21. Конец забастовки

Забастовка, с которой началась революция в Петрограде, продолжалась и после победы восстания. Но уже в начале марта 1917 года возле Таврического дворца появились лозунги "Солдаты - в окопы, рабочие - к станкам!" Впоследствии А.М.Коллонтай во время митинга напомнила: "вам твердят ежедневно: солдаты - в окопы, рабочие - к станкам!... Но вы, товарищи, не забудьте о другом. Рабочие - к станкам, чтобы работать, солдаты - в окопы, чтобы умирать. А буржуазия? А помещики?... Помещики - на покой в свои усадьбы! А буржуазия - к своим награбленным сундукам!..."

Большинство солдат и так находилось в окопах, а вот рабочие возвращаться на рабочие места не спешили. Во-первых, кроме политических, оставались требования повышения зарплат и возвращения уволенных. Во-вторых, не было удовлетворено старое требование восьмичасового рабочего дня. И в-третьих, не было уверенности в неизменности политического курса Временного правительства.

Исходя из этих соображений городской комитет партии большевиков сделал вывод: "Момент временного прекращения забастовки должен определяться исключительно соображениями, обеспечивающими  максимум сохранения и развития революционной пролетарской энергии." Под этой обтекаемой формулировкой подразумевалось, что забастовку можно возобновить, чтобы оказать влияние, как на работодателей, так и на правительство.

Н.С.Чхеидзе по поручению Исполкома выступил на заседании Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов в Михайловском театре с речью, в которой сказал: ""Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов единогласно пришел к заключению, что настал момент возобновления работ на фабриках и заводах и что работы поэтому надо возобновить немедленно."

Далее Председатель совета уточнил: "...мы должны сказать, что мы достаточно подавили нашего злейшего врага. Это мы совершили. И, исходя из этого, мы можем сейчас, из тех позиций, которые мы занимаем вне заводов, пойти на заводы, повторяю, с решимостью по первому сигналу выйти на улицу... На каких условиях мы можем работать? Было бы смешно, если бы мы пошли продолжать работы на прежних условиях. Пусть знает об этом буржуазия, которая находила достаточную поддержку у старого правительства. Мы, встав на работу, сейчас же приступим к выработке тех условий, на которых будем работать."

После дискуссии 6 марта 1917 года Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов 1170 голосами против 30 принял резолюцию, в которой говорилось:

"Признавая, что первый решительный натиск восставшего народа на старый порядок увенчался успехом и в достаточной мере обеспечил позицию рабочего класса в его революционной борьбе, Совет Рабочих и Солдатских Депутатов признает возможным ныне же приступить к возобновлению работ в Петроградском районе, с тем чтобы по первому сигналу вновь прекратить начатые работы...

Вместе с тем Совет Рабочих и Солдатских Депутатов признает необходимым одновременно с возобновлением работ приступить к разработке программы экономических требований, которые будут предъявлены к предпринимателям от имени рабочего класса. Что же касается других городов России, то вопрос о возобновлении работ в тех из них, где таковые были прекращены, должен разрешаться Советами рабочих и солдатских депутатов этих городов в зависимости от местных условий...".

Фактически Совет ограничился пожеланием прекратить забастовку. Реально право возобновления или невозобновления работы было передано заводским стачкомам. Некоторые предприятия возобновили работу уже 6 марта, но многие заводы продолжали забастовку, настаивая прежде всего на введении восьмичасового рабочего дня и отстранении "особо эффективных" менеджеров.

Только 10 марта между Петроградским Советом Рабочих и Солдатских Депутатов и Петроградским Обществом фабрикантов и заводчиков было подписано соглашение о введении на фабриках и заводах 8-часового рабочего дня, фабрично-заводских
комитетов и примирительных камер. На этом знаменитая забастовка закончилась. В истории трудовых конфликтов редко можно найти пример полной победы стачечников над работодателями и правительством. Многие забастовщики остаются ни с чем и после многомесячных невыходов на работу. Но Февральская революция показала, что требования, подкрепленные тысячами штыков, удовлетворяются даже тогда, когда работодателям это совсем невыгодно. Причем для этого потребовалось всего две
недели.

                Список литературы.

1. В.Б.Морозов. Заключение тарифных соглашений и коллективных договоров после Февральской революции 1917 года (к истории становления социального партнерства в России). Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. 2008.

2. А.А.Плотников, А.В.Тетерин. Властно-распорядительные и примирительные начала советской модели общественного контроля. Современные научные исследования: теоретический и практический аспект. Сызрань. МЦИИ "Омега Сайнс". 2016.

3. О.А.Виноградова. Из истории становления института разрешения индивидуальных трудовых споров в России. Управленческое консультирование. 2013. № 3 (51). С. 95–105.

4. П.В.Волобуев. Пролетариат и буржуазия России в 1917 г. М. Мысль. 1964. 358 с.

5. М.В.Федоров. Рабочий вопрос на страницах "Известий рабочих и солдатских депутатов" в 1917 г. Новейшая история России. 2012. № 1. С. 75-90.

6. Д.Мандель. Петроградские рабочие в революциях 1917 года. М., Новый Хронограф, 2015. 544 с.

7. В.Б.Морозов. К истории становления социального партнерства в России в 1905-1917 годах. Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. 2007.

8. Вестник Петроградского общества заводчиков и фабрикантов. 1917. № 1.

9. А.Кац. К истории примирительных камер в России. Вестник труда. 1923. № 10.

10. Н.Е.Орлова. Практика государственного регулирования трудовых отношений Министерством труда Временного правительства. Социальное и пенсионное право. 2007. № 1. С. 43-45.


Рецензии