33. По пути в Дарданеллы

Историк П.Н.Милюков был явно неравнодушен к Балканам, где ему пришлось участвовать в археологических экспедициях. Видимо, увлечение Юго-Востоком Европы наложило отпечаток и на его короткую дипломатическую карьеру. С другой стороны, русский МИД и без Милюкова строил различные планы экспансии в направлении Средиземного моря. Союзники по Антанте к таким операциям относились настороженно и не склонны были радоваться успехам русского оружия в районе Константинополя.

Для Временного правительства впечатляющая победа над ослабевшей Турцией была шансом укрепить свой авторитет как внутри военной коалиции, так и в Петрограде. По свидетельству А.Ф.Керенского, на заседании Временного правительства П.Н.Милюков повторял: "Победа - это Константинополь, а Константинополь - это победа, и посему людям все время необходимо напоминать о Константинополе". А.И.Гучков на это раздраженно заметил: "Если победа — это Константинополь, тогда говорите только о победе, поскольку победа возможна и без Константинополя, а Константинополь невозможен без победы..."

Но министр иностранных дел, увлеченный своей идеей, 17 марта в Могилеве предложил Морскому штабу и исполняющему обязанности Верховного главнокомандующего М.В.Алексееву провести в мае 1917 года операцию по захвату Босфора. Военные отнеслись к этим предложениям скептически. Коллега Милюкова военный и морской министр А.И.Гучков и вовсе приостановил начатые приготовления к Босфорской операции. Попытка использовать для будущего десанта румынские корабли также не принесла серьезных результатов, а солдаты, которых готовили к высадке в Константинополе, отказались участвовать в этой затее.

В апреле 1917 года Ставка уже активно возражала против Босфорского десанта, считая его авантюрой. Впрочем, после апреля 1917 года и сам Милюков в успех своего начинания не верил, сведя свою миссию к подтверждению притязаний России на Босфор и Дарданеллы. Так же быстро министр иностранных дел России отказался от захваченной немцами Польши. 17 марта Временное правительство выступило с воззванием, в котором высказывалось за создание независимой Польши на землях, где большинство населения составляли поляки, при сохранении военного союза с Россией. Не стал Милюков спорить и по поводу провозглашения независимой Чехословакии.

Говоря об уступках со стороны Австро-Венгрии в пользу союзных Италии и Румынии, он не скупился. Но уже в вопросе о территориальных потерях Болгарии Милюков был намного осторожнее. В духе старых славянофильских фантазий он полагал, что Болгария превратится в союзника России, который позволит легко захватить Босфор и Дарданеллы, однако и эта идея при ближайшем рассмотрении оказалась нежизнеспособной ввиду прочности германофильских позиций при болгарском дворе.

Третьим вариантом милюковского плана покорения Проливов была попытка заключить сепаратный договор с Турцией, которая казалась достаточно истощенной, чтобы принять выгодные для России условия. При ближайшем знакомстве с официальными взглядами Стамбула стало понятно, что турецкое командование рассчитывает на быстрое разложение русской армии и не склонно к уступкам. В вопросе о вступлении в войну Греции Милюков уже не строил радужных надежд.

О претензиях России в странах Ближнего и Дальнего Востока Временное правительство старалось не вспоминать, поскольку любой неверный шаг в этих регионах мог привести к конфликту с союзниками. Однако чрезмерная забота о международной репутации была чревата конфликтами в Петрограде.

Первая же попытка успокоить геополитически озабоченных "партнеров", привела к внутриполитическому скандалу. 18 апреля (1 мая) Милюков отправил дипломатическим представителям России при союзных державах циркулярную телеграмму, ставшую известной, как "Нота Милюкова", в которой говорилось:

"27 марта сего года Временное правительство опубликовало обращение к гражданам, в котором содержится изложение взглядов правительства свободной России на задачи настоящей войны. Министр иностранных дел поручает мне сообщить Вам означенный документ и высказать при этом следующие замечания. Враги наши в последнее время старались внести раздор в междусоюзные отношения, распространяя вздорные сообщения, будто Россия готова заключить сепаратный мир с срединными монархиями. Текст прилагаемого документа лучше всего опровергает подобные измышления... Само собой разумеется, как это и сказано в сообщаемом документе, Временное правительство, ограждая права нашей родины, будет вполне соблюдать обязательства, принятые в отношении наших союзников..."

