28. Кавказский фронт

В течение ста лет Кавказ воспринимался как театр военных действий, в которых Россия одерживала победы. К этому привыкли кавказцы, к этому привык Петербург. Но уже с 1905 года оказалось, что разбойники-абреки - это не самое страшное, что может встретиться на горных дорогах. Вслед за политическим размежеванием в центре России началось формирование грузинских, армянских и азербайджанских партий. Армянские организации Дашнакцутюн (Армянская Революционная Федерация) и Гнчак (социал-демократы) стремились прежде всего к созданию автономии на территории Турции.

В силу особенностей расселения армян их партии активно создавались и в России, и в Турции, и по всему миру. Склонность Дашнакцутюна к вооруженным акциям неоднократно создавала международные проблемы. Впрочем, в условиях мировой войны и резни рассчитывать на мирное решение конфликтов было трудно. Грузинские политики были связаны с общероссийскими партиями, поэтому никого не удивляло, что в Петрограде заметную роль играют Чхеидзе, Церетели и Джугашвили, начинавшие политическую деятельность в организации "Месаме-даси".

Азербайджанская партия "Мусават" ("Равенство") возникла, как пантюркистская и панисламистская организация, которая до 1917 года действовала нелегально. Политическая картина была бы неполной, если из нее исключить многочисленных русских и представителей других народов, населявших беспокойный регион. Однако в феврале 1917 года судьба Кавказа еще решалась на улицах Петрограда.

О положении в столице кавказцы узнали с опозданием. Даже наместник Кавказа Николай Николаевич Романов первые сведения о восстании получил только 1 марта от Колчака в Батуме. 2 марта сообщения о революции дошли до Тифлиса, однако администрация наместника задержала первые телеграммы из Петрограда со ссылкой на военную цензуру. Родзянко потребовал от Николая Николаевича свободной передачи распоряжений новых властей. Наместник, уже высказавшийся в пользу отречения царя (своего племянника), поспешил заявить "Я признаю новый порядок в России, так как я считаю его единственным средством спасения нашего Отечества."

3 марта о поддержке Временного правительства заявили во Владикавказе, Грозном и Баку. 4 марта Николай Николаевич выступил перед представителями тифлисской прессы, выразив надежду, что "нынешние события скоро завершатся к общему благу нашего дорогого отечества". В качестве первых революционных мер были ликвидированы жандармские управления Кавказа и освобождены политические заключенные. События однако только начинались.

5 марта 1917 года в Тбилиси состоялся съезд представителей грузинского дворянства, который возглавили предводители дворянства Тифлисской и Кутаисской губерний. Собрание дворян заявило о поддержке Временного правительства, выступило в пользу "войны до победного конца" и за автономию для Грузии на основе Георгиевского трактата 1783 года, согласно которому восточно-грузинские царства сохраняли фактическую самостоятельность.

7 (20) марта Николай Николаевич покинул Тифлис и направился в Могилев, где ему был обещан пост Верховного главнокомандующего. А пока он ехал в Ставку, Временное правительство упразднило должность наместника. 9 (22) марта 1917 года Временное правительство вместо упраздненного наместничества создало в Тифлисе Особый Закавказский комитет (ОЗАКОМ), который отныне должен был распоряжаться судьбами народов Кавказа. В состав ОЗАКОМа вошли депутаты Госдумы: кадет В.А.Харламов (председатель), кадет (и по совместительству - дашнак) М.И.Пападжанов, член партии "Мусават" М.Ю.Джафаров, меньшевик А.И.Чхенкели и социал-федералист К.Г.Абашидзе.

А пока Временное правительство добивалось послушания от старых властей, в Закавказье началось формирование советов. 3 марта на собрании представителей районов Тифлиса был образован Совет рабочих депутатов. 4 марта Тифлисский совет предложил образовать Городской исполнительный комитет, в который вошли 5 человек от Совета, 5 - от гласных Думы, 3 - от Совета солдатских депутатов и 2 - от организации офицеров.

Через день председателем Тифлисского совета был избран меньшевик Ной Жордания, заявивший: "Настоящая революция по своему содержанию не является делом какого-то одного класса; пролетариат и буржуазия вместе вершат делами революции... Чтобы не оставаться в стороне, мы должны идти вместе с теми силами, которые участвуют в революционном движении, и сообща создавать республику".

В Баку события развивались более радикально. В ночь с 4 на 5 марта из гласных Городской Думы, Совета съезда нефтепромышленников, Совета рабочих депутатов, кооперативов, профсоюзных, национальных и общественных организаций был сформирован Бакинский Совет Общественных организаций, который избрал городской Исполнительный Комитет.

5 марта по приказу Бакинского исполкома был арестован начальник Бакинского гарнизона и войск Бакинской губернии, командир Бакинского порта контр-адмирал Е.В.Клюпфель. 7 марта были отстранены от своих должностей градоначальник Баку Г.С.Ковалев, губернатор А.В.Потулов и вице-губернатор А.А.Макаров. На место губернатора назначили П.Ф.Илюшкина. Бакинским градоначальником стал В.И.Фролов. Начальником бакинского гарнизона назначили генерала Л.Л.Соколовского.

6 марта был образован Бакинский совет рабочих депутатов, председателем которого заочно был выбран большевик Степан Шаумян, вернувшийся из ссылки только 8 марта. Одновременно были организованы Совет солдатских депутатов во главе с М.Никитиным и Совет офицерских депутатов во главе с военным врачом Ростовцевым. В ночь на 8 марта 1917 года был сформирован Бакинский Совет рабочих и военных депутатов. Заместителем Шаумяна избрали большевика М.Н.Лядова.

