Тот-Который...

 
Сегодня с утра идет дождь. Потоки воды проносятся вдоль пляжных дорожек, пенятся и бурлят. Океан стал лиловым. Белоснежные гребни волн, словно скакуны из каких-нибудь восточных сказок, рвутся к берегу и, спотыкаясь у рифа, растекаются белой пеной вдоль всего острова.

Во время дождя жизнь на нашем острове замирает. Даже старик Акаму откладывает в сторону полировку досок для серфинга, садится на пороге своей хижины и подолгу глядит на волны. Он говорит, что дождь дарит человеку время на размышление.

Дождь – редкость на наших островах, и я думаю, что завтра снова будет сиять солнце и будут привычные радости и заботы. А сегодня благодатный день для того, чтобы послушать еще одну историю от белого какаду по имени Луи. То есть, от меня. Да-да! Я знаю их сотни! Только туристы больше предпочитают плескаться в океане, забираться на доски и падать с них в воду. Поэтому я люблю дождь. Когда тяжелые капли воды барабанят по широким пальмовым листьям, все немногочисленные обитатели нашего острова собираются здесь, на веранде, у хижины Акаму. Вот тогда и наступает мой час!

Сегодня за общим завтраком я слышал, как один из туристов по имени Фред утверждал, что знает о жизни все наперед, и вряд ли смог бы стать полностью счастливым человеком, так как ему заранее все известно… Думаю, что он никогда не боролся за то, что он называет счастьем. Счастье нельзя определить одинаково для всех, оно измеряется чем-то таким внутренним, даже не скажу, чем больше – восторгом, эйфорией, ощущением свободы. Или безвозвратной потерей. Но я слыхал, что на одном из дальних островов, который сегодня не виден из-за дождя, живут люди, знающие о счастье значительно больше, чем турист Фред.

*****
Эта история приключилась давным-давно, когда Луна была огромной и оранжевой. Она плыла по небосклону, словно спелый апельсин, лениво перекатываясь с облака на облако.

В те времена дикий Черный материк населяли дикие Черные племена. Племя, в котором жил мальчик Иму, занималось охотой и сбором бивней слонов, за которые белые бородатые люди щедро одаривали охотников яркими бусинами и шелковыми платками.  Иму не нравились бородатые люди. Они грубо разговаривали, громко смеялись и от них дурно пахло.  Иму сторонился бородатых людей.

Как и все мальчишки, он любил играть с ровесниками в настоящих охотников, прячась в колючих кустарниках и раздирая себе кожу острыми шипами. Любил бегать к большому Круглому озеру, чтобы окунуться в синюю прохладу его воды. Любил нырять с большого камня, надолго задерживая дыхание, чтобы коснуться пятками золотого песчаного дна. И это у него получалось намного лучше, чем у других. Товарищи даже называли его Черной рыбой.

А еще Иму любил забираться на вершину Желтого холма и смотреть далеко-далеко, туда, где заканчивалась саванна. Там, у самой кромки горизонта, дивной лазурной полосой сияло оно, синее-синее море…  Иму никогда не видел море близко, но всегда волновался, вглядываясь в горизонт. Море манило его своей силой и бесконечностью.

Дядюшка Мбва говорил, что это очень опасно – вглядываться в горизонт…  Потому, что человек теряет самообладание, и его ноги сами пускаются в путь. А как известно, дальние путешествия ни к чему хорошему не приводят. Еще он говорил, что Иму на языке племени означает Тьма, Сумрак, а поэтому мальчик с таким именем не должен тянуться к свету, это грозит большими неприятностями.

Но Иму не желал верить словам дядюшки Мбва. Ему хотелось прикоснуться ладонями к сияющим лазурным волнам Большого Синего Моря, которое бородатые люди называли Океаном. Дядюшка Мбва очень рассердился, когда узнал, о чем мечтает Иму:

- Океан – это смерть! – негодовал дядюшка. – Твой отец ходил к Океану, но Тот, который живет среди волн, утащил его в бездну! Твоя мать отправилась по его следам, но она напрасно искала своего мужа на берегу – её схватили воины племени Тидо, и отдали на обед Тому!

- Дядюшка Мбва, а кто это – Тот, который живет среди волн? Он злой? Как симба с Северной долины?

- Тот-Который – это страшное чудовище из морских глубин! Много лун тому назад воины Тидо пленили его, и теперь они самые сильные на всем побережье. Тот-Который служит им надежным щитом, потому что живет вечно, как Океан. Никто из нас не решится подойти близко к тем местам, где охотятся Тидо. Они приносят в жертву Тому всех, кого ловят в саванне. А он нагоняет страх на племена, которые живут вокруг, поэтому все боятся воинов Тидо. Не смей мечтать о море! Мальчик с именем Иму не должен выходить из сумрака.

Но Иму все равно мечтал. Мечтал, что однажды пробежит по скрипучему песку, перепрыгивая через набегающие на берег волны. Мечтал, что сможет встречать и провожать Великое Солнце, сидя не на ершистой макушке Желтого холма, а на самом берегу Большого Синего моря, которое он, Иму, так же, как и бородатые люди, станет называть Океаном…

Мечта не давала Иму покоя ни днем, ни ночью! Ему так хотелось услышать шум прибоя, что прислушиваться к наставлениям дядюшки Мбва уже не было мочи. Поэтому, когда закончился сезон дождей, и саванна расцвела, как невеста в день свадьбы, Иму был первым, кто ждал бородатых людей.  А когда они, наконец, пришли в деревню, мальчик набрался храбрости и подошел к грузному человеку, которого все называли боцманом.

- Масса боцман! Масса боцман! – Иму робко заглянул в лицо бородатого человека с круглой серьгой в ухе.

-  Чего тебе, чертенок? – бородатый человек оглянулся, и его обветренное лицо расплылось в улыбке. – Экий ты черномазый! Что б тебя!

- Иму слыхал, что Масса боцман знает путь к Океану?

- Знаю ли я дорогу к Океану? – раскатистый смех гулко, словно пустой бочонок по камням, прокатился вдоль хижин. – Ты меня насмешил! А зачем тебе эта дорога?

Иму на минуту задумался, затем взглянул в лицо бывалого моряка и твердо сказал:

- Океан ждет Иму, масса боцман. Иму не должен опаздывать.

