышал слова, заставившие думать не только о себе и беременной подруге. Техасец принял незнакомца в дом, поделился едой и оставил на ночь.
Он был хорошим парнем, а хорошие парни не бросают в беде. Ели бы он позволил себе тогда уехать, смог бы спать спокойно, зная, что поступил как мудак? Нет.
Вот и сейчас, затаившись в тени бетонной подпорки с оружием, направленным на «красную шапку», техасец  знал, как должен поступить. Никто больше сегодня не умрет. Достаточно того, что он не смог спасти Нейта.
Но прежде Йен постарается получить ответы на вопросы. Зачем бы ни понадобилось ловить Харви, он хотел знать, чем это может обернуться.
- … Что думаешь? Молчишь? Ну и правильно, скоро сам все узнаешь, – говорил незнакомец, поигрывая мобильником.
Он усмехался, кусая зубочистку, и прохаживался вокруг обездвиженного пленника.
А потом тот закричал. Так истошно и громко, что Йену захотелось самому пристрелить попавшего в ловушку мужчину, лишь бы он только заткнулся.
- Молчи, падла!
«Красная шапка» саданул тяжелым ботинком тому под дых, потом еще. Харви тихо заскулил и притих, согнувшись пополам.
- Здесь все соблюдают тишину! Будешь орать, притащатся ходуны и станут шуметь. А мне этого не надо. Они не пройдут сюда, но лишний шум мне ни к чему, понял, да? Ты понял?! Кивни, если понял! – поучал захватчик, нависнув над мужчиной.
С этого ракурса Йен скорее догадался, чем увидел, что тот кивнул.
- Вот и хорошо, - незнакомец выпрямился.
Парень снова поймал его затылок в прицел.
- Пора избавиться от тебя и валить, - он распахнул старенький телефон-раскладушку, чтобы вызвать заказчика.
- Стоять! – крикнул Йен, покидая укрытие. – Руки в стороны, брось трубку!
«Красная шапка» замер, осторожно поднял руки вверх. Харви то ли засмеялся, то ли заплакал - сложно было определить по тому звуку, который он издавал, лежа на боку.
- Брось трубку или я выстрелю! – повторил Йен.
- Ты не шутишь, - незнакомец разжал пальцы, трубка стукнулась о пол. -  А я думал, у тебя нет друзей, - это предназначалось Харви. – Или что они все время умирают, что одно и то же.
Обойдя его сзади, техасец оттолкнул мобильник ногой и ударил пяткой несколько раз, пока тот не треснул.
- Ты живой? – бросил он Харви, не отводя глаз и пушки с «красной шапки».
В ответ мужчина что-то промычал.
Парень кивнул, но он скорее соглашался со своими соображениями, чем с давним попутчиком. Оказавшись за спиной у Харви, он  занял позицию прямо напротив «красной шапки», целясь ему в грудь.
- Что теперь? Убьешь меня и заберешь своего дружка? – спросил тот, не выражая никаких эмоций.
- Все так, но сперва ты расскажешь о том, зачем он понадобился этой Дортвич. Кто она такая? Чего хочет?
- Почему бы тебе не спросить у него, - русский кивнул на Харви, мужчина злобно замычал в ответ, буравя его взглядом и, судя по всему, выкрикивая проклятия.
- До него еще дойдет очередь, - отрезал Йен, не опуская пистолет. – Говори.
Человек усмехнулся.
- Откуда мне знать? Моя задача найти и передать из рук в руки этого тощезадого выскочку, остальное меня не волнует. Люди, на которых работает Дортвич, хорошо платят. Ты даже не представляешь насколько хорошо. У меня будет свой вертолет и маленький остров в Средиземном море, бунгало с соломенной крышей и никаких зомби! Кокосовый рай! Или что там у них растет?
- Ты не ответил на вопрос.
- Я не люблю, когда на меня давят, - пожал он плечами.
- А я теряю терпение! – выкрикнул Йен, опуская пистолет ниже.
Немного мотивации, чтобы развязать язык, но не прикончить сразу.
- Стой! Не надо! Я скажу!
Харви, лишенный возможности отползти в безопасное место, только нервно перебегал глазами с одного на другого и издавал непереводимые звуки.
- Ходят слухи, что Мэган Дортвич работает на «Зет Индастрис». Незадолго до зомби-апокалипсиса эта корпорация объединила под своим именем несколько сомнительных научных институтов, занимающихся генной инженерией и еще черт знает чем. Одни говорят, что «Зет Индастрис» предвидели эпидемию и пытались предотвратить заражение, разрабатывая вакцину задолго до того, как она началась. О том, что твой приятель был одним из подопытных, ты наверняка слышал. Кроме него были другие, но выжил он один. И теперь, если верить этим слухам, Дортвич ищет его, чтобы выпотрошить и получить лекарство, - русский замолчал.
- А другие? Что говорят другие?
- Другие считают, что «Зет Индастрис» разрабатывали не вакцину, а сам вирус. Зачем им понадобилось устраивать зомби-геноцид есть еще с десяток теорий. Если то, что говорят о нем, - «красная шапка» кивнул в сторону Харви. – правда, я бы держался подальше от тех, кому он нужен.
 Тот замычал, яростно пытаясь сдвинуться с места.
- Это мы еще посмотрим, - бросил техасец, опустив руку.
Раздался выстрел, и русский, с криком схватившись за простреленное колено, рухнул на пол.
- Ты ответишь за это, гнида! – завопил он, пытаясь остановить кровь.
Йен склонился над обездвиженным мужчиной:
- Сможешь переставлять ноги?
Тот отрицательно помотал головой, выдавив из себя «о».
- Потреплешься позже.
Перекинув одну его руку через плечо, Йен перехватил Харви поперек тела и уже готов был вместе с ним подняться.
- Я не дам вам уйти! Она обещала… - услышал он, когда мужчина яростно замычал, кивая в сторону «красной шапки».
На этот раз Йен стрелял в грудь, а потом в голову. Нужно было обыскать его, прежде чем выпускать из поля зрения. Парень сглупил, но больше не собирался попадаться на этом. Присвоив себе его пистолет и винтовку, он вернулся за Харви. Пора убираться отсюда.
 Поддерживая мужчину, техасец зашагал с ним к выходу.

Другой путь, которым они покидали город, оказался действительно безопасен. Несколько зомби, лежавших на обочине, не подавали признаков «жизни» - они были уже упокоены.
Разминая язык, постепенно обретавший чувствительность, Харви ожидал, что они подберут Нейта по дороге. Но машина «красной шапки» покинула территорию города, выехала на пустую трассу, а Йен продолжал, не говоря ни слова, смотреть вперед с каменным лицом.
- Ссссс… - выдавил из себя мужчина, прилагая массу усилий для таких простых действий, как речь. – Ссскаа…
Он все еще не мог поменять положение тела, так и сидел, пристегнутый ремнем безопасности на пассажирском сидении. Зато пальцы покалывало – к ним возвращалась чувствительность.
- Где… Нейт? – спросил Харви, не без труда повернув голову в его сторону.
Техасец поджал губы и долго молчал, прежде чем сказать:
- Мертв.
Мужчина потупил взгляд. Что ж, каждый из них рисковал жизнью и не раз. Брат Дакоты оказался не в том месте, не в то время - вот и все, что нужно понимать. Он мог погибнуть раньше или позже, как и любой другой. Это жестокая реальность, от которой никто не может убежать. Почти никто.
Йен же считал иначе. И теперь чувство вины, почти забытое с тех пор, как погибла Лу и младенец, вернулось с удвоенной силой. Крепко сжимая затертую поверхность руля, парень хмурился и молчал. УАЗ катился к месту временного лагеря в полной тишине.

- А потом я ему сказала «счастливого Рождества» и затолкала в рот подожженную петарду. Правда, был апрель,  но тот мертвяк все равно зажег наш вечер! – закончила рассказ Дакота, вызвав смех у собравшихся.
- Петарду в рот! Моя девочка умеет веселиться, - приговаривал Пол Боско, делая пас флягой с самогоном.
Они все так же сидели у костра, который успел потухнуть, только теперь круг стал теснее – прибавилась четверка Пола Боско вместе с ним самим. Рядом с пикапом припарковался «Джип Чероки». Обменявшись приветствиями и объятиями – Боско сгреб блондинку в охапку сразу же, едва увидел – новоприбывшие достали самогон, воду и упаковку сухих грибов. Из них, а также большой упаковки сухого картофеля сделали закуску, и беседа потекла уже совсем в другом русле.
- Хорош греть, передавай по кругу, - напомнил о себе Джо Хигли, лысый здоровяк одной с ним комплекции и лет.
- А, чтоб тебя! Подавись, - беззлобно буркнул тот, отдав приятелю флягу. – Не думал, что снова увижу вас, ребята, но чертовски рад. Это все Смитти, он заметил дым и предложил узнать, вдруг тут кому требуется помощь. Наш добряк Смитти.
С этими словами Пол хлопнул по спине самого юного из всей компании. Тот уткнулся взглядом в землю.
- Я так рада, что наши пути снова пересеклись, - воскликнула Дакота, искренне улыбаясь старому другу. – Кто знает, может, будем соседями в новой жизни.
- А что, я не против. Станем захаживать в гости, засиживаться на кухне допоздна под старый добрый рок, - говорил Пол. – Все как в прежние времена, все как раньше.
Кейлин Чжоу, пропустившая всю перестрелку в баре, прячась под брезентом, наблюдала за незнакомцами с осторожностью. Она не разделяла щенячьего восторга Дакоты от встречи с другом. Ей не нравился сухопарый Эш Уилан – мужчина старался казаться простаком, но его хитрые голубые глаза так и сверкали, перебегая с индейца на девушек и обратно. Адам Смитт, мальчишка в черном, держался отстраненно и даже не пытался поддерживать беседу. Он вполне мог быть робким от природы, но больше всех китаянку настораживал сам Боско. Он казался ей большой белой акулой, нарезающей круги вокруг жертвы.
- Что убедило вас ехать в Сент-Луис? – заговорил Чарли, большую часть времени слушавший остальных. – Мы надеемся, что там нас ждет поселение, свободное от зомби, уверенности в этом нет.
- Приятель, когда вы наделали шума и свалили, мы встретили в баре человека. Уже поутру. Он говорил, что связывался с восстановленным поселением. Не в самом Сент-Луисе, но в его окрестностях, оно действительно существует, - Боско сжал кулак в воздухе. – Собирался отправиться туда, как и вы. И Джо сказал, раз туда едут люди, то и мы должны. Посмотрим, как они живут, а не понравится, снимемся с места и покатим дальше.
- Да, - сказал лысый здоровяк, отрыгнув в рукав толстовки.
- И вот мы здесь, да еще нагнали вас, - развел руками Боско. – Остается  дождаться ваших парней, и можно продолжать путь.
- Они должны были уже вернуться, - с беспокойством пробормотала Дакота.
Солнечный диск неумолимо катился к горизонту.
- Что с ними может случиться кроме зомби? – усмехнулся Пол, перекинувшись взглядами с тощим ирландцем.
- Если они не вернутся… - начала Кейлин.
- Не говори так. Они вернутся, - оборвала ее Дакота.
- Не волнуйся, мы все равно без вас никуда не уедем, - обнадежил Пол и поспешно добавил. – Раз уж сама судьба снова нас свела.
Здоровяк Хигли поднялся с бревна, направляясь к зарослям справить нужду, а китаянка потянулась за рюкзаком, где лежали сигареты. Поляна на какое-то время провалилась в тишину, и в ней звук приближающейся машины прозвучал особенно громко.
- Я же говорила! Это они! - воскликнула Дакота, прежде чем кинуться навстречу.
Серый УАЗ, покряхтывая и оставляя за собой шлейф из выхлопных газов, застыл в трех ярдах от джипа Боско и компании. Первым, заглушив мотор, из него вышел хмурый техасец. Хлопнул дверью не говоря ни слова, обошел машину и, открыв пассажирскую дверь, принялся отстегивать ремень безопасности, сдерживающий Харви. Йен вытащил его из салона, придерживая, будто тот не мог самостоятельно стоять, и привалил к капоту. Тот выглядел потрепанным и затравленно озирался вокруг.
Что-то было не так. Еще не понимая что и не видя среди прибывших брата, Дакота замерла в паре ярдов от УАЗа. Она пыталась понять, что стряслось, почему они продолжают молчать, хотела спросить, но язык будто присох к нёбу.
Люди за ее спиной поднялись с нагретых мест. Вернулся облегчивший мочевой пузырь Джо Хигли.
- Я стою, - пробормотал Харви, махнув рукой, а другой опираясь о машину. – Можешь отпустить.
Йен удрученно кивнул и отстранился. Он продолжал избегать ее взгляда, изображая немого.
- Где Нейт? – не выдержала Дакота.
Он не ответил, собирался с мыслями, прежде чем сказать вслух горькую правду.
- Где Нейт?!
- Прости… - короткий взмах головой и полный вины взгляд. – Там было слишком много зомби. Мы вышли на город и разбудили чертов многотысячный улей… - Йен попытался взять ее за плечо.
Дакота отдернулась и сделала шаг назад, еще не осознав до конца его слова.
- Я просила привезти его обратно, - пробормотала она стихшим голосом, чувствуя подкатывающий к горлу ком.
- Я пытался. Ди, я…
- Я просила привезти его обратно! – закричала Дакота, заняв оборонительную позицию, и это не сулило ничего хорошего для техасца. – Разве это так сложно? Я оставила его с тобой на несколько часов. Почему… почему я тебя спрашиваю, ты не мог привезти его живым?!
- Нас окружили…
- А он?! Где был он в это время? – она указала на Харви, ставшего беспомощным и тихим. – Харви?! Почему ты молчишь?
Тот отрицательно мотнул головой.
- Все непросто, - пробормотал Йен, не представляя с чего начать.
Момент был неподходящий, чтобы объяснить, как их покинул Харви и почему, и о том, что случилось после, он тоже не хотел говорить. К тому же среди них были чужаки. Теперь техасец сомневался, стоит ли кому-то еще знать всю правду.
Дакота едва сдерживала слезы, кусая губу и бессильно ступая по земле.
Все остальные предпочитали не вмешиваться, но они наблюдали и ждали развязки.
- Ди, я не смог его вытащить. Пытался, но… не смог. Мне жаль.
- Ты упокоил… его?
Йен мотнул головой.
- Черт! Да ты издеваешься?! Что он сказал? – продолжала девушка. – Перед тем как… что он сказал? Просил что-то передать? – она уставилась на него с мольбой.
Парень растерялся от взгляда и вопроса разом. С того момента, как Нейт обратился, ему пришлось спасать Харви, допрашивать русского – все перемешалось. Он что-то говорил, но что?
- Я не уверен. Он сказал что-то вроде… «я люблю тебя». Нет, наверно, он  говорил «я люблю Ди». Да, так тихо, я мог не разобрать и эти твари, они были повсюду. Он сказал… Дакота? Что с тобой?!
Он еще говорил, вспоминая, а девушка толкнула его в грудь и, схватившись за голову, истерично всхлипнула. Парень бросился к ней, попытался обнять.
- Убери от меня руки! – выкрикнула она.
- Что я сказал?
- Какая же я дура, - простонала Дакота, кусая губы. – Я думала все это из-за мертвой шлюхи! А он... И мы все это время делали ему больно, твою ж мать.
- О чем ты, я не понимаю.
- Думала только о себе. Нейтан с детства был лучше  меня, честнее, преданнее, - говорила она, хватая воздух ртом. – Он был единственным, кто умел по-настоящему любить, а ты его убил. Мы его убили. Он сделал это ради тебя. Ведь так? Дал тебе шанс уйти живым, чтобы не переживать весь тот ужас заново. Мой маленький, глупый брат, что же ты наделал…
Харви, перехватив растерянный взгляд техасца, только пожал плечами. Он знал ничуть не больше его самого.
- Нейтан, он же не… - пробормотал Йен, только теперь начиная понимать, что к чему.
- Какая разница? Ты совсем не знал его, Йен Митчелл. Как и меня.
- Ди, я не мог его вытащить, - начал он.
- Не пытайся меня останавливать. Никогда, - говорила она, с ненавистью и болью буравя техасца глазами, блестящими от слез. -  Я просила тебя привезти его обратно, а ты не смог.
- Но я…
- Отправляйся в чертов Сент-Луис! – выкрикнула блондинка, прежде чем хлопнуть дверью пикапа.
Там она оперлась руками о руль, спрятав лицо. Люди Боско переглядывались, не спеша ввязываться в личные разборки. Сам он, хмыкнув, отправился на пассажирское сиденье – успокаивать подругу прежних лет. Кейлин усердно делала вид, что это ее не касается, шевеля еще теплые угли.
- Мда, неувязочка вышла, - пробормотал Харви.
Мужчина все еще чувствовал слабость в конечностях, но действие препарата, которым его обездвижил «красная шапка», подходило к концу.
- Откуда мне было знать? Он ведь никогда не говорил об этом, - повернулся к нему Йен, растерянный еще больше, чем прежде сам Харви.
То ли оправдывался, то ли искал поддержки. Дакота что-то рассказывала Боско, тот отвечал, держа ее за плечо, и временами поглядывал на них.
- И что он ей говорит?! Мне все это не нравится, - вспыхнул парень. – Я должен объяснить, как все было, она должна понять, - повернувшись к Чарли, он спросил. - Откуда они взялись?
- Нашли нас по дыму от костра. Они также едут в Сент-Луис, так  что предложили держаться вместе, - объяснил тот, застыв рядом со скрещенными на груди руками.
- Вот дерьмо, - простонал Йен, вцепившись пятерней в волосы.
От мыслей, что он еще кого-то может подвести, заразив призрачной мечтой о тихом месте, ему стало еще гаже.
- Говорят, есть те, кто связывался с поселением. Оно существует, - сказал Чарли.
В это время Пол Боско уже прижимал к широкой груди плачущую девушку.
- Я не мог его вытащить, их было слишком много, - повторил парень, обращаясь к коренному американцу.
- Может, он как раз это пытается ей объяснить? Она ему доверяет, - вставил Харви, выдавив из себя вымученную улыбку. – В любом случае Дакота никуда не денется.
- Боско заправил полбака машины из своих припасов, - сказал Чарли.
Теперь две пары глаз уставились на него с немым вопросом. Аттракционы неслыханной щедрости в мире, где каждый сам за себя, вызывали в лучшем случае недоумение. Мужчины еще помнили, как оказались гостями в радушном Рансом-Каньоне и каких усилий стоило выбраться оттуда целыми и невредимыми.
- Он всегда поступает так, как считает нужным. Нашего мнения никто не спрашивал, - это говорил сухощавый ирландец Эш, ожидавший развязки не меньше остальных.
Крыть это было нечем и Йен промолчал. Пока он терзался сомнениями, Харви коснулся лба и, похолодев, поспешил сесть обратно в машину. Кожа на нем продолжала отслаиваться, грозя в скором времени показать всем, что под ней. Он все еще не знал, чем обернется конфликт с техасцем. Да, тот вернулся за ним, хотя мог спокойно убраться. К тому же сейчас голова у него была занята другим, но это вряд ли что-то меняло для мужчины. На счастье среди вещей русского, он обнаружил толстовку на молнии и поспешил натянуть ее на себя, сдвинув капюшон как можно глуше.
Когда Дакота вышла из пикапа, ее глаза были красными от слез, но лицо выражало непоколебимую решимость.
Йен бросился было к ней, но Чарли удержал его. Хмурый Пол Боско застыл рядом с машиной, уперев руки в бока.
- Я поеду на север, - бросила она.
 Обняв Чарли и игнорируя техасца, Дакота проскользнула к кабине УАЗа.
- Прощай, мистер Ворчун. Вряд ли я тебя еще увижу, - сказала она, повиснув на открытом оконном проеме. – Береги себя.
Ткнув Харви кулаком в плечо, она попыталась изобразить улыбку.
-  Ты тоже, - отозвался Харви совершенно искренне. – Мне жаль.
Кивнув, девушка вернулась к пикапу. Сгрузив при помощи Боско часть вещей, принадлежавших мужской половине компании, она села за руль. Под капотом заворчал двигатель.
- Я должен ее остановить.
- Она не станет тебя слушать сейчас, - сказал Чарли, все еще сдерживая парня.
Совсем одна на дороге, без поддержки того, кто прикроет тыл во время атаки зомби или мародеров – вот, о чем думал каждый. Отправляться куда-либо в одиночку – сущее сумасшествие, если только не решил свести счеты с жизнью таким способом. И Йен не мог заставить ее передумать, как бы сильно этого ни хотел.
- Я поеду с ней.
Сказав так, Чарли хлопнул парня по плечу и ободряюще улыбнулся. Он никогда не стремился в Сент-Луис так, как другие. Ему было все равно, куда и с кем ехать, так что Чарли решил проблему за всех.
Он не дал девушке уехать в одиночку. Окрикнул ее и попросил его подкинуть. Потом подхватил рюкзак со своими пожитками и забрался в машину, махнув рукой остальным.
Несколько пар глаз провожали пикап, пока тот совсем не скрылся за чередой деревьев. Последним стих шум мотора, навсегда разделив выживших на два лагеря.
- Я должен был ее остановить, - повторил Йен, словно это могло что-то изменить, и повернулся к Харви.
Если он надеялся найти в нем поддержку или услышать ободряющие слова, то обратился не по адресу. Мужчина, кутаясь в толстовку, оказавшуюся ему великоватой, лишь глядел исподлобья и молчал. В этот момент он жалел, что больше не сможет перекинуться парой слов с Дакотой, и в какой-то степени испытывал облегчение. В Сент-Луисе их могло ждать что угодно, и этот русский, вольный охотник за головами, только начало.
- Я только и делаю, что все порчу, - бросил в сердцах Йен.
- Эй, а ну прекращай нести чушь, – сказал Харви, вынужденный вернуться к реальности.
Еще не хватало, чтобы техасец снова начал посыпать голову пеплом, обвиняя себя во всех смертных грехах.
- С Дакотой наш апачи, он не даст ее в обиду. Не уверен, что ему хватит красноречия убедить ее вернуться, но при случае, они знают, где нас искать. Лучше оставь самобичевание и займись сборами, - продолжил он, бросив взгляд на трясущуюся кисть.
- Он прав, - подошел к ним Боско. - Мы и без того потеряли много времени. Пора выезжать, чем скорее, тем лучше. Не хотелось бы встать на ночлег в месте, богатом на зомби.
Тонкоусый ирландец хохотнул, но тут же стих под его пристальным взглядом. Джо Хигли и мальчишка переглянулись.
- Я думал, ты отговоришь ее. Это ведь безумие… - начал Йен, но Боско его резко оборвал:
- Ди – взрослая девочка и сама знает, что делает. Если она что-то решила, переубедить ее невозможно. Тебе ли это не знать, - он покачал головой. – Прости, приятель. Мне, правда, очень жаль, что все так вышло. Но кто знает, может, оно и к лучшему.
Харви оставил попытки унять мелкую дрожь, едва услышал последние слова, и покосился на Боско. Тот стоял напротив Йена, уперев руки в бока и понимающе кивая головой. Должно быть, показалось. Ведь тому, что эти парни остались, а не последовали за Дакотой, было простое объяснение – все искали лучшей жизни. Потому они ехали в безопасное поселение в Сент-Луисе.
 - Хотят они или нет, а нам давно пора выдвигаться, - заговорил Джо Хигли, тут же заполнив возникшую паузу. – И без того задержались из-за твоей подружки дольше, чем нужно.
- Заткнись. Как будто там тебя ждут голые бабы и реки виски! – отмахнулся от него Боско и протянул руку техасцу. – Ну так что? Мы в одной команде, Йен?
Его люди уже занимали места в «джипе». Кейлин, решив не дожидаться развязки, забралась со своей сумкой на заднее сидение УАЗа. Харви слышал шевеление за спиной, пока девушка устраивалась, но все его внимание было приковано к старому приятелю блондинки. Что-то в нем настораживало мужчину. Или это встреча с «красной шапкой» так разогрела воображение, что в каждом подозрительном типе он теперь видел скрытую угрозу?
- Да, - техасец кивнул, крепко сжав руку Боско, и принялся собирать оставшиеся вещи.
Дакота не церемонилась, когда покидала лагерь: побросала все, что принадлежало не ей, рядом с кострищем. Пока Йен переносил вещи в багажник УАЗа, Боско затоптал остывающие угли и занял место за рулем «Джипа Чероки». Он первым покинул место стоянки, урча двигателем и утрамбовывая колесами дорогу. Русский вездеход, сдабривая воздух выхлопными газами и покачиваясь на неровностях почвы, двинулся следом.