Новые органы власти создавались и за пределами крупных городов. 10 марта 1917 года в Сухуме состоялось совещание представителей Сухумского округа, сформировавшее Комитет общественной безопасности во главе с абхазским князем А.Г.Шервашидзе (Чачба) и милицию, которую возглавил князь Таташ Маршания.

Политическая обстановка на Кавказе отличалась от Петрограда, где изначально существовали параллельные органы власти. В Тифлисе и Баку назначенцы Временного правительства вполне уживались с советами, допуская существование даже советов офицерских депутатов. И программа Закавказского комитета была весьма умеренной.

12 апреля 1917 г. ОЗАКОМ выступил с воззванием, в котором "в соответствии с местными условиями и нуждами" предлагалось осуществить свободу совести, привлечь местных общественных деятелей к управлению краем, реорганизовать городское самоуправление, ввести земства и выборный мировой суд. При этом, руководители Закавказья подчеркнули, что "вопросы, имеющие общегосударственное значение, как-то: национальный, церковный, аграрный и рабочий - могут получить окончательное разрешение лишь в Учредительном собрании". Фактически ОЗАКОМ отложил на неопределенный срок решение ключевых социальных задач. Но Кавказ ждать не хотел.

Нетерпеливые представители разных конфессий взялись за установление равенства без официальных разрешений. "Смиренные" служители грузинской церкви овладели резиденцией официального экзарха Платона, выгнав его на улицу. Опережая намерения ОЗАКОМа, 12 (25) марта в знаменитом Мцхетском соборе Светицховели был проведен съезд (собор) духовенства всей Грузии, принявший решение о восстановлении автокефалии грузинской православной церкви, избрав (до завершения канонической процедуры) местоблюстителем-католикосом Леонида Окропиридзе, епископа Гурийско-Мингрельского.

Синоду Русской православной церкви осталось только принять 27 марта акт "Об установлении правовых последствий, связанных с восстановлением автокефалии древней Православной Грузинской церкви с Мцхетским Католикосом во главе".

Не отставали от православных и последователи ислама. С 15 по 20 апреля в Баку прошел Кавказский мусульманский съезд, высказавшийся за создание Демократической республики на федеральных началах. Однако на первых порах массового интереса к федерализации не возникло.

19 марта грузинские социал-федералисты организовали митинг на Пикрис-гора, после которого провели на улицах Тифлиса манифестацию, на которую местные жители почти не обратили внимание. Оживились армянские организации, надеявшиеся в условиях начавшейся революции получить автономию или даже независимость на занятых русскими войсками турецких территориях.

7 марта 1917 года в резиденции главы Тифлисской армянской епархии состоялось совместное заседание армянских политических партий, которое приняло весьма умеренное постановление, в котором говорилось: "1) Преждевременным и даже вредным является в настоящее время созыв национального съезда, 2) созыв конгресса беженцев надо на время отложить, до того как прояснятся обстоятельства, 3) необходимо безотлагательно создать временный орган, который будет руководить национальными делами и в случае необходимости будет выступать в роли выразителя чаяний армянского народа".

26 марта состоялось заседание Армянского Национального Бюро, на котором обсуждались идеи создания чисто армянских военных формирований, против чего категорически выступил генерал Андраник, считавший что без русских войск армянские части будут обречены на разгром германо-турецкой армией. 25 апреля Временное правительство пошло на определенные уступки армянам, приняв постановление "Об управлении Турецкой Армении".

В кадетской газете "Речь" 5 мая 1917 года была опубликована статья, в которой автор предлагал западным армянам присоединиться к русским армянам и создать автономию "в пределах великой России, под эгидой демократической республики". Однако щедрость обещаний одним народам на Кавказе неминуемо ограничивалась интересами других народов. Все благие намерения упирались в границы соседних кварталов, которые постепенно превращались в военные лагеря. Судьба Кавказа еще не была решена.

                Список литературы.

1. И.Е.Мельникова. К истории восстановления автокефалии Грузинской церкви 12 марта 1917 г. Ежегодная богословская конференци православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. 2009. № 19. с. 398-404.

2. А.В.Соколов. Государство и православная церковь в России. Февраль 1917 - январь 1918 гг. Докторская диссертация. СПб. 2014.

3. Армен Галоян. Двоевластие в Закавказье: Советы и ОЗАКОМ (март—июль 1917 г.). Ереван. 1986. № 2. С. 11-23.

4. С.Е.Сеф. Революция 1917 года в Закавказье. Документы и материалы. Тифлис. Заккнига. 1927. 392 с.

5. Абышов Вагиф Ширин Оглы. Политическая ситуация в Баку в 1917-1918 гг. В советской историографии 1920-х гг. Вестник РУДН. 2014. № 2.

6. Армяне в Первой мировой войне (1914-1918 гг). М. "Российский писатель". 2014. 767 с.

7. М.В.Церцвадзе. Революционное движение в Грузии в 1914–1917 гг. Ч.II. (1917 год). Тбилиси. "Сабчота Сакартвело". 1960. 342 с.

8. А.О.Арутюнян. Кавказский фронт 1914 – 1917 гг. Ереван. Айастан. 1971. 415 с.

9. А.Н.Муджири. Политические партии и национальный вопрос в Закавказье в период подготовки и проведения Октябрьской революции. Докторская диссертация. Тбилиси. 1970.

10. В.В.Михайлов. К вопросу о политической ситуации в Закавказье на заключительном этапе Первой мировой войны. Вестник Санкт-Петербургского университета. 2006. Серия 2. Выпуск 4.

11. Е.В.Масловский. Великая война на Кавказском фронте. 1914-1917 гг. Стратегический очерк. Париж. Возрождение. 1933. 504 с.


Рецензии