В Петроградском Совете "нота Милюкова" стала известна 19 апреля и вызвала возмущение. Даже умеренные социалистические партии не собирались воевать ради соблюдения сомнительных обязательств. Возмущало не только желание воевать "до победного конца", но и то, как Милюков истолковал предложенные Советом "дальнейшие шаги" к миру. По воспоминаниям Суханова весьма умеренный Базаров, прочитав "ноту Милюкова", закричал: "Ах, так! Так вы им скажите, что мы завтра же поднимем восстание!"

Восставать Исполком Петросовета не решился, но недовольство выразил. Зато на заводах Петрограда известие о "ноте Милюкова" вызвало 20 апреля протесты и забастовки. Многолюдные вооруженные колонны двинулись к центру столицы со стороны Выборгской стороны. Демонстрантов с трудом уговорил разойтись Чхеидзе, однако вслед за рабочими на улицы вышли Финляндский, Московский и 180-й полки, направившиеся к Мариинскому дворцу (резиденции Временного правительства) с лозунгами "В отставку Милюкова и Гучкова!"

С большим трудом представители Временного правительства и Петросовета уговорили солдат не свергать немедленно министров. Воспользовавшись паузой, командующий войсками столичного округа генерал Л.Г.Корнилов перебросил надежные части к Мариинскому дворцу. Большинство Петроградского совета, пожурив Милюкова, высказалось за сохранение существующего кабинета.

Однако демонстрации на этом не прекратились. Они стали распространяться на другие города. Против Временного правительства выступили в Москве, Иваново-Вознесенске и Твери. Вечером 22 апреля в Петрограде состоялась очередная антиправительственная демонстрация на Невском проспекте.

21 апреля (4 мая) в газете "Правда" В.И.Ленин прокомментировал "ноту Милюкова": "С первого же момента нашей революции английские и французские капиталисты стали уверять, что русская революция сделана только и исключительно для того, чтобы продолжать войну "до конца". Капиталистам нужно ограбить Турцию, Персию, Китай. Если по этому случаю придется уложить еще с десяток миллионов каких-то там русских мужиков — что за беда? Была бы только одержана "решительная победа"... И вот теперь Временное правительство с полной откровенностью стало на тот же путь."

27 апреля 1917 года появились официальные комментарии к "ноте Милюкова", в которых утверждалось, что целью властей было "не господство над другими народами, не отнятие у них национального их достояния, не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира на основе самоопределения народов". Большинство Исполкома с этими уверениями согласилось, но отныне уступки министрам происходили за счет авторитета Петроградского совета.

Много лет спустя поэт Маяковский лаконично напомнил о масштабах внешнеполитических замыслов Временного правительства:
"Сначала мелочь - вроде мальков.
Потом повзрослев - от шпротов до киличек.
Потом Дарданельский, в девичестве Милюков..."

                Список литературы.

1. Д.Анин. Революция 1917 года глазами ее руководителей. Рим, Edizioni Aurora, 1971. 528 с.

2. А.Ф.Керенский. Россия на историческом повороте. Мемуары. М., Республика, 1993. 143 с.

3. С.Г.Мирзоева, М.Ю.Камбачокова. П.Н.Милюков о внешнеполитическом курсе России на Балканах в 1917 г. Общество: философия, история, культура. 2016.

4. Г.Д.Шкундин-Николаев. Болгарское фиаско П.Н.Милюкова в 1917 г. Новая и новейшая история. 1993. № 5. С. 197-209.

5. Доклад П.Н.Милюкова "Переоценка внешней политики". Новая и новейшая история. 2016. № 1. С. 121-138.

6. А.В.Игнатьев. П.Н.Милюков как дипломат. П.Н.Милюков: историк, политик, дипломат: материалы международной научной конференции. М., 2000. С. 133-141.

7. В.С.Васюков. Внешняя политика Временного правительства. М. Мысль. 1966. 496 с.

8. Н.Л.Рубинштейн. Внешняя политика Временного правительства. М. Высшая партшкола при ЦК ВКП(б). 1946. 63 с.

9. А.В.Игнатьев. Внешняя политика Временного правительства. М. Наука. 1974. 440 с.

10. Н.Г.Думова. Провал политики кадетской партии в борьбе за власть буржуазии (февраль – октябрь 1917 г.). Кандидатская диссертация. М. 1970.


Рецензии