Мегаполис желаний

                Мегаполис желаний
               
                (шаг длиннее жизни)
            

            Говорят, что без плохого не бывает хорошего, а там, как знать-то, как знать…?
 
            Трудно сказать, что движет людьми в экстренной ситуации особенно перед тем, когда они примут решение.… Но, как бы там ни было, то, что наступило сейчас, является следствием предыдущего, то есть тем, что было до этого! А это разные жизни и судьбы, и прочие обстоятельства, где всё состоит из желаний, которых так много, как жителей в мегаполисе, так желания перемешиваются и наслаиваются, и тогда получается так, что чёрт знает как! Но об этом чуть ниже, с Вашего позволения. Человек три раза подумав, перед каждым решением себя убеждает, поэтому всё получается именно так, а ни как-нибудь по-другому.  (это ответ на вопрос, почему всё получается именно так…? потому, что в этом себя – убедили, хотя всё в нашей жизни исходит – издалека…).

* * *

             О красивой Венеции так много написано, что ничего добавлять мы не будем, что б не испортить картину красивого города, а скажем только одно, на одном из узких каналов прекрасной Венеции, в доме, что сохранился ещё со стародавних времён, на третьем этаже от воды рядом с пешеходным мостом жила обаятельная Фелумена по фамилии Чичилап, которая больше жизни любила мужа Риккардо, а тот больше жизни любил - свои личные слабости! (впрочем, а кто их не любит?). А против окон Фелумены жил весёлый Марчелло, который любил - Фелумену…! (вот как в жизни бывает, но бывает ещё и не так! жили бы в мире, согласии, как всегда нас учили, так нет же, вечно разборки, с этими самыми, с телесными повреждениями).

            В то время, когда над чудесной Венецией ярко сияло красное солнышко, где так блестели лодки-гондолы, что воронёным светом просто слепили глаза, Фелумена обычно развешивала бельё на балконе, а в этот момент глазами и сердцем ей любовался Марчелло, что своим взглядом просто дурманил сознание женщины. Фелумена была недалёкая, но очень преданная супругу, она считала, что живёт только для мужа (увы, так устроена редкая женщина). Она была с такими пышными формами, что когда садилась в гондолу, гондола так сильно накренивалась, что гондольер в страшном ужасе замирал и только молился, чтобы гондола бортом воду не зачерпнула и не утонула. (Вы только представь себе, весь ужос происходящего!).

* * *

          Дабы не отнимать Ваше звёздное время, пропустим разные тонкости жизни, из которых, наверное, жизнь состоит, и сосредоточимся только на главном - сюжете новеллы без выяснения обстоятельств, застынем как истуканы перед его величество фактом! (а факт, это штука упрямая). Фактом было то обстоятельство, что синьора Фелумена узнала, что Риккардо ей изменяет с русской туристкой! (как она это узнала, это загадка, что дополняет тонкости жизни! нет бы русской туристке дать сковородкой Риккардо по морде, так нет, этого - не случилось! потому, что Риккардо горел желанием почувствовать новую женщину, без которого жить просто не мог! вот, где собака закрыта!). Может у русской туристки сковородки не было под рукой, а если б была, то сковородки наверное, было бы жалко, а может быть, дело вовсе не в сковородке. (это всё – рецидив, который не лечится, иногда говорят, мужику так положено).   
         
          Но Фелумене сковородки было не жалко, и она кэ-эк дала ей Риккардо по морде, в удар вложив всю свою ненависть, перед этим мужа спросив: - Ты опять был с руссо туристкой? Сволочь такая! Всё – баста!!! Я этого больше не потерплю, чем она лучше меня, ирод проклятый!!? На что ей Риккардо ответить не смог, так как был уже без сознания.

          М-да! В Венеции со скорой помощью плохо, пока скорая помощь на гондоле доплыла до дома, где жила чета Чичилап, пока Риккардо забрали, пока по узким каналам довезли до больницы, была - Мама мия! А после были разборки в полиции. За нанесение «тяжких» Фелумену стали «таскать», ей пришлось на гондоле плавать в полицию, в общем, хорошего мало. Несчастной грозила статья, но она не сдавалась, а прямо в полиции сразу призналась,  ещё раз залепить сковородкой, если муж оклемается, что было отягчающим обстоятельством. У Фелумены взгляд стал очень тяжелым, на кого глянет, тот сразу вянет. Она бросила взгляд на горшочный цветок, что приютился у следователя на подоконнике, цветок сразу завял…. Следователь от удивления повёл бровью.
          - Оуууу, Санта Мария!!! Бедный Риккардо, что так пострадал за любовь! А если Риккардо умрёт? - посмотрев на цветок, в ужасе застыл дознаватель ощутив дрожементо, но отбросив в сторону сентименто, тут же взмолился. - На меня не смотрите, пожалуйста, у меня трое детей – на чём свет взывал следователь к Фелумене. - Синьора, мы во всём рррррррразберёмся и виновных накажем, мы прррррричину найдём, ваши действия оправдаем, они следствие боле ранних причин… - так затряс коленками дознаватель, что завядший цветок упал с подоконника.
 
