Вотьпинский Пайтур. 1. Разведка боем

               
 
     Середина семидесятых годов.  Перестройка в то время никому ещё даже в страшном сне не снилась.
     Влад, прислушавшись к разговорам старых деревенских жителей. Тех, кто хоть единожды в жизни добирался к озеру Вотьпинский Пайтур с долбленкой и ставил в нем сети, надумал тоже забраться к этому водоему, в начале сентября и порыбачить там фитилями* до ледостава.  А добытую рыбу садить в садки из дели, которые вместе с фитилями собирался изготовить за лето.  И это несмотря на не слишком удачную неводьбу названного озера, проходившую пару лет назад, сразу после того, как была построена рыбаками избушка рядом с его берегом.  Ну что там за улов, меньше полтонны со всего водоема, имевшего диаметр около полукилометра за три дня лова, собранной со всей деревни временной бригадой, почти в дюжину человек.
     Правда рыбак не любил делать что-то наобум.  Может там рыбы-то и правда не густо, а он рискует впустую потерять целую осень.  Поэтому в первых числах июля парень решил провести разведку боем и пару дней пожить в избушке около озера, чтобы удостовериться, что не напрасно проведет здесь осень.
     Он взял с собой три небольшие сети с разным размером ячей, один фитиль, который изготовил зимой, соли килограмм двадцать, бочку для засолки рыбы литров на 70-90, на случай, если вдруг не плохо рыбка попадаться станет, резиновую лодку, а также продукты для себя и собаки по кличке Бойка со щенком.  Проплыв по реке на моторной лодке от деревни до волока на Вотьпинское озеро, Влад перенес там все необходимые вещи через перешеек, затем накачал двухместную резиновую лодку, загрузил её и, посадив туда же своих мохнатых спутников, отправился, на полностью загруженной «посудине», через водоем.
      Ему предстояло проплыть километра два по самому озеру и столько же по притоку, впадающему в него.  Собачка лежала в лодке спокойно, но двухмесячный щенок, по прозвищу «Афоня», постоянно, не слушая окриков хозяина, пытался лазить по её бортам.  Правда после того, как все же умудрился свалиться в воду он, вытащенный за шкирку Владом, заметно притих.
     Причалив и выгрузив груз в том месте, где начиналась едва заметная тропа, ведущая к берегу озера, до которого было около трех километров по болоту, а больше по янге*, рыбак выпустил воздух из лодки, а потом собрал и упаковал её.  Да, за один раз было бы не унести всё имущество, не столь тяжело, сколь громоздко.  Хорошо ещё, что недавно, обдумывая между делом эту проблему, Влада вдруг осенило, нужны волокуши.
     Поэтому, сейчас недолго думая, он вырубил две ровные, подходящие, березки, обрубил у них ветки, затем приготовил из третьей две перекладины и привязал их, взятыми для этой цели веревочками, к двум основным.  Получилась подходящая волокуша, в принципе, чем-то похожая на те, которые местами используют на сенокосах.  Дальше, приспособив на них бочку Влад уложил в нее соль, лодку, некоторые другие мелочи, что не вошло туда, уместилось в рюкзаке.  Сверху на бочку он привязал фитиль.  Закинув рюкзак на спину, и взявшись руками за более толстые концы волокуши, рыбак отправился к своей конечной цели, озеру Пайтур.
     Через неопределенное время неторопливого хода, тропа вывела его к истоку ручья, вытекающего из озера.  Но тот не долго открыто нес свои воды, а вскоре терялся в болоте, очевидно, продолжая свое течение под обширной янгой.  Несмотря на то, что по периметру всего водоема берег был заболочен, выглядело озеро все же красиво.  В месте подхода тропы к заливчику, из которого начинался ручей, оказалась небольшая, ровная и довольно твердая площадка, вроде как пристань.  Возможно, когда-то там очень давно, для удобства, чтобы не провалиться, спуская долбленку на воду и садясь в неё, кем-то были накиданы стволы болотных сосенок, успевшие затянуться мхом.  Чуть ниже по течению ручья, по брошенному через русло жердняку, осуществлялся переход на другую сторону и дальше передвигаясь вдоль озера, метров через двести путник попадал на едва заметную тропу, идущую от водоема к избушке, расположенной метрах в ста от берега.  Там почва была довольно суше и плотнее, а вокруг стояли уже довольно приличные сосенки.
     Накачав лодку, Влад вскоре уже причаливал напротив избушки.  Необходимые вещи сразу же прихватил с собой, направляясь к домику, остальное оставил на потом, думая унести позже, попутно.
     Вскипятив чайку и немного подкрепившись, он, не откладывая в долгий ящик, заготовил шестов и сразу же поставил на озере сети и фитиль.  Пока продергивал снасти, проверяя хорошо ли их установил, выпутал несколько карасей.  Посадив добытое в мешок, сшитый из дели, рыбак затянул его горловину шнуром и привязал к шесту, воткнутому у берега возле места, выбранного для причала.