- Вот как? – боцман почесал затылок. – Это тебе будет кое-чего стоить… Знаешь, где ищут звездные камни? Принеси горсть таких камней через три луны, и я отвезу тебя к океану.

- Иму согласен!

- А что ты будешь делать на берегу океана, чертенок? – бородатый человек остался доволен согласием Иму, но все же счел нужным добавить. - Наш караван обратно не пойдет.

- Иму найдет звездные камни, масса боцман!



*****
Звездными камнями дикие Черные племена называли алмазы. Дивная красота этих удивительных камней пленила, они сверкали и переливались на солнце, словно звезды, упавшие с ночного неба. Но в хозяйстве были совершенно бесполезными, так как сделать из них что-то нужное – наконечник копья или, скажем, бусины для своей Ма или Гуа, не представлялось возможным – слишком тверды они были. Однако, бородатые люди щедро одаривали тех, кто приносил им звездные камни, поэтому к весне, заветный сундучок в хижине вождя всегда был полон.

На следующее же утро Иму отправился в путь. Ему предстояло идти на восток целых три дня, чтобы добраться до самого дальнего озера, которое все называли озером Упавшей Звезды. Старики говорили, что много дождей тому назад в саванну с неба упала огненная звезда. Закачалась земля, загудел ветер, много зверей погибло в саванне. Когда звезда остыла, то все увидели на месте ее падения глубокую яму. Такую глубокую, что не хватило бы и пяти слонов, чтобы измерить её глубину. Дожди наполнили яму водой, а время подарило богатую жизнь, так образовалось озеро. Вскоре на его берегу люди стали находить удивительные камни. Говорили, что это Огненная Звезда остыла и рассыпалась на бесчисленное количество звездных капель, которые были тверже самых твердых камней на земле.

Путь к озеру Упавшей Звезды был долог и опасен. Путнику, решившемуся на такое путешествие, грозили дикие звери, палящее солнце, ядовитые змеи и враждебные племена, которые тоже собирали звездные камни на берегу. Поэтому никогда охотники не ходили к озеру в одиночку. А уж тем более, не брали с собой детей.

Но Иму твердо решил добраться до озера Упавшей звезды. Так велико было его желание увидеть океан… С собой он взял только тыкву с водой, легкое копье и отправился в опасное путешествие. Антилопы долго провожали удивленным взглядом маленького мальчика, который бросил вызов саванне.

- Ао! – крикнул антилопам Иму. Антилопы насторожились, но не увидев опасности, продолжили щипать траву.

Степная саванна сменялась зарослями колючего кустарника, потом снова открывалась, словно протянутые к солнцу ладони. К полудню Иму добрался до Круглого озера, где много раз купался с другими мальчишками. Нужно было только держаться поближе к бегемотам, чтобы не попасть на зуб крокодилу. Каждый мальчишка знал, что бегемоты не терпят соседей, они занимают всю песчаную отмель и нежатся в прохладной воде.
Разумеется, не всякий мальчик способен найти пищу в саванне. Но Иму было уже двенадцать, и он знал, что сахарная осока утоляет голод, а плоды дерева тво – жажду. Если повезет, то можно найти гнездо какой-нибудь птицы и полакомиться парой яиц из кладки.

Однако, даже Иму никогда раньше не оставался в саванне на ночь. Пятнистые бархатные жирафы с любопытством разглядывали маленького мальчика, который шагал совсем один, наперекор всему, всерьез намереваясь добраться до намеченной цели. «Разве можно гулять по саванне одному? – думали жирафы. – Скоро ночь, и такой маленький человек не доживет здесь до рассвета».

Огненный закат погас внезапно, так, как если бы старик Акаму вдруг выключил фонарь у порога своей хижины. Кромешная тьма окутала саванну, только звезды мерцали на небе, словно те самые чудесные камни на дне озера, к которому шел Иму.
С наступлением темноты все вокруг стало источать опасность. Чуткие шаги диких охотников пронзительно наполняли ночь страхом. Иму замер и растворился в сумерках. «Мальчик с именем Иму не должен выходить из сумрака» - вспомнились слова дядюшки Мбва. Жаркое дыхание хищника было совсем рядом, Иму знал, что зверь чует его, но пока не распознал. В какой-то миг мелькнула мысль, что дядюшка Мбва был прав…

Вдруг кто-то большой и тяжелый заставил зверя остановиться. Иму поднял голову – огромный, словно гора, слон, остановился в нескольких шагах от него. Мальчик осторожно шагнул вперед и коснулся ладошками шершавой кожи на ноге гиганта. «Пусть лучше слон затопчет меня! Это не так страшно, как если бы симба впился зубами мне в горло.»

Но слон не стал топтать Иму. «Какой странный маленький человек, - подумал слон. – Наверное, он потерялся, отбился от своего стада. Пусть побудет рядом со мной». Так и простоял Иму до самого рассвета, крепко обнимая слоновью ногу. А когда оранжевое солнце залило густым, словно сироп, светом саванну, мальчик опустил ладони, поблагодарил великодушного слона за прошедшую ночь и снова отправился в путь. А слон еще долго задумчиво глядел ему вслед.

Дальше дорога давалась труднее, сказывалась усталость бессонной ночи. Только к вечеру Иму вышел к широкой долине, где жила большая семья грозного симбы. Все львы были сыты и вольготно нежились в траве. Даже полосатые лошади, зебры, не боялись их, а спокойно паслись рядом.

Иму выбрал одну молодую львицу, что лежала в стороне от остальных. Он подошел ближе и опустился на землю. Львица лениво окинула мальчика взглядом, не обнаружив к нему интереса. Тогда Иму лег неподалеку и тут же уснул.

Взрослые рассказывали, что после удачной охоты львы отдыхают несколько дней. И нет надежнее охраны, чем львиная семья. Утром, когда Иму проснулся, львы уже ушли. Теперь ему нужно было торопиться, чтобы до вечера добраться до озера Упавшей Звезды.


*****
Вряд ли турист по имени Фред знает, какой восторг испытал Иму, когда увидел круглое, в каменных берегах, озеро! Все было так, как говорили старейшины – гранитные берега и синяя-синяя вода! Сердечко затрепыхалось в груди мальчика, словно бабочка в сачке – это было настоящим счастьем! В ту минуту Иму не думал о том, что обратно снова придется иди через полную опасностей саванну.