- Не проще ли было вырубить «кудряшку Сью» и забрать нашу добычу? – подал голос Эш с заднего сидения, когда обе машины выехали на ровную асфальтированную трассу. – Выглядит он совсем дерьмово.
Сбежавшую из «Земли» шлюху тот не брал в расчет. Во-первых, их больше, а она женщина, во-вторых, своя жизнь ей явно дороже, чем эти двое.
-  Не дергайся. Я хочу сперва посмотреть, с чем мы имеем дело, - отрезал Боско, бросив на него косой взгляд через зеркало заднего вида. – Если верить слухам, нам стоит очень хорошо приглядеться, прежде чем действовать.
- Дать ему по башке, мешок сверху и в багажник. Дел на пять минут! – сказал Джо Хигли, расположившийся справа от водителя.
- Одна капля его слюны или крови - и ты полностью в его распоряжении, - продолжил Боско.
- Я и говорю…
- Ты слушаешь меня или нет, чертов любитель титек?! Действуем по плану, сопровождаем их, не вызывая подозрений. Эй, парни! У нас за спиной ценный товар. Мы можем отдать его Дортвич или найти других, более щедрых покупателей. Смекает кто, к чему я веду?
- Других покупателей? – голос у Эша был высокий и чуть визгливый.
- Именно, - Пол Боско усмехнулся себе в ус и, бросив взгляд на ирландца, добавил. – Я свяжусь с нужным человеком на следующей стоянке. Если кто и готов отвалить нам за этого парня чертову уйму дури, так это мексикашки. Эти не поскупятся, лишь бы не допустить, чтобы он попал к конкурентам. Держим припасы воды и еды подальше от Харви. Представьте, что он смертельно болен, и любое прикосновение передаст заразу вам.
«Что, в общем-то, недалеко от правды», - добавил он про себя.
- И да поможет нам бог, если ему вообще есть до нас дело.
У него был план. Очень хороший и хитрый план, который, если его придерживаться, поможет им заработать на Харви дважды. Дипломат, набитый наркотиками, уже покоился в машине. Мэган Дортвич обещала второй такой же, при условии, что «объект» будет передан из рук в руки живым. Увечия, совместимые с жизнью, допускались. Можно было разбить ему колени или выколоть глаза, если на то будет необходимость, но целым он был чуточку ценнее. Уже полгода Боско, прослушивая по рации чужие переговоры, натыкался на одной из частот на разговоры шестерок мексиканских воротил. В бытность своей молодости, еще до знакомства с Дакотой и возвращения в Калифорнию, он перевозил наркотики и нелегалов через границу США и Мексики. Заработав достаточно и повидав, как его подельников вместе с товаром одного за другим накрывает наркоконтроль, Боско сумел выйти из игры и устремился подальше от границы. Тогда он еще не знал, как пригодится ему знание языка в этом новом, охваченном зомби-вирусом мире.

Автомагистраль i-44. Где-то на равнинах шт. Миссури.

УАЗ, утробно урча, ехал по трассе. Крупные капли барабанили по машине. Дождь шел третьи сутки, увлажняя сухую землю штата Миссури, увеличивая уровень воды в реках и размягчая и без того разлагающиеся тела шатающихся по округе зомби. Дворники то и дело скользили по лобовому стеклу, смахивая воду, и таким же хмурым, как погода, было настроение у каждого в машине.
Удовлетворенная тем, что от нее до сих пор не избавились, китаянка куталась в дутую куртку на заднем сиденье и делала вид, будто спит. Погруженный в себя Йен боролся со сном всеми доступными средствами, но уступать место за рулем не собирался. Даже Харви, которого сложно было заткнуть, хранил молчание, скрестив руки на груди и глядя в одну точку на горизонте.
Теперь, присвоив найденную толстовку, он не расставался с ней, пряча руки в длинных рукавах, а лицо - под капюшоном. Его кожа, частично сошла на животе и спине, несколько дюймов там, несколько здесь. Когда она сойдет полностью, что от него останется? Будет ли он по-прежнему человеком или… Об этом «или» думать было мучительно страшно, и Харви напряженно буравил невидимую точку впереди.
- …. кофе? Там должно было что-то остаться, - донеслись до него слова Йена.
Тот тер двумя пальцами раскрасневшиеся глаза и показывал на заднее сиденье, где под ногами Кейлин лежали сумки с вещами.
- Что? – переспросил Харви, не расслышав первую часть его слов.
- Я говорю, у нас есть еще кофе?
- Приятель, ты нас всех угробишь, - пробормотал мужчина, недоверчиво косясь на техасца. – Если заснешь за рулем как в прошлый раз.
Сзади зашуршали пакеты. Кейлин, отыскав нужное, протянула полупустую упаковку растворимого «Максвелл Хаус».
- Вот, держи.
- Спасибо.
Йен вытряхнул остатки кофе на ладонь, придерживая руль пальцами, бросил упаковку под ноги. А потом закинул всю пригоршню в рот и, как заядлый кокаинщик, принялся втирать кофе в десна.
- Нет, с меня хватит! Или ты освободишь место водителя, или я иду пешком.
Наблюдая за тем, как Йен упорствует, пытаясь перебороть человеческую природу, Харви не выдержал. Они останавливались на ночлег, но мужчина сомневался, что его заросший приятель спит. Он слышал, как тот подолгу ворочается и успел позабыть, когда в последний раз слышал его храп. И сам он почти не спал. Только ему отсутствие сна не мешало здраво соображать и отличать реальность от дремоты, в которую Йен мог провалиться в самый неподходящий момент. Было ли это связано с изменениями, порожденными зомби-вирусом и вакциной, Харви старался не задумываться.
- Ты меня слышишь? – повторил мужчина. – Останови, смена караула.
- Извини, приятель. Ты выглядишь не лучше, - Йен покосился в его сторону.
Парень был измучен и не скрывал этого. А еще он жалел Харви.
- Я в отличие от тебя не клюю носом за рулем. Еще не хватало, чтобы ты протаранил зад Боско, - сказал тот. – Или вылетел за трассу. Если не заметил, эвакуаторов здесь нет.
- Хочешь, чтобы я тебя высадил? Отлично, - бросил Йен. – Только я не собираюсь тормозить.
- Значит, будет экстренная посадка, - хмыкнул Харви и взялся за ручку.
На самом деле ему не хотелось  покидать машину на полном ходу, но техасец и бровью не повел, продолжая счищать приставший к деснам кофе языком.
- Я это сделаю, - предупредил мужчина.
- Черт, вы оба заткнитесь! – раздался за их спинами голос Кейлин. – Йен, прекрати вести себя как баба и останови машину. Если ты решил свести счеты с жизнью, это еще не значит, что должны страдать другие. Я поведу, а ты постараешься уснуть и набраться сил. Это не только в твоих интересах, но и в наших. Понял?
Йен поджал губы, но, кажется, внял голосу разума, сбавляя скорость и держась ближе к обочине. Харви удовлетворенно хмыкнул, оставив в покое ручку. Выходить на полном ходу не придется – уже хорошо.
«Джип» Боско остановился ярдах в пятнадцати от них. Из него выпрыгнул долговязый Эш. Ежась под холодными струями дождя, он отошел на пару шагов, расстегнул ширинку и принялся опорожнять мочевой пузырь.
Доводы китаянки оказались сильнее ультиматума Харви. Йен неохотно сдал пост. Рискуя промокнуть насквозь, он быстро пересел на заднее сидение, а Кейлин, маленькая и верткая, перелезла за руль через салон. Осенний дождь ненадолго взбодрил техасца, но едва он стащил с себя влажную куртку и опустил голову на набитую вещами сумку, как сон взял свое.
Эш к тому времени, как Кейлин заняла водительское место, уже скрылся в салоне, и «джип»  тронулся с места почти одновременно с УАЗом.
Харви какое-то время косился в ее сторону, изумляясь тому, как уверенно девушка держится за рулем.
- Я не всю жизнь торчала в борделе, знаешь ли.
- Ладно, - пожал плечами Харви и, убедившись, что техасец спит, проговорил. – Знаешь, тебе  не кажется странным…
- Что?
- Эти парни на «джипе», я им не доверяю, а у меня чутье на такие вещи. Йен сейчас не в лучшей форме, его бдительность в затяжном отпуске, - продолжил мужчина, стараясь не повышать голос, чтобы не разбудить парня.
- Они что-то замышляют? Ты о чем-то знаешь? – заинтересовалась Кейлин, не отрывая взгляда от дороги.
- Если бы я знал что-то конкретное, так бы и сказал. Нет, это только чутье.
- Допустим. Предлагаешь дождаться лучшего момента и убить их всех?
- Что?! Нет!
- Тогда чего ты хочешь? Если ты не заметил, их больше и ни один не похож на ходячий труп, а в нашей команде таких целых два. Извини, но это правда. Меня тоже с натяжкой можно записать в бойцы, разве что мы каким-то образом обезоружим их и уложим на месте. Но, как я понимаю, патронов у нас тоже немного? - тут девушка обреченно вздохнула. – Так что, если они что-то и задумали против нас, все козыри на их стороне.
Харви соображал. Была ли то паранойя или чутье действительно его не обманывало? Раз уж на его след напали, стоит опасаться любой подозрительной компании, если ему дорога его шкура. Пусть даже такая.
Решение пришло из ниоткуда и лицо Харви озарила самодовольная улыбка.
- Кроме одного, - произнес он, не обращаясь ни к кому конкретно.
- Какого? – спросила Кейлин, нахмурившись.
- Непредсказуемость. Считая нас легкой добычей, они не ждут, что мы будем играть по другим правилам.
 Он вдруг притянул Кейлин за шею. Та опешила, толкнула его в грудь рукой, второй держа руль УАЗа, но в жилистой хватке Харви оказалось больше силы, чем можно было подумать. Он впился губами в ее губы, китаянка вцепилась зубами в его язык, стремясь поскорее освободиться. Больно! Прокусила до крови, судя по вкусу железа во рту. А потом он так же резко ее отпустил, откинувшись на спинку сиденья.
- Это еще что за, мать твою, представленье?! Ты мне про парней Боско говоришь или склеить пытаешься? Думаешь, ради этого я сбежала из борделя? – прошипела Кейлин, надеясь не разбудить Йена.
- Непредсказуемость, - загадочно пробормотал мужчина, натягивая капюшон на лоб. – Черт, ты меня укусила!
- Скажи спасибо, что не оторвала твой язык к чертовой матери, - бросила китаянка, смерив его презрительным взглядом.
 Она сосредоточилась на дороге, «джипе» и дворниках, которым за последние дни пришлось работать вдвое больше, чем за весь прошлый месяц.
Она так же пила из одной бутылки с Харви, но он опасался. Что если в самый ответственный момент этого будет недостаточно и «магия» не сработает? Каким должен быть этот самый момент, мужчина не представлял, но все же надеялся, что он не представится.
Прокушенный язык щипало. Чтобы избавиться от металлического вкуса, мужчина прополоскал рот водой, прежде чем сделать несколько глотков.
Йен на заднем сидении наконец-то захрапел, погрузившись в крепкий здоровый сон.