     До вечера времени оставалось ещё довольно прилично.  Поэтому Влад решил немного разведать местность поблизости.  Он пробежался по болоту вдоль истока и вышел на большую янгу уже в другом месте.  С этой стороны она была не очень широкая, пожалуй, меньше километра.  А дальше просматривалось обширное болото и только прямо на запад, может с отклонением всего на несколько градусов, меньше чем в полукилометре от нее просматривался мыс леса.
     Прикинув по карте, Влад предположил, что это Кыпоромский мыс, и неплохо бы через него по компасу ячу* протесать, чтобы иметь выход прямо на реку, а не плавать в дальнейшем каждый раз через Вотьпинское озеро.  Что в дальнейшем он и сделал, весьма удачно проторив дорожку уже со стороны реки.
     Потом Влад прошелся по болоту вдоль кромки янги и, сделав крюк, вышел на тропу, по которой добирался до озера.  По пути попадались окружинки*, где довольно хорошо цвела клюква, а кое где даже проклюнулись первые ягодки.  В сентябре, похоже, будет чем заняться между осмотром рыбных ловушек.  А в одном месте было желто от вызревшей морошки.  Влад наслаждался вкусом свежей ягоды, тут же крутился и щенок.  Хозяин дал из руки мохнатому карапузу попробовать одну ягодку, тому она весьма понравилась, и он стал выпрашивать, тыкаясь носом в руку, мол:
     - Дай мне еще.
     Снова балуя малыша, дал ему хозяин пару янтарных шариков, а потом со словами: «Собирай сам», - ткнул его носом в ягоду на кустике.  Вскоре втроём, вместе с подбежавшей Бойкой, паслись они на моховой лужайке лакомясь нежной и полезной ягодой.
     За вечер и следующие сутки бочонок практически был наполнен потрошеной и засоленной рыбой.  Словом, разведка показала, озеро для промысла годится.
     Рано утром рыбак снял сети и фитиль, сварил погуще рыбы себе и собакам, чтобы перед дорогой хорошенько подзаправиться.  Все привезенные вещи Влад оставлял у избушки до осени, обратно с собой брал только лодку да мешок со свежим карасем, килограмм около тридцати.
     Правда в начале пути получилась небольшая довольно курьёзная накладочка.  Когда на причале у истока, сунув собранную лодку в рюкзак, рыбак надел его и, закинув сверху мешок с рыбой, отправился по тропе.  Щенок, наев до этого тугое, как барабан, пузо, лежал пригревшись на солнышке, и никак не реагировал на призыв хозяина следовать за собой.
     Немного отойдя Владу пришлось сбросить ношу и налегке вернуться за ним.  Подхватив объевшегося бездельника рукой, он донес его до оставленных вещей.  Пока рыбак снова взваливал на себя поклажу, то немного потерял бдительность.  Воспользовавшись этим моментом мохнатый карапуз как-то миновал хозяина и вприпрыжку припустил по тропе к своему нагретому месту.  Пришлось вновь вернуться за ним.  На этот раз вместе со щенком Влад прихватил от причала и хороший берёзовый прут.
     Теперь он был очень внимателен, когда подхватывал с земли свой груз.  Щенок вначале снова попытался свернуть с глубоко промятой между кочек тропы, но получив раз-другой легкие удары тонким концом прута по мягкому месту вынужден был следовать куда и положено.
     Немного не дойдя до малой янги, шириной менее пятидесяти метров, раскинувшейся, по пути, среди болота, щенок вдруг встрепенулся и весело побежал за своей матерью.
     - Ну все, - решил Влад, - сейчас можно двигаться спокойно.
     Но вступив на янгу, он растерянно остановился и стал озираться вокруг.  Бойка уже почти миновала чистое пространство, а её отпрыск словно сквозь землю провалился.  Боковым зрением рыбак вдруг заметил, как в стороне, в нескольких метрах от тропы, из-за болотной кочки, на мгновение высунулась мордашка маленького проказника и снова исчезла из виду.  Когда же Влад подошел к этой кочке, сжавшееся тельце щенка, ожидавшего наказание как, бы показывало:
     - Извини хозяин больше этого не повторится, - и только лукавые глазенки говорили другое. – А жаль, что не получилась задумка.
     Дальнейший путь до дому прошел без приключений.

*Фитиль – вентерь, снасть для лова рыбы.
*Янга – чистое без деревьев и кустарника болото.
*Яча – отмеченное в лесу затесками на деревьях направление пути от одного места к другому.
*Окружинка – отдельное место.


Рецензии
Интересный взгляд изнутри. Чувствуется, что автор сам не раз этой дорогой ходил. А где действие происходит? В Коми, на Ямале? А может ещё где? Термины незнакомые. Хорошо, что пояснения есть.

С уважением

Евгений Пекки   20.10.2018 08:51     Заявить о нарушении
Действия происходили на северо-востоке Свердловской области в Гаринском районе и со мной. Только это было довольно давно так что мелкие детали могли под забыться, но в основе реальные события. С уважением Владимир.

Владимир Сорокин 3   20.10.2018 13:04   Заявить о нарушении
Спасибо. Надо же, был уверен, что это названия на языке одного из северных народов. Но уж точно не славянские.

Евгений Пекки   21.10.2018 17:11   Заявить о нарушении
Эти названия, похоже, Ханты Мансийские. Там всё на тур, это очевидно обозначает озеро. Пайтур, Нертур, Коентур и так далее.

Владимир Сорокин 3   22.10.2018 07:23   Заявить о нарушении