Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 45

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/09/17/1331

Дорогу к башням проложили, хоть куда! На опушке сделали стоянку сегвеев, прилетаешь на коптере, берешь этот одноосный самокат и стоя катишь по идеально ровной дороге под живописно свисающими ветвями до самых башен. К землянкам старцев – указатель и ответвление. Там мы с Владой вчера были. Быт у них был довольно скромный, надувные лежанки и кресла, но удобные рабочие столы со специально, видимо, подогнанными персонально, рабочими креслами со встроенной системой массажа для долгого сидения. На столах – терминалы, для того времени – самые совершенные, ридеры для памятных кристаллов, а электронным библиотекам могли и теперь учебные центры позавидовать. Почти такого же класса, как моя, звездолетная. Личных вещей – минимум, во встроенных шкафчиках нашли пару комбинезонов, какой был на Жаке Меере, - и все. По лежанке для кота в одном отсеке я понял, что тут жил Бруно Сонне. Остальных идентифицировали пока предположительно, по наборам рабочих материалов на столе. Всего было десять комнаток, по пять с каждой стороны, общий коридор, с одного конца которого был санузел с кухней (от них почему-то мало что осталось), а с другого – начинался подземный ход к замку, в который мы тогда и сунулись. Но никаких «корней» в нем видно тут не было – стены из бута и все. Археологи еще работали, нас, «как своих», пропустили посмотреть.  Я вспомнил галерею с дисками, которую мне показал Вебсик, и мне стало грустно. Влада заметила смену моего настроения.
- Ты чего? Опять диски вспомнил? – спросила она.
- Ага, - кивнул я. – Понимаешь, подспудно я думал, что на Луне найдутся ответы на здешние загадки. А там оказался свой клубок. Он с нами связан, конечно. Ростислав Петрович предполагает, что Милена Кисс в наших местах «омолаживалась», что андроид, которого Дебби нашла, как-то был с ней связан, а не с Меерами. А «Кулэге», который мой эндоскоп откусил, вообще разработка Марсианской Автономии, подобные роботы ее периметр охраняли.
- А здесь что он охранял? Пустой подземный ход?
- Значит, не пустой…
- Знаешь, дорогой мой, когда я впервые увидела «вживую» вторую башню, то почему-то пришла убежденность, что она много старше первой.
- Почему?
- А сам увидишь. Она, вообще, древняя какая-то. Покрытие местами слезло, металл ржавый… На первой башне такого почти нет.
Наша экспедиция на Луне затянулась на две недели. Несколько дней мы все стесняли Мигеля, но тут, наконец, прилетела его Тамара, и у нас появился предлог настоять на переселении. На базу мы уже переселиться не могли, так что нам срочно доставили к Мемориалу старый пассажирский планетолет, похожий на шестилапую черепаху. После нашего пребывания, в нем хотели поместить филиал земного Инстиута Минералогии, который должен был продолжить наши исследования. Мы искренне желали астрофизику счастья, но через несколько дней он со своим сенбернаром появился у нас и имел долгую беседу с Ростиславом Петровичем. В результате этой беседы к биофизику Лорину  был «прикреплен» астрофизик Ричи, а его Тибериус занялся устройством регулярных тематических литературных вечеров в большой кают-компании старого корабля. Нам же всем «Дон Кихот»  очень нравился, как и его биомеханический сенбернар, с которым сильно подружился Пусь. Мы все дипломатично не задавали Мигелю вопросов про Тамару. Кот Леонардо держался особняком, ближе всех он был только к Ростиславу Петровичу.