Еще несколько дней две машины проезжали милю за милей, приближаясь к заветному пункту назначения. Остановки стали редкими и короткими. На ночлег люди вставали, съезжая с трассы так, чтобы не привлекать внимания голодных до наживы мародеров, на случай, если такие объявятся. Сильный дождь постепенно сошел на частую морось, а спустя еще пару суток, наконец, выглянуло солнце. Воздух пропитался влагой и ароматами растений. Испарения от прогретой земли поднимались вверх, и людям какое-то время казалось, что стало немного теплее. С приближением к городу – указатель «Лебаннон, 10 миль» - обе машины свернули с межштатной автомагистрали, чтобы избежать встреч с крупным стадом зомби.
Когда излучина реки, вышедшей из берегов и подтопившей не только почву вокруг, но и часть грунтовой дороги, осталась за спиной, местность резко пошла под уклон. Сперва «Джип Чероки», а следом и УАЗ проехали над крупным камнем, выступавшим прямо посреди узкой дорожной колеи, заросшей с обеих сторон сорной травой. Будь на их месте автомобиль с низкой подвеской, без пробитого поддона не обошлось бы. Тот, кто установил эту преграду, не особо заботился о том, чтобы остановить всех. Скорее, это было похоже на испытание, правда, для чего оно додумать Харви не успел.
- Твою ж… - выплюнул Йен, заметно посвежевший и снова вернувшийся за руль.
Он резко вдавил педаль тормоза в пол, отчего Харви мотнуло вперед. Кейлин, устроившаяся на заднем сидении с ногами,  успела схватиться за спинку сидения. И только присвистнула, всматриваясь вперед.
«УАЗ остановился ярдах в двадцати от «Джипа», все пассажиры которого во главе с водителем уже выбрались наружу и вооружились, выбирая себе цель. А целей здесь должно было хватить всем.
- Мертвяки, - сказал техасец, перехватив озадаченный взгляд Харви. – Давно их не было видно.
- И я, кажется, знаю, кто по ним соскучился больше всех, - хмыкнул тот, натянув скептическую улыбку. – Хочешь даровать им покой? – приподнял он бровь, наблюдая за тем, как Йен вытаскивает «беретту» из бардачка и открывает дверь. - Мы ради этого встали? Серьезно?
- Там могут быть выжившие, - только и бросил кудрявый техасец, прежде чем отправиться к Боско.
- Мы выжившие! – крикнул вслед ему Харви, не надеясь, что будет услышан. – И мы здесь, а там чей-то несвежий обед.
Кейлин, перехватив его взгляд, покачала головой, словно не она была подстилкой в постапокалиптическом борделе, и выскользнула из салона за техасцем. Так или иначе, остановка в пути была хорошей возможностью размяться. Поправив капюшон, мужчина тоже покинул машину. Он хлопнул дверью и только теперь смог как следует оглядеться.
Впереди на расстоянии сотни ярдов прямо на дороге начиналась картина недавней бойни.
Харви ошибся. Обед, если можно было так назвать бесформенные черно-красные мешки, оказался достаточно свежим. Воздух был пропитан запахом крови и распотрошенных кишок. Люди, которых продолжали терзать, рвать на части и яростно грызть оголодавшие зомби, еще совсем недавно были живы. Об этом говорили их позы – кто-то, не успев обратиться, и после смерти сжимал в омертвевших пальцах приклад автомата, кто-то не дополз с дороги на обочину, так и застыл – половина тела на грунтовке, половина на траве. Над каждым из них билось за сочное мясо с мозгами по несколько мертвяков. Они выхватывали из внутренностей блестящие сине-коричневые куски и рвали их почерневшими зубами, издавая звуки, больше похожие на котят, дерущихся  за еду.
Совсем рядом раздались одиночные выстрелы. Это Боско с приятелями упокаивал зомби одного за другим. Отвлеченные едой, они не сразу оценили возникшую угрозу, а когда пуля проделала в каждом из них по отверстию, стало поздно. Техасец не смог долго держаться в стороне и, пристрелив пару зомби, отправился рубить их мачете. Кукурузные стебли или прогнившие черепа – все равно. Он был зол. На себя, на Дакоту, на все то, что так быстро лишило его вновь обретенного смысла жизни. Головы зомби, жующие даже в последний миг, лопались со звуком треснувшей тыквы или слетали с плеч. Еще один бой (или скорее бойня) закончился, не успев начаться, но чавканье и утробное рычание продолжали раздаваться со стороны перелеска, раскинувшегося по правую сторону от дороги. Очевидно, туда бежали люди, чтобы скрыться от нападения мертвяков, что не было лишено логики, но совершенно недальновидно. Ведь они не нуждались в воде и сне. Загнав добычу на деревья, зомби могли ждать очень долго.
Кейлин осматривала местность, надеясь увидеть среди застывших тел признаки жизни. Харви двинулся за ней следом, разглядывая жертв и убийц, лежавших теперь вперемешку.
Зомби выглядели истощенными. Одежда на них давно превратилась в грязные, пропитанные гноем и спекшейся кровью лохмотья, кожа отслаивалась пластами, обнажая коричневые и серые кости. На фоне ссохшихся конечностей и ввалившихся щек, где еще имелась плоть, их вздувшиеся, округлые животы казались рахитичными. Похоже, они долго голодали, а, добравшись до свежего мяса, не могли остановиться и продолжали есть. Здесь же, под их хрупкими разлагающимися телами, лежали крепкие при жизни люди. Все они были одеты в черные толстовки и джинсы. Чьи-то лица закрывали красные повязки, а те, что были открыты, имели смуглую кожу.
Харви не сразу понял, что его насторожило больше: то, что он не понимал, как хилым зомби удалось одолеть вооруженный отряд, или тот факт, что однажды ночью Пол Боско переговаривался с кем-то по-мексикански, используя рацию. Конечно же, мужчина тогда затаился за кустами, куда ходил отлить, и вслушивался, но так ни черта и не разобрал. Наутро старый приятель Дакоты признался, что продолжает поиски друга, Алехандро, пропавшего в первый год эпидемии, и не теряет надежды его найти, связываясь с людьми, которых тот знал. Ни Йен, ни Кейлин не придали значения этим словам. Они могли бы подбодрить Боско или посоветовать оставить надежды найти того живым, но они не поняли одного. Этот бородатый здоровяк знал, что его подслушивали. И теперь, стоя над одним из мертвых мексиканцев, Харви думал о том,  как именно они связаны с этим человеком.
Когда он поднял глаза и встретился с похолодевшим взглядом Боско, тот отряхивал колено, на котором только что стоял, и в его лице читалась озадаченность. Что бы ни случилось здесь с этими людьми, это не входило в его планы. Боско уже скомандовал своим парням отправиться следом за бесстрашным (или самоубийственно настроенным) техасцем и Кейлин, вооружившейся одним из автоматов. Дорога здесь находилась почти на одном уровне с местностью, возвышаясь над ней едва ли на пару дюймов. Дальше начиналась густая трава, которую еще через тридцать ярдов разрежали дикие, разросшиеся кустарники, а следом за ними начинался лес. Сам Боско задержался, чтобы забросить собранное оружие в салон «джипа», но окрик Харви заставил его напрячься.
- Скажи мне, Боско, среди этих мучачос нет твоего приятеля? – произнес мужчина, приблизившись к нему на расстояние вытянутой руки, и сделал вид, будто вспоминает имя. – Как там его звали?
«Что бы ты не затевал, я не дам меня одурачить» - думал он, находясь так близко от Боско, что мог дотянуться. Но что потом? В его организме не было слюны Харви, он, как и вся его компания, употреблял свои запасы воды и никогда не оставлял бутылки или ложки на виду.
- Алехандро. Фернандес, - ответил тот, не отводя взгляда.
Пол Боско в свою очередь не мог просто взять и обездвижить Харви, чтобы увезти с собой. Все его люди уже скрылись за чередой деревьев и, завяжись схватка, он может и одержит верх,  но достаточно одной капли крови серокожего (Боско видел участки тела, где его кожа сменила цвет) мутанта, чтобы уравнять шансы. С какой легкостью он подставил под пули глупую девчонку в борделе. Что стоит этой «золотой курице» приставить Боско дуло к виску и нажать на спусковой крючок его же руками?
- Идем, - бросил он, кивнув в сторону перелеска, и, хлопнув дверью, побежал туда, откуда доносились выстрелы.
Харви двинулся за ним. Трава легко втаптывалась в почву, кустарники, отхлестав ветками там, где не удалось их придержать, остались позади, и вскоре они оба достигли места, где закончилось бесславное сражение.
Это была небольшая поляна, окруженная крепкими, уходящими ввысь, молодыми стволами. Небо в этом природном «колодце» открывалось взору рваным голубым овалом, только вверх глядели лишь мертвые лица. Здесь смерть настигла последних мексиканцев, одетых точно так же, как и те, что покоились на дороге, вооруженных и, должно быть, опасных. Йен, уперевшись ботинком в плечо упокоенного, выдернул мачете из его черепа и принялся оттирать о пучок сорванной травы. Кейлин, судя по звукам автоматной очереди среди одиночной стрельбы, раздававшимся на подходе к поляне, тоже успела внести свою лепту в зачистку территории, и теперь осматривалась вокруг. Эш Уилан, отделив голову зомби топором, плюнул тому в лицо. Он радостно улыбался, словно ребенок, выбравшийся в Диснейленд, а двое других приятелей Боско снимали с мертвых оружие и присматривались к ботинкам.
- Какого хера ты не остался в машине? – первое, что сказал Йен, повернувшись к Харви.
- Спешил на помощь,  Чип, - бросил Харви, окидывая поляну, от которой несло теми же миазмами разложения, свежей кровью и содержимым вывернутых кишок.
- Вряд ли кто остался в живых, но Йен прав, лучше поскорее вернуться в машину, - сказал Джо Хигли. – Неизвестно, сколько здесь еще бродит голодных зомби.
- Порезвились и будет, - согласился Эш.
- Эй, мне что, одному кажется странным, что нигде нет их машин? – развел руками Харви, взывая к голосу разума. Хотя бы у техасца. – Или может, эти парни прилетели сюда верхом на орлах? И почему ни один из них не обратился? А?
«Черт побери, Йен, гребаная ты тряпка! Возьми себя уже в руки и начни рассуждать здраво!» - хотел он выкрикнуть, но сдержался.
В этот миг Боско и двое его парней, казалось, перестали издавать какие-либо звуки. Застыли как вкопанные, ожидая развязки. Только Адам, самый зеленый член его команды, склонившись над одним из свежих трупов, спустя несколько томительных секунд нарушил молчание.
- Их убили не зомби, - сказал он.
Вот так. Их убили не зомби. А кто же тогда?
- Зомби их неплохо изуродовали, но вот здесь пулевое отверстие, и здесь тоже, - продолжал он, указывая пальцем в обрезанной перчатке на то, что обнаружил.
Подойдя ближе, Харви и Йен сумели убедиться в его словах. Перевернув еще одного, техасец, наконец, осознал, то, что практически сразу насторожило его попутчика. Отощавшие зомби не способны были прикончить этих людей. Они поедали то, что уже не могло оказать им сопротивления, как падальщики. Кто-то прикончил их, позаботившись о пуле в лоб для каждого.
Если у Боско и имелись на этот счет свои соображения, и он готов был поделиться ими с остальными, то возможности сделать это ему не дали. В следующий миг в центр поляны упало несколько снарядов цвета хаки. Чьи-то ликующие крики (или скорее вопли) вдруг окружили мужчин и китаянку. Под автоматные трели, раздающиеся со всех сторон, гранаты разорвались, высвобождая едкий, затрудняющий дыхание и обзор газ.
Силуэты людей, одетых в кожу, словно в броню, заполонили все вокруг. Выкашливая легкие и пытаясь отыскать дорогу назад сквозь резь и пелену в глазах, Харви кинулся прочь. Он видел, как нападавшие надели Боско на голову мешок и огрели по темени. Крупное тело тут же обмякло, его куда-то потащили. Совсем рядом грязно выругался техасец, но его крик потонул на последнем слоге. Слезоточивый газ дезориентировал всех. Нападавшие действовали быстро и бесцеремонно.
Прошло несколько минут, а может секунд, показавшихся вечностью, с появления газа и до того, как что-то твердое и тяжелое опустилось ему на затылок. А затем упокоенные зомби, мертвые мексикашки, поляна, заполненная клубами едкого дыма - все погрузилось в глухую темноту.

Йен пришел в себя, ощущая, как пульсирует место удара на макушке. От долгого нахождения в неудобной позе тело затекло. Снова. Он полулежал, привалившись боком к сырой стене. Руки связаны за спиной, глаза и ноги тоже. Веревки прилегали неплотно, но попытавшись избавиться от них, Йен убедился, что это не так-то просто. В рот затолкали скомканную тряпку и закрепили повязкой, чтобы пленник не смог самостоятельно освободиться и поднять шум. А если бы и смог, что потом? Вокруг царила мгла. Ни один источник света не проникал сквозь повязку, даже слабым отблеском - значит, его попросту не было. А еще, сменив позу и оперевшись теперь уже спиной о стену, парень понял, что она не только сырая, но и холодная, как и воздух вокруг. Он пошарил связанными ногами, насколько это было вообще возможно, пока не наткнулся на преграду. Что-то ограничивало тот кусок тюрьмы, что ему выделили. Небольшой квадрат, ровно такого размера, чтобы можно было вытянуть связанные ноги и только. Выругавшись про себя, Йен не заметил, как перешел на голос. Вместо слов с его языка сорвалось мычание. Но и этого было достаточно, чтобы его услышали.
Откуда-то слева так же приглушенно раздалось другое мычание. Низкий тембр определенно принадлежал мужчине, но кому-то из его знакомых или же другой случайной жертве, Йен не смог распознать. Перебросившись бессвязными звуками с ним, парень впился зубами в кляп и сполз по стенке вниз.
Ткань пропиталась его слюной, песок скрипел на зубах и все, что техасец мог сделать, оказавшись в руках захватчиков - ждать, когда за ним придут.

