ответ

потому что нужно действительно любить то, что делаешь и делать то, что любишь, потому что сколько не стучись в двери, сколько не начитывай мантр, сколько не купайся в сладких кислотах и ешечных хвойных ванных, а двигаться нужно непрерывно и вверх, как угодно при этом вращаясь в орбитах, пребывая в покое, отрабатывать карму, зарабатывать место в истории, переводить биткоины, анимировать стены, лица и профили, разукрашивать звуки и формы, сдвигать границы и нормы, проплывать сквозь миры в гамаке, танцевать до мозолей, засыпать под псай транс под алмазным покрывалом, в киловаттах вибраций, в единстве мгновений, в потоке ветвей, в кронах созвездий - я ищет и возвращается к вопросам, пока ты привязан к его представлениям, но стоит только подняться над и всё видно насквозь - и музыка это ответ на любые вопросы, и краски это ответ на любые вопросы, и танец это ответ на любые вопросы, и глаза твои это ответ

и вдруг понимаешь - какое счастье просто быть живым, смотреть и видеть, дышать и слышать как капает дождь, как редкие машины проскальзывают по спящим улицам этого тихого города, ставшего за 2 года родным, и фонари за окном светят точно также как в другом не менее родном - за 2000 километров отсюда, и точно также отражаются в тебе, как на рельсах ночью - когда было 6 или 8 и поезд ехал в Тамбов или Ростов, и спать было совершенно не ясно зачем, и все эти люди вокруг - храпели или ругались или смеялись или куда-то спешили, курили и пили, и всё это было музыкой - когда ещё не было нот, и всё это было мантрами - когда ещё не было будд, и всё это было красками - когда ещё не было глаз, и всё это было нами - когда ещё не было слов, я знаю - ты рядом на верхней полке, помнишь - как мы менялись майками после, курили на съёмной квартире в центре Киева, под вспышки и грохоты революции, словно мечтатели бертолуччи, спали на полу на кухне, ждали чего-то так долго, хотели чего-то так сильно, в ночь падающих звёзд, на пирсе на берегу, срывали голоса от счастья, терялись под первыми кислыми звёздами, не помнить имени твоего, не верить - что всё это действительно с нами, лапами вверх - небо на ощупь, россыпи светлых волос не держать в ладонях.. ты играл, а они говорили на всех языках об одном - пропитанный утришскими звёздами бездонный небесный океан внутри нас и систолес туманный и рассветный - сквозь радужные блики колышатся едва, и музыка находится в себе сама, звучит и длится растворяясь в нас, и взгляд тождественный пространству, на миг на вечность, замирая в танце, я вижу - как мы любим друг друга сквозь жизни, 27 на заветных желанных других берегах, но.. выйти в ночь - голосить до одури у медвежьих ям в роще у пруда.. слишком много всего, слишком близко и далеко, ты молчишь - и будда смеётся в твоих глазах

какого левела надо быть бодхисаттвой чтобы не париться ничем кроме счастья, я хз, мне туда далеко ещё, но разве беда, если чаще смеяться раскрыв глаза от одной, от 50 или 200, и реже грустить от одной до нуля, но всё это не так уж важно - смеяться или нет, главное дышать и слышать музыку и музыку играть, потому что всякий ивент меняющий уровень ивент меняющий уровень и состояние сознания, особенно острые и неожиданные, это возможность отлично расшириться, острее увидеть и почувствовать разнообразие энергий, форм прекрасного пустого бесконечного пространство и расщепление мгновений на волны океанов, но раньше всё это как-то лучше звучало, и лес был зеленее, и музыка громче, и звёзды поярче от тех же 50 или 200, приправленных молли, на фестивале ночью.. да что может быть прекраснее чем фестивали и ночи, особенно летом, когда можно вырубиться где-нибудь и там или на пути оттуда остаться, проснуться и насладиться рассветом и киловаттами псай транса, ну или шёпотом моря и ветра, идеально так, чтобы фест был на берегу или в лесу и разные сцены вдоль и вглубь джунглей и леса, ну и костры повсюду, но не минус и снег по ночам, хотя это тоже по-своему прекрасно, только авиа дорогие, дороже 50 и 200, но сосны и лес дороже денег, особенно если тихвинский или саксонский, второй при этом гораздо дешевле и ближе, но там не будет киловатт и 5ти сцен псай транса и бесконечных переходов между ними, хотя если будет 50 или 200, то будет тоже хорошо, ну если и без них хорошо и с ними хорошо, тогда можно и без них, хотя бы иногда

