Жди меня

  Суббота, дождь, опять дождь, лето в этом году больше похоже на осень. Александр сидел в кресле у окна при полном параде: в костюме и ненавистном галстуке, и ждал, когда жена, наконец, оденется для выхода в свет. Неделя была тяжелая, устал, ехать никуда не хотелось, но надо, в гости пригласил Сам.  Зазвонил мобильный, секретарь директора сообщила, что в понедельник срочно созывают совещание, надо обязательно быть.
- Спасибо, Елена Сергеевна, непременно буду, - ответил Александр.
 Жена выглянула из соседней комнаты и спросила:
- Это кто звонил, какая такая Елена Сергеевна?
- Это секретарь директора.
- Это Ленка – проходимка? А что это ты с ней так любезничал? Она вечно ходит в юбке выше некуда и глазками в мужиков стреляет, а ты и рад, кобелина! Я видела прошлый раз, как ты около нее ошивался, смотри у меня, я тебе устрою Варфоломеевскую ночку, я тебе…
В голосе жены послышались истеричные нотки. Александр почувствовал, как защемило сердце, и вышел на крыльцо.
- Где мои таблеточки? А вот они, всегда со мной. Много лет назад Лиличка-умница посоветовала, теперь всегда ношу в кармане. Лиля! Как она там в своей Москве? Очень хочется позвонить, голос ее услышать, а нельзя. А что? Вот возьму сейчас, сяду в машину, если гнать со скоростью 130 км, то через час буду в аэропорту, рейсов на Москву много, всего два часа и здравствуй столица. Позвоню ей из аэропорта:
- Вылетаю, через два часа жди, дорогая. Нет, лучше позвоню, когда прилечу в Москву. А, пожалуй, вообще звонить не буду, куплю ее любимые цветы – белые лилии, и сразу приеду, здравствуй, моя ненаглядная. А вдруг она в театр собралась, она любит в театр ходить. Ну и что? Пойду с ней, стрельну лишний билетик, а может и в кассе билеты будут, сейчас народ не очень в театры ходит. Будем сидеть с ней в темноте, я возьму ее руку, такую теплую, ласковую, она придвинется ко мне, как тогда в театре Российской армии. А на какой спектакль мы ходили? Не помню, только помню, что историческая тема и отвергнутую императрицу играла Людмила Чурсина. Спектакль был великолепен, зал долго аплодировал, стоя.  Людмила Чурсина в роли императрицы была неподражаема, она не только не постарела – звезда советского экрана, но с годами даже лучше стала: осанка, стать, умение держать зал в напряжении.
- А может быть она уехала на дачу, лето все-таки. Поеду к ней, мне нравится у нее на даче, тихо, красиво, цветов много, сейчас, наверное, цветут розы, флоксы, монарда. А какие у Лили великолепные гортензии, два огромных куста возвышаются в саду, все усыпанные белыми гроздями, как принцессы в цветочном королевстве. На улице прохладно, печку затопим, будем смотреть на огонек, я ей расскажу о своих проблемах, она внимательно выслушает и что-нибудь дельное посоветует. Немного выпьем красного испанского вина, нет лучше крымского, Лиличка любит мускат розовый десертный, она накроет красиво стол, у нее всегда так мило получается, а березки под окном будут качать ветками и шептать нам ласковые слова.
- А еще мы будем вспоминать нашу февральскую поездку в Крым. Мой рейс из Сургута прилетел на час раньше, чем ее из Москвы, и я ждал ее в заранее арендованной машине у здания аэропорта в Симферополе, а солнце, щедрое крымское солнце сияло и согревало своими лучами озябшую душу, обещая тепло, и пять дней безмятежного счастья. Всякий раз, когда открывалась дверь, я внутренне замирал, ожидая её появления, как мальчишка, чувствуя волнение и подъём. И вот, наконец, появилась Она. Я смотрел на неё из машины и поражался, что она совершенно не изменилась за эти годы. Она, как птичка, впорхнула в машину, и сразу же мило защебетала, засмеялась, о чём-то рассказывая. Но я слушал только звук её голоса, не вникая в слова, как будто был опьянён её близостью. Кто бы мог подумать, что такое возможно после всего, что было с нами за пятнадцать лет. Я повез ее в Феодосию, потом в свой любимый Коктебель, а море играло легкими волнами, смеясь, накатывало на берег, словно радовалось от встречи с нами.
- А вдруг она заболела, у нее горло слабое. Я приеду, она выйдет в теплом
голубом халатике, который я ей подарил, он ей так идет, горло шарфиком завязано и нос сопливый. Ну и пусть сопливый, все равно близкая, родная. А я согрею молочко, дам ей с медом, буду лечить.
- А вдруг она не одна? Нет, этого не может быть. А почему не может? Женщина она привлекательная, если нравится мне, то может и другому мужчине понравится. Нет, Лиля говорит, что я для нее – единственный мужчина на свете. Разве такое возможно в наше время? Наверное, возможно.  Пятнадцать лет я мечтаю только о ней, хочу встретиться только с ней, придумываю всякие ситуации, чтобы побыть с ней. А она? За все годы ни одного грубого слова я не слышал, ни одного сердитого взгляда не видел. Никогда не жалуется, ничего не просит, всегда улыбается, всегда мне рада. Вот я вхожу к ней, она берет меня за руку, ведет в комнату, усаживает в кресло, и кот-красавец прыгает ко мне на колени и мурчит, и Лиличка рядом сядет, я ее обниму…
- Ну и что расселся, о чем мечтаешь? – Александр вздрогнул, услышав окрик жены.
- Господи, если жена догадается, о чем мечтаю, я погиб.
- Ты что забыл к кому в гости приглашены, к нему опаздывать нельзя.
Александр встал и покорно пошел к машине.
- Извини, Лиличка, прилечу в следующий раз, - произнес он мысленно. Ты только жди.
Жди меня, и я вернусь
Только очень жди!   


Рецензии
Лариса!
Замечательно пишите! Очень остроумно и смешно!
Прочитал залпом и с большим удовольствием.
С наилучшими пожеланиями, Борис.

Борис Равинский   24.12.2018 02:25     Заявить о нарушении
Спасибо, Борис, рада, что доставила Вам удовольствие, но от смешного до печального - один шаг. Почитайте моих Весёлых тараканов, повеселитесь.
С теплом Лариса

Лариса Майская   25.12.2018 01:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.