2. Куда крестьянину податься?

Судьбу России в 1917 году предстояло решать большинству, а это большинство было крестьянским. Интересы русских и не совсем русских мужиков были в основном известны и неоднократно формулировались различными политиками. В центре
крестьянских требований была земля, кормившая их на протяжении многих столетий. Кое-где на семью приходились 1-2 десятины (десятина = 1,09 гектара) пахотной земли, а то и вообще обходились без надела.

Эти полоски едва могли прокормить своих хозяев. Доходов рядового земледельца хватало на пропитание, но нужно было еще кормить скотину, птицу и прочую живность. Многие крестьяне должны были выплачивать ссуды, смысл которых был для них непонятен, а условия выплаты даже небольших процентов казались тяжким и несправедливым бременем. Ни о каком обновлении инвентаря и агротехники для большинства крестьян речи быть не могло.

Однако рядом с крестьянами жили землевладельцы, которым принадлежали сотни десятин земли. Это были не только помещики. Дворянское землевладение к 1917 году ослабело настолько, что многие имени из древних вотчин превратились в заложенную недвижимость, которую то и дело приходилось или перезакладывать, или продавать. Из 100 с лишним миллионов десятин, полученных благодаря реформе 1861 года, у помещиков оставалось чуть больше 40 миллионов, почти половина которых арендовалась крестьянами. Но утратив экономическое господство, дворяне все еще считались привилегированным сословием, имеющим право на льготную ипотеку и льготную карьеру.

Как писал в 1907 году П.И.Попов: "Зло шутит жизнь над дворянами. Это сословие вступило в пореформенный период жизни богатым, знатным, с 80 милл. десятин земли, с 600-миллионным капиталом, взятым от прежних рабов и... быстро, очень быстро, впало в оскудение. На помощь ему пришло самодержавие. Но что оно могло дать умирающим обломкам жизни? Что могло дать самодержавие, само принадлежащее прошлому?"

Фактически крестьяне претендовали не только на помещичью, но и на прочую частновладельческую собственность (по сути - бывшую помещичью и государственную), которая находилась в руках купцов (12 миллионов десятин), мещан и богатых крестьян. Вместе с частными владениями в сферу крестьянских интересов попадали удельные (царские) и монастырские земли. Не менее часто, чем пахотные угодья, предметом земельных споров становились луга и леса. Крестьяне никогда не соглашались с посягательством на траву и дрова, которые они привыкли получать бесплатно. Истории с незаконными порубками и потравами неоднократно рассматривались в судах.

Конфликты происходили и между самими крестьянами: общиной и хуторянами, казаками и "иногородними", переселенцами и "инородцами". При огромных земельных ресурсах страны большинство крестьян жило в условиях малоземелья, вынуждавшего их искать заработки на чужих полях или в городах. Вопреки карикатурным представлениям булгаковского Шарикова, малоимущие жители России стремились не к захвату и разделу чужих земельных владений, а к полной отмене частной собственности на землю.

По данным профессора Л.Т.Сенчаковой в 664 наказах и приговорах крестьян Центральной России 1905-1907 годов речь шла о передаче земли тем, кто ее обрабатывает на условиях бесплатного пользования без права продажи. Но власть имущие предпочли столыпинские реформы, урезав и без того ничтожные наделы. Война только усугубила аграрный кризис, оставив тысячи хозяйств без кормильцев, обрекая семьи на нищету. Восставать против этого порядка в селах было некому. При этом многие крестьяне прошли военную подготовку и получили оружие. Вопрос заключался в том, когда и как эти вооруженные люди захотят применить боевой опыт для защиты своих интересов?

                Список литературы.

1. В.В.Кабанов. Аграрная революция в России. "Вопросы истории". 1989. № 11. С. 28-44.

2. В.П.Данилов. Крестьянская революция в России, 1902-1922 гг. Из материалов конференции "Крестьяне и власть". Москва-Тамбов. 1996. С. 4-23.

3. В.А.Саблин. Аграрная революция на Европейском Севере России 1917-1921 гг. Великая Российская революция 1917 года в истории и судьбах народов и регионов России, Беларуси, Европы и мира в контексте  исторических реалий ХХ - начале XXI века: материалы междунар. науч. конференции, Витебск-Псков, 27 февраля - 3 марта 2017 г. - Витебск: ВГУ имени П.М.Машерова, 2017. - С. 159-163.

4. П.П.Марченя. Крестьянское сознание как доминанта Русской революции. "Научный диалог". — 2015. — № 12 (48). — С. 303—315.

5. В.В.Кабанов. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке. Отечественная история. 1993. № 2. С. 34-46.

6. Г.А.Бордюгов. Вне поля аграрной истории, за пределами крестьяноведения. Российская история. 2015. № 4. С. 188—192.

7. О.Г.Буховец. Социальные конфликты и крестьянская ментальность в Российской империи начала XX века: новые материалы, методы, результаты. Москва. Мосгорархив, 1996. 398 с.

8. В.Д.Мамонтов, Т.М.Кожевникова. Аграрный вопрос: сквозь призму прошлого к будущему. Приволжский научный вестник. 2012.

9. С.А.Нефедов. Об экономических предпосылках русской революции. Общественные науки и современность. 2005. № 3. С. 83-96.

10. Т.Шанин. Социально-экономическая мобильность и история сельской России. Социологические исследования. 2002.

11. Д.В.Кудінов. Селянський рух у Надднiпрянськiй Українi в 1900 р. - лютому 1917 р. Історiографiя. Докторская диссертация. Київ. 2015.

12. А.М.Анфимов. Российская деревня в годы Первой мировой войны (1914 – февраль 1917 г.). М. Социально-экономическая литература. 1962. 383 с.

13. А.И.Хрящева[я]. Крестьянство в войне и революции. Статистико-экономические очерки. М. 1921.

14. А.И.Хрящева[я]. К характеристике крестьянских хозяйств периода войны и революции. Красная новь. 1921. № 1. С. 122-139.


Рецензии