Их вывели наружу, когда совсем стемнело.
Местом, где держали пленников, оказался старый авторефрижератор, и к тому моменту, как люди покинули его алюминиевое нутро, не только песок скрипел на зубах. Сами зубы едва попадали друг на друга, отбивая барабанную дробь. Харви, оглядываясь назад, думал о том, если что эти люди, кем бы они ни были, не экономят на дизеле, возможно, и с бензином у них нет проблем. Йен – о том, что это слишком изощренная пытка для тех, кого проще убить. Он мелко трясся, пока на нем срезали веревки и накидывали на плечи одеяло. Руки, однако, оставили связанными. Кейлин ни о чем не думала. Она слишком замерзла и готова была завернуться в одеяло целиком, но пока руки сдерживали путы, это было невозможно. Парни Боско и сам он недоверчиво оглядывались вокруг и так же не понимали, что на уме у захватчиков.
Первым, кого они увидели, были люди, освобождавшие их от пут. Лысый афроамериканец, рассекал ткань и веревки. Татуировки украшали правую часть его лица и плечо, сам он носил короткую стрижку, армейские ботинки и внешне сошел бы за одного из людей Боско. Другой тип в драном черном свитере поверх узких кожаных штанов, украшенный пирсингом, словно рождественская ель, был занят тем же. И если в руках здоровяка нож казался игрушечным, а сам он внушал оторопь, то второй пугал не оружием (хотя было чем испугать), и не физической мощью. Стоило заглянуть ему в глаза, чтобы понять – прикончит, даже не задумается, только дай волю. Женщина с длинными светлыми патлами выдавала одеяла, извлекая их из картонной коробки, и накидывала на плечи. Ее руки и грудь украшало сплетение цветной татуировки, и Йен невольно вспомнил о Дакоте, но стоило той улыбнуться, как наваждение прошло. Акулий оскал из двух рядов подпиленных зубов отбивал всякое желание знакомиться с этой дамочкой ближе. Она же обвела языком губы и подмигнула техасцу, от чего тот дал себе зарок не задерживаться взглядом на чужих татуировках.
Тип с пирсингом, закончив с Адамом, сделал обманный выпад ножом у того перед лицом. Парень дернулся назад, зажмурившись, а тот захохотал, вволю насладившись удачной на его взгляд шуткой.
- Я бы сам тебя продырявил, но правила нарушать нельзя, - с досадой пробубнил он. – Так жаль. Так, мать его, чертовски жаль!
Их окружали и другие мужчины и женщины. Такие же фрики, как эти трое, вооруженные ружьями и автоматами, они смиренно дожидались, когда последний пленник будет развязан. А за их спинами открывался вид, который потрясал и обезоруживал одновременно. Харви едва удержался, чтобы не присвистнуть. Таким огромным казался палаточный лагерь, раскинувшийся посреди равнины.
- Вот дерьмо. Это же обичалые, - выдохнула Кейлин.
Она немного согрелась и теперь, обозревая место, где оказалась, узнавала его.
- Обичалые? – переспросил Харви, покосившись на китаянку.
Йен придвинулся ближе, чтобы слышать, о чем те говорят, пока «акулий оскал» одаривала последних пленников одеялами.
- Сами себя они зовут иначе, но некоторые клиенты рассказывали о них, - Кейлин поджала губы, осторожно подбирая слова. – Говорили, о кочующем скопище фриков, у которых мозги наизнанку.
- И что с ними не так? Они торгуют человечиной или кормят зомби-шлюх? – усмехнулся Харви, чувствуя как при виде крупного человеческого поселения, пусть и временного, у него поднимается настроение.
Чернокожий здоровяк возник перед ними и произнес:
- Пора познакомить Флинка с вами.
Грубый тычок в спину задал Харви направление. «Вот сейчас и узнаем» - подумал Йен, следуя за мужчиной и стараясь не выпускать из поля зрения сопровождающих их фриков.
А впереди горели огни, играла музыка. Музыка! Техасец готов был поспорить, что забыл все известные ему песни, но, приближаясь к лагерю обичалых, легко узнал гитарные рифы и надтреснутый голос Мерилина Мэнсона. Да, эти люди определенно не экономили на дизеле и любили что-то потяжелее Бейонсе. Круглые и маленькие, с острыми углами и выделяющимися прихожими, одно-, двух-, четырехместные палатки всех цветов, размеров и форм, полосатые, похожие на шатры циркачей и палатки-кухни. Всюду горели костры, разведенные прямо посреди земли из подручных материалов, тлели угли в мангалах, на которых что-то жарилось и скворчало, истекая жиром. Нещадно чадили, но согревали и освещали факелы, воткнутые в землю, колья, шесты и кольца, специально приваренные к металлическим частям палаток. Лагерь казался бесконечным, и новоприбывшим оставалось поражаться, каким образом все эти люди спасались во время встречи с мигрирующими зомби. Одно дело перебить горстку мертвяков, но совсем другое, когда их намного больше. Здесь же люди словно забыли о существовании подобной угрозы.
Помимо авторефрижератора, в котором их держали, здесь было полно других машин. Весь лагерь замыкала в кольцо череда грузовиков самых разных производителей и размеров, тягачей, дышащих друг другу в зады и капоты, автобусов и домов на колесах, которые, казалось, повидали не один штат. Внутри круга, отделявшего поселение от внешнего мира, машин было едва ли не больше. Тут и там рядом с японскими минивэнами и легковушками красовались холеные «шевроле» и «бьюики». Машинный парк лагеря поражал своим разнообразием. Едва ли не на каждом автомобиле присутствовали рисунки в технике аэрографии, нанесенные до зомби-апокалипсиса или после теми мастерами, кто не был съеден или открыл в себе талант позднее. И каждый рисунок на металле соответствовал представлению владельца о прекрасном. Сочетания оскаленных черепов, скрещенных костей, скелетов и мертвяков разной степени целостности, русалок, волков, адских псов и других охваченных пламенем тварей поражали воображение.
Пол Боско, шагавший в шеренгу следом за остальными пленниками, будто провалился сквозь время и пространство, оказавшись прямо посреди одного из опэн-эйров, в организации которых принимал участие. Нескончаемый поток алкоголя и наркотиков, потные, обнаженные женские тела, мужчины с волосами длиннее, чем у их подруг, облаченные в кожу. И металл. Вот какими были его лучшие годы. Он скользил горящим взглядом по возбужденным парам, раздевающим друг друга на виду у всех. Раскрашенные тату и пирсингом, с ирокезами или косами всех возможных цветов, с подведенными черным, фиолетовым, красным глазами и губами, дразнившие проколотыми языками женщины завораживали Боско своей порочностью.  А во взглядах мужчин читался нескрываемый вызов и презрение. Если прежде он и считал, что та рок-тусовка, какую прежде знал, безвозвратно канула в лету вместе с нормальной жизнью, то здесь и сейчас, находясь в лагере бесстрашных фриков, Боско готов был взять свои слова обратно.
Йен же видел перед собой череду сменяющихся машин и палаток. Его разум поневоле возвращался к мастерской отца, где парень провел немало счастливых часов, и походам на природу в старшей школе. В одной из таких палаток он лишился девственности. Стараясь не терять из виду спины Харви и Кейлин, он всерьез захотел остаться. Пусть этих людей зовут обичалыми, ссучившимися или еще как, но если не брать в расчет ностальгический настрой, достаточно вспомнить, что их лагерь стоит посреди равнины, не прячась за бетонные стены, не жалея дизельного топлива на генераторы, и не боится созвать голодных мертвяков шумной вечеринкой. Так, словно не было никакой эпидемии. Словно мир продолжал жить привычным ритмом где-нибудь еще, и это вселяло в техасца уверенность. Впервые после ухода Дакоты чувство вины отпустило его.
А тем временем их привели к возвышению, сколоченному из деревянных паллет и ящиков, и грубо растолкали, расставив перед ним в ряд. Покрашенные в черный цвет и увитые цепями, они представляли собой пирамиду гранями в два ярда у самой земли, постепенно сужающуюся кверху. На самой ее вершине находилось кресло, больше похожее на трон, а на его высокой спинке распростер крылья крупный белоголовый орлан. Выпотрошенный и распятый. Подлокотники венчали черепа птиц с крупными клювами - при жизни они могли принадлежать воронам или их родичам, но теперь определить происхождение было сложно. А на самом кресле восседал тот, кого один из конвоиров назвал Флинком. Догадку вскоре подтвердила мисс «акулий оскал», сообщив:
- Флинк, вот они, как ты хотел. Даже не покалеченные.
Харви и Йен переглянулись, и благостный настрой последнего несколько убавился.
Человек, к которому она обращалась, казалось, не сразу ее расслышал. Какое-то время он катал во рту вино (или то, что было в червленом кубке) и взирал на раскинувшийся вокруг лагерь с выражением полного удовлетворения. Длинные каштановые волосы, ниспадавшие по плечам, и аккуратно подстриженная бородка делали его похожим на Иисуса, проделавшего долгий путь и накормившего свою паству пятью хлебами и двумя рыбами. Должно быть, именно так мог выглядеть мессия после сотворения чуда, но этот Иисус носил кожаные штаны, плотно облегавшие жилистые ноги, и высокие ботинки с окованными металлом мысками, а его паства состояла из тех, кого никак не причислить к праведникам.
Йен поймал себя на мысли, что от вопроса «кто убил мексиканцев», перешел к следующему «зачем?». И не он один интересовался причиной.
Флинк сделал еще один глоток из кубка, аристократично отставив мизинец с длинным, заостренным ногтем. К штанам прилагалась майка с треугольным вырезом и кожаная куртка, украшенная шипами на плечах, а на груди красовалось ожерелье из почерневших ушей. Увидав его, Кейлин с трудом подавила приступ тошноты.
- Что ж, - протянул лидер обичалых низким тембром и, поставив кубок на подлокотник, поднялся в полный рост. – Вы проделали долгий путь. Возможно, мои люди причинили вам неудобства, доставляя сюда. Но каждый из них, - Флинк хищно прищурился, обвел указательным пальцем  «паству», окружившую его и пленников. – Каждый из вас, грязные ублюдки, знает, что есть правила, и как они необходимы в этом гребаном мире!
Фрики поддержали его ликующими криками. Гомон нескольких сотен голосов стих так же резко, все ожидали развязки.
- Кем бы вы ни были, каких вероисповеданий, сексуальных предпочтений и фетишей ни придерживались, здесь, в созданной мною Вольной стае, всем на это плевать, - продолжал Флинк, неспешно, почти театрально спускаясь по импровизированным ступеням.
Пятно света, прежде сосредоточенное на кресле, перемещалось вместе с ним. И это было таким же продуманным элементом шоу, как и сам Флинк, наслаждавшийся вниманием толпы и растерянностью тех, кто оказался здесь не по своей воле.
- Я, Аксель Флинк, отец, пастух и бог этих двуногих тварей, приветствую вас! Добро пожаловать во Фрифолк! – воскликнул он, раскинув руки.
Толпа взревела, отвечая ему радостными воплями, в том числе непристойными. Йен, полагая, что требуется сказать что-то в ответ, раскрыл рот, но Харви его опередил:
- Это твои люди убили мексикашек? Там, на дороге?
Аксель Флинк склонил голову набок и усмехнулся, обнажив клыки. Конечно же, он не был вампиром и зубы, почти наверняка, нарастил еще во времена процветания США, но эффект подобная ухмылка производила прямо противоположный первому впечатлению.
- Мои люди освободили дорогу тем, кто пришел следом. Вам. И вам следует благодарить меня за то, что не вы стали пищей для зомби. Пожалуй, я сделал одолжение, за которое стоит отплатить преданностью, но правила едины для всех! Никто не примкнет к стае, не пройдя испытание. Пока вы всего лишь гости, - управитель палаточного города изучал новоприбывших с интересом хищной птицы, следящей за мышами.
- Можно было обойтись без слезоточивого газа и мешков на голову. С холодильной камерой тоже перебор. Обычно спасители, если вы нас, в самом деле, от чего-то спасали, так не поступают, - высказался Йен, привлекая к себе внимание.
- Это была засада, верно? Они знали, какой дорогой мы поедем, - не отступал Харви, получив еще одно подтверждение своим догадкам.
Если Пол Боско и был в бешенстве от того, что его хитрый план трещал по швам, то внешне он этого не показал. Зато заметно нервничал Адам, а Эш положил руки на пояс, где к ремню пристегивались две кобуры. Правда, они пустовали. Все оружие обичалые отобрали еще в перелеске, когда всех обездвижили.
- Кто-то сдал вас с потрохами. Мои люди слышали интересные разговоры, - Флинк сделал на шаг назад, изобразив на лице удивление, и уже через спину бросил. – Я готов поведать вам о них, но лишь после испытания, которого все так ждут.
Толпа, окружавшая небольшой участок земли, центром которой было седалище Флинка, снова взревела. На этот раз требовательно, нетерпеливо.
Они жаждали продолжения шоу.
Они устали ждать, и это ощущалось в общем настрое.
- Что за испытание? – подал голос Джо Хигли.
- Мы не стремились попасть в ваш лагерь, просто ехали своей дорогой. Вы насильно притащили нас сюда! – в голосе Кейлин сквозил страх, происходящее все больше напоминало ей бордель, из которого она бежала. – Нам не нужны никакие испытания.
- Верните машины. Мы переночуем и покинем вас. Изрядно благодарен за спасение, но дама права. Мы здесь не по своей воле, - Боско продолжал держать лицо.
- Чего хотели те люди? Почему мы? – произнес Йен.
Крючок захватил не только Харви. Техасец знал, на что тот способен благодаря экспериментальной вакцине и укусам зомби. Он вытащил Харви из ловушки и представлял, что у того, кто охотился за его попутчиком, могут быть длинные руки и далеко идущие планы. Было бы смешно, если бы от них отказались после одной неудачной попытки.
- Отпустите нас, прошу вас, - настаивала Кейлин.
А Флинк, повернувшись спиной к выстроенным в ряд мужчинам и девушке, что-то бросил долговязому лысому парню. Тот на какое-то время исчез, чтобы отдать команды кому-то еще, и занять место неподалеку от эксцентричного лидера «стаи». Спустя несколько мгновений перед пленниками возник раскладной стол. Флинк, сохраняя загадочный и полный достоинства вид, кивнул еще одному приспешнику с деревянным ящиком. Под гипнотическую мелодию «Золотого века гротеска» ящик оказался на одном краю стола, оставив другую его часть пустой. Теперь каждый мог видеть, что находилось внутри.
Оружие, которое отобрали захватчики, в том числе мачете Йена вместе с ножнами, которое он, готов был поклясться, отличит от любого другого. По другую сторону стола, на земле возникло металлическое ведро.
Небрежный взмах рукой, и те, кто еще совсем недавно стоял рядом с пленниками, взяли их за связанные руки и стали резать путы. Кто - грубо, срезая кожу до крови тупым лезвием. Кто - одним аккуратным и точным взмахом. Пока новоприбывшие растирали зудящие запястья и пытались как можно скорее вернуть чувствительность пальцам, Аксель Флинк подхватил первый пистолет мизинцем, перекинул на указательный, крутанув на нем. Обойма, издав еле слышный щелчок, скользнула ему в руку и легла на стол так же легко, как, вероятно, раздвигали ноги женщины Стаи. А сам Флинк, выдержав паузу, произнес:
- Правила просты. Чтобы стать членом Вольной стаи, нужно пройти испытание. В древней Спарте слабых и больных сбрасывали в пропасть. Увы, у меня нет под рукой Гранд Каньона, но есть кое-что ничуть не хуже.
Он передал выпотрошенную «беретту» техасцу, словно шестым чувством определил ее хозяина. Несмотря на холодный взгляд зеленых глаз, буравящих техасца, губы Флинка растянулись в зловещей ухмылке.
- Слабые покидают мир живых. Сильные и беспощадные примыкают к стае, делая ее сильней, - продолжал он, опустошая магазин другой пушки. – Каждый здесь в схватке с трупоходом равен десятерым. Каждый прошел испытание и был принят в Вольную стаю, - еще одна обойма стукнула о поверхность стола, а пистолет забрал его владелец, Джо Хигли. – Если бы в Вальхаллу попадали при жизни, то всё, что вы видите здесь, и было бы ей.
Вот почему лагерь не боялся нападения зомби. Эти люди пережили «испытание», в чем бы оно ни заключалось. Все они превосходные бойцы. Им не нужно защищать детей и стариков. Беззащитным и слабым попросту нет места во Фрифолке. Огромный кочевой лагерь татуированных берсерков, готовый убивать по приказу безумного лидера.
- Есть только один способ доказать, что вы достойны места среди этих отчаянных кусков дерьма, - несмотря на оскорбительный смысл его слов, толпа возбужденно закричала. – Бой!
На последнем слове он вернул еще одну пушку, а люди взревели так, словно сошли с ума, сорвались с цепи, предчувствуя близость того, что должно произойти. Флинк потрошил пистолеты и автоматы, протягивая ставшее бесполезным оружие. Каждый забирал свое, смутно представляя, что их ждет далеко не беззаботная прогулка. Прежде стройный ряд людей перемешался. Теперь прибывшие окружили стол неровным полукругом. И каждый, затаив дыхание и считая про себя удары сердца, ждал того, что скажет фрик, носивший сушеные уши в виде украшения. Йен поглядывал на Харви и Кейлин, ища в них поддержки, но чаши весов были сейчас не на той стороне. Они безоружны посреди многочисленного лагеря. Их машина черт знает где. Придется подчиниться «правилам» и узнать, в чем состоит испытание.
- Нет ничего достойного в огнестрельном оружии, - хмыкнул Флинк, подняв над головой «Смит Вессон» сорок четвертого калибра, пока еще заряженный, и с озорством оглядывая его внушительный ствол снизу вверх. – Это слишком просто и бесчестно. Особенно против зомби.
Харви нервно сглотнул, чувствуя, как похолодели кончики пальцев. Секунду назад он моргнул, а теперь дуло револьвера замерло в дюйме от его лба. Палец Флинка лежал на спусковом крючке.
- Что скажешь? – вопрос предназначался ему.
- Скажу, что зомби тоже чувствуют боль, только кого это волнует, - это был не сарказм, которым Харви любил прикрываться.
Он так считал. Вернее, точно знал, хоть и не мог объяснить каким образом.
- Хорошо, - кивнул главарь стаи, опустив револьвер. – Хорошо, что ты говоришь. При выстреле из этой пушки с такого расстояния снесет пол черепа вместе с мозгами. Не самое приятное зрелище для тех, кто стоит позади, верно?
Смеясь, Флинк высыпал патроны в образовавшуюся гору из обойм и протянул «Магнум» рукояткой вперед. Боско забрал ствол, поспешно сунув его за пояс, и отошел подальше от центра раскладного стола.
Харви же не сдвинулся с места. Что бы ни слышали обичалые, какой ценной информацией не обладал их фриковатый лидер, его слова что-то сдвинули внутри, словно разрушили плотину, освобождая дорогу ярости, о которой он сам не подозревал. С трудом сдерживая рвущуюся наружу злость, мужчина сцепил зубы и сжал кулаки, буравя взглядом Флинка, потрошившего еще одну пушку. Что-то маленькое и теплое легло на предплечье. Повернув голову, мужчина понял, что это Кейлин держит его. Взволнованная, она отрицательно качала головой и одними губами шептала «не надо». Накрыв ее маленькую ладонь своей, Харви кивнул. Он понял.
Наконец, последний пистолет вернулся к владельцу. Мачете техасца еще оставался в ящике вместе с другим холодным оружием, но Аксель Флинк сделал знак, и ящик унесли.
- Теперь с условностями покончено.
Жестом, кажущимся легким и небрежным, он смахнул обоймы и патроны со стола. С металлическим грохотом они перекочевали в ведро. Опустевший стол подхватили и, складывая на ходу, утащили из виду. Сдвинув потяжелевшее ведро ногой вправо, главарь обичалых встал на его место. Он наблюдал, как освободившие новоприбывших передают им ножи, которыми разрезали путы. Все они были разными, но длина лезвия едва ли превышала шесть дюймов. Таким удобно чистить яблоки или картофель. Йен с досадой сжимал в руке тот, что достался ему и предпочитал не думать о том, каким будет противник.
- Ваша сила, ловкость и еще черт знает что, чем вы, возможно, обладаете, вот от чего будет зависеть ваш успех. Пройдете вы испытание или станете кормом для трупохода. Каждый член Вольной стаи способен убить тварь голыми руками. Как новичкам я даю вам маленький бонус.
- Не хочу хвастаться, но мой член больше, чем эта зубочистка, - произнес Харви, подкидывая в руке нож.
Шутка зашла и толпа захохотала. Флинк тоже усмехнулся, прежде чем сказать:
- Что ж. Устрой шоу! Используй его в качестве оружия.
Теперь люди вокруг смеялись еще громче. Чем бы ни был для них этот человек, каким жестоким ни был отбор в Вольную стаю, они любили его. А он давал им то, чего они хотели. Чувство превосходства и представление, которое не даст заскучать, называя его «испытанием».
- Ведите их к Вратам! Готовьте бешеных! – раздавал указания Флинк, ускользая из виду за спинами обичалых. – Пора показать нашим новым друзьям, чего они хотят лишиться!

Их толкали вперед заточенными кольями, а замыкающих шествие держали под прицелом автоматов. Люди расступались перед идущими, выкрикивали ободряющие пожелания, больше похожие на проклятья, и потрясали над головами горящими факелами. На смену сравнению Фрифолка с летним лагерем и мастерской отца Йену пришли сожжения на кострах или публичные казни. Так или иначе место, куда их всех вели, находилось по ту сторону человеческого коридора. Каждый член Вольной стаи стремился докричаться до будущих «гладиаторов» – громче, злее, яростнее другого. Они перекрикивали гремящую музыку и самих себя. Где-то впереди раздавался угрожающий рокот нескольких моторов – еще один элемент шоу, в котором все они принимали участие. Кощунственные затраты топлива в мире с разрушенной инфраструктурой и экономикой, но техасец уже начал понимать, каким образом всем этим людям удается держаться на плаву. В хаосе и разрухе Фрифолк впитывал в себя сильнейших и с их же участием нападал, грабил и убивал всех, кто оказывался у них на пути. Они избавились от тех людей на дороге и забрали машины, но почему-то оставили оружие. Должно быть, чтобы их смерть не показалась подозрительной слишком уж рано. Но теперь все оно в их руках, как и провизия путников, их теплые вещи и еще две машины, принадлежавшие Йену и Боско.
Приближаясь к расчищенному от палаток и машин клочку земли, техасец искал глазами Флинка, но безуспешно. Тот скрылся, возможно, приберегая свой выход для напутственной речи.
«Коридор» оборвался. Фрики продолжали кричать и размахивать в воздухе руками. Тяжелый перегар и зловоние с двух сторон заставляли Кейлин прикрыть нос и рот рукой. Йен и Харви переглядывались. Оба были сосредоточены и держали в руке по ножу, но первый сомневался в его пользе, а второй считал, что обойдется без оружия. Боско и его люди, находясь прямо за ними, о чем-то перешептывались. Их голоса, и без того тихие, потонули в общей какофонии воплей и рева мотоциклов, находившихся где-то совсем рядом. Женщина-«акулий оскал» распахнула решетчатую дверь и приглашающе взмахнула рукой.
Там, впереди, расстилался огороженный круг земли ярдов тридцати в поперечнике. Бросив последний взгляд на мрачных попутчиков и разукрашенных бойцов Вольной стаи, Йен сделал шаг вперед. Оказавшись внутри, он с удивлением обнаружил, что стоит не на примятой или скошенной траве. Это был песок, и оставалось лишь изумиться, насколько продуманно действовал Флинк, организуя даже такую мелочь в своем палаточном царстве.
Следом в круге оказались Харви и Кейлин. Боско, тяжело переступая с каблука на носок, держался края бойцовской арены и презрительно кривил рот. Эш и Адам рассредоточились между ним и остальными. Джо Хигли последним вошел в решетчатое ограждение, отделявшее их от зрителей, и дверь за ним закрылась. «Акулий оскал» сдвинула засов и, облизав ладонь, послала воздушный поцелуй техасцу, а после исчезла за спинами других фриков.
- Самое время поговорить начистоту. Другого шанса может не представиться, - произнес Харви, оглядывая скандирующую толпу. – Боско готовил нам засаду, он знает обо мне.
Техасец, стоявший спиной к его спине, все расслышал, и покосился на того, о ком шла речь.
- Что? Час откровений? Прибереги их для другого случая, - пробормотал он. – Ты же остановишь зомби? Покажешь свое ментальное кунг-фу, телекинез или как это называется? А потом мы выйдем отсюда и разберемся с Боско. Если он выживет.
Такой настрой Йена нравился Харви куда больше прежнего. Если подумать, то этих пирсингованных ублюдков стоило благодарить еще и за то, что они перетряхнули парню мозги и вставили на место. По крайней мере, сейчас он готов был побеждать, а не сдаваться. А у мужчины имелся козырь в рукаве, о котором еще не подозревала Вольная стая. Он уже смирился с тем, что придется раскрыться перед чужаками, но только это поможет им выбраться наружу без потерь.
«Бой! Бой! Бой!» - скандировала толпа, надрывая животы. Люди рассредоточились на местах, потрясая выпивкой и факелами. Восседая или подпрыгивая на рядах, усиливающих сравнение с мини-Колизеем, зрители не стеснялись в посылах бойцам. Несколько женщин задрали майки вверх, дразня тех и других вздернутыми сосками. Тип в клоунском наряде яростно полирован невидимый член, очевидно, намекая на шуточную перепалку Флинка и Харви. Мужчина не без удовлетворения представил, как поставит зомби на колени и погладит каждого по голове, словно щенят. Они жаждут шоу. Они его получат, но не то, на которое рассчитывают.
Люди, запертые в круг решетчатой ограды, не сразу поняли, как многоголосый крик «бой» сменился на «Флинк». Толпа скандировала имя лидера все громче и громче. Они подняли головы на новый звук, возникший посреди людского гомона.
Справа от входа, которым их привели, раздался утробный рев двигателя, привлекая к себе внимание. Вспыхнули фары, освещая арену, и снова погасли. Автокран на шасси «Кенворт», подсвеченный горящими вокруг факелами и похожий на металлического зверя из ада, выпустил клубы дыма из труб. Тени от языков пламени, переплетаясь, плясали на хромированной решетке. На медленно выдвигающейся стреле автокрана, заняв место у самого края, восседал сам Аксель Флинк. Одной рукой он опирался о колено, свисавшее со стрелы, а во второй сжимал бело-красный рупор. Толпа взревела в приветственном крике, когда стрела достигла середины арены и застыла, а Флинк выкинул свободную руку вверх.
Представление началось.
- Бесстрашные ублюдки!
Ликующее «Аааааа!!!»
- Расчленители трупоходов!
Еще и еще.
- Вольная стая!
Новая волна массового ликования. Йен находился близко к центру круга и ему, как и остальным, приходилось задирать голову, чтобы видеть говорившего. А Флинк тем временем подтянул ноги и легко, словно заправский канатоходец, встал в полный рост, раскинув в воздухе руки, но лишь на миг. Казалось, было слышно, как скрипнула под ним конструкция – так стало тихо.
- Мы собрались, чтобы приветствовать новых братьев, но сперва! – прокричал он в рупор и выдержал паузу, прежде чем продолжить. – Убедимся, что они того достойны! Да! Убей или умри! Правила едины для всех!
Каждый его возглас сопровождался криком толпы. Сейчас эта беснующаяся стая обичалых казалась неуправляемой лавиной, способной смять неугодных и даже не заметить этого. Но все они подчинялись тому, кто говорил с ними, балансируя на стреле автокрана. Зачарованные змеи, пляшущие под дудку заклинателя.
-  Возьмите свои ножи, ярость, пенисы и покажите, на что способны! – продолжал он вещать через рупор, обращаясь теперь к тем, кто стоял на арене. – Испытание! Открыть вторые врата!
«Вторые врата?» - только и успел подумать Йен, прежде чем в противоположной входу стороне лязгнули металлические петли, и часть решетчатой стены начала подниматься вверх. Конечно же, для заготовленных хищников имелся отдельный вход. Несколько ударов сердца из черного зева контейнера, открывшегося за решеткой, никто не появлялся. Но зловещее рычание, которое нельзя было спутать ни с чем другим, давало полное представление о том, что приготовил Флинк.
В том, что придется сражаться с зомби, не возникало сомнений с самого начала.
- Пустить ток! – голос над головами отдал новый приказ.
Следом за ним зрители, цеплявшиеся за ограждение руками, отпрянули назад. Нашлись и те, кто был слишком пьян или обдолбан, чтобы сделать это вовремя.
Первые зомби показались из тьмы контейнера. Осторожно втягивая воздух ноздрями и преодолевая железные ступени, они покидали свою клетку.
- Сражайтесь или умрите! – выкрикнул Флик и, бросив рупор в толпу, соскользнул вниз.
Держась за трос одной рукой и обвив его ногами, он салютовал членам Вольной стаи, а стрела автокрана разворачивалась вокруг своей оси по направлению к зрителям. На арене остались только «гладиаторы» и «звери».

