Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 38

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/09/06/1772


Утро в горах – время совершенно особое. Мой отец любил горы и часто цитировал строки старинного поэта Тютчева, я их с детства помню:

«Лазурь небесная смеется,
Ночной омытая грозой,
И между гор росисто вьется
Долина светлой полосой.

Лишь высших гор до половины
Туманы покрывают скат,
Как бы воздушные руины
Волшебством созданных палат».

На самом деле, утренние часы в горах часто очень холодны и вместо возвышенной поэзии быстро нагоняют дрожь. Совершенно прозрачный воздух дрожит и переливается в свете солнца, которое подымается багровым диском в туманной мгле горизонта; свет сочится сверху, дробясь созвездиями искр в росе, обильно покрывающей траву и деревья. В низинах ворочается сизая спина тумана, еще немного, и он начнет всплывать в небо небольшими белыми облачками… Холодно, но - хорошо! Дышится-то как!
Дом еще крепко спал, когда мы с Пусем вылезли на скамейку у дровницы. Было около четырех утра. Мне  что-то не спалось, а Пусь, покорно вздохнув, составил компанию. Он прыгнул ко мне на колени, пристроился на груди, и мы с ним завернулись в предусмотрительно захваченный из теплой спальни широкий плед, оставив слишком свежему ветерку одни носы.
Слова маленькой Марианны не выходили у меня из головы. «Такие паутинки носили мои мама и папа. Они могли их одевать и снимать. Я пробовала надеть паутинку – так забавно, слышишь сразу тысячу голосов. Мама всегда слышала папу, а папа – маму…» Придумать такое ребенку сложно. В самый разгар периода катастроф возникла идея чипировать все уцелевшее население Земли, но так и не пришли к единому мнению, куда имплантировать чип. Я не помнил, было ли чипирование обязательным для обитателей Марсианской Автономии. На Земле оно так и осталось добровольным актом, принудить к нему никто не мог. Но, ни один земной чип, это я знал точно, не мог позволить слышать друг друга на любом расстоянии…
Мысли сами собой перетекли на другое. Вся заварушка началась с атаки хронокапель на Загорный. А вот что вызвало эту атаку, так никто и не объяснил. Как не объяснили и появление-исчезновение знаменитых муляжей-артефактов в Соловье. Я чувствовал, что есть связка между замедлением времени в зоне обнаруженной нами «мозаики» и тем злополучным экспериментом в Церне. Что там все-таки было – телепортация или темпоральный перенос? Обнаруженные нами исторические свидетельства, что время в здешних местах «чудит» давно, дали основание предположить, что воздействие от Церна просто срезонировало. Но с чем?
Я задумался и перестал почесывать Пуся, который тут же напомнил мне о себе лапой. Устроил его поудобнее и снова начал неторопливо перебирать пальцами шерстку. Во мне росла уверенность, что все эти лунные и марсианские истории лишь косвенно связаны с земными. Разгадки надо искать здесь, а не на Луне или на Марсе. Подумал, что Меер «со товарищи» были, как я понял, прагматиками, и не зря в своем последнем общении с нами Жак Меер просил от имени всех обобщенных тогда разумов помочь им уйти с Земли. Как прагматики уйти «в никуда» они вряд ли хотели, значит, какой-то свой путь они видели. Эти башни для них – начало пути. Куда и как они их могли увести?.. Не стал ли эксперимент в Церне помехой для них? Очень похоже на то. Володя говорил, что «голова» или «пост управления» большого разведчика – свежее творение. Значит, технология выращивания муляжей в ней – тоже «свежее» детище обобщенного разума. Им мог помешать и Вебсик. Мои мысли набирали скорость. Даже согрелся и перестал дрожать.
Туман уже начинал оседать и в нем проступили разрушенные стены замка. Старая постройка так и не пустила нас в свои подземелья. Показала подземный ход и дала ясно понять, что он – обитаем и опасен. Миф о Кулэге, конечно, красив, но мой «откушенный» невесть чем эндоскоп был, что называется, вещевым доказательством. Я вспомнил снимки башен, которые мы рассматривали с Владой на террасе у Ростислава Петровича. Первую, ныне сгоревшую, на широком, уходящем вглубь, основании с несколькими уровнями отсеков с круглыми иллюминаторами вместо окон, выше которых над верхушками деревьев поднимались параболические обтекатели ячейки супермозга. Вторую башню, которая, как и первая, имела цилиндрическое основание, но оно заканчивалась поворотным кольцом, как у антенны дальней связи или телескопа. На нем была размещена знакомая нам пирамидальная конструкция, прикрытая обтекателем ячейки. Пирамида начиналась почти от земли, и высота второй башни была небольшой.
