26. Зарубежные отклики

Реакция на события в чужой стране во многом зависит от партийной принадлежности авторов, обычно изображающих из себя беспристрастных судей. Лондонская "Таймс" 3 марта 1917 года поспешила сделать вывод: "Великая революция, совершившаяся в России, и отречение царя от престола едва ли могут удивлять лиц, которые были знакомы с внутренним положением в союзной нам державе. Величайшая опасность заключалась в том, что царь не сумел оценить требования момента с достаточной быстротой и вступил в борьбу с революцией. Но он обнаружил достаточно государственной мудрости и бескорыстного патриотизма, сложив свою власть; он, как мы думаем, спас свой народ от гражданской войны и свою столицу от анархии."

Автор этого анализа не заметил, что "государственная мудрость" царя возникла в результате беспомощности и ни в малейшей степени не спасала от гражданской войны, которая была еще впереди.

11 марта 1917 года британский посол Бьюкенен на приеме в Мариинском дворце был менее снисходительным: "Великобритания, протягивая руку Временному правительству, убеждена, что оно останется верным по отношению ко всем обязательствам, принятым на себя предшественниками, и сделает все возможное для продолжения войны до победоносного конца, оставаясь на страже порядка и национального единства, стремясь восстановить нормальный ход работы на заводах, обучение войск и поддержание дисциплины в армии..."

Британская газета "Морнинг пост" позволила себе немного конспирологии: "Политические права свободного народа были заглушены внутри страны, а вне ее тлели под глубоким пеплом, сдавленные напором германизма. Есть полное основание думать, что рука Германии скрывалась как за русской тайной полицией, так и за анархистами, совершавшими политические преступления в России для поддержки реакции".

Французская пресса в обострении внутриполитической обстановки в России, подобно многим нынешним конспирологам, видела происки кайзера. Исключением были представители Социалистической партии, которые заявили: "Французские социалисты восторженно приветствуют русскую революцию. Подобно французской революции, она является делом народа, парламента и армии. Заняв решительно место среди великих законодательных собраний мира, свергнув иго старого порядка и освободив политических преступников." Содержание этой декларации свидетельствовало о том, что ее авторы смутно представляли себе реалии Петрограда, приписав заслугу переворота отсутствовавшему парламенту.

Большинство парламентариев из стран Антанты охотно писали о "торжестве демократии", которое должно было автоматически обеспечить победу над Германией. Рабочая партия оккупированной Бельгии сосредоточила внимание на том, что "обновленная Россия, покончившая с царским самодержавием, разбудит сознание старой Германии и подготовит падение реакции в ней".

В отличие от стран Антанты надежды политиков Четверного союза были совершенно противоположны. 31 марта 1917 года венгерский парламент принял резолюцию, приветствовавшую русскую революцию, хотя многие из депутатов даже не помышляли осуществлять в Австро-Венгрии преобразования, начатые в Петрограде. Зато состоявшийся в начале апреля съезд Социал-демократической партии Венгрии заявил о солидарности с русской революцией, высказавшись за мир без аннексий и контрибуций.

Автор передовицы в итальянской газете "Аванти" от 30 марта 1917 года, говоря о политических восторгах итальянской элиты по поводу Февральской революции, заметил: "Революция не будет окончена, пока земля не будет принадлежать народу, а фабрики - рабочим... Вы аплодируете концу, мы приветствуем начало."

Впрочем, "революционный" энтузиазм европейских парламентов и правительств носил своеобразный характер. По словам Шляпникова, возвращавшиеся из-за границы русские эмигранты обратили внимание, что правительства многих стран ввели запрет на доставку из России газет и телеграмм. "Торжество свободы" начиналось с информационной блокады.

                Список литературы.

1. А.Г.Шляпников. Семнадцатый год. М, "Республика", 1992, с. 426.

2. Джордж Бьюкенен. Моя миссия в России. Воспоминания английского дипломата. М, ЗАО Центрполиграф, 2006. 75 с.

3. "The Manchester Guardian", 1917, March 16. P. 5.

4. В.С.Васюков. Предыстория интервенции. М. Политиздат. 1968. 296 с.

5. А.Б.Давидсон. Февраль 1917 года. Политическая жизнь Петрограда глазами союзников. Новая и новейшая история. 2007. № 1. С. 181-197.

6. С.П.Тихонов. Февральская революция в России в призме французской печати 1917 г. Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. 2007. С. 316-320

7. М.Габриэль. Война и пресса. Часть I. культура прессы и война. Знак: проблемное поле медиаобразования, 2014.

8. Краткая история Венгрии. М. Наука. 1991. С. 287.

9. А.П.Боханов. Буржуазная пресса и крупный капитал. М. 1984. 148 с.

10. Е.А.Привалова. В союзе с белогвардейской прессой. Американское бюро печати в Советской России (1917-1920-е годы). М. Издательство МГУ. 1990. 320 с.


Рецензии