Один за другим мертвецы выбирались на освещенную прожекторами аренду. Шаркая и загребая негнущимися ступнями песок, они сокращали расстояние, отделявшее их от людей.  Скалили прогнившие зубы и хватали ими воздух. Возможно, среди них были и те, кто не прошел испытание. Или стая Флинка набирала «бойцовских псов» где-то еще, а после держала голодными до следующей схватки.
Наблюдая за тем, как крупные зомби приближаются к центру арены, Харви вышел им навстречу. Спиной он закрывал техасца и девушку, отмечая краем глаза, как Боско переговаривается со своими парнями.
Что-то было не так с этими зомби.
Вот сейчас они должны его опознать, замешаться. В их потухших белках возникнет немой вопрос и любопытство. Они обойдут стороной Харви и тех, кто с ним. Когда установится контакт, Харви отдаст приказ и с предателями будет покончено. Он считал секунды, мысленно пытаясь до них достучаться.
«Стойте… стойте!»
Ни тени замешательства. Только звериный голод в глазах.
В какой-то момент мертвяки замедлились. Что-то было не так в их движениях, походке и поведении. Харви вспомнил жалких зомби на дороге, объедавших трупы мексиканцев. Они выглядели ссохшимися, словно давно не ели. Может, в их пищевой цепочке появились конкуренты?
Собрав всю волю в комок, или считая так, Харви сосредоточенно прокричал:
 - Стоять!
- Харви? – обеспокоенно произнес Йен, приготовившись использовать нож.
Вены на лбу у мужчины вздулись от натуги. Он перестал прятать лицо за капюшоном с того момента, как оказался связанным в рефрижераторе. Сперва просто не мог этого сделать, а после решил, что все, кто мог, уже видели серую кожу вместо сошедшей.
- Что происходит?! Харви? – бросил техасец.
Зомби слышали его.
И не подчинялись.
- Не выходит! – успел выкрикнуть Харви, прежде чем на него бросился мертвец.
Челюсти клацнули возле уха. Мужчина едва успел взять того за затылок и, развернувшись на пятках, толкнуть в песок. Техасец перехватил зомби, перебросил нож в левую руку и всадил в глазницу. Вогнал по самую рукоять, чтобы достать до мозга, и выдернул, встречая следующего. Новый мертвяк навалился на него всем телом. Вцепившись скрюченными пальцами в одежду, он стремился добраться зубами до мяса. Йен пятился назад, проваливаясь ботинками на влажном песке. Удерживая нападавшего за подбородок, он уворачивался и бил не глядя. Сталь входила в плоть ниже челюсти, но недостаточно глубоко. Лопнула вздувшаяся желтая кожа. Хлынул густой гной. От его запаха пустой желудок сжался в морской узел. Йен проглотил приступ тошноты и резко двинул руку вперед вместе с зажатым подбородком. Что-то хрустнуло в жилистой шее, а парень вбил в открывшуюся цель нож.
Оттолкнув стихшего мертвяка, техасец поднял голову. И вовремя.
Теперь все зомби покинули свое укрытие. Арену заполнили звуки утробного рева, а зрители стихли. Первые, бросившись в атаку, полегли у ног выживших, но оставшиеся, и их было большинство, не давали шансов опомниться. Йен едва окрикнул Кейлин, предупреждая об угрозе, а следом двое других мертвяков вцепилось в его куртку. Он взревел от ярости, будто сам был одним из них, и опустил кулак на переносицу ближайшего. Потом еще и еще, пока не почувствовал, как хрустнула гнилая кость. Затем нанес удар локтем по второму зомби, который уже впился в куртку на плече зубами, обхватив его, как собака кость. «Только б выдержала» - успел подумать Йен, сбрасывая с себя первого. Другой с рыком дернул парня на себя.
- Получи!
Техасец опрокинул его и, не дав опомниться, придавил коленом глотку, а потом добил. Краем глаза он уловил движение за спиной. Тело выпрямилось, словно сжатая пружина, и нанесло удар. Шесть дюймов стали в широкую грудь. Почему эти твари такие крупные? Йен превратил грязную футболку вместе с подгнившим мясом в решето. Длинные руки загребали воздух и его одежду. Мертвяк не сдавался, напирая и заставляя отступать. Слишком длинные руки, слишком короткий нож. Парень выискивал брешь между загребущими хватками и кружил перед наступающим мертвяком, а слева и сзади к нему уже стремились другие.
Помощь пришла из лагеря Боско. Здоровяк Хигли зашел к зомби со спины и сделал захват на шее, оттащив его от Йена. Парень едва увернулся от другого, прыгнувшего сверху, и, взяв еще одного за руки, бросил в подступающую группу, словно шар для боулинга. Твари были быстрее обычных зомби, и все же разбежаться не успели. Все четверо рухнули на спины, исторгая из глотки сиплое рычание. И поднимались, готовясь к новой атаке.
А Хигли, свернув шею голыми руками, бросил мертвяка в других, сбившихся тварей, и кинулся на них, расшвыривая и нанося удары тем, чьи черепа вместе с клацающими зубами оказывались слишком близко. Он бился как медведь, окруженный стаей волков. Отбрасывал повисших на его плечах зомби, топтал ботинком с толстой подошвой. Кожаная куртка и штаны защищали его от укусов, как и самого Боско, который крутился юлой в десяти ярдах от них. К нему пытался прорваться долговязый Эш, но зомби теснили его к решетчатой ограде. Ирландец бил тварей с не меньшим остервенением, стремясь прорубить сквозь них дорогу. От Боско его отделяло ярда два с половиной и добрая дюжина зомби, окружившая обоих.
- Пол! Мать твою! Чертов ток! – орал Эш изо всех сил, размахивая перед собой ножом, чтобы не подпустить их ближе. – Чертов ток!
Если бы у Пола Боско была пара пистолетов, он легко решил бы это уравнение из двенадцати неусопших. Но у него был нож. Всего один. Отбрасывая от себя очередного зомби и срезая с него скальп неточным ударом, он стремился отсечь все другие звуки и сосредоточиться на том, что ему угрожало.
У Кейлин в этой схватке не было ни кожаной брони, ни высокого роста, ни крепкого тела. Ей приходилось целиком полагаться на быстроту реакции и гибкость. Уворачиваясь от несущихся мертвяков, проскальзывая под их растопыренными, хватающими пальцами, китаянка била ножом и бежала дальше. Если бы в прошлой, спокойной жизни, она в том же состоянии участвовала в спринтерском забеге с препятствиями, она заняла бы первое место. Кейлин бежала, падала, переворачивалась, скидывая с себя очередную тварь, и наносила удар. У ее маленького тела было не так много шансов на победу против крупных и быстрых зомби. Потому она старалась бить сразу в голову. Нож скользил в пальцах, испачканных застарелой сукровицей и гноем, отскакивал от кости. Но она заносила руку, наваливаясь на зомби своим весом к земле, и била до тех пор, пока нож не погружался в глаз или под подбородок. Когда Кейлин случайно удалось вонзить лезвие в стык между височной и теменной костью, она издала крик и тут же испугалась себя. В этом крике был восторг, а кровь внутри кипела от адреналина.
Поднявшись, Кейлин ступила назад. Она сжимала нож, с которого стекала густая мозговая жидкость, а Йен и Хигли ярдах в шести от нее яростно расправлялись со своими «противниками». Но тут ее предплечье сдавило тисками.  На миг взгляд китаянки наполнился ужасом. Лишь осознав, что ее держат пальцы, не зубы, она рванулась от нападавшего. Треснула ткань. Рукав куртки остался у зомби. А сама Кейлин, теряя равновесие, полетела вниз.
Невольно взмахнув рукой, она подняла вверх песок. Пришлось зажмуриться, а голодный рев прозвучал совсем рядом. Зомби схватил ее за сапог, дернул к себе. Кейлин захлебнулась в беззвучной истерике, ударила его каблуком, так сильно, как только могла. Еще, еще. Нож! Только теперь девушка осознала, что выронила его при падении. Шаря рукой по песку, там, где он должен был упасть, она продолжала отбиваться. Зомби стремился подмять ее под себя, как если бы был живым мужчиной со вполне естественными потребностями. Но он лишь хотел добраться до кишок, а может и мозга. Вместе с сапогом Кейлин потеряла контроль над ситуацией. Мертвяк навалился сверху, перед лицом возникла уродливая гримаса. Он распахнул челюсть,  вращая багрово-серыми белками глаз. В этот миг ее рука коснулась ножа. Она завопила, едва удерживая клацающие зубы вдали от своего лица. Ударила, крепко сжимая рукоять. Лезвие прошло через ухо. Зомби еще какое-то время конвульсивно дергался, а Кейлин продолжала наносить удары один за другим, расширяя отверстие, из которого вылетала густая кровь вперемешку с мозгами.
Крик Харви заставил всех обернуться. Техасец к тому моменту наносил сокрушительные удары факелом на длинной и крепкой палке. Уронили его случайно или бросил кто-то из обичалых, задуматься времени не было. Зато пригодилась и палка, и бейсбольное прошлое парня.
В крике Харви слышалось нечто неправильное, даже неприличное посреди кровавой бойни, где они оказались. Ярость и азарт схватки – вот, что задавало темп. Но Харви кричал, держа двоих крепких зомби за шеи, а весь его потерянный вид говорил о том, как он хочет оказаться подальше отсюда. То, что с первого взгляда Йен принял за шеи, оказалось вырванными из тела трахеями. Но даже несмотря на тяжесть травм, мертвяки продолжали тянуть к нему руки.
- Не-е-ет! – простонал Харви и столкнул обоих подбородками.
Шеи зомби хрустнули, складывая головы под углом, а сами они легли у ног.
Трибуны арены, какое-то время молчавшие, взорвались ликующими воплями. Толпа довольна зрелищем. А шоу продолжалось.
Мужчина изумленно смотрел на трясущиеся руки, когда техасец прокричал:
- Харви, сзади!
Харви давно потерял нож и, как Кейлин, не позволял себе стоять на месте. Нарезал круги по арене, вызывая смех и позорный свист с рядов, пока его товарищи бились с зомби, и втайне надеялся, что схватка скоро закончится. Но все изменилось, когда его, как и Эша, приперли к стенке. И теперь, разделавшись с зомби голыми руками, Харви все еще не мог поверить, что сделал это. Окрик техасца вернул его к реальности. Повернувшись назад, мужчина выбросил руку. Она встретила преграду, лопнувшую как гнилой плод, а спустя миг вырвала ворох кишок из впалой брюшины зомби. Тот покачнулся, одновременно приблизившись на шаг, и Харви замешкался, позволив ему почти схватить себя за шею. Где-то рядом раздался истошный вопль ирландца, упавшего спиной на ограду. Поджариться он не успел. Зомби оттащили бесчувственного, но еще живого мужчину и принялись вырывать из него  куски мяса.
Кейлин, придя на помощь Харви, обрушила ряд ударов на шею мертвяка, пока не перерубила позвонки, соединявшие головной мозг со спинным. Избавив мужчину от противника, она бросилась в другую схватку. Секунду назад была здесь, а теперь прикрывает спину Адаму, зеленому парнишке Пола Боско, а сам он слишком далеко, чтобы до него дотянуться. «Ублюдок, - думал Харви, пользуясь небольшой передышкой. – Убей его. Убей Боско». Он не сразу понял, кому предназначался мысленный приказ, как и то, что он был услышан.
Кейлин замешалась. Рука, занесенная для удара, дрогнула, рот искривился, словно она увидела перед собой нечто похуже мертвяка. А тот, воспользовавшись ее внезапным ступором, пошел в атаку.
- Нет, нет, нет, - еле слышно простонал, Харви, наблюдая со стороны, как Адам хватает китаянку поперек тела.
Он еще разворачивался, держа ее, когда в него вцепился разъяренный зомби. Юнец сделал все, что мог, чтобы защитить Кейлин, прикрыл своим телом и отбросил назад, но не успел защититься сам. Он завопил от боли, пытаясь скинуть мертвяка, повалился вместе с ним на песок. Кейлин, вернув самообладание, уже стояла на ногах и целилась зомби в голову, занося нож, только ударить не могла. Адам катался по песку, истошно крича, а зомби вгрызался в его щеку. Когда он отнял лишенную волос голову, половина лица у парнишки превратилась в кровавое месиво, сквозь которое виднелись сцепленные челюсти. Кейлин хотела помочь, но не могла заставить себя сдвинуться с места.
Борьба Адама с зомби закончилась, когда  техасец ударил импровизированной битой последнего по черепу. Этого оказалось недостаточно, чтобы прикончить мертвяка, и тогда китаянка, справившись со ступором, навалилась сверху и добила его.
Арена умолкла. Было слышно, как работают двигатели машин, в том числе и автокрана, с высоты которого Флинк давал последние напутствия испытуемым. Но молчание длилось недолго. С последним зомби покончено, схватка подошла к концу и, пока еще еле слышимый гул нарастал, прокатываясь по рядам. Очень скоро Йен и другие смогли разобрать слово, повторяемое множеством глоток.
Фрифолк! Фрифолк! Фрифолк!
Они приветствовали выживших в Вольной стае. Но Аксель Флинк не спешил появиться. И не все было кончено между людьми на самой арене.
Адам все еще был жив. Он лежал на спине, прижав руки к груди и боясь дотронуться до лица. Каким-то чудом зомби не добрался до глаза, лишив парня кожи и мяса чуть ниже скулы. Сквозь отверстие вытекала кровь, окрашивая желтые зубы. Вместе с воротником водолазки зомби разорвал и его горло, и каждый новый вдох причинял Адаму боль. Джо Хигли упал на колени, закусывая губу и осторожно касаясь волос парнишки, словно боялся причинить еще больше боли. Харви приблизился к ним, не чувствуя ног. «Я этого не хотел, Господи, я не хотел…» - только и мог думать он. Кейлин чувствовала то же, разве что не понимала, почему вдруг в ее мыслях возникло желание убить Пола Боско. Подняв голову, девушка встретилась с ним взглядом, тяжелым и собранным, и поспешила отвернуться.
Хигли, этот лысый здоровяк, все еще сдерживал слезы, но любой, взглянув на него, понимал, как был ему дорог Адам.
- Тише, тише, не нужно ничего говорить, - бормотал Хигли, успокаивая парнишку.
Тот пытался что-то сказать, но вместо слов наружу вырывались лишь сиплые хрипы. Песок под ним быстро пропитывался кровью и становился похожим на нефтяное пятно под рассеянным светом факелов. Всем было ясно, Адам долго не протянет, однако он заслуживал прощания, пока еще был человеком.
- Это я должен был прикрывать тебе спину. Гребаный зомби-апокалипсис! Гребаный, мать его, Пол! – выкрикнул Хигли, крепко сжав руку умирающего.
Когда хрипы прекратились, он беззвучно затрясся всем телом, дав волю слезам.
- Джо, - позвал Боско.
- На хер тебя!
- Джо, я понимаю. Мы все любили Адама, - продолжил он, стремясь замять назревающий спор.
Среди обездвиженных зомби лежал и ирландец, которого Пол упокоил. И дело было за малым.
- Ни хрена ты не понимаешь, - отрезал Хигли.
Остальные предпочитали не ввязываться. Они плохо знали самого Боско и его парней, но так или иначе внимательно наблюдали.
Склонившись над парнишкой, толстяк пригладил его волосы, провел широкой ладонью по лицу, закрывая глаза, и приставил нож к подбородку. Ему не хотелось уродовать лицо Адама еще больше, чем это сделал мертвяк.
- Ты был мне вторым сыном, Смитти. Жаль, не родным... Как же я устал от всего этого, - он втянул воздух ртом. – Покойся… и не восставай.
Хигли не стал дожидаться, когда вирус в теле Адама заставит его обратиться. Он просто вогнал нож под углом до самой рукоятки, бережно, будто тот мог что-то чувствовать, а затем поднялся на ноги, стараясь больше не смотреть на обезображенное тело.
Обичалые на трибунах начинали выражать недовольство, выкрикивая трехэтажные ругательства, в которых количество производных от слова «трахать» превышало все мыслимые рекорды.
- Так ты себе это представлял? Да? – выкрикнул лысый здоровяк, обращаясь к Боско. – Это все твоя жадность! Все из-за нее! И ради чего? Ради куска дерьма? Ради сказок, о которых не трещит только ленивый? - он приближался к нему.
- Заткнись, Джо. Ты не знаешь, о чем говоришь, - отрезал тот, встречая его налитый ненавистью взгляд.
- Скажи это Адаму. Скажи Уилану. Я не любил этого заносчивого ублюдка и не жалею о его смерти. Боже, да мне насрать на него! Но, клянусь богом, он сказал бы тебе то же, что и я.
- Джо!
-  Катись к черту, гребаный Боско!
Его крик потонул в реве толпы. Вместе со вспыхнувшими фарами, снова взрезавшими арену двумя мощными лучами, округу взбудоражил низкий вой клаксона, привлекая внимание к автокрану. Занятые схваткой люди почти забыли о нем. А стрела, еще недавно висевшая над рядами обичалых, с шумом возвращалась к центру огороженного круга. Когда она замерла, из кабины появился Флинк. Распахнув пассажирскую дверь, он встал в полный рост, отсалютовал Вольной стае, а спустя миг уже шел по узкой поверхности стрелы. Обичалые приветствовали его. Они насытились зрелищем. Пора завершать испытание и переходить к неофициальной части посвящения.
Йен нашел глазами Харви и Кейлин. Девушка косилась на Боско и с каким-то остервенением ломала пальцы, словно боль могла ее отрезвить. От чего только? Харви же буравил взглядом возникшего над их головами лидера кочевого города. Никогда еще техасец не видел в нем столько ненависти. Он сам едва не забыл, как оказался здесь, посреди кровавой бойни, вынужденный бороться за свою жизнь так, словно не существовало ничего кроме бесконечной череды убийств. Пока черепа хрустели под его импровизированной битой, плоть разрывалась, а мозги зомби летели во все стороны, казалось, он непобедим. Это чувство и прежде посещало Йена, но он считал, что держит его под контролем. До этой схватки.
- Дамы и господа! Испытание окончено! – провозгласил Флинк, зависая на самом краю стрелы. – Довольны ли вы зрелищем?!
- Да-а-а! – прокатилось раскатистым эхом по рядам «Колизея».
- Достойны ли эти смердящие куски дерьма остаться с нами?!
- Да-а-а!
- Эй, ты, - Флинк ткнул пальцем в Йена. – Ты хотел знать правду, верно?
- Был уговор. Мы сражаемся, ты говоришь, что слышали твои люди в лесу, - произнес техасец, подавшись вперед.
- Нет, ты не понял. Никаких уговоров, - поправил его Флинк, усмехнувшись. – Правила едины для всех. Вольная стая не терпит слабости, ванильных соплей и крыс, - он широко улыбался, произнося последнее слово, а зеленые глаза, подведенные черным карандашом, насмешливо изучали каждого выжившего после бойни.
Подобрался Боско. Отвернулся Джо Хигли, не желая иметь с ним ничего общего. Лидер обичалых сел, свесив ноги со стрелы, и продолжал говорить, гипнотизируя «паству» низким тембром голоса:
- Среди вас завелась одна. Мексиканцы, устроившие засаду у меня под носом, упоминали Пола Боско. Есть здесь такой? Он стучал, стучал, стучал, - каждое новое слово сопровождал стук крупным перстнем по поверхности стрелы. – Сообщал им о ваших передвижениях. Они обещали жирный куш, но собирались нашпиговать крысу свинцом в числе прочих.
Теперь все смотрели на Боско. Харви услышал, что хотел. Китаянка, все еще не подозревающая о том, что собой представляет один из попутчиков, еще больше смешалась.
- Вот значит, как бы все закончилось. Будь ты проклят, Боско, - процедил Джо Хигли, плюнув в его сторону.
- Он лжет. Этот ряженый ублюдок рассказывает сказки, чтобы заставить нас драться дальше, - выкрикнул Пол, стараясь держать его и Флинка в поле зрения.
- Чего заслуживают крысы?! – голос последнего взывал к толпе
- Смерти!!!
- Кто убьет его?! – продолжал Флинк. – Азиатская бестия? Лысый здоровяк? То-ли-зомби-то-ли-нет? – фрики поддерживали каждый его возглас.
Не заметив особых предпочтений или действуя по хитрой задумке, Флинк выхватил из-за пояса клинок и, не целясь, бросил вниз. Сталь вошла в песок в паре дюймов от ботинка техасца. Он узнал свой мачете.
- Угрюмый бородач, - произнес Флинк, определившись с палачом, и добавил, обращаясь уже к нему. – Сделай это. Покончи с ублюдком.
Вряд ли Йен понимал, почему нагнулся и дернул за рукоять. Нет, приказ фриковатого лидера обичалых не имел над ним власти. Это были всего лишь слова, и где-то глубоко внутри часть его хотела покончить с убийствами. Достаточно упокоенных зомби, по крайней мере, сегодня. Он был вымотан, истощен и желал оказаться подальше от подсвеченного прожекторами круга и полуразложившихся тел. Но другая его часть жаждала мести. Теплое полированное дерево в ладони возвращало силы. И злость. В полутора ярдах от него, подняв перед собой руку, застыл Боско. Человек, звавший себя другом Дакоты. «Черт, да ему же плевать на нее. Все ради того, чтобы нажиться на других» - пронеслось в мыслях техасца. Если бы Флинк не вмешался, все они были бы сейчас мертвы, а Харви отправился бы на операционный стол для опытов.
Думая о том, что могло бы быть и кто в том виновен, Йен крепче сжимал мачете, прикидывая, как отсечет Боско правую руку. Хоть левая и висела в воздухе, настраивая на примиряющий лад, в правой предатель продолжал держать нож. А затем…
«Стоп. Выдыхай, кудряшка. Он этого от тебя и хочет, чтобы ты плясал под его чертову дудку» - подумал он про себя и удивился, как ослабла его ярость. На место стремлению разделаться с Боско пришло стойкое желание показать средний палец Флинку. Правда, тут же угасло. Конечно же, этот ублюдок подстроил все так, чтобы у Йена не осталось другого выбора. Чтобы представление состоялось, а зритель остался доволен. И хоть эта мысль казалась ему внезапным озарением, парень был с ней согласен.
- Нет, - выдохнул он облегченно и поднял голову. – Делай с ним, что хочешь, но только не моими руками. С меня хватит.
Флинк встретил его взгляд насмешливо, словно ожидал чего-то подобного, пожал плечами. Этот жест мог говорить о чем угодно: о том, что техасец умрет вместе с Боско, вместо него или что Флинку все равно.
- Что ж, твой выбор, - произнес он, продолжая нависать над центром арены.
Он хотел добавить что-то еще. Йен заткнул клинок за пояс, надеясь, что самодельные ножны ему вернут позднее. Но необъяснимая тревога не отпускала. А в следующий миг он увидел движение. Пол Боско, решив не дожидаться казни, бросил нож. Техасец задержал дыхание, запоздало понимая, что с такого расстояния сложно промазать. Но целью был не он.
Лидер обичалых сделал резкий взмах рукой, так, будто ловил нож или хотел прикрыться. Огороженная арена и все вокруг погрузилось в молчание, больше похожее на затишье перед бурей.
- Смело, - сказал Флинк, осторожно вытаскивая сталь из поврежденной ладони. – И абсолютно бессмысленно.
Нож прошел насквозь, но он, словно не чувствуя боли, тащил его за рукоятку, пока не извлек полностью. Техасец и остальные с изумлением наблюдали, как он сложил пальцы веером, с досадой оглядел ладонь и бросил оружие за спину, не заботясь о том, куда оно упадет. А потом спрыгнул вниз. На пропитавшийся зловонными жидкостями песок.
Кажется, все, кто был внутри арены, смотрели на его кисть, туда, где должна быть кровоточащая рана.
- Что за дерьмо?! – выпалил Боско, переводя взгляд от пореза на руке Флинка к нему самому. – Ты, мать его, что за…
Закончить он не успел. «Иисус» обичалых, приблизившись к нему на расстояние вытянутой руки, выхватил из-за пояса 8-ми дюймовый, блестящий как лимузин Кеннеди «Кольт Питон» и приставил ко лбу. Грянул выстрел. Вместе с мозгами Боско лишился задней части черепа. С  той стороны голова превратилась в кроваво-серое крошево, орошая и без того влажный песок. Тем, кто стоял слишком близко, тоже досталось. Кейлин и Харви едва успели зажмуриться, а Йен продолжал смотреть, как бледнеет, теряя кровь, лицо Боско. Он издал что-то похожее на всхлип, выхаркнув багровый сгусток крови. Какие-то секунды что-то в нем еще держалось за жизнь. А потом тело рухнуло на спину.
- Большие пушки выносят мозги, - с отвращением произнес Флинк, вернув револьвер за пояс. – Шоу окончено! Убрать здесь все и проводить наших новых друзей в их шатер. Еды, выпивки, женщин - дайте им все, что потребуют, - раздавал он указания, направляясь к выходу.
Лязгнули железные петли. Распахнулась решетчатая дверь, освобождая дорогу. Напряжение, должно быть, отключили чуть раньше.
Флинк покинул пределы арены и исчез за спинами обичалых. Они не стали радушнее или добрее, но подчинялись правилам. Победители испытания становятся членами Вольной стаи и их приветствовали. Не так рьяно и не так громогласно. Многие тут же разбрелись прочь, насытившись представлением. Дорогу среди палаточного лагеря освещали поредевшие огни и зависшая над головами луна, выеденная фазой убывания. Время давно перевалило за полночь. Покончив с зомби, все ощущали чудовищную усталость. Йен оглядывался по сторонам, пытаясь запомнить путь, которым их вели обратно, теперь уже не конвоиры, а «собратья». Харви поравнялся с ним и, склонившись к самому уху, прошептал:
- Их зомби другие. А этот тип, ты ведь тоже это видел, так?
- Видел, - кивнул парень.
- Есть какие-то мысли или предложения?
- Пока нет, - он обвел мрачным взглядом огромную, уставленную палатками и транспортом местность и покачал головой.
Харви кивнул. Выбраться отсюда будет труднее, чем из Рансом-Каньона. Слишком много людей, слишком много машин.