          Риккардо если и не разрушил до основания, то основательно потрепал внутренний мир Фелумены, в котором было так много хорошего. (Фелумены и так было много, и всё в ней было только хорошее!). Он считал, что лучше синица в руках, чем больничная утка в кровати, а ещё он считал наличия закономерности чисто условными, так как сковородкой получил только раз, что не являлось закономерностью. (увы, право не знаю, может быть он не в том веке родился? но как бы плохо что-то не начиналось, главное, чтобы кончилось хорошо).


 *  *  *
 

          А Фелумене было совсем не до смеха, ей грозили судом и увесистым сроком, не за причину, а за следствие обстоятельств, но по-другому она поступить - не могла. Так несчастная женщина заклеймённая страшным позором, судом и изменой, решилась на отчаянный шаг, она решилась (оуууу Санта Мария)  - утопиться в канале!
         
         Но итальянская медицина, с её технологиями, что может вытащить даже с того света – вылечила Риккардо! Правда с памятью были проблемы, но он таки вспомнил, где он живет…

         Хотя полиция вместе с судом отступили, позор на Фелумене остался… (в Италии это считается страшным позором для женщины, в отличие от России).
         
         Итальянские врачи – молодцы! Они вылечили Риккардо, но вникнув в суть дела, наказали ему всё время быть в каске, на тот самый случай, если жена второй раз залепит ему сковородкой. Приказали каску никогда не снимать, даже в кровати во сне! Врачи выдали каску, точнее, это был шлем с подбородком,  как у мотоциклистов и строго-настрого наказали быть в шлеме - всегда, даже в душе, так как второй удар сковородкой будет смертельным.


*  *  *

         (нет! закройте глаза и представьте – Венецию! но если Вы были в Венеции, глаза можете не закрывать… что-что? вы никогда в Венеции не были? тогда у Вас всё – впереди! в Венеции  говорят: - все люди делятся надвое - кто был в Венеции, и кто ещё не был!)
       
          Нет! Представьте себе тишину, что застыла зарей над каналом. Лучи восходящего солнца уже золотят купола великих соборов, что отливают загадочным светом, гондолы качаются в лёгком прибое, а среди этой всей красоты, повесив бельё, на перилах балкона стоит Фелумена и плачет, она хочет прыгнуть в канал и утонуть от позора,  но прочитав где-то в газете себя убеждает, что долго нельзя прибывать в нерешительности, соберётся много зевак на мосту, где их будет так много, что мост может не выдержать, тогда жертв станет больше! И вот, Фелумена закрыла глаза, схватилась руками за сердце, и на минуту застыла в святой безмятежности…
         
          М-да. Всё вышло, как думала Фелумена; когда Риккардо в гондоле, утром выписанный из больницы пел песню: - О море, о море мио-о-о-о…! -  и проплывал под мостом белым лебедем на пути к Фелумене в выданной каске, на мосту собралось так много зевак, что мост под зеваками – рухнул! Но Риккардо смог вынырнуть из-под обвалившегося моста, он сделал попытку поймать свои мысли, что в его голове танцевали, от того, что второй раз остался живой, но нахлебавшись воды, это дело оставил. Он выкрикнул только - «Scopata!», на русский это не переводится, а если и переводится, то в крайне нежелательной форме! Это - «Конец!», крик в духе экспрессии в страшном вычурном виде!

          А Фелумена, а что Фелумена? Она, как только увидела, что мост с зеваками рухнул, сделала шаг длинней жизни и громко сказала: - Держите трое меня, если удержите… - и  прыгнула в воды канала. От Фелумены мамино, ой, простите меня – маментино, в узком канале отбойной волной зевак захлестнуло, волны достали до третьего этажа и окатили Марчелло, что был увлечённый футболом по телевизору.
         Мокрый Марчелло в страхе выскочил на балкон и бросил спасательный круг Фелумене,  но кругом случайно попал прямо по каске Риккардо, чем его окончательно утопил, от Риккардо остались одни пузыри над водой.
         (оч хочу Вам заметить; в каске был бы Риккардо, или без каски, в его положении разницы нет никакой, спасательный круг, он тяжелый, особенно с высоты третьего этажа). 

*  *  *

         Фелумена на круге могла бы спастись, но круг под ней стал тонуть!
        - Уно моменто! – бросил смелый Марчелло.  Он с балкона всё видел и кинул канат, чем спас несчастную женщину, с которой прожил  долго и счастливо.
         
        Тому свидетели были яркое солнышко над Венецией, я и Господь Бог…

         
          Говорят, что без плохого хорошего не бывает, а там, как знать-то, как знать…


                Ваш Андрей Днепровский – Безбашенный, или просто A.DNEPR

                7 октября 2017г

(от себя если что-то добавил, то только саму малость,  но в Венеции - был, и в канале купался, когда мост подо мной – пррррровалился!)

 


Рецензии