Озеро Упавшей Звезды было глубоким, даже у берега. Поэтому такие твари, как крокодилы, в нем не водились. Иму присел на камень и опустил исцарапанные, израненные ноги в воду. Вода оказалась очень холодной. Солнце стояло еще высоко, и его лучи пронизывали озеро насквозь. Иму стал ждать, внимательно вглядываясь в синюю глубину. Так рассказывал Наниб, который не один раз добывал звездные камни.
И вот солнечный лучик скользнул по дну и там сверкнула звездная искра! А за ней еще и еще! Иму старался приметить место, а когда таких звездочек набралось с десяток, мальчик глубоко вдохнул воздух и соскользнул с камня вниз.

Вода в озере была обжигающе ледяной! Иму казалось, что даже его сердце замерло на миг и перестало биться. Но до дна донырнуть не получилось – слишком холодным и глубоким было озеро Упавшнй Звезды. Отчаяние охватило отважного мальчика – не может того быть, чтобы три дня опасного пути оказались напрасными! Неужели он так и не сможет увидеть океан?

Иму распластался на горячем камне и вскоре его зубы перестали отбивать дробь, словно барабанные палочки. «Камень! – яркая мысль сверкнула словно молния. – Камень! Он тяжелый! С камнем я непременно донырну до дна!»

И правда, с тяжелым камнем, Иму легко достал до дна озера. Солнце, хоть и опустилось ниже, но все же, было еще достаточно ярким. И желанные камушки блистали в его лучах, словно звездочки на небе. «Как удивительно красиво здесь, - думал Иму. – Только очень холодно. Зато какое солнце! Зеленое!»

Не один тяжелый груз понадобился Иму, чтобы набрать на дне озера горсть заветных искрящихся звездочек. И вот, когда холод уже стал нестерпимым, мальчик и увидел его – чудо из чудес! Огромный, с половину ладони, звездный камень! Он сверкнул на дне озера сильнее и ярче других камней! Превозмогая усталость и холод, Иму снова опустился на дно и подхватил бесценную находку!

Что знает турист Фред о том, какое счастье лежать на скале, всем телом прижимаясь к раскаленным за день камням? А Иму знал. И еще более сладостной была мысль о том, что больше не нужно нырять в ледяную воду озера Упавшей Звезды.

Наскоро перекусив сладкими плодами дерева туну, Иму стал устраиваться на ночлег. Собранные звездные камни он аккуратно сложил на большой зеленый лист, а последний, самый крупный и самый красивый, бережно спрятал в складках своей нехитрой одежды. А затем устроился на верхушке все еще теплой скалы и безмятежно уснул.

Вот представьте себе, что в самый момент сладкого сна вас обливают холодной водой или, к примеру, вытряхивают из теплой постели на пол. Представили? Иму разбудили на рассвете. Острие копья больно впилось ему в бок и расцарапало кожу до крови. Два воина не давали ему возможности подняться, а третий с удовольствием разглядывал звездные камни, за которыми Иму нырял весь вечер. 

- Ту-тру достал звездные камни со дна озера? – воин бережно пересыпал сокровище в колчан. – Значит, Ту-тру хорошо плавает.

В зелено-синих полосах на лицах охотников угадывалась раскраска племени Тидо. Ту-тру или кочующие в саванне – так воины Тидо называли все другие племена, и считали их людьми второго сорта.  Даже ночью, рядом с грозным симбой, Иму не было так страшно! Молить пленивших его воинов о пощаде не имело смысла, так как все добытые сокровища уже перекочевали в колчан неприятеля. Оставался только один, самый большой звездный камень, который Иму спрятал в своей одежде.

- Ту-тру идет с нами! – воин столкнул Иму со скалы вниз. – Людям Тидо нужен Ловец.


*****
Иму старался замечать дорогу, хотя знал заранее, что из плена Тидо еще никто не возвращался. Но так учил дядюшка Мбва – всегда запоминай дорогу. Когда на горизонте показался Желтый холм, воины свернули налево. Дальше их путь лежал вдоль реки.

Руки Иму были связаны за спиной, и высокий воин не выпускал веревку из рук. «Все реки впадают в море, - вспоминал Иму. – А племя Тидо как раз и живет у моря. Значит, я увижу его близко! Хотя, наверное, только один раз».

- Ту-тру может поесть и отдохнуть, - высокий воин снял веревку с рук Иму, но крепко затянул узел на щиколотке.

«Тидо не убили меня сразу. Наверное, они хотят привести меня к себе? Интересно, а кто такой Ловец? Возможно, им нужны еще звездные камни? Тогда зачем нужно было тащить меня так далеко?»

Оранжевые языки пламени заплясали по сухим веткам костра. В племени, где жил Иму, огня не знали, но дядюшка Мбва рассказывал, что племена на Севере и еще Морские племена приручили горячее дыхание горы Моа, и теперь не едят сырую пищу. Поэтому Иму во все глаза таращился на костер и прислушивался, как трещат ветки в его пламени.

 Два воина принесли пойманную в реке рыбу. От нее очень аппетитно пахло, и проголодавшийся Иму прерывисто вздохнул. Но воины не стали сразу же есть рыбу, они разрубили её на куски, нанизали на гибкие прутья и сунули в огонь. Новый, совсем незнакомый, запах возбудил у Иму любопытство.

- Ешь, Ту-тру, - все тот же высокий воин протянул мальчику на широком листе поджаренный на огне кусок рыбины. – Ешь, еще долго надо идти.

Когда наступила ночь, Иму, втихомолку от часового, развязал тугой узел на щиколотке. Но вокруг была кромешная тьма, лес кишел опасностью, а оранжевый огонек костра был таким притягательным и уютным… Кроме того, мальчик подумал, что самому ему не справиться с дикими тварями из ночного леса, а сильные воины смогут защитить его.

Утром воин Тидо взглянул на съёжившегося Иму, усмехнулся, поднял веревку и сказал:

- Ту-тру правильно сделал, теперь веревка больше не нужна.

Еще целых пять дней шел Иму с воинами Тидо. Сначала они шли вдоль реки, потом свернули в горы. Иму никогда не видел горы так близко! Воины больше не привязывали его, сама дорога связала их крепче любой веревки.