Какие бы правила не сдерживали в узде палаточный город беспощадных убийц и фриков, им подчинялись беспрекословно. Новоприбывших ждала просторная палатка, в которой можно было стоять в полный рост, не испытывая при этом неудобств. Внутри - раскладной стол, пара раскладных стульев, свернутые одеяла и пенки, а еще пара пластиковых бутылок с водой. Алкоголь и еду им принесут чуть позже, если они захотят. А они захотят, как только утолят жажду.
Пока шестеро обичалых очищали арену от смердящих туш зомби и погружала их, словно мешки с кукурузой, обратно в кузов, большинство разбрелось по своим жилищам. Музыка давно стихла. У Фрифолка было достаточно дизеля на развлечения прошлого, но это не значило, что его расходы не контролировались. Сквозь гомон неспящих доносилась мелодия песни. Кто-то еще играл на гитаре, не желая отправляться спать раньше, чем встанет солнце. У этого города на колесах было бесстрашие, воля и сила. Он не боялся ходячих мертвецов – шумел, грохотал и смеялся, будто только так и должно быть вне зависимости от того, приковыляют зомби или нет. Фрифолк – маленький бунтующий ребенок свободной Америки, рожденный на ее костях. Патлатый подросток, слушающий тяжелую музыку на полную громкость, кочующий с места на место и плюющий в лицо своим предкам. Но все дети рано или поздно проходят через взросление. И Фрифолк в будущем ожидало то же.
Аксель Флинк долго пытался подкурить сигарету, чертыхаясь на влажность и недавние дожди, лившие казалось, целую вечность. Караван двигался на юг, все дальше от крупного людского поселения. Река вышла из берегов, подтопив часть грунтовой дороги и местами напрочь ее размыв. Остановка была вынужденной, но никто не возражал.
Все знали, что зомби продолжают мигрировать к границе с Мексикой, сбиваются в крупные стада на несколько сотен тысяч голов и без устали движутся, сметая все на своем пути. Мексиканцы, те, что держат оборону на своей земле, спешно воздвигают стену, используя все возможности и имеющиеся материалы. С тем же упорством, с каким прежние эмигранты выкапывали километровые ходы под землей, их соплеменники огораживаются от движущейся смерти. Никто в здравом уме не сунется и близко в этот «пчелиный» улей. Никто, кроме Вольной стаи. Они способны обосноваться там без необходимости отстаивать независимость перед Сент-Луисом и обвившим его спрутом «Зет Индастрис».
«Нью-Сент-Луис», - мысленно поправил себя Флинк. Пропитавшаяся влагой обертка и табак, наконец, достаточно подсушились. Крохотный огонек вспыхнул в сгустившемся перед рассветом мраке. Выпустив дым ноздрями, Флинк бросил взгляд на руку, в которой держал сигарету. Сквозная рана уже стянулась по краям. Бесцветная кровь, больше похожая на древесный сок, перестала течь. А боль он давно перестал чувствовать. Боль и страх – пережитки прошлого.
Лидер обичалых сидел на раскладном стуле со спинкой, закинув одну ногу на колено, и курил. Татуированная женщина-«акулий оскал» появилась рядом и привалилась к капоту четырехдверного «Рубикона».
- Хороший улов. Я ставила на бейсболиста. За такие плечи и задницу просто грех не подержаться, - она мечтательно закатила глаза и прикусила губу, отчего стала похожей на голодного вампира из третьесортного ужастика.
- Кто бы сомневался, Марла, - криво усмехнулся Флинк, бросив на нее взгляд исподлобья. – Свежее мясо.
Женщина захохотала, ссутулив плечи и запрокинув голову назад. На самом деле она не была уродлива. Модификации тела скорее маскировали ее фермерскую внешность под нечто более агрессивное и опасное, но под ними скрывался все тот же острый нос, тонкие губы с кривыми желтыми зубами и блеклый, водянистый взгляд. Брови Марла сбривала, а на их месте синел выцветший рисунок татуировки, продолжавшийся вдоль обеих щек и оплетавший шею плотным рисунком терновника. Она скорее пугала, чем вызывала желание, и все же была уверена в собственной неотразимости.
- Но я советую забыть о них.
Надрывистый смех Марлы смолк. Она повернулась к Флинку, непонимающе сверля его взглядом.
 - Нет! Они же прошли испытание! Теперь они члены Стаи и останутся с нами, - сказала женщина-«акула», повышая голос.
Лидер обичалых пришикнул на нее.
- Тише.
- Правила, Флинк! – добавила Марла, но уже шепотом.
- Исключения лишь подтверждают правила, дорогая моя. В истории довольно прецедентов, которые мне не хотелось бы повторять, - усмехнулся Флинк, отбросив сигарету щелчком пальцев. – Эти люди покинут Стаю. И если ты хоть на секунду оторвешь свои мысли от дырки между ног, то увидишь, что от этого мы только выиграем.
- Что? Все? И этот, серокожий? Видел, как он голыми руками рвал трупоходов?
- Он в первую очередь. Оставив здесь добычу «Зет Индастрис», мы рискуем привлечь их внимание к себе.
Сейчас он был серьезен. Да, мексиканцы устроили засаду на дороге, чтобы захватить человека, о котором ходило столько легенд, и выкачать из него желаемую вакцину против чумы человечества. Через Фрифолк проходило много людей и информации. Флинк был наслышан о многом, что происходило на территории бывших Соединенных Штатов. И он сомневался, что «Зет Индастрис», лидер в сфере новаторских лекарственных препаратов, откажется от шанса заполучить живым удачный экземпляр собственных манипуляций. Или позволит мексиканцам себя опередить.
- Да пошли они, - махнула рукой Марла, оттолкнувшись от капота «Рубикона». – И ты со своим гребанным планом.
Ее силуэт удалялся, нетрезво покачиваясь из стороны в сторону. Аксель Флинк бесстрастно глядел вслед. Он прикидывал, какие последствия ждут Фрифолк, если шишки Нью-Сент-Луиса, а в частности сука из «Зет Индастрис» узнает о них. Байки, что ходят о сдвинутых обичалых, должны оставаться байками. По крайней мере, до тех пор, пока свободолюбивое детище не сможет поставить на место и втоптать в грязь кого угодно. Но события не любят, когда их торопят.