Я вспомнил рассказ Ростислава Петровича после пожара, и то, что вторую башню он называл башней клонирования. Помню его слова почти дословно: «…тело поступает  во вторую башню, там кристаллы его растворяют в биомассе, и оно в ней хранится до тех пор, пока не поступит команда на «сборку» клона». А если все не так? Слава Серегин в башне не сканировался, а клон его был. И «пещера» тоже, клон танкетки… Да, скорее всего клоны не башня делает, а наша «мозаика», башня просто может стоять на кристаллах, но зачем, если не для клонирования?
Стоп…
До меня вдруг дошло. Это же капсула времени. В ней они хотели уйти. Не куда-то в Космос, а в другое время на той же Земле. Но в этом самом месте, где они нашли кристаллы и биомассу под ними, чтобы себя клонировать… Гениальность решения очевидна: с переносом во времени материальных объектов до сих пор не понятно, а разумы – объекты информационные. Изучив временные аномалии здешних мест, эти гении (иначе их не назовешь, целый Институт Времени переплюнули) придумали, как их практически использовать. Но у них было два, нет, три сбоя: обобщение разумов, аномалии, вызванные Церном, и наш Вебсик. Вторая башня – настоящая капсула времени?! Я начал обдумывать это предположение, но тут из окна сверху раздался сонный голос Влады:
- Вы чего ушли-то? Холодно еще!
- Мы закаляемся, - важно ответил я, смотря на нее снизу.
Влада вскоре сама присоединилась к нам, закутанная в длинный теплый халат. С ней вышла Дебби.
- Выкладывай, что случилось, - потребовала она. Выслушав мои путаные объяснения, она прижалась ко мне и долго молчала.
- Меня просто потрясает иногда, какой же ты еще ребенок, милый, - наконец тихо сказала она и засмеялась.
До завтрака я успел рассказать о своем предположении Володе. Он выразительно посмотрел на то место, где у меня должны были быть мозги, и заявил, что бюст себе в Пантеоне Открытий я обеспечил. Но, по его мнению, идея жутко наивна, что может быть от утреннего переохлаждения. Ясно было одно – надо топать к башням и смотреть на месте, что давно уже собирались сделать.
- Сперва дорогу к ним расчистите, - заметила Юля.
Володя справедливо заметил, что прыжки во времени требуют много энергии, а никаких энергостанций вблизи башен не было видно. Если на питание суперкомпьютера в первой башне могло хватить автономного источника, то на капсулу времени – увы, нет. Во-вторых, как бы моя идея прыжка старцев во времени не была красива, эффекты замедления времени, которые я же сам на себе испытал, и форма второй башни наводит на мысль, что она могла воспроизводить их, но зачем? Он полагал, что эта капсула времени тормозила его. Она ничего никуда не переносила. Потом, для сохраненных разумов время уже ничего не значило, оно могло старить только технику и их тела. Дряхлые тела, как мы все считали, они сохранять не собирались, оставалась только техника, скажем, блоки памяти с разумами. При малых объемах конструкции второй башни это выглядело логичным. Впрочем, гипотеза Миха об антенне в виде мозаики тоже не снималась.
Я считал, что исследования второй башни лучше начать не с ее внутренностей, а с уточнения, как связана она с нашей «мозаикой». Может, она на кристаллах построена и от нее «корни» идут. Меня не покидала уверенность в том, что Мееры знали и использовали здешние аномалии. Ни с каким Марсом или «форточками» они связаны не были, у них и украсть идеи в то время могли запросто, когда спешно банкротили фирму. Возможно, что я несколько идеализировал их…
Под вечер этого бурного дня на экранчике моего коммуникатора вдруг возник директор Института Времени академик Смит. Из очень доброжелательного разговора с ним я уяснил себе, что Институт времени предлагает мне организовать исследования и готов предоставить всю необходимую поддержку. Я согласился. И как раз в это время прибыл офицер СБ, который привез мне удостоверение - кусочек пластика для передачи Вебсику. Я даже опешил. Его официально признавали! И кем – чрезвычайным и полномочным послом! Правда, сделали хитро – не уточнили, чей он посол, а предоставили ранг. Обалдеть можно, сам по себе посол. Его дом-цветок в Загорном получал статус резиденции посла. Но теперь Вебсик мог сам выходить на Землю и Внеземелье.
Засунув удостоверение в карман шорт, я отправился к Вебсику «в резиденцию». Пусь важно пошел со мной. Как же, исторический момент!