И вот однажды утром Иму увидел его – огромное сине-лазурное море! Оно сияло в лучах восходящего солнца, серебрилось белыми гребнями волн, призывно шумело, словно радовалось встрече! Иму застыл и не мог оторвать взгляд от пенистого прибоя. Мальчик даже забыл о том, что он пленник, так велика была радость этой встречи. Он вдыхал полной грудью пряный соленый воздух и улыбался.

Все тот же рослый воин толкнул Иму в плечо:

- У Ту-тру еще будет время смотреть на Океан.

Деревня Тидо располагалась в уютной долине. Их дома были аккуратно вымощены камнями, а широкие пальмовые листья служили им крышей. Иму смотрел на все с интересом – в его племени не умели делать такие красивые дома. К тому же, его земляки строили свои нехитрые хижины, располагая их беспорядочно, а в деревне Тидо дома стояли друг за дружкой, образуя целые улицы.


*****
Вот мне интересно, что бы сказал турист Фред, если бы его заперли в ветхой лачуге, в которой хранят запас орехов и прочего съестного на сезон дождей? А вот Иму был счастлив – в узкую щель, служившую вентиляцией, можно было видеть море! Правда, для этого надо было забраться на пустой бочонок и встать на цыпочки, но Иму все равно радовался. Он старался упереться ладонями в стену, чтобы не свалиться на пол, и смотрел в узкую щель на морской прибой. Когда ноги затекали от напряжения, мальчик слезал вниз, садился на циновку, закрывал глаза и слушал, как шумят волны.

Вечером дверь в лачугу распахнулась, и перед Иму предстала девочка лет семи, с глиняным блюдом в руках:

- Ту-тру надо есть. А потом – спать. Завтра Великий вождь будет говорить с Ту-тру.

Девочка вышла и дверь снова плотно заперли. Иму взглянул на блюдо: там лежали совсем незнакомые ему плоды, от которых очень вкусно пахло. Но еще больше пахло от сочных ломтиков мяса с аппетитной прожаренной корочкой!

Иму никогда не пробовал жареного мяса. Когда охотникам его племени удавалось подстрелить антилопу, её мясо нарезали тонкими пластами, заворачивали в листья тиу и наслаждались терпким, чуть сладковатым, вкусом нхе.  Но это не шло ни в какие сравнения с тем, что предлагали мальчику пленившие его Тидо!

Рано утром та же девочка принесла Иму кувшин молока и сказала, что скоро Великий вождь будет говорить с ним.

Иму совсем не было страшно, когда воины с длинными копьями пришли за ним. За время перехода через саванну к побережью он успел привыкнуть к их суровому облику, и понимал, что зачем-то нужен им, этим сильным и хмурым людям.

Великий вождь долго и пристально разглядывал Иму. А Иму в свою очередь, разглядывал Великого вождя племени Тидо. Характерные сине-зеленые полосы украшали темное, с глубокими морщинами лицо, а все тело его пестрело рубцами шрамов. В длинных седых волосах и на высохших плечах вождя красовались перья диковинных птиц, осколки перламутровых раковин и яркие бусины. «Наверное, Бородатые люди бывают и в племени Тидо, если у их вождя столько красивых бусин», - думал Иму. 
Наконец, Великий вождь заговорил:

- Ту-тру так мал, но он очень смел, если пересек саванну и остался жив. Зачем Ту-тру приходил к Озеру Упавшей Звезды? – наречие Тидо несколько отличалось от языка племени, на котором говорил Иму, но было вполне понятным.

Иму рассказал, что Бородатые люди обещали доставить его на побережье, если он добудет для них звездные камни.

- Ту-тру так хотел видеть Океан? Значит, Ту-тру не испугался Синей Бездны?

Еще долго Великий вождь расспрашивал мальчика, и наконец, сказал:

- Ту-тру может свободно ходить в селении Тидо, никто не должен останавливать его. Ту-тру будет получать пищу и кров. А когда ветер переменится, и случится то, что хранит в себе великую тайну племени Тидо, наши воины испытают, на что способен Ту-тру. Либо Ту-тру станет Ловцом, либо добычей Того, который живет среди волн.

С того самого дня Иму мог заходить в любой дом, мог наблюдать, как воины делают наконечники для стрел, как хозяйки готовят пищу. Но самое главное – ему разрешалось выходить на берег моря.

То была их первая встреча – Иму, мальчика из сумрака, и Великого Океана. Изумрудные волны накатывали на золотой песок и приветливо шуршали:

- И-му! И-му!

По крайней мере, так казалось маленькому мальчику, который проделал долгий путь через знойную саванну и коварные джунгли, чтобы услышать это.

- Я пришел к тебе, Океан! Здравствуй! – Иму садился на песок, прямо туда, куда набегали озорные волны, зажмуривался и блаженно вслушивался в монотонный шум прибоя.

Конечно, Иму хотелось окунуться в соленую волну с головой, но это было невозможно, потому что берег у селения Тидо был отмелым, и волны едва могли достать до коленок мальчика.

Вокруг, по всей отмели, резвилась шумная ребятня племени. Они сновали туда-сюда, беспрерывно визжа и перепрыгивая через волны.  Поодаль, у самого рифа, за которым ласковые волны превращались в грозный прибой, скользили длинные легкие лодки, на которых рыбачили Тидо. Вскоре Иму обратил внимание на то, что грозные воины Тидо, живущие у самого Океана, на самом деле боятся его. Они никогда не погружались в воду глубже, чем по пояс, а их лодки не пересекали границу рифа. Это очень удивляло Иму, но он не считал себя в праве задавать такие вопросы.

Уже знакомый Иму, высокий воин, которого звали Таконга, научил его разжигать костер и жарить на огне рыбу. Иму учился быстро и с удовольствием.

- У Ту-тру острый глаз и быстрый ум, - говорил Таконга и улыбался.

В селении к Иму привыкли и уже не оглядывались ему вслед. Но никто ни разу не спросил его имени, все так и звали Иму – Ту-тру, кочующий в саванне. Иму и сам стал забывать свое имя, откликаясь на чужое Ту-тру, но вечерами, когда, наконец, засыпали шумные детишки Тидо, а бесчисленные звезды заглядывали сквозь прореху в крыше лачуги, его память и сердце уносились далеко-далеко, за Желтый холм, где так же смотрел в небо и печально вздыхал под мерцающим небосклоном старый дядюшка Мбва… 


*****
Однажды на рассвете в хижину вождя вошел воин, один из тех, которые поочередно стояли в дозоре на скале Смерти. Так Тидо называли высокую гранитную скалу у самого края лагуны.