- Смотри-ка! Не обманули, - воскликнул Хигли, потрясая бутылкой.
Выдернув пробку зубами, он сделал пару добрых глотков, утер усы рукавом.
Палатка и впрямь оказалась просторной. Места хватало, чтобы разместиться штабелями вшестером с учетом расстеленных одеял, и еще останется расстояние до выхода в несколько шагов. Тут же стоял раскладной столик, ломившийся от даров Фрифолка: жареные гусеницы, жуки и другие членистоногие твари, котелок с неприглядной, но вкусно пахнущей бурдой, помятые упаковки «Читос», черт знает как дожившие до этого времени, подогретые на огне и вскрытые банки тушеного мяса.
Харви, расположившись на складном стуле без спинки и ловко орудуя ложкой, опустошал одну из них. Йен и Кейлин, нависая над столиком, черпали по очереди из котелка в прикуску с запеченными насекомыми. Когда голод сворачивает желудок в узел, хрустящий на зубах хитин не остановил бы даже заядлого вегана. Что до новоиспеченных членов Вольной стаи, в последний раз еда попадала в них не меньше двенадцати часов назад. Страх неизвестности, реальная угроза на арене – как только все это осталось в прошлом, тело напомнило о себе.
Хигли сделал еще глоток пойла, в котором по вкусу опознал крепленое вино (этикетка была напрочь стерта водой и временем), и передал зеленую бутылку техасцу. Тот без разговоров выпил и закинул в рот еще одного крупного таракана, истекавшего маслом. Желудок сразу приятно согрело теплом.
- Я думал, мы просто сделаем все, как сказала эта сука, - пробормотал Хигли, шумно втянув воздух ноздрями. – Дадим ей то, что она хочет. Заберем оплату и рванем куда подальше от всего этого дерьма.
Харви, сгорбившийся над жестянкой с ложкой у рта, напрягся. Речь явно зашла о нем, в этом никто теперь не сомневался. Джо Хигли играл в команде охотника за головами, но теперь он решил излить душу, объясниться с оставшимися в живых.
- Продолжай, - произнес мужчина, крепко сжав в руке ложку. – Я хочу услышать, как вы собирались это сделать.
- Харви, не время, - сказал Йен, оттирая рот тыльной стороной ладони.
Китаянка, наблюдая за ними, тоже перестала есть. Она все еще не знала подробностей и того, что именно не так с Харви, но разговоры вокруг все больше настораживали, а открывшаяся взгляду серая кожа у него на лбу и руках вызывала куда больше опасений, чем толпа голодных зомби. Что бы там ни было, Кейлин прокусила его язык. Его кровь была у нее во рту.
- Нет, сейчас как раз самое время, - Харви отставил пустую банку с ложкой на стол. – Если ты еще не заметил, мы в самом центре огромного лагеря берсерков, которым ничего не стоит смять нас всех в лепешку. И они не боятся зомби. Ты понимаешь, что это значит, м?
Под его пытливым взглядом Йен бессильно поджал губы и поглядел на свои ботинки. Харви был прав в одном – другого времени расставить все точки над i у них не будет.
- Готов дать зуб, что с ними тоже что-то не так. А я в этом кое-что понимаю. Кто-нибудь задавался вопросом, как им удалось загнать несколько дюжин зомби с синдромом гиперактивности  в фургон? Почему их «бойцовские псы» быстрее, крупнее и сильнее, чем все  взятые зомби, что нам встречались? – продолжал мужчина.
Он поднялся со стула, словно больше не мог усидеть на месте, и теперь ходил взад-вперед.
- И ты их не контролируешь, - пробормотал Йен.
- Бинго. Так что пусть Мистер Пропер говорит, - Харви покосился на лысого здоровяка.
 - Эй! Я не собираюсь тебя сдавать, но это не значит, что не вмажу. Понял? – отозвался тот, перехватив бутылку так, словно собирался сделать из нее оружие.
- Чем она вас купила? Вертолет с запасом топлива и личный остров были в списке? Или для таких тупоголовых громил вроде тебя хватило пары кейсов с окси? – не уступал ему в напоре Харви.
- Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, сраный мутант, - выплюнул Хигли. – Меня затрахал этот зомби-апокалипсис и бесконечная езда с места на место. Да, мать твою, я мечтал к пятидесяти купить небольшое ранчо и разводить коней, попивая виски на веранде, а вместо этого только и делаю, что таскаюсь по угробленным дорогам. И ради чего?!
- Парни! Парни, остыньте! – техасец  загородил собой Харви, стараясь держать в поле зрения наполовину опорожненную бутыль в руке здоровяка.
Тот продолжал держать ее в опасной близости от стола, того и гляди ударит. Хотя это еще вопрос, что сломается первым - стекло или столик.
- Думаешь, Я об этом просил?! – выкрикнул Харви, задрав толстовку до груди. - Этого хотел?! Кто дал тебе право решать, кого отправлять под нож, а кого нет?  Кто им дал такое право?!
Под ней успешно скрывалась серая кожа, изъязвленная старыми, зажившими шрамами от укусов. Кейлин громко охнула, закрыв рот руками, и отшатнулась, не представляя, как реагировать.
А Харви не унимался. Он продолжал говорить из-за спины напряженного техасца.
- Может быть, мне лучше было дождаться конца в камере среди многих других. Ничего из всего этого не было бы. Я мог умереть, обделавшись от страха, чтобы обратиться и быть упокоенным каким-нибудь добряком вроде него. Но у меня отняли эту смерть.
- О, Господи, - простонала Кейлин. – Дерьмо, дерьмо…
Боевой напор Хигли ослаб, он опустил руки, словно ему вдруг стало тяжело держать их. По другую сторону от техасца, поправляя на себе толстовку, отступил Харви.
- Постой. Что? – обернулся к нему Йен. - Ты вроде говорил, что был добровольцем? Испытания вакцины против зомби-вируса и…
- Испытания вакцины, да. Экспериментальной с летальным исходом на все девяносто пять процентов. Я был заключенным. Надеялся отсидеть еще три года и выйти за примерное поведение раньше срока, - мужчина взял со стола вторую бутылку, еще не откупоренную.
Выдернув пробку зубами, он наполнил железную кружку до половины, отпил из нее и поставил на столик.
- Им нужны были подопытные кролики. Когда все началось, - Харви сделал паузу, тонкие губы дрогнули, будто воспоминания о том дне все еще причиняли боль. – Когда все началось, никто не спрашивал моего согласия.
В палатке повисла тишина. Йен переваривал услышанное, с трудом представляя, почему сам не догадался раньше. Джек Харви, вечно ворчащий по поводу и без, вовсе не был похож на альтруиста, способного пожертвовать собой ради спасения человечества.
Лысый здоровяк сел на второй складной стул, тот, что был ближе к выходу.
- Боско договаривался с женщиной по имени Мэган… или Мэрил Дортвич. Он должен был выйти на связь, когда обезвредит… объект, - он заколебался, подбирая слова. – Дальше она должна была сообщить координаты, куда его везти. Это все, что я знаю.
- Кто-нибудь  объяснит, в какое дерьмо я с вами ввязалась? – пробормотала дрожащим голосом Кейлин.
Мужчины мрачно посмотрели в ее сторону, но никто из них не произнес ни слова. Хигли надеялся поскорее закрыть эту тему и больше никогда к ней не возвращаться. Он находился среди людей, которые имели полное право покончить с ним еще на арене. Техасец, чувствуя жажду и желая оттянуть момент объяснений, потянулся за бутылкой. А Харви глядел на маленькую китаянку исподлобья и думал о том, как едва не убил ее, подставив под удар. Но вместо этого погиб мальчишка. Мужчина не испытывал к нему теплых чувств, большую часть пути он его даже не видел. И все же он не желал ему смерти.
- О, ну конечно! Большие и сильные мужчины пасуют, когда нужно говорить правду, - бросила Кейлин, начиная терять терпение и самоконтроль.
- Это сложно, - пробормотал Йен.
- Сложно представить, что кому-то нравится заправлять зомби. Все остальное просто. Господи, наслушавшись вашей болтовни, я уже представляю, что лучше держаться от вас двоих подальше, - говорила девушка. – Поверить не могу, что из всех тачек на стоянке я выбрала именно ту, на которой ехали вы.
Пытаясь не впадать в панику от жутких мыслей, она нервно терла лоб. Пока техасец собирался с мыслями, чтобы в общих чертах объясниться, полог палатки зашуршал. Новоприбывшие в Стаю не ждали гостей, потому на звук обернулись все.
Сперва появилась рука, украшенная парой массивных  колец с изображением хищной твари и черепа, а затем и сам лидер обичалых. Оглядывая замерших людей, он расплылся в доброжелательной улыбке.
- Я  смотрю, вы неплохо устроились, - произнес Флинк, переступив порог. – Сюда бы еще телек с кабельным телевидением, но это был бы уже не Фрифолк, верно? Скорее райское местечко для ходячей антирекламы попкорна и хот-догов, - к концу фразы улыбка сползла с его лица, оставив только проницательный, холодный взгляд. – Стая довольна представлением. Вы сумели их впечатлить. И меня тоже.
- И это все? Где пятизвездочный номер люкс с шестизначным переводом на мой счет в банке? – презрительно хмыкнул Харви, подхватив кружку с вином. – Ты заставил нас убивать ради того, чтобы толпа твоих фриков была довольна. И это все, что мы заслужили? – сделав жест руками, охватывающий пространство палатки, он выпил и проглотил, не жуя, очищенное брюшко жука.
- Правила едины для всех, - в который раз повторил Флинк, будто пытался достучаться до недоумков. – Каждый из этой толпы фриков попал в Вольную стаю через испытание. Они знают, кому обязаны своей нынешней жизнью. Кто лишил их страха перед каждым новым днем и подарил надежду создать нечто большее, чем просто убежище на руинах. Если ты, жалкий недозомби, считаешь, что я поступил с вами жестоко, скажи это им, - он указал в сторону выхода. – Не пройдет и часа, как тебя вздернут и выпотрошат разом, и твоих друзей, если они рискнут за тебя заступиться. И прекрати смотреть так, словно хочешь прожечь во мне дырку. Со мной этот фокус не пройдет. Но ты можешь позвать на помощь своих щенков или использовать этих.
Флинк кивнул на техасца и девушку, небрежно, как если бы это были бездушные вещи. Кейлин похолодела. Никто не стремился объяснить ей, что происходит, а длинноволосый лидер обичалых подкидывал еще больше вопросов, на которые у нее все еще не было ответов. Йен, предвидя новую перепалку, грозившую окончится плачевно, сжал плечо Харви. «Нет, - подумал он вдруг и резко отдернул руку, не успев удивиться.
-  Из лучших побуждений предупреждаю, в этой местности не так много зомби, чтобы сломить Фрифолк, да и те, что есть, далеко… - Флинк закатил глаза и прищелкнул языком, подбирая слово. – Не в лучшей форме. Им не пробиться снаружи. И не советую бросать на меня этих двоих, если ты, конечно, ими дорожишь. В любом случае, я упокою их раньше, чем они зарычат.
Кажется, разговор принимал неожиданный оборот. Йен начинал подозревать, что лидер обичалых знает о Харви несколько больше, чем говорит вслух, но даже сказанного было достаточно, чтобы в горле снова пересохло. Теперь не только Кейлин думала о том, что что-то упускает.
- Тогда я сломаю тебе шею, - отрезал Харви.
Пока Флинк распинался, мужчина чувствовал, как все внутри него снова закипает. Этот человек пытался выставить его чудовищем. Монстром, способным использовать людей ради того, чтобы не пачкать руки. Он никогда не был бойцом и предпочитал избегать драки, но схватка на арене, предательство Боско, практически сдавшего его на растерзание ученых, собственный, потаенный страх, пока еще не названый, но оттого не менее опасный – все это давило будто тиски. Не оставляло ему выбора, как поступить.
В следующий миг он бросился на Флинка, стремясь схватить его за горло, как сделал это на арене с зомби. Только обеими руками. Злость и обида переполняли его. Кем бы ни был сам Флинк, с его бесцветной кровью и затягивающейся на глазах раной, он не имел права так говорить с Харви. «Я не чудовище, - думал мужчина, хватая воздух руками.
Его противник отклонился назад, отступая, и развернулся на носках.
- Эй, эй! Что вы творите?! – воскликнул Джо Хигли, приподнявшись над стулом.
Он готов был разнять драчунов, хоть и сам не так давно был на месте Флинка. Йен устал и хотел спать, но каким-то шестым местом, вероятно задницей, понимал, что уснуть ему здесь не дадут. Все закончилось так же быстро, как началось. Лидер обичалых нежно, но крепко держал шею Харви в захвате, а другой рукой прижимал длинный нож к его животу под самыми ребрами. Мужчина успел лишь заметить, как тот выскользнул из рукава его куртки. В следующий миг сталь вжалась в тело так, что ему пришлось втянуть живот, чтобы не пораниться.
- Хватит! – не выдержала Кейлин. – Прекратите!
- Моя шея или твои кишки? Все же второе, - сказал Флинк, сдерживая застывшего мужчину. – Но я не для этого сюда пришел.
- Харви, твою мать!
- У меня есть предложение для всех вас. И я уверен, оно вас заинтересует.
- Какое предложение? – это говорил Йен.
- Способное удовлетворить ваше желание покинуть Стаю.
Хигли встрепенулся, переводя взгляд с Йена на Флинка и обратно. Он хотел что-то сказать, но передумал.
- И в чем оно заключается? – техасец ухватился за эту возможность.
- В первую очередь в неприкосновенности моей персоны на время переговоров, - процедил Флинк. – Если кто-либо еще захочет проверить мою шкуру на прочность, ни один из вас не покинет лагерь живым. Это ясно?
Его слова предназначались в первую очередь Харви. Тот смиренно кивнул, все еще чувствуя холод металла, вдавленный под ребра. Не будь на нем нескольких слоев одежды, на коже наверняка проступил бы порез. В остроте ножа мужчина не сомневался.
- Да, - процедил он.
- Хорошо. Тогда приступим к деталям.
Флинк отпустил его. Он сел напротив Хигли, наполнив пустую кружку (из которой еще никто не пил) вином, сделал глоток и скривился, посетовав на жадность какого-то Блоупа. А затем, дождавшись, пока все взгляды сосредоточатся на нем в ожидании, начал.
- Через полчаса после того, как мы закончим, за вами придет человек. Он отведет вас на окраину лагеря, где будет ждать машина с полным баком топлива и ключом в замке зажигания. Ваши пожитки, оружие и патроны уже внутри. Это мой утешительный приз прошедшим испытание, - на этой фразе Харви скептически хмыкнул, а техасец прокашлялся. – Помимо жизней, которые останутся при вас, - выделил голосом говоривший. – Надеюсь, этого достаточно, чтобы вы могли оценить мою щедрость.
- Вполне, - поспешно согласился Йен, все еще опасаясь, что тот может передумать.
- Тогда, полагаю, нет никакого смысла задерживать вас. Ведь остановка и без того вышла длительной, - усмехнулся Флинк.
Он уже готов был подняться со стула и покинуть палатку. Его остановила Кейлин. Девушка заслонила собой парней, которые так и не дали ей ответа, и обратилась к лидеру Фрифолка.
- У меня есть вопросы, - сказала она.
- Ну и? – тот развел руками. – Что же тебя интересует, маленькая азиатская фурия?
- Из всего, что я успела здесь услышать, мне до сих пор не ясно, что не так с этим человеком. Кто и зачем его ищет? Черт, да у него же укусы на теле! Он должен был обратиться.
- Все верно, должен. Но экспериментальная вакцина «Зет Индастрис» творит чудеса, если конечно не убивает. Я бы сказал, убийственные чудеса. Они надеялись получить антидот из его крови и использовать для разработки лекарства, которое спасет весь этот чертов мир, а сперва, конечно же, Соединенные Штаты от массового озомбевания. Эксперимент провалился, передвижная лаборатория была уничтожена вместе со всеми разработками, учеными, занятыми этим проектом, и первыми экземплярами вакцины. Никто не выжил, на деле поставили жирный крест и отправили в архив. Пока по ниточке к важным шишкам организации не стала поступать информация о том, что некто способен управлять зомби. Некто Джек Харви, которого полуразложившиеся парни слушаются, как щеночки. Стоит ему махнуть рукой и сказать «бу!», они кинутся следом. Он может ходить среди них и не бояться, что его разорвут. А еще этот Джек Харви способен управлять волей человека, - Флинк с хитрой ухмылкой покосился на сосредоточенного мужчину. – Только для этого необходимо оставить в нем немного его ДНК, и любой из вас даже не заметит, как станет его послушной марионеткой.
Кейлин не понадобилось много времени, чтобы сопоставить его слова с поведением Харви.
- Твою ж мать! И как же ты хотел меня использовать, чертов ублюдок?! – бросила она, со злостью покосившись в его сторону.
- Мы все пили из одной посуды, - пробормотал техасец, удрученно изучая ботинки.
- И ты, конечно, все знал!
- Если вы закончили с выяснением отношений… - перебил ее Флинк. – Панацея от зомби-эпидемии не только не погибла, она приобрела некоторые незапланированные свойства и в этом виде стала еще ценнее для тех, кто оплачивал ее разработку. Только представьте, на что будут способны эти люди, когда заполучат его! – он вскинул руки, указывая на Харви. – К тому же слухи не выбирают ушей. У «Зет Индастрис», жаждущей монопольно править новым миром есть конкуренты. От небольшой кучки их шестерок я вас избавил, но это скорее северный филиал  крупного и опасного южного магната. И мне бы не хотелось оказаться под перекрестным огнем, когда они выйдут на след.
Техасец понимающе кивнул. Расклад все меньше казался радужным. Теперь, когда он мог оценить масштаб той задницы, в которой оказался вместе с Харви, план лидера обичалых стал прозрачен и ясен. Куда бы они ни отправились, те, кому нужен его попутчик, пойдут за ними. Вольная стая останется вне поля зрения – всего лишь очередная остановка в пути.
- Я хочу остаться, - выдохнула Кейлин, вдруг схватившись за рукав Флинка, и упала на колени. – Пожалуйста, я же прошла испытание. Мне не нужны их проблемы. Я не хочу, чтобы мной управляли, прошу. Пожалуйста.
- Простите, дамочка, - тот стряхнул ее небрежным жестом и процедил, склонившись настолько, что почти соприкоснулся с ней лбами. – Кукловод и его марионетки покинут Фрифолк. Так или иначе.
В ее глазах читалась мольба. Меньше всего сбежавшая из борделя китаянка хотела оказаться в еще большей заварушке. Но Флинк был неумолим и беспристрастен.
- Я не пил из их тары, - подал голос Джо Хигли.
Очевидно, он принял решение, выслушав лидера обичалых, взвесив все «за» и «против» и теперь собирался его озвучить. Кейлин, чувствуя, как горит лицо, все еще сидела на коленях перед стулом Флинка, бессильно сжимая кулаки и кусая губы.
Слова Хигли, казалось, заинтриговали его. Скосив голову на бок, он смотрел на лысого здоровяка, словно пытался выглядеть в нем какой-то изъян, отыскать следы, оставленные Харви.
- Я был с Боско, как и те двое, на арене. Это был его план, как быстро заработать. Наши запасы еды и питья всегда были изолированы от них, мы следили жестко за этим, - сказал Хигли. – Я могу остаться?
- Вот как.
- Все переговоры, пароли, явки…всем заправлял он, я чист, меня никто не станет искать. А у вас здесь, - Хигли горько усмехнулся. – Прямо рай для моей рокерской души.
- Что ж, ладно, - сказал Флинк, пожав плечами.
- Ладно?! – простонала Кейлин, не веря собственным ушам и тому, как он легко согласился принять Хигли, но не ее.
- Теперь, когда мы со всем разобрались, я вас покину. Катитесь к чертовой матери отсюда! – воскликнул он, огибая трясущуюся от подступающей истерики девушку, и направляясь к выходу
- Стой! – окрикнул его Харви у самого полога. – Что не так с твоими зомби? Они другие. Но почему?
Лидер обичалых усмехнулся, словно вспомнил о чем-то приятном и, вперившись взглядом в Харви, сказал:
- Не так далеко отсюда некогда находилась научная станция, в которой бились над созданием, скажем так… универсальных солдат. Быстрее, сильнее, выше. Больше тестостерона, стероидов и еще черт знает какой ядерной смеси. Хочешь знать, что с ними стало во время зомби-апокалипсиса? Ответ ты уже видел.
И он переступил порог, покидая палатку.
У троих людей оставалось полчаса, перед тем, как они снова окажутся в дороге. Несмотря на поздний час никто больше не думал о сне. Мысли каждого крутились вокруг сказанного Флинком. Джо Хигли, получивший счастливый билет в несокрушимую Вольную стаю, как и все хранил молчание, переваривая услышанное и надеясь, что сделал правильный выбор. Здоровяк, потерявший всех, с кем последние месяцы бился бок о бок, не видел смысла ехать в Сент-Луис вместе с компанией техасца. Пуститься в дорогу в одиночку или примкнуть к лагерю Флинка – вот, что было на чашах весов. Ему повезло больше, чем китаянке, которая продолжала молча растирать по щекам слезы.
Йен думал о том, что никогда, даже в мыслях не называл себя кудряшкой и пытался понять, что же чувствует. Парень не мог сказать точно, вмешивался ли Харви в его действия прежде, но там, на арене, когда ничто и никто не могло помешать разделаться с Боско, это был он. И позднее, уже здесь, когда Йен пытался его удержать от драки с Флинком.  Это было как нервный импульс. Электрический разряд, заставивший отдернуть руку. И все же на арене Харви остановил его самого. Надеясь, что никто не увидит нервную дрожь, парень оглядел ссадины на правой руке, сжал ее в кулак и опустил. За решеткой под напряжением, среди несущихся на него зомби и ревущих зрителей настоящей бойни, он выкладывался как мог. Когда все закончилось, и все зомби были упокоены, запал еще горел внутри, переплавлялся с яростью и злостью на предателя, с жаждой поквитаться за все, что было и чего не было. С колотящимся в груди сердцем Йен, наконец, признался себе в том, что так долго и успешно отрицал. Ему нравилось убивать. И он почти убил Боско, в мыслях и желании, и снес бы ему череп, плюнув напоследок в еще теплое тело.
Если бы не Харви.