Вскоре выяснилось, что Ричи прибыл к Ростиславу Петровичу не с пустыми руками. Он тоже, как и покойный Томас Ри, ловил передачи от мемориала, но засек другой их источник – это оказался тот самый объект с пирамидой,  про который Миху поведали Виктор Панов и братья Сенна. Пока Штефен создавал вокруг ханнерита хитроумную систему подходов, Мих загорелся идеей продолжить исследования Томаса, как у Мемориала, так и у нового источника. Старый планетолет имел недурное оснащение, в том числе навигационное и астрофизическое, его они с Мигелем и Лориным и начали перенастраивать для своих замеров.
В один из вечеров, свободных от насыщенной Тибериусом «культурной жизни», у меня разгорелся спор с Вернером. Брандт был сторонником того, что время однонаправлено, но в нем можно научиться двигаться вперед-назад. Собственно на этом были основаны все идеи машин времени, о которых много говорили, но до сих пор не сделали ни одной. Я с ним соглашался, что время однонаправлено, но относительно однонаправлено. Оно, как и пространство, в нашей вселенной перекручено, оно «обтекает» пространство как петля Мебиуса, и при однонаправленном движении в каждой конкретной точке двигаться вперед или назад просто некуда. Изменять можно не внешнее время, а внутреннее, относительное, говорил я, призывая в свидетели старика Эйнштейна и свой собственный опыт. Как же, я сам в Загорном не раз испытал замедление времени. Это документировали и сделали научным фактом. А теперь, давайте подумаем: если есть замедление, то на него можно как-то воздействовать, возможно, ускорить. Короче, я им тогда рассказал идею, что внутри пирамид, которые в древности египтяне воздвигли, время для фараона останавливалось, а для того, чтобы оно совсем остановилось, из него мумию делали. Муляжи, которые мы видели, это те же мумии. Видения пирамид мы там, в Загорном, тоже видели. А теперь – смотрите! Я показал изображение второй башни из досье Ростислава Петровича. Для чего там сверху пирамида? Ответ один – под башней есть аномалия замедления времени, пирамида его ускоряет при определенном положении, делаем в башне стульчик, связываем его с приводом пирамиды и – сел на стульчик, пирамида вошла в нужный фокус или точку резонанса, время остановилось, посидел, сколько надо, встал и вышел уже в новое время – на Земле невесть сколько лет прошло.
- Мих, - спросил я, - помнишь нам с тобой в старой гостинице робот Поли рассказал про некую Северянку, которая очень интересовалась минералогией и любовными романами?  Сдается мне, что это наша Милена Кисс и была. Она, видимо, активно пользовалась второй башней. Возможно, что тот второй источник сигналов, который засек Мигель, как-то связан с попытками перенести эту замечательную технологию времяпровождения с Земли на Луну.
Через несколько дней догадка подтвердилась. Оле Лук, Дегов, Мих и Брандт сумели добраться до «объекта», который обнаружили наши стажеры.  Он был разбит при посадке, но загадок добавил. Рядом с предсказанным мною «стульчиком» внутри был найден скафандр. По своим размерам он подходил для Милены Кисс.
- Не иначе, как она телепортацию разрабатывала, - рассказывал нам вечером в кают-компании Мих. – Зонд мы будем исследовать, возможно, его оттуда вытащим сюда, чтобы не бегать…
Вся его группа так и осталась на Луне продолжать исследования, а мы с Володей, Ростиславом Петровичем, близнецами, котом  и Пусем вскоре вернулись на Землю. И вот теперь на сегвеях мы с Владой катили к башням Меера. Пуся оставили с Дебби в коптере. Кота Влада положила себе на плечи как воротник – ей он подчинялся безоговорочно. У меня был рюкзак со сканерами, хронометром и несколькими видеорегистраторами. Кое-что я там хотел сразу выяснить. На это «кое-что» я получил согласие Влады и Ростислава Петровича с очень большим скрипом и запретом соваться внутрь башен. Впрочем, уровень опасности я и сам понимал.
