Где спасение?!

Иисус Христос первоначально приобрёл популярность и всеобщее признание на чудесных излечениях. Но кого он исцелял? Только тех, кто веру имел. А кто не имел – не мог того вылечить. Не было никаких чудес. Если вера была – тогда и свершалось.

А на какой силе держится сейчас церковь, если веры нет? Любви в нынешних религиях... тож немного, если вообще есть. Ой, только не говорите, что есть. Если бы были вера и любовь – давно бы Царствие Божие построили на Земле, несмотря на то, что Земля для Него и не предназначена.

Уточню для тех, кто «в теме» - говорится о земной церкви. А истинная Церковь – и есть сила.

Посмотрим на силу веры нашего христианства, православного. Как только век назад «народу-богоносцу» предложили другую «веру», посильнее – он попов побил, церкви порушил. Если бы не было Церкви Христовой, которая не на земле – так и кончил бы земную церковь.

И что интересно: просматривается ментальная и инструментальная близость с коммунистической религией. Коммунисты ничего другого не придумали, а просто изменили те же обряды и ввели другие ритуалы, с другими молитвами. Сначала РПЦ и страдала как конкурент. Потом обозначились общие символы и пошло мирное сосуществование. Сейчас у церковных активистов амбиции появились, но пока боязно. Если затронуть ещё оставшихся настоящих коммунистов, а не тех, из КПРФ, - мало не покажется. Это же не с извращенцами от поп-культуры воевать.

Когда человек ощущает, что он никто и звать его никак, и от него ничего не зависит, и в этой жизни нет у него даже выбора, не говоря уже о каком-то гарантированном дивиденде за хорошее поведение...

Что, не так? Да просто мы не хотим это признать, но подсознательное ощущение не врёт.

Но у нас есть то, что может сразу, тут же, сделать важным хотя бы в собственных глазах!

Что это?  Чувство собственной важности, далее – ЧСВ. Это не надо доказывать, надо только честно в себя заглянуть и признать. Не надо рыдать и каяться – признаёмся ведь не судебной инстанции, а самому себе.

Даже революции набирают силу за счёт мощи возникающего у членов быдломассы чувства собственной важности. Потом его обуздывают появившиеся системы и структуры управления.

При «совке» ЧСВ могло проявиться только в партийной, общественной или там научной карьере. Был страх наказания и пресс идеологии. Как только этого не стало – полезли другие «собственные важности» - денежные. Кто не стал бандитом или бизнесменом при деньгах, пошли в казаки, нацболы и всё больше стало плодиться «радикалов». А когда видели, что где-то можно безнаказанно над кем-то поизголяться, - нам туда! Это же такое ЧСВ крутое - крышу напрочь сносит! 

Зло никуда не делось, но было загнано институтами идеологии и власти в рамки допущенного. Институт идеологии развалился. Если бы ещё и институт власти зашатался… Страшно себе представить. Но представить можно. В новейшей только истории – масса примеров. 

Уже издавна, чем только и как только, и кто только не пытался улучшить, преобразить человека! По-всякому: и по-хорошему, и по-плохому. По-плохому даже лучше выходило, страх держит надёжнее, чем нестабильные добрые мотивы. И по-хорошему почти всегда заканчивалось по-плохому. Потому что при малейшей появившейся лазейке из человека лезла его звериная сущность.

Это не зависит от формы управления, от материального достатка, от системы образования. Далеко не надо ходить. Про наш народ-богоносец я уже упомянул. Потом, уже в СССР, решили, что уже создали новую интернациональную общность людей – советский народ, и нового человека – советского. И то, и другое звучало очень гордо. Но всё это развалилось за несколько дней.
 
То, что радикализм не от бедности, доказано хотя бы в Ливии. Там был чуть ли не коммунизм, но это не спасло от междоусобицы и зверств гражданской войны.

Да даже в оплоте демократии и правопорядка и стране с высочайшим уровнем жизни  – США, при стихийных бедствиях вводится комендантский час с патрулями, чтобы остановить мародёров.

Как только случается вседозволенность в периоды войн, особенно гражданских, часть людей становятся исчадием ада, с видимым удовольствием убивая тех, с кем раньше нормально в общем жили. А те, кто не становится, парализуются страхом. Везде и всегда, во все времена и на всех континентах, при любых условиях.

Можно услышать: обеспечьте негодяям высокий уровень жизни, и они станут добрыми. Не станут. Они будут хорошими, пока над головой будет висеть карающий меч. Как только меч заржавеет, они сами возьмутся резать головы.

Первый пострайский отпрыск человеческий Каин убил второго - своего родного брата. И солгал Богу, прекрасно зная, что от того скрыть ничего нельзя. С этого как бы началась вся земная история. С тех пор войны не прекращаются, и ложь только процветает.

Но всё же бывают перерывы с надеждой на мирное будущее. Когда наступают? Когда наступает предел. Предел наступает только тогда, когда зло наелось. Или как бы побеждено. Расслабилось или ослабло. Тогда и случается осознание зла. В проблеске осознания возвращается сознание. Человек больше не хочет быть дровами в топке зла. 

Есть предположение, которое объясняет всё. Историю, возникновение религий, социальные отношения… Да просто всё!

Мы, человеки – элемент «цепочки питания», не чисто биологической, а на порядок «выше». Мы можем из «грубых энергий» производить «тонкие», а для этого нам нужна именно такая жизнь, какая она есть - полная страданий и всяких прочих переживаний, в том числе и радостных. И чем больше всяких ситуаций, многообразия и суеты, тем больше мы перерабатываем энергий. И это же служит эффективной селекции: более полезные развиваются, бесполезные деградируют и уходят из всеобщего процесса метаболизма.

Это замечательно объясняет систему «выжимания пота» из людей. И диких страстей с проливанием крови, и непрерывных войн. А так же и то, что в этой системе одинаково востребованы и светлые героические личности, и плохие парни. И весь букет как заложенных в человеке хороших качеств, так и совсем гнусных и мерзких.

Только лишь для питания «вышестоящие» организаторы и селекторы фермы под названием Земля всё это сотворили, или для более высоких целей – это уже вопрос веры. А вера, получается, тоже немало служит переработке всего грубого и злого в приемлемое по тонкости, и как бы доброе… Вот ведь как хитро придумано!

Зло сдерживает страх наказания и любовь. И то, и другое называют вера. Редко кто сейчас это различает. Что выбираем, тем и спасаемся. Только здесь, на нашем прекрасном и столь же опасном земном шарике и выбираем. Пока не сделаем правильный выбор. Бог – это любовь. Бог – это сила, которая спасает, если вера - правильная. Для того чтобы показать, какая вера правильная, и был на Земле Христос.

Но само спасение, увы, не здесь.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.