Флинк не обманул. Спустя какое-то время, показавшееся им долгими часами, полог палатки снова зашуршал, а за ним оказался хмурый мужчина с фиолетовым могавком на голове и штангой в переносице. Он не говорил и всю дорогу до машины хранил молчание. Лагерь к этому времени, наконец, уснул. Факелы и костры догорели или были потушены, а сами члены Вольной стаи разбрелись по палаткам. Если кто-то и увидел, как новоприбывшие продвигались по временным улицам Фрифолка, то не придал этому значения.
Хигли остался в палатке. Здоровяк скупо попрощался с троицей и, пожелав им удачи, устроился на одеялах. Они едва ли прошли десять ярдов, как изнутри донесся внушающий храп.
На самом краю палаточного города, стоило пройти между носом тягача и исписанного школьного автобуса, их дожидался старый синий пикап с облезшей до ржавчины краской на капоте. О том, где теперь их машина, Йен предпочел не спрашивать. Он сомневался, что проводник ему ответит. Тот, доставив троих к условленному месту, так же безмолвно зашагал назад.
Наблюдая за тем, как его фигура удаляется, Харви отметил, что начало светать. Йен дернул за ручку, открывая водительскую дверь, и сел за руль. Ключ действительно торчал в замке зажигания. Сумки с личными вещами, о которых так же говорил Флинк, лежали в кузове. Что из них оставили, а что изъяли, парень решил разобраться, когда они окажутся достаточно далеко. Положив мачете между собой и Харви, он повернул ключ. Кейлин, предпочитая игнорировать обоих мужчин, забралась в кузов пикапа и устроилась там на сумках.
Ощущая телом вибрацию заведенного двигателя, парень плавно дал задний ход, чтобы развернуть автомобиль в сторону дороги. До нее пришлось проехать ярдов двести по мягкой, все еще влажной после дождей и неровной поверхности поля, на котором раскинулся Фрифолк. Стараясь не выблевать недавнюю еду и выпивку, Харви изо всех сил держался за поручень над головой и сжимался всем телом, подпрыгивая на каждой кочке и яме. Грунтовая дорога, к которой они вернулись, показалась рядом с этим аттракционом укатанной автострадой.
Йен поглядывал на движущуюся стрелку спидометра, выжимая из старенького пикапа больше, чем обычно позволял себе на подобных участках. Кочевой город Акселя Флинка вскоре остался далеко позади, а потом и вовсе исчез с поля зрения.
- Куда мы едем? – спросил Харви, убедившись, что никто их не преследует.
- Пока как можно дальше от этих психов. Потом сделаем остановку, - Йен  повернулся к нему. – Мне нужно выспаться и побриться.
Мужчина почесал шею, мысленно согласившись, что и ему не мешало бы сбрить отросшую щетину.
- Ты все еще не передумал? Насчет Сент-Луиса? – он должен был спросить.
Ребенок, долгое время посылавший ему телепатическое «SOS» из этого города перестал выходить на связь. Харви и сам не знал, как давно это произошло. Просто однажды он понял, что не помнит, когда в последний раз Мария звала его на помощь. По-видимому, очень давно. С ней могло что-то случиться, может быть, ее уже не было в живых, тогда соваться в крупное человеческое поселение так же опасно, как размахивать флагом с надписью «Зет-Индастрис», я здесь!».
- А ты сам? – Йен Митчел усмехнулся, перехватив растерянный взгляд Харви.
- Сперва выспаться и побриться, - отозвался он, быстро сориентировавшись с ответом. – Все важные решения потом.
- Точно. Выспаться и побриться, - кивнул парень.
- А с ней что? – мужчина мотнул головой в сторону кузова. – Кажется, она немного злится на нас обоих.
Вряд ли Йен знал о том, как китаянка прокусила мужчине язык и при каких обстоятельствах. И Харви не хотелось заострять внимание на этом, как и на том, что случилось с ней на арене.
- Ей не место в Стае Флинка, потому что она твоя марионетка, - произнес парень, не отрывая взгляда от дороги. – Но здесь ей тоже не место. Никто из нас не хотел спасать твою задницу, Харви. Только я уверен, что Дакота на ее месте не кинулась бы выпрашивать теплое местечко среди ублюдков. Она сказала бы…
- «Да пошел ты!»
- Да, именно. И еще плюнула бы ему в лицо.
Парень был в приподнятом настроении, практически боевом. И Харви был рад снова увидеть в техасце жажду жизни. Он и сам невольно улыбался, предвкушая скорую стоянку и сон, пусть и беспокойный, короткий, но, черт возьми, сон.
- И, Харви.
- Да?
- Еще раз залезешь в мою башку, лишишься своей, - они перекинулись взглядами. – Мне плевать, насколько ты ценен.
Мужчина понял, что тот не шутит. К бородатому добряку, которого он встретил на дороге из Алабамы, вернулась не только воля к жизни. Было что-то бескомпромиссное в его лице. Его перестали раздирать противоречивые желания и мысли, сомнения о том, что правильно, а что нет. Тот парень, что взял его в машину целую вечность назад, не смог бы оставить беззащитного человека на растерзание зомби. «Но арену покинул другой», - пронеслось в голове Харви.
Грунтовая дорога, наконец, сменилась асфальтированной. Мужчина, вспомнив, что до сих пор держится за поручень, накинул на голову капюшон и скрестил руки на груди. Толстовка после ночной схватки была испачкана не меньше, чем борода техасца, а пахла ничуть не лучше. Хорошо было бы остановиться неподалеку от ручья или реки, смыть с себя грязь и засохшую кровь, а заодно переодеться. Раздумывая над этим, Харви не заметил, как провалился в сон.
Старый синий пикап продолжал ехать по трассе. Все, кто ступал на песок импровизированной арены Фрифолка, покидали его уже другими. Город Вольной Стаи, возлюбленное детище Акселя Флинка, оставлял след, больше похожий на зарубцевавшийся шрам, в каждом.

Спустя несколько часов, после того как они покинули Фрифолк, а солнце поднялось над головами, наступило время последнего этапа инициации для Хигли. Он еще спал, обвернувшись одеялом и выпростав из-под него босую ногу, когда в просторную палатку вошли двое мужчин. Громкий храп сообщал о том, что здоровяк видит десятый сон, но это их не смутило. Взявшись за плечи с обеих сторон, они развернули Хигли на спину – легко, словно тот не весил больше каждого из них по отдельности. Один, не произнося ни слова, достал из поясной сумки приготовленный шприц. Сняв колпачок, мужчина несколько секунд возился с ним, выбивая пузырьки воздуха.
Храп стих. Шестое чувство даже во сне подсказывало лысому здоровяку, что что-то не так. Он распахнул глаза в тот самый момент, когда обичалый занес руку со шприцом. Рука другого закрыла ему рот, крик захлебнулся глухим, утробным звуком. Игла вошла в шею, ровно там, где билась жилка. Человек давил на поршень, медленно вводя в кровь новоприбывшего содержимое шприца. Тот еще пытался вырваться, но его движения стали вялыми и неуверенными. Сам он, чувствуя усталость, повалился обратно на одеяла.
- Тише, это всего лишь успокоительное. Скоро для тебя начнется новая жизнь, - пробормотал другой и, доверительно склонившись к самому уху Хигли, добавил. – Скоро ты станешь полноправным членом Вольной стаи, приятель.
Его держали под руки, волоча босыми ступнями по земле. Хигли, все еще находясь в сознании, но воспринимая окружающую картину смазано, будто изрядно напившись, пытался определить, куда его тащат. Реальность ускользала. Путь показался коротким и бесконечным одновременно, а когда двое обичалых достигли очередной, мало чем отличающейся от других палатки, один из них отвернул полог. Он держал его так, чтобы другой мог пройти сам и протащить Хигли.
Внутри царила чистота и порядок, каких здоровяк не ожидал увидеть где-либо, а тем более здесь, среди чокнутых фриков. От белизны и блеска инструментов, похожих на хирургические (или пыточные), у него заслезились глаза. Хигли понадобилась вся его воля, чтобы потереть веки. Он часто заморгал, краем сознания понимая, что его садят на кушетку. Многократно застиранная, но все еще сохранившая белый цвет простынь казалась неестественной, неправильной под его загорелыми пальцами с черной каймой грязи под ногтями. В центре палатки расположился низкий столик на колесиках. На нем стояли металлические емкости. Погруженные в жидкость, в них лежали скальпели и щипцы. За ширмой, раздвижной, похожей на больничную, кто-то насвистывал незатейливую мелодию и с треском разрывал полиэтиленовую упаковку.
- Я хочу уйти, - выдохнул Хигли, сосредоточившись, и дернулся встать.
Руки обичалых усадили его обратно, мягко, но настойчиво помогли принять лечь. Затылок здоровяка коснулся холодной искусственной кожи подушки, а взгляд упал на штатив для капельницы у изголовья.
- Я хочу уйти! Мы так не договаривались! – выкрикнул Хигли.
Обичалые все еще удерживали его от попыток покинуть кушетку, когда из-за ширмы появился облаченный в белый халат Флинк. На руках у него были белые латексные перчатки, а сам он держал пластиковый пакет с раствором желтого цвета и смотанную трубку, уверенно приближаясь к онемевшему здоровяку. Его помощники отпустили мужчину, освобождая место для чего бы то ни было.
- Доброе утро, Джо, - произнес Флинк, повесив раствор на штатив. – Будет немного больно, но ты справишься.
Хигли безвольно наблюдал, как он разрезает рукав его толстовки и стягивает предплечье жгутом. Кожаная куртка, спасшая здоровяка от укусов зомби, осталась в палатке. Он бросил ее под голову, прежде чем лечь спать, а теперь запоздало жалел, словно косуха могла что-то изменить.
Похлопав двумя пальцами по сгибу локтя, Флинк аккуратно вставил в набухшую вену иглу, зафиксировал ее пластырем.
- Успокоительное, что тебе вкололи, сэкономит нам время для выяснений отношений, - продолжал он, держа прозрачную пластиковую трубку, выходящую из капельницы, и следя за тем, как движется по ней жидкость.
Когда та закапала с другого конца, Флинк удовлетворенно хмыкнул и соединил его с иглой в вене Хигли.
- Ты хочешь спать. Не сопротивляйся этому, засыпай. Когда ты проснешься, твой организм окончательно перестроится. Больше не будет нужды бояться, Джо.
Здоровяк, слушая размеренный голос лидера обичалых, сомкнул веки, проваливаясь в вязкое беспамятство. Раствор, формула которого была создана Акселем Флинком в стенах филиала «Зет Индастрис», медленно поступал в кровь. Эритроциты подхватывали и разносили его дальше: к сердцу и печени, почкам и легким, селезенке и мозгу. Процесс был запущен, но требовалось еще немного времени, чтобы его действие проявилось.
Закончив с первой частью, Флинк стянул перчатки, одну за другой, оставил их на столе, и вышел наружу. Вдыхая бодрящий осенний воздух, он смотрел на проснувшийся город. Этот  день станет последним для Фрифолка здесь. После того, как Хигли пройдет полный круг инициации, лагерь снимется с места и покатит прочь к югу. Туда, где толстосумам и алчным ученым вроде Дортвич не захочется искать его вместе с созданной им нацией будущего. Мужчина усмехнулся. Он не так глуп, как Харви, чтобы пользоваться настоящим именем, по которому его можно выследить. К тому же имя, под которым он трудился на благо научного фонда, казалось ему куда более чужим, чем то, что он взял себе сам.
В том, что Флинк поведал техасцу и остальным, была правда, но не вся. Лидер обичалых лично возглавлял проект и бился над созданием непобедимых, бесчувственных к боли солдат-убийц из обычных людей. Сперва они нужны были для войны на Ближнем Востоке, затем для сдерживания зомби-эпидемии. Прежде чем он добился реальных успехов, погибло немало подопытных крыс и приматов. Разрешение проводить испытания на людях были получены с учетом сложившейся в стране ситуации в обстановке строжайшей секретности. И тогда в ход пошли бездомные, заключенные, по большей части приговоренные к смерти или пожизненному заключению. Он добился значительных результатов, но они по-прежнему не удовлетворяли тех, кто инвестировал проект. А когда подопытные стали обращаться прямо на операционных столах, сохраняя при этом улучшенные физические показатели, лаборатория потонула в крови. Несколько бессонных суток в подвальной лаборатории со скудным светом и списанным оборудованием, в компании с парой десятков выживших коллег стали самым жарким временем с начала исследований. Зомби, обычные и прокаченные его формулой, день и ночь ломились внутрь. Все это время Флинк посвятил работе над ошибками, пока не вывел идеальные, по его расчетам, пропорции составляющих.
Из воспоминаний его вырвала Марла - возникла рядом с «операционной», держа термос.
- Я чаю принесла. С сахаром, как ты любишь, - пробормотала она, откручивая крышку и наливая в нее горячий чай.
Флинк подул на него, сделал осторожный глоток.
- Кто остался? – поинтересовалась женщина.
- Боюсь, он не в твоем вкусе.
- Долго еще?
- Достаточно, чтобы выпить чаю, - он отвечал намерено холодно.
- Ну и стой тут. Один, - с досадой бросила Марла, оставив его с чаем в крышке от термоса, а сама направилась прочь.
Флинк еще какое-то время наслаждался солнечным днем и горячим, сладким чаем, а затем вернулся к новоприбывшему. Один из помощников держал Хигли за руку, измеряя пульс, другой жевал жвачку, увлеченно пуская пузыри.
Раствора в капельнице осталось на самом донце. Здоровяк покраснел лицом, глаза налились кровью. Он тяжело дышал и смотрел, не узнавая никого. Мышцы на его теле, и без того достаточно крепкие, взвились жгутами, увеличились в размерах, словно Хигли продолжал активно заниматься спортом.
- Пульс сто двадцать, - сказал сухопарый мужчина, обращаясь к Флинку. – Продолжает учащаться.
Тот удовлетворенно кивнул и принялся подготавливать шприц для новой инъекции.
Хигли сел, жадно хватая воздух ртом. Выглядел он дерьмово, а спустя миг рухнул на спину и замер. Перестал дышать и вовсе подавать признаки жизни.
Флинк подошел к нему вплотную и приложил палец под подбородок, нащупав вену. Сердце остановилось. Отсоединив трубку капельницы, он ввел следующий состав через зафиксированную иглу, вытащил ее и отложил вместе с пустым шприцом.
Расчеты, сделанные в экстремальных условиях, оказались верны. Он вышел из окруженной зомби лаборатории победителем – живым, неуязвимым, как выяснилось позднее, и с совершенно новым видением проблемы. Первыми членами Вольной стаи стали его коллеги, дальше – больше.
Джо Хигли вернулся с того света на пятой секунде после введения препарата. Он широко раскрыл глаза, все еще красные, но теперь осознающие. Мышцы вернулись к прежнему состоянию, но Флинк знал, что теперь здоровяк способен рвать зомби и не только их голыми руками. В буквальном смысле. Дыхание и пульс ровные. Инициация завершилась успешно.
- Поздравляю с новым рождением, Джо, - произнес Флинк, склонив голову. – Теперь ты полноправный член Вольной Стаи.
Он уже повернулся к нему спиной и принялся расстегивать медицинский халат по дороге к выходу, когда услышал слабый, скребущий полухрип-полурык. К обратившемуся за доли секунды здоровяку кинулись оба помощника, стремясь обездвижить и уложить обратно. Флинк презрительно скривил губы и, не оборачиваясь, сказал:
- К остальным его, - после чего покинул палатку и людей, связывающих руки новообращенному зомби жгутами.
Идеальные пропорции. Успешное преобразование в девяносто шести процентах. Подобные исключения лишь подтверждали правило, а зомби-мутантам всегда находилось место на арене. Фрифолк рос и крепчал.

май 2016 – 06.09.17 гг.



Продолжение ==> http://www.proza.ru/2018/06/15/404


Рецензии
Фрифолк и Флинк вызвали ассоциации с новым (пока ещё новым) "Безумным Максом", который я не смотрел и не осуждаю, но примерно в курсе, что там и как. Тоже предводитель, грубо говоря, стада, тиран - и одновременно, по сути, человек, который действительно спасает всех своих "рабов" от окончательной деградации поодиночке. Конечно, они всё равно далеки от цивилизованного общества, однако хоть какой-то порядок там присутствует. Ну а финальный срыв покровов над Фрифолком придаёт этому "передвижному городу" ещё больше смысла в безумном мире постапокалипсиса.

И, разумеется, нельзя не отметить персонажа Йена. Без спойлеров. ;-)

Евгений Кусков   10.09.2017 09:19     Заявить о нарушении
А вот и зря, неплохой фильм вышел, хотя ноги растут, конечно же, не оттуда. А чем ты отметил кудряшку Йена?))

Хиль Де Брук   11.09.2017 11:43   Заявить о нарушении
То, что Йен "уже не тот", но не факт, что в плохом смысле.

Евгений Кусков   15.09.2017 13:37   Заявить о нарушении