Шоссе заканчивалось круглой площадкой.  Башни были ограждены, так что нам пришлось ждать идентификации для прохода.  Мы прошли лесок и оказались перед большой палаткой, в которой смена археологов продолжала раскопки. Работали механизмы, управляемые через виртуальную реальность. При нашем появлении одна из девушек встала с операторского ложемента.
- Здравствуйте! – поздоровалась она. – Я – Хельга Яан, старший группы. Мы уже свернули работы на второй площадке, пойдемте, провожу. – Она явно оценила вид Влады с рыжим котом на шее.
- Мелани Яан – ваша родственница? – поинтересовался я.
- Это моя тетя, - ответила девушка.
Мы прошли за ней по узкому проходу, обозначенному световыми линиями, мимо первой башни, которую уже почистили от копоти и восстановили внешне. Тогда я не успел ее толком даже рассмотреть, теперь с интересом оценивал масштабы сооружения. Мне она почему-то больше казалась. Скромная такая башенка.
Подойдя ко второй башне, я понял, почему она казалась маленькой. Она была поставлена на краю высокого склона, скрывавшего часть ее ярусов, видимых только со стороны густо заросшей лесом низины. Возможно, она даже выше первой была. Сверху мне была видна только верхушка строения.
- Хельга, были ли тут при работе какие-то странные моменты? – спросил я.
- Иногда не сразу схватывались молекулярные швы оболочки сгоревшей башни, - ответила девушка, - А так – ничего особенного…
- А туман? – сразу спросила ее Влада. – Мне про него рассказывали.
- Ой, забыла, да, туман иногда вон там, в низине, появляется и в нем три фигуры.
Я покопался в рюкзаке и вытащил видеостраницу
- Они?
- Точно, они.
Это была картинка с тремя «андроидами». Пока Хельга ее рассматривала, я вытащил из рюкзака коврик, завел таймер, взял хронометр, кивнул Владе и улегся вблизи стены башни. К ноге у меня была привязана веревка, другой конец ее держала Влада. Кот сидел рядом с ней и внимательно следил за моими действиями. Мне надо было поймать замедление времени. Через час было ясно, что оно, как и на вокзале, замедлилось для меня на 30 секунд.
- Ну вот, - сказал я, довольно потирая руки и собирая рюкзак. – Башня стоит на аномалии.
Кот покинул Владу и сел напротив меня, явно выражая желание что-то сообщить. Я вытащил и надел обруч.
«Карта есть? – спросил кот. – Приложи к сенсору. Пустая башня откроется».
Я достал из кармана рюкзака переданную мне когда-то Ростиславом Петровичем толстую белую пластиковую карточку без каких-либо надписей или рисунков и показал коту. Тот положил на нее лапу.
«Карта Адамса, - определил он. – Он имел доступ. Пробуй».
Кот решительно пересек предупреждающие световые линии и сел около прямоугольного люка на стене низкой башни, словно предлагая следовать за ним. Что на нас нашло на всех – до сих пор сказать не могу. Мы все стали как зомби. Я дал Владе и Хельге регистраторы, один взял сам, подошел и приложил пластик к сенсору на окантовке двери. Раздался тихий гул. Дверь начала открываться. На всякий случай, я отошел в сторону. Внутри зажегся мягкий теплый свет, мы увидели совершенно пустое помещение, если не считать поставленную в центре конструкцию, удивительно напоминавшую садовые качели. Пока мы успели что-либо сообразить, кот заскочил внутрь и вспрыгнул на них. Качели качнулись. Дверь начала закрываться.
«Спасибо, - прозвучал в моей голове  голос кота. – Я выйду в то время, в какое сочту нужным. Не пытайтесь войти - если кто-то есть внутри, то башня недоступна».
- Как его теперь – оттуда? – пробормотал я.
- Жрать захочет – вылезет, - прагматично заявила Хельга. – Коты все такие. Ну, я пойду, у меня машины стоят…
Мы с Владой переглянулись и поняли, что она ничего не увидела внутри. Оно, может, и к лучшему.

Продолжение http://www.proza.ru/2017/09/21/482

Книга издана. Ссылка на сайт внизу страницы


Рецензии
Значит, кот знал, что там машина времени. Обожаю кататься на самокате!

Татьяна Мишкина   20.09.2017 22:58     Заявить о нарушении