1. Предисловие и предсказания

Современный консерватор, заботящийся о сохранении в целости располневших во время приватизации кошельков, очень не любит слово "революция", напоминающее о бренности собственности. Поэтому не проходит ни одной годовщины событий 1917 года, чтобы из уст примерно консервативных публицистов не произносилось поучительное слово о "потрясениях", "перевороте", "смуте" и даже о "германском заговоре". Они готовы прибегнуть к любым метафорам и замалчиваниям, лишь бы не прозвучало слово "революция". Но те, кто не связан чернилами, пролитыми в борьбе с минувшей эпохой, могут говорить о событиях начала XX века так, как считают нужным. Позволю себе и я высказать некоторые суждения о событиях 1917 года. Первый вариант "этюдов" я разместил в своем ЖЖ vlad17-gradov.livejournal.com.


                1. Политические прогнозы.


Для политиков предсказания - самое неблагодарное дело. Ведь срок их деятельности ничтожен в масштабах истории, а краткосрочные прогнозы слишком легко проверить. И всё-таки предсказывать революцию в России брались многие.

Николай I предположил, что угроза революций исходит от адвокатов: "Кто, кто погубил Францию, как не адвокаты?... Кто были Мирабо, Марат, Робеспьер и другие?! Нет, пока я буду царствовать, России не нужны адвокаты и без них проживем."
Страх перед адвокатами оказался небезосновательным. Марат, впрочем, был врачом.

Д.И.Писарев в 1862 году предупредил: "Династия Романовых и петербургская бюрократия должны погибнуть, их не спасут ни министры, подобные Валуеву, ни литераторы, подобные Шедо-Ферроти." Все произошло почти так, но ни Валуев, ни
Шедо-Ферроти до этого не дожили, зато Писарева посадили в Петропавловскую крепость.

В вопросе о значении революции в жизни народа Д.И.Писарев ограничился рассуждением: "Как и почему разоренный и забитый народ мог, в решительную минуту, развернуть и несокрушимую энергию, и глубокое понимание своих потребностей и стремлений, и такую силу политического воодушевления, перед которою оказались ничтожными все происки и попытки внешних и внутренних, явных и тайных врагов, как и почему заморенный и невежественный народ сумел и смог подняться на ноги и обновиться радикальным уничтожением всего средневекового беззакония - это, конечно, одна из интереснейших и важнейших задач новой истории." Эта цитата касалась Французской революции, но ее вполне можно применить и к революционной России.

Определенную слепоту власть имущих в отношении своих противников, красноречивыми намеками описал Н.Г.Чернышевский: "Шесть лет тому назад этих людей не видели; три года тому назад презирали; теперь... но все равно, что думают о них
теперь; через несколько лет, очень немного лет, к ним будут взывать: "спасите нас!", и что будут они говорить будет исполняться всеми; еще немного лет, быть может, и не лет, а месяцев, и станут их проклинать, и они будут согнаны со сцены..." Сам Чернышевский, писавший это в 1863 году, убедился на личном опыте, что никакой революции за несколько лет не произошло, а то что произошло через много десятилетий, следовало совсем другой хронологии.

А.И.Герцен в 1867 году темпераментно отреагировал на последние новости: "А! господа консерваторы, вы не хотели даже и такой бледной республики, как февральская, не хотели подслащенной демократии... Вы хотели порядка. Будет вам зато война семилетняя, тридцатилетняя..." Если отбросить некоторые слова, может показаться, что подразумеваются события 1917 года. Но речь шла об итальянских консерваторах и Февральской революции 1848 года во Франции. А выглядело так похоже... Неслучайно Герцен писал: "Я досадую на себя, как досадует дитя на барометр, предсказавший бурю и испортивший прогулку."

Лев Толстой изложил герценовскую мысль 5 сентября 1905 года более радикально: "Вы не хотели социализма - будет война".

Бывший министр внутренних дел России П.Н.Дурново в записке Николаю II от февраля 1914 года утверждал, что никакой политической революции не будет: "Несмотря на оппозиционность русского общества, столь же бессознательную, как и социализм широких слоев населения, политическая революция в России невозможна, и всякое революционное движение неизбежно выродится в социалистическое. За нашей оппозицией нет никого, у нее нет поддержки в народе, не видящем никакой разницы между правительственным чиновником и интеллигентом. Русский простолюдин, крестьянин и рабочий одинаково не ищет политических прав, ему и ненужных, и непонятных. Крестьянин мечтает о даровом наделении его чужою землею, рабочий – о передаче ему всего капитала и прибылей фабриканта, и дальше этого их вожделения не идут." Дурново даже не заметил, что социальные чаяния крестьян и рабочих вполне могут дополняться требованиями политического переустройства страны.

Карл Каутский в книге "Социальная революция" предположил, что революция "менее будет похожа на внезапное восстание против правительства и более на затяжную гражданскую войну". Будущий глава Советского правительства В.И.Ленин вполне согласился с этим предположением, а на лекции о событиях 1905 года перед молодыми швейцарскими социалистами 9 (22) января 1917 года поспешно заявил: "Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции."

Кадет Ф.И.Родичев был категоричнее: "1917 год – год решающего поворота в судьбах страны." Что он имел в виду, сказать трудно, но спорить с этим не приходится.

Записка Родзянко к царю, написанная в феврале 1917 года, была выдержана в почти панических выражениях: "Положение России сейчас катастрофическое и вместе с тем глубоко трагическое... Бьет двенадцатый час, и слишком близко время, когда всякое обращение к разуму народа станет запоздалым и бесполезным." Справедливость этих слов царь осознал позже.

А вот побывавший в Петрограде в феврале 1917 года британский министр Милнер заявил, что "в разговорах о революции в России очень уж много преувеличений". Между тем, кризис назревал быстрее, чем это могло показаться, и восстание оказалось внезапным для самых опытных политиков.

                Список литературы.

1. Записка председателя Государственной думы М.В.Родзянко Николаю II об экономическом положении России. Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Ч. 2. М.-Л. 1957. С. 18-32.

2. Д.И.Писарев. "О брошюре Шедо-Ферроти". Сочинения в 4 т. М., 1955-1956. Т. 2. С. 120-126.

3. Д.И.Писарев. Французский крестьянин в 1789 году. Сочинения в 4 т. Т. 4. М. 1956. с. 398—422.

4. Н.Г.Чернышевский. Что делать? "Библиотека Всемирной литературы", М. Художественная литература. 1969. 445 с.

5. Б.В.Виленский. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969. С. 173.

6. Записка П.Н.Дурново. Свет и тени Великой войны. Первая мировая в документах эпохи. М., РОССПЭН, 2014. С. 58-73.

7. А.И.Герцен. Былое и думы. Часть восьмая. Собрание сочинений в 30 томах. Т. 11. Москва. Издательство АН СССР. 1957.
815 с.

8. Д.П.Маковицкий. У Толстого, 1904-1910. Яснополянские записки. АН СССР. Институт мировой литературы имени
А.М.Горького. М. Наука. 1979—1981.

9. Л.М.Спирин. Россия, 1917 год: из истории борьбы политических партий. М. Мысль, 1987. 333 с.

10. Карл Каутский. Социальная революция. Перевод с немецкого. Издание 2. URSS. 2012. 64 с.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.