Воин низко поклонился и произнес:

- Тот, который живет в Глубокой воде, покинул нас, о Великий вождь. Пещера Страха опустела.

- Тот-Который слишком большой, - лицо вождя выражало истинную скорбь. – Его сердце так велико, что пещера Страха мала для него. Тидо должны позаботиться о том, чтобы склонить на свою защиту силы Глубокой воды. Скажи Ту-Тру, пусть готовится. Завтра на рассвете самые смелые воины Тидо снова призовут из Глубин Того-Который. Мой сын Тонга тоже пойдет с ними.

Я думаю, что никто, даже турист Фред, не может знать заранее, как повернутся события. И на самом деле! Как можно знать, где и что уготовит тебе судьба? Что лучше – то, что было или то, что будет?

У Иму не было времени подумать над этим. Еще затемно его разбудили хмурые воины, велели взять с собой флягу с водой и проводили на берег, к длинным остроносым лодкам - пирОгам.

Там мальчика без лишних разговоров затолкали в одну из лодок, а потом все отправились к рифу, стараясь не шуметь и не плескать по воде веслами.

Пирога на деле оказалась очень неустойчивой, она качалась на волнах, как щепка. Иму едва не свалился в воду, с трудом удерживая равновесие.

- Ту-Тру должен сесть в лодку, - раздраженно прошептал воин с длинным веслом в руках. – Иначе Тот-Который утащит его в пучину раньше, чем мы узнаем, хороший ли он Ловец.

Иму сел в лодку, и она перестала раскачиваться, теперь можно было оглянуться вокруг.

Целых восемь пирог, тонких и стремительных, скользили по волнам. Лица воинов в них были серьезны и напряжены. Сначала Иму с опаской поглядывал на них, стараясь угадать причину такого напряжения, но вскоре понял всю тщетность этого и стал смотреть на море… Волны с шумом мчались по отмели, навстречу пирОгам, к берегу. Как будто стая испуганных антилоп, завидя вдалеке симбу, мчится через саванну.

Воспоминания пойманной птицей затрепыхались в сердце Иму. «Как там дядюшка Мбва? – подумал мальчик. – Скорее всего, он уже решил, что я попал на зуб симбе из Золотой Долины… Ах, если бы он мог меня сейчас видеть!» Но потом Иму подумал, что дядюшка Мбва наверняка рассердился бы, если бы увидел его в лодке посреди волн. «Нет, пусть уж лучше он думает, что меня съел симба!»

Тем временем пирОги вплотную приблизились к рифу. Иму вдруг увидел воочию, как велик страх перед бурлящей водой у суровых и непреклонных воинов Тидо! Их лица казались застывшими, зрачки глаз были расширены, а мышцы на плечах всякий раз вздрагивали, если пенистая волна забиралась в лодку.

А Иму нравились соленые брызги. Нравилось, когда острый нос пирОги нырял под искрящийся бурун волны. Он смотрел на море и улыбался, как самый счастливый человек на свете.

Сын вождя Тонга с понятной мальчишеской завистью наблюдал эту улыбку, и наконец, не выдержал:

- Ту-Тру не должен злить Духов Моря! Иначе Тот-Который утащит нас в бурлящую Бездну!

Иму хотел сказать Тонге, что он даже не думает никого злить, но в это время пирОга забравшись на самый гребень большой волны, стремительно заскользила вниз. Тонга потерял равновесие и упал за борт.

Вопль ужаса и отчаяния прокатился от лодки к лодке. Суровые воины Тидо молча созерцали, как сын вождя уходит в глубину, но не смели двинуться с места, чтобы помочь несчастному Тонге.

Иму не стал долго думать. Он ловко прыгнул в воду и поспешил вниз, за утопающим сыном вождя.

Удивительная лазурная сказка нахлынула на мальчика из жаркой саванны! Никогда раньше, даже в Озере Упавшей Звезды, он не видел такого! Лучи солнца пронизывали морские волны, словно острые копья, они искрились и переливались прозрачно-голубым светом. Бесчисленное множество всякой живности таращилось на Иму из глубины! Ни в круглом Озере, ни в реке, вдоль которой его вели воины Тидо, таких удивительных рыб не было и в помине! От восторга мальчик едва не забыл, зачем он прыгнул с лодки!

Тонущий Тонга не сопротивлялся морю. Он покорно опускался вниз. Взгляд его распахнутых глаз уже почти угас, когда Иму подхватил его под руки и вытащил на поверхность. Воины подняли Тонгу в лодку и уложили вдоль борта. На Иму теперь смотрели с опаской.

ПирОги Тидо продолжили свой путь в полной тишине. И только когда берег был уже едва виден, лодки остановились. Волны больше не спотыкались о риф, вздымая вверх радужные брызги. Океан, словно огромный слон, дышал равномерно и глубоко, поднимая и опуская легкие лодки, которые теперь выстроились в круг, а воины растянули по этому кругу огромный купол сети.

- Там, в глубине, живет Тот-Который, - тяжелая ладонь воина опустилась на плечо Иму. – Когда он поднимется вверх, чтобы взглянуть на воинов Тидо, Ту-Тру должен затянуть сеть снизу.

Воин дал Иму в руки конец длинной веревки, которая была протянута по всей окружности сети. «Такими же сетями шумные люди племени Хаона ловили дикую кошку, - вспомнил Иму. – Только сети были намного меньше. Интересно, на кого охотятся Тидо?»

Иму смотрел, как сеть плавно опускается в глубину. А когда она совсем исчезла, воины стали сбрасывать с лодок большие тяжелые камни. Иму видел, как поднимаются тучи песка на дне и как испуганно разбегаются в сторону стаи рыб.

А потом мальчик увидел Его…Огромное безобразное чудище, величиной с хижину, медленно поднималось из глубины. Оно вздымалось, пульсировало всем телом, его ужасные щупальца извивались причудливыми кольцами, а круглый лиловый глаз смотрел прямо на Иму!

