Теракт

Двери вагона хлопнулись лбами – и Турбин увидел художницу. Глаза девчонки изумительно живо перелетали с потолка вагона на рисунок и с рисунка на потолок. «Что она там увидела? – удивился Турбин, не увидев ничего. – Да мало ли...»

В подарок к нему прилетела строфа: «Она творила налегке…» Турбин рассеянно оглядел вагон: удивительное малолюдие для середины дня! Поближе – угловатый мужик, отец, и его копия один к двум – сынишка лет десяти. Подальше – художница…

«Ресницы крыльями взлетали», – откуда-то выпросталась вторая строфа. Турбин раскрыл записную книжку и, борясь с бортовой качкой, накорябал строфы на последнем листке. «Ну, какие у меня стихи, – говаривал он друзьям, – так, вроде прилова…»

Стремительный лёт поезда вдруг упруго замедлился и оборвался вовсе. В вагоне установилась такая тишина, что хотелось специально издать какой-нибудь звук. «А кто будет ее защищать? – полушепотом спросил парнишка. «Ты, – так же шепотом отвечал отец. – Она же твоя сестра». И снова стало тихо. Состав стыл на многометровой глубине где-то под «Золотой милей».

Рифмы не приходили – ни к «налегке», ни к «взлетали». Вагон – пассажир за пассажиром – постепенно впадал в бессильное оцепенение. С утра ведь сколько было сообщений о терактах: в Конькове взрыв, на Соколе перехвачена смертница… «Все надеешься, зло пройдет мимо… – подумал Турбин. – Не пройдет!» Психованная тетка, дотоле беспрерывно вытыкивавшая новости из смартфона, вдруг громко захрустела упаковкой таблеток, забросив сразу полгорсти в квадратный рот. Вот-вот грянет паника…

Но ничего страшного не случилось. Наоборот, как большие дружественные звери, заурчали электродвигатели под вагоном, потом медленно поползли черные змеи кабелей за окном, и вот уже состав вновь летел по тоннелю... Мы живы, Господи!

Психованная тетка возмущенно прошуршала к дверям, перенастроившись, видимо, на наземный транспорт. Отец и сын обменялись одинаковыми заговорщическими улыбками. Турбин в миг дописал четверостишие:

Она творила налегке:
ресницы крыльями порхали,
и рисовали, рисовали
мелки в приметливой руке.

Поезд с веселым грохотом вырвался на просторы «Кропоткинской», плавно смиряя ход у подножия стройных колонн, едва достигавших белоснежного свода. О, этот сияющий новый мир! Турбин рванул листок со стихотворением и направился к художнице. «Я тут же выйду, – предвкушал он с улыбкой, – она ничего не успеет понять…»

Небольшой белый шар, украдкой родившийся в середине вагона, мгновенно разросся до размеров Вселенной. Раздувшись, как сытый удав, вагон разорвался в клочья, станция обвалилась, и Храм Христа Спасителя, подобно башням-близнецам в Нью-Йорке, обратился в груду праха с торчащими из него кусками человечины и позолоченным крестом.


Рецензии
Сильный, образный язык! Чётко и рельефно вылепленные персонажи. Отличная динамика и яркость картинки. Рассказ весьма легко визуализируется! Киносценарии пишите? С уважением к вашему творчеству, Темиртас.

Темиртас Ковжасаров   17.01.2020 22:50     Заявить о нарушении
Спасибо, Темиртас! Нет, сценариев не пишу. Были мысли - да сплыли) Но, когда пишу текст, всегда держу в голове картинку. А разве можно по-другому?

Станислав Радкевич   18.01.2020 10:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.