"где ты мой безумный мир, где ты моё счастье быть слепым.." - нет, давай не о сладком прошлом, вообще ни о чём таком, лучше о том, как прекрасны и недостижимы саксонские девушки, словно фулл мун проплывающий в небе над Лейпцигом, о том, как перед уходом ты долго долго обнимаешь её - сквозь 8 лет и все трудности перевода, сквозь всю боль, все мечты, все рисунки, все удалённые гигабайты, стоптанные ночи, неотвеченные звонки и сообщения - но как же приятно слышать своё имя, так как оно звучит в семье - желаешь ей доброй ночи и едешь сквозь спящий ещё рассветный город, с которого пора бы уже, но по которому будешь потом так.. или о том, как алмазные звёзды и фейрверк в кислоте в последнюю ночь над псай транс фестивалем и ты, растворяясь в них, желаешь всем счастья, и снова танцуешь у мейна с друзьями в тех самых sacred tribal vibes, которые уже не столь пленительны, но всё ещё волшебны, пронзительны, близки - как сосны и туманы Systo - в ту же самую ночь где-то на берегу финского залива другие пилигримы жгут свои костры, стучат в барабаны, штурмуют свои небеса.. или о том, что было столь спонтанно и неожиданно, что просто не могло быть вернее, точнее, важнее всех сказанных слов, "which time is it now? - the best time of our life", потом ты будешь часто это повторять, как шутку или мантру, пресытившись сиянием и эйфорией этих лет, мы встретимся опять, покурим, выпьем, потанцуем, помолчим и будем слушать музыку, лежать на sachsenbrucke, вдыхать и выдыхать миры

- привет, послезавтра 28, значит, сегодня всё можно, но что это - всё? очень хочется просто обнимать тебя и смотреть в твои глаза.. знаешь, это порой чувствуется как 37, а порой как 17 - словно мы навсегда остались где-то там - на жёлтом балконе изумрудной страны наших грёз, где самолёты выпрыгивают тиграми из-за 9тиэтажки напротив, где тополиный пух сгорает вместе с бесконечными летними жаркими днями на поляне у аэропорта - где нас четверо или двое, где звёзды ещё не пронзали нас своими алмазными симфониями, где ещё не слишком много света в твоих бесконечно карих, не слишком много кайфа в опустошениях, хочется рассказать тебе всё - только никаких слов, никаких картинок, никакой музыки не хватит.. помнишь - ночь и поезд и шпалы и рельсы и сияние чего-то далёкого и бесконечно родного.. пирс и берег чёрного моря, песни в 3 гитары до рассвета, взломанные крыши южного города, порванные струны, битые стаканы, стихи, улыбки, улыбки, смех, смех, смех, 4 бамбалео в морозильнике, хайзенберг на газовой колонке, котики на двери, скрипучий диван, твои ресницы и твои солёные дреды, квартиру в центре мятежного киева и её - нашу кухню, как ты пряталась в кабинете под столом, в кладовке за коридором, а я не мог тебя найти, а я не искал тебя - читал стихи и пел песни, занюхивал лирику у дома книги, писал - что разочаровался в тебе и твоих друзьях, когда, на самом деле - ничего столь прекрасного и очаровательного не встречал - ни за те 23, ни за эти 28.. знаешь, Саксония тоже прекрасна, но меркнет по сравнению с одной твоей улыбкой.. послезавтра 28, значит, сегодня всё можно, но что это - всё? просто обнимать тебя и смотреть в твои бесконечно карие глаза..


Рецензии