- Прыгай, Ту-Тру! Прыгай, пока Тот-Который не утащил нас в Бездну! – воскликнул стоящий рядом воин, и в его голосе ощущался бесконечный ужас.

Превозмогая свой собственный страх, Иму схватил тяжелый камень и прыгнул в воду. Изо всех сил он тянул конец веревки на себя, затягивая сеть снизу. Наконец, огромное морское чудище было опутано сетью со всех сторон, и воины Тидо стали поднимать его на поверхность. Казалось, их интересовал только плененный монстр, про Иму, обессилившего на большой глубине, все забыли. Когда же он вынырнул, и жадно вдохнул воздух посиневшими губами, воины Тидо, почти нехотя, подняли ловца в лодку.

Знаете, я думаю, что турист Фред никогда не испытывал такого разочарования. Иначе он бы не стал так кичиться своим опытом…


*****
Ну, надо же! Дождь все поливает и поливает! Старик Акаму еще утром выкатил на берег пустой бочонок, а сейчас он уже почти полон. Акаму говорит, что дождевая вода самая целебная, потому что придает силы. 

Турист Фред, до сих пор безучастно смотревший на пелену дождя над морем, вдруг повернулся ко мне и сказал:

- Луи! Ну, что ты замолчал? Чего они там выудили, из океана-то? Эти Тидо?

Это хорошо, значит, все это время Фред слушал меня! Так на чем я там остановился? Ах, да. На разочаровании.

Так вот, за рифом, в бухте, пирОги разделились.  Две из них, в которых находились Иму и Тонга, направились к берегу, а остальные скрылись за скалами, вместе с тяжелым грузом, огромным морским чудовищем.

На берегу Иму почему-то заперли в хижине, оставив на полу лишь плошку с водой. К вечеру мальчик пришел в себя, тошнота и круги в глазах исчезли, и стал ощущаться голод. Но еду в хижину никто не приносил. А лишь только забрезжил рассвет, двое воинов Тидо, не говоря ни слова, вывели его наружу и сопроводили в хижину вождя.

- Вчера Ту-тру вызволил из Морской Пучины Тонгу и получил другое имя. Теперь Ту-тру больше не бегущий в саванне. Теперь его имя Ма-Конга, скользящий сквозь волны, - вождь замолчал, его лицо было хмурым. Такими же хмурыми были и воины, сопровождающие Иму.

- Тонга тоже получил другое имя.  Теперь его зовут Ма-Нуи-Нга, погребенный в волнах, - после короткой паузы добавил вождь и снова замолчал. На этот раз надолго.

Иму был воспитанным мальчиком и никогда не перебивал старших, он терпеливо ждал, когда вождь заговорит снова.

- Ма-Конга смелый мальчик и хороший Ловец, - продолжил, наконец, вождь. – Теперь Тот-Который снова пленен, и Тидо могут жить в безопасности еще много лун, пока не потребуется новый Ловец…

Что-то очень тревожное угадывалось в голосе вождя. Иму насторожился.

- Сейчас Тидо должны отдать Ма-Конгу Тому.  Тот-Который поглотит Ма-Конгу и Океан снова будет благосклонен к Тидо.

Иму содрогнулся и побледнел. Теперь стало понятно, зачем племени Тидо был нужен Ловец!

- Я все сказал, - с этими словами вождь вышел из хижины.

Воины накинули на Иму сеть, такую же, какой вчера ловили Того, и поволокли вверх, на скалу Смерти. Иму кричал и брыкался, просил, чтобы его отпустили в саванну, обещал, что отправится к дядюшке Мбва и больше никогда даже помышлять не станет об Океане! Но воины Тидо были непреклонны.

На самой вершине скалы Смерти был выбит глубокий колодец.  Он опускался далеко вниз, до самого моря, к огромной круглой пещере, куда вчера воины Тидо притащили плененное морское чудище. Иму стало ясно, что так строго охраняли воины на скале Смерти.

- Мы будем просить Ма-Муки, бога Океана, чтобы он даровал тебе легкую смерть, Ловец Ма-Конга, - с этими словами воин по имени Ланну столкнул Иму в колодец.
Сначала Иму стремительно летел в темноту, до боли в ладонях сжимая сеть. На полпути сеть сильно тряхнуло, и дальше Иму опускали на веревке вниз.  Когда сквозь серый полумрак стало возможно рассмотреть колышущиеся внутри пещеры волны и острые камни, выступавшие на поверхность, Тидо выдернули веревку из сети.

Последнее, о чем успел подумать Иму, была мысль о том, что если ему повезет, то он разобьется сразу. И еще он подумал о том, что дядюшка Мбва был прав, и мальчику с именем Иму не стоило выходить из сумрака….



*****
- Совершенно верно! – это турист Фред поднялся на ноги, чтобы размять затекшие колени. – Сидел бы себе дома, ловил бы своих кузнечиков. Что толку от таких приключений? А вырос бы и стал бы охотником или даже вождем.

-Иму никогда бы не стал охотником, - старик Акаму оторвал свой взгляд от Океана.

- Почему это?

- Потому что две луны спустя после того, как он ушел к озеру Упавшей Звезды, в деревню пришли Бородатые люди. Но это были другие люди, им не нужны были бивни слонов и звездные камни. Они загоняли людей из племени Иму в огромные клетки на колесах и увозили к берегу, а там, на кораблях - далеко за Океан. Дядюшка Мбва погиб тогда, потому что не хотел идти в клетку, и Бородатый человек застрелил его.  Минувшее - забыто, грядущее - закрыто, настоящее – даровано…

- Хорош подарочек! – не унимался турист Фред. – Быть сожранным морским чудищем! Ну, что, Луи? Твоя история закончилась?

Смешной человек, этот самый турист Фред. Стал бы я рассказывать историю с таким никчемным концом!

Когда острые обломки скалы были уже совсем близко, что-то большое, мягкое и скользкое обволокло все тело мальчика и удара не последовало. Иму очнулся на гладком камне, торчащем из воды в углу пещеры. Солнце уже поднялось достаточно высоко, поэтому было хорошо видно, что внутри пещеры плещется море, между камней, на золотом песочке играют стаи креветок и мелких рыбешек, а вход в пещеру закрывает тяжелая решетка.