Еще на подходе к дому-цветку я заметил в его переливчатой окраске преобладание красных тонов. Предчувствие не обмануло. Пройдя арку я не увидел привычного берега с морем, а оказался внутри громадной сферы белого цвета. Дом вежливо сообщил, что «Вебсик занят и просит подождать снаружи». Мы с Пусем послушно вышли и стали ждать около столба арки. Я вытащил удостоверение. Изображение земного шара с надписью по кругу «Союз Континентов. Земля», на обороте –  «Вебсик»,  код под ним и статус. Удачно, что на этих карточках физиономии не публикуют. Я ухмыльнулся, представив как в Администрации Союза Континентов пытаются найти портрет Вебсика. В это время Пусь потрогал меня лапой. Я обернулся и посмотрел в сторону арки. Там уже было видно, что снова берег.
- Пойдем, узнаем, - сказал я псу.
Он мотнул хвостиком и побежал вперед. На сей раз, пройдя арку, я вышел на знакомый берег, на котором стояли два кресла и висел диск стола. Но вместо моря меня встретила жалкая круглая лужа с желтыми кувшинками. Нет, жалкой ее назвать, пожалуй, нельзя, она по-своему живописная, но после моря видеть такое… Ммда.
- Здравствуй, Вебсик! – приветствовал я хозяина. – Что случилось?
«Море протекло, - лаконично ответил Вебсик. – Залило соседей. Пришлось чинить».
Я не сразу сообразил, что «соседями» он назвал диски с разумами, которые хранил в галерее. Сперва мне в голову прилез опыт собственный работы сантехником, когда я в самом начале наших с Владой приключений монтировал в комнате Марты привезенный из дома в Загорном лунный туалет. От сразу предложенной мною помощи, прокладок и герметика Вебсик отказался.
«Успел сделать, - проинформировал он. – Диски не пострадали».
Кажется, я начинал понимать, что случилось. В доме Вебсика все создавалось и поддерживалось информационными моделями. Было ли так, скажем в «закартинном» море – не знаю. Если тот пейзаж был написан с реального места, то оно могло существовать, и мы переходили в его реальность. Или ощущали себя там до такой степени реалистично, что разум подводил и верил. В доме Вебсика была «виртуальная» вода, но он так на нее воздействовал, что она вела себя, как натуральная, и протекла, как натуральная, когда текущее в нашем мире время что-то изменило в созданном информационном образе.  Сразу понять и представить себе все это – лучше не пытаться. Для Вебсика время было врагом и объектом непонимания. Мы, к сожалению, в нем жили.
- Вебсик, - решил я изменить тему, - тебе предлагают быть послом… ммм… самого себя. Чрезвычайным и полномочным. Даже документ дали – пластиковое удостоверение.
Я ожидал бурной негодующей реакции, но Вебсик отреагировал очень покладисто.
«Я и так посол. Спасибо. Удостоверение перемещаем на арку».
Я согласился, что в его ситуации это был вполне приемлемый выход обладания земным документом. Дом посла полномочного и чрезвычайного – это уже круто. В старые времена всякие титульные грамоты на стенки жилищ вешали тоже. «В лоб» просить Вебсика о помощи с исследованием второй башни у меня не вышло: его она просто не интересовала.
- Вебсик, есть предположение, что они сделали капсулу времени, - сказал я. – Вторая башня – это капсула времени.
 «Нет связности. Зачем нужна капсула? Ваш мир – мир времени. Даже информация в нем стареет. Информация устарела – море протекло».
- Вебсик,  - вдруг спросил я, - сколько времени должно пройти в нашем мире, чтобы твое прекрасное море стало озерцом с кувшинками?
«Зачем тебе нужны миллионы лет?» - вопросом на вопрос ответил Вебсик. И – попался.
- Чтобы избавить тебя от протечек, - ответил я. – Помоги мне в этом.
Вебсик откликнулся не сразу. В итоге он согласился.
Ура!
Но мой простодушный восторг Вебсик сразу охладил.
«Разумы хранились в структурах супермозга, который в первой башне был. – сказал он. – Скажи мне, что тогда передавала во времени твоя капсула?»
Объяснял я долго и, кажется, бестолково. Что он понял – не знаю.

Продолжение http://www.proza.ru/2017/09/10/975

Книга издана. Ссылка на сайт внизу страницы


Рецензии
Интересная глава, Юрий. "Информация устарела – море протекло" - оригинально

Пара опечаток:

Дом еще крепко спал, когда мы с Пусем вылезли на скамейку у дровницы. Было около четырех утра. Мне ЧТО-ТО НЕ спалось...
Он прыгнул ко мне на колени, пристроился на груди, МЫ С ним завернулись

Татьяна Мишкина   10.09.2017 22:01     Заявить о нарушении
За подсказку - особое спасибо. Читаю-читаю, а все равно пропускаю(((

Юрий Грум-Гржимайло   10.09.2017 22:19   Заявить о нарушении