Эссе 6 Русский Мръ и они. Олег Куваев

Русский Мiръ и Они. Территория Олега Куваева

Эссе 6

Разговор об элите Русского Мiра и ее сегодняшнем состоянии не может пройти мимо нашего недавнего современника писателя Олега Куваева. Почему я останавливаюсь именно на нем, а потому, что это творчество практического великорусского Духа. А о нем то, и идет речь.

От сталинских времен Нам с Вами Русскому Мiру досталось наследство в виде паразитических творческих союзов, где полный контроль сразу и намертво захватили идеологи «социализма-коммунизма», «мировые революционеры». Они же, сразу с 1917 года, жестоко истребили элиту всех сословий в уже во многом не Русской Империи, и затем начали насаждать в творческие союзы представителей новой «пролетарской культуры», фактически всегда культуры русофобского «модерна» в разных обличиях. Но главное даже не в этом, а в том, что творчество сделали доходной профессией, с соответствующим спекулятивным духом.

Даже несмотря на «железный занавес», эта «своя», от «мировых революционеров», «творческая братва» сновала, каталась по миру, как нож сквозь масло. Так было и в предвоенные годы: - Маяковский, Эренбург, А. Толстой и прочие. Но после Победы это была уже демонстрация всевластия либеральной богемы. Их лживый вой о сталинских преследованиях появился уже после антисталинского доклада Хрущева на XX съезде КПСС. А свадебные путешествия ташкентского «победителя в войне» киноактера Бернеса в Англию 1946 года были для «них» обыденностью. Эта «братва», «михалковцев», освоили, кроме обильного государственного финансирования, тучную денежную ниву «переводов», с любого иного языка на русский. Литературные «негры» пахали без выходных на литературных «паханов», на этой ниве, безумно жирующих на подобном труде. Вы посмотрите сколько «литературных переводов» «сотворил» один Маршак, да на них одних, трех жизней такого Маршака не хватит, а «переводной трудяга», вечно преследуемый поэт Бродский, та же картина. Я сачала никак не мог понять творческих «переводческих» импульсов, того же поэта Николая Рубцова, но потом дошел мыслью, что это денежный «кусок», кинутый ему с барского плеча, кого то из «избранных», для вечно нищего Рубцова. То есть «творческие» либералы кроме контроля, председательства в разных комиссиях, где вся без исключения подобная «творческая» публика, ничем кроме «творчества» не занималась и тупо паразитировала на бюджете культуры.

И здесь, конечно, Олег Куваев, геолог практик, влюбленный в свою профессию, был одним из немногих литературных исключений. Только такие Русские Творцы обязательно должны были появиться среди этого тотального либерального «социалистическо-коммунистического» мрака, и прозреть своим Русским Имперским Творчеством ту, необходимую Нам с Вами сегодняшним, Правду Жизни, и развеять гибельную завесу тотальной либеральной «творческой» лжи. Одним из таких судьбоносных мировоззренческих произведений Мировой Русской Литературы и стал писатель-геолог Олег Куваев с его романом «Территория» и повестью, практически киносценарием, о розовой чайке «Тройной полярный сюжет».

О самом романе Мы с Вами поговорим далее, а сейчас расскажу о времени появления «Территории». Это было время, середины 70 годов XX века, самый расцвет брежневского застоя. И поголовное мелкое бытовое с производства и иное воровство буквально расцветало на всех уровнях. А в «национальных республиках» разрастался махровым цветом политический национализм.

Я тогда, работая в монтажно-наладочных предприятиях, уже после института и офицерства в Закавказье, и с ужасом видел приближающуюся неотвратимую катастрофу нашей государственности. Но меня просто обсмеивали и вообще смотрели, как на не совсем нормального психически человека, стоило мне публично только заикнуться об этом. Зловещими грибами поганками разрасталась в той России непроизводительная сфера, тут же захватываемая в руководство либералами. И буквально на глазах, не сильно здоровый до этого морально, сам комсомол и его аппарат, превращался в прибежище либеральных проходимцев. А «республики» и «автономии» к тому времени практически вышли из подчинения единому хозяйственному, да и политическому, руководству страны. Все эти пагубные процессы и их масштабы, стали ясны гораздо позже, а тогда полностью замалчивались советскими СМИ, что решающим образом способствовало приближению краха.