Но было в пещере еще что-то, что Иму заметил не сразу: Из воды на него пристально смотрел круглый лиловый глаз морского чудища! Мальчик отпрянул и чуть было не свалился с камня! Холодный липкий страх сковал все его тело. Уж лучше разбиться о скалы, чем попасть в извивающиеся и скользкие щупальца такого чудовища! Иму зажмурился.

- Не бойся, - чья-то мысль мягко коснулась головы Иму, словно теплая ладонь дядюшки Мбва погладила его по волосам. - Я не ем маленьких глупых человечков.

Иму открыл глаза. Огромная пупырчатая голова чудища с круглым лиловым глазом была совсем рядом, а его длинные щупальца переплетались в пещере множеством скользких колец.

- Я не ем людей, - снова отчетливо подумало чудище.

- А что ты ешь? – прошептал Иму.

- Я питаюсь креветками и рыбешками. Здесь вдоволь такой еды.

- Ты - Тот-Который? – страх понемногу отступал.

- Я – спрут, но люди зовут меня так -  Тот-Который. А ты кто?

Иму вдруг стало жаль Того. Наверное, вчера ему было так же страшно досадно, когда он, Иму, затянул сеть, а воины Тидо подняли ее наверх?..

- Я тот, кто пленил тебя, - вздохнул он. – Но я не знал… А сегодня ты спас меня. Почему?

- Те люди, там, наверху, думают, что я съем тебя, а за это Океан простит им мой плен.  Они, как дети, играют в какую-то свою игру. Дело в том, что люди Тидо знают, сколько живут спруты. Это не так много, всего три-четыре сезона дождей. А потом они снова будут искать Ловца… Они сбросили тебя в колодец, чтобы ты никому не смог рассказать, что Тот-Который не вечен. Это и есть великая тайна племени Тидо. И мне жаль, что мои дни закончатся здесь, в этой тесной пещере… А ты хорошо плаваешь, маленький человек. Как тебя зовут?

- Иму…

- Я не дал тебе разбиться о камни, Иму, потому что не хотел, чтобы твое тело мутило воду в пещере. Да, ты остался жив, но это не спасет тебя от голода и сырости.

- А я тоже умею есть сырых креветок и рыбу! – неожиданно для себя обрадовался Иму.

- Это хорошо, значит, ты не умрешь так быстро. Однако, сырость убьет твою кожу, ты не сможешь долго жить без солнца. Но и это еще не все. Здесь, в пещере, только море, здесь нет пресной воды. Ты погибнешь от жажды. Если, конечно, не найдешь способ выбраться отсюда.

- А такой способ есть? – Иму уже совсем не боялся огромного спрута.

- И да, и нет, - Тот-Который взглянул на мальчика своим влажным лиловым глазом. – Ты легко пройдешь сквозь решетку. Но там, снаружи, тебя подстерегают множество опасностей: стражи Тидо, большая вода, которую такой маленький человек, как ты, не преодолеет, акулы, которые снуют здесь повсюду. А если ты каким-то чудом доберешься до берега за Большим мысом, то тебя съедят дикие звери. Или снова поймают охотники Тидо. А я, например, легко мог бы увезти тебя далеко отсюда, где было бы хорошо и безопасно нам обоим. Но мне не пройти сквозь эту решетку. Значит, мы повязаны одной сетью, которой ты поймал меня вчера.

- Погоди, Тот, - Иму задумался. – Ты хочешь сказать, что не бросил бы меня одного, если бы мы выбрались отсюда?

- На твоем месте я бы сначала позавтракал, - огромный осьминог погрузился на дно и занялся охотой на аппетитных креветок.

Иму не нужно было повторять дважды! Страх перед морским чудищем отступил, и голод вышел на первый план. Может, кто-то скажет, что есть сырых креветок не гигиенично, но Иму с детства привык есть сырую пищу, а поэтому вскоре насытился и забрался на гладкий камень в углу пещеры. Сквозь прозрачную воду было видно, что спрут тоже утолил голод и теперь мирно дремал на песчаном дне. Его кожа приняла оливково-золотистый оттенок и делала его почти незаметным.

Иму осторожно, чтобы не разбудить спящего товарища по заточению, соскользнул с камня в воду и добрался до решетки. Она была сделана из прочной древесины какого-то незнакомого мальчику дерева. Иму, на самом деле, легко проскользнул между массивными прутьями и осмотрел решетку снаружи.

Крепкие прутья стягивал скрученный из лиан канат, такой же прочный, как и решетка.  У самой скалы находилось огромное колесо подъемного механизма.  «Ах, вот значит, как Тидо упрятали Того в пещеру!»  Иму выбрался на берег и подошел к колесу. Крутящий механизм его тоже был стянут прочной веревкой, как та, которая была протянута сквозь сеть, когда Тидо ловили Того. А конец ее уходил высоко вверх, на вершину скалы Смерти.

«Надо найти способ, как разрезать эту веревку, - думал Иму. – Тогда я мог бы повернуть колесо и выпустить Того.» Мальчик прилег на теплый, прогретый солнцем, песок и с удовольствием вытянулся во весь рост. «Если Тот знает безопасное место, куда можно было бы сбежать отсюда, нам следовало бы поторопиться. Конечно, больше всего мне бы хотелось оказаться за Желтым холмом… И пусть бы мне крепко попало от дядюшки Мбва!» «Однако, эта веревка крепкая, а у меня нет ничего, что могло бы ее разрезать. Надо спросить, может Тот-Который знает…»

- Ма-Конга! Ма-Конга! – донеслось сверху. Это часовой заметил смуглого Иму на желтом песке.

- Тот! Проснись, Тот! – Мальчик испуганно тормошил спрута за щупальце. – Сейчас Тидо придут сюда! Они непременно убьют меня!

Спрут показался на поверхности:

- Да, ты был неосторожен. Мальчик с именем Иму не должен выходить из сумрака. Скорее ложись на камень и не шевелись, что бы ни случилось!

Когда воины Тидо добрались до входа в пещеру, они обнаружили, что огромный спрут распластался на камне в углу пещеры, а из-под его щупалец едва виднелись ноги несчастного Иму. Лиловый глаз морского чудища сверкнул недовольным огоньком.

- Уна-Ту ошибся! – воскликнул воин, что управлял лодкой. – Тот, который живет в пучине, изволит поглощать плоть Ма-Конги. Вон сколько крови на камне! Не надо мешать Тому, иначе он рассердится на Тидо!

Воины склонили головы и поспешили направить пирОгу прочь от пещеры.

- Что с тобой? – спрут сполз с камня, который на самом деле был весь в крови. – Я не мог поранить тебя.

Иму осмотрелся: алая кровь тонкими ручейками сочилась по его смуглым ногам. И тут мальчик все понял!

- Камень! Тот! Это звездный камень! Нет ничего крепче него! Теперь мы обязательно выберемся отсюда!

Из складок своей истрепавшейся одежды Иму извлек тот самый Звездный камень, который воины Тидо не отобрали у него на берегу озера Упавшей Звезды. Один из его краёв был острым, он-то и поранил мальчика.

До самого вечера Иму рассказывал Тому о своих приключениях: О том, как хотел увидеть Океан, как шел через всю саванну к озеру, какой холодной была вода в нем.

- Когда Тидо связали меня, я подумал, что это конец, - Иму рассказывал вдохновенно, а Тот был благодарным слушателем. – Если бы я знал, что все так будет, наверное, и не пошел бы никуда… Сидел бы сейчас дома, слушал бы ворчание дядюшки Мбва…

- Ты не можешь этого знать, маленький Иму, - лиловый глаз спрута смотрел как-то по-особому печально. – Минувшее – забыто, Грядущее – закрыто, Настоящее – даровано…


*****
Когда ночные сумерки спустились со склона на залив, и звездный купол засверкал над ним миллионами звёзд, Иму снова осторожно пробрался сквозь решетку к подъемнику. Теперь его нельзя было рассмотреть со скалы Смерти. Ночь сделала мальчика невидимым для стражей Тидо.

Звездный камень мягко входил в волокна толстого каната, но узел был большим и прочным, а камень – не больше ладошки Иму. До самого рассвета мальчик трудился над тем, чтобы распилить этот самый узел. А когда солнце алым светом блеснуло на кромке Океана, стало понятно, что проделана только половина работы. Иму старательно прикрыл раскуроченный узел листвой и поспешил скрыться в пещере.

Плотно позавтракав свежими креветками, мальчик удобно устроился на камне.  Волны гулко плескались в пещере, а солнечные зайчики весело прыгали по её сводам.

- Тот! – Иму задорно шлепал босыми пятками по воде. – А я нашел воду! Там, на берегу, у подъемника, есть ручей!

Осьминог безучастно дремал на дне.

- Тот! Расскажи… а то безопасное место, о котором ты говорил… Какое оно?

Спрут моргнул лиловым глазом и опустил тяжелое щупальце Иму на ноги:

- Не шуми. В колодце эхо, Тидо могут услышать тебя.

Иму перестал болтать ногами и с опаской взглянул вверх.

- Далеко-далеко в Океане, - мысли Того-Который отражались в голове Иму, словно в зеркале. – Есть остров. Огромные пальмовые листья колышутся над его песчаными пляжами. Диковинные птицы прилетают на его берега. Дивные коралловые рифы изобилуют жизнью. А люди, живущие на нем, не знают страха и зла. Там хватило бы счастья нам обоим.

- А почему ты не отправился туда раньше? До того, как попал в эту пещеру?

- Знаешь, мне вполне хватало пищи и здесь. Здесь, у рифа, был мой дом. И я никогда не думал о том, чтобы покинуть его.

- А теперь? Ты не хочешь вернуться туда? Домой? – Иму грустно вздохнул, вспомнив о дядюшке Мбва. – Я бы очень хотел…

- Теперь, маленький Иму, я не могу вернуться в свой дом. Мы оба не можем. Если я уйду из пещеры, Тидо обязательно будут искать мне замену. А их тяжелые камни способны выгнать из укрытия любого! Такие крупные твари, как я, всегда попадают в их сети. Они снова поймают меня. Так же, как ты, почти наверняка, не сможешь добраться до своей долины через дикие джунгли. Такие беззащитные люди, как ты, всегда попадают кому-нибудь на обед.

- Тогда как же мы доберемся до этого острова, если он так далеко?

- Если ты поможешь мне выйти из пещеры, я помогу тебе добраться до острова.

После бессонной ночи Иму крепко уснул. 


*****
Когда на следующую ночь Иму выбрался наружу и продолжил распиливать узел, Тот-Который уже не дремал безучастно в углу пещеры. Своим круглым лиловым глазом он внимательно следил за стараниями мальчика.

- Осторожно, - мысли Того беспрепятственно проникали в голову Иму. – Как только ты распилишь узел, веревка ослабнет и Тидо заметят это. Придержи её и закрепи камнями.

Иму послушно следовал советам спрута. На фоне звездного неба он видел силуэт караульного. Воин осматривал тугую веревку на краю скалы. Возможно, он заметил какое-то движение и пытался разобраться в причинах. В это время Иму ухватился за конец веревки обеими руками и повис на ней, стараясь, натянуть её вниз.

Когда воин ушел, не обнаружив подвоха, мальчик ловко обвязал веревку вокруг дерева и взялся за ручку подъемного механизма. Тот-Который тоже замер у самого края пещеры.

Колесо было тяжелым, и силенок Иму явно не хватало. Но отступать было уже некуда! Если воины Тидо утром обнаружат обрезанный канат, то все старания будут напрасны. Иму уперся босыми пятками в скалу и, что было мочи налег на рычаг! С невероятным скрипом колесо повернулось, и решетка поддалась!

Медлить было нельзя. Тот-Который выскользнул из пещеры, сильным щупальцем подхватил мальчика и ринулся в Океан! Веревка ослабла, и тяжелая решетка с грохотом захлопнула пустую пещеру Страха.

Скала Смерти озарилась факелами. Воины Тидо грозно выкрикивали проклятия и швыряли в воду острые копья.

- Задержи дыхание и держись крепче, маленький Иму! – Тот-Который нырнул с поверхности в глубину.

Иму держался. Пупырчатая кожа Того скользила и пульсировала под руками, но страх снова оказаться в плену Тидо был сильнее. В темной воде Иму почти ничего не видел, только смутные огоньки тускло мерцающих раковин мелькали иногда мимо. Наконец, тяжелые копья перестали долетать до беглецов, и спрут всплыл на поверхность.

Берег племени Тидо остался