Мои жизненные принципы к тому времени уже сформировались, но жизненная точка приложения сил еще толком не оформилась. И тут, в подобной обстановке я случайно знакомлюсь с романом Куваева «Территория». Роман произвел на меня впечатление просто шокирующее, на литературном русском небосводе зажглась новая яркая звезда. Я почувствовал в творчестве автора и его произведении Высокую Правду Жизни. Этот Русский Имперский Роман, достойное произведение Мировой Русской Литературы, он велик своим показом неукротимого Имперского Духа Великоруссов. Очень жаль, что не оценен по достоинству и посмертно изданный последний роман Олега Куваева «Правила жизни».

Я долго ломал себе голову потом, как жестокая либеральная негласная цензура пропустила тогда роман к изданию, но очевидно здесь сошлось много факторов. Это и проталкивание романа литературными соратниками и главное полная безалаберность либеральной литературной цензуры. А что роман о рабочем классе, о золотоискателях-авантюристах? И очевидно, просмотрев его по верхам и не вникая подробно в содержание, роман пропустили.

А у «заинтересованных лиц» роман произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Там наглядно проступала бандитско-воровская сущность самой отрасли «золотодобычи». На Олега Куваева подавали в суд за то, что он сделал конкретных представителей либерального клана из руководства золотодобычи узнаваемыми. Его соратники говорили мне, что и некоторые фамилии, или подлинны, или легко узнаваемы их конкретные носители. И роман автора заставляли не раз, а семь раз всего и три раза уже после издания, переписывать (а там пришлось, что то убирать, а что то добавлять, чтобы не разорвать единую нить повествования). Сейчас те же люди под видом «доброжелателей» тиражируют версию о требовательности Куваева к себе, этим объясняя семикратную работу (трехкратную после издания) шлифовкой произведения. И попутно объявляя этим же возможную литературную «сырость» посмертно изданного романа Куваева «Правила бегства», который Мы с Вами также ниже разберем. Потом Олега Куваева стали усиленно приглашать и таскать по творческим вечерам, с обильными возлияниями. И, наверное, что то подсыпали в «плов» или подлили в «чай», и в Переславле-Залесском, Олег Куваев в возрасте всего 40 лет, скоропостижно скончался от сердечного приступа и последовавшего инфаркта. А отчего наступил инфаркт, и был ли он естественным, Мы с Вами уже никогда не узнаем.

Интересен протокол заседания редколлегии альманаха «На Севере Дальнем», касающийся судьбы (первого печатного слабого литературно В.М.) рассказа Олега Куваева «Берег принцессы Люськи». «Несомненно, Куваев — человек способный, — говорил Николай Козлов. — Но я против публикации этого рассказа в альманахе. Рассказ написан не с наших позиций. Герои рассказа живут и действуют вне нашей действительности. Этот рассказ космополитический (!!!, ??? В.М.). Эти парни свысока (совсем не свысока, а с имперских великорусских позиций В.М.) смотрят на человеческую цивилизацию. Они держатся подальше от этой цивилизации (именно от «этой», что совершенно правильно В.М.), считая, что в этом их спасение. Автор зовёт назад, к предкам (осознать историческую Высокую расовую Традицию, а именно с ней всем этим скопом либералам и их пособникам «социалистам-коммунистам» совсем не по пути В.М.). А, как автор пишет о нашем коммунистическом обществе? С насмешкой...»

Тогда, в сентябре 1961 г., редколлегия решила: «Рассказ О. Куваева «Берег принцессы Люськи» отклонить».

Да и как могли социалистические либеральные органы принять тон Великорусского Духа этого рассказа и самого автора.

 Летом 1952 года Куваев поступил на геофизический факультет МГРИ.  В 1957 году, будучи студентом-дипломником, Куваев попал на Чукотку, экспедиция работала в районах бухты Провидения, бухты Преображения, залива Креста. После защиты диплома в 1958 году Олег добился распределения на Чукотку и в течение 3 лет работал начальником партии геологического управления в посёлке Певек, на берегу Чаунской губы.

  Олег Куваев с 1966 по 1975 год короткими периодами от постоянных разъездов жил и работал в подмосковном Калининграде (ныне город Королёв) в доме № 20 по улице Дзержинского, где в память о нём установлена мемориальная доска.

А сами романы Олега Куваева Мы с Вами обсудим в следующей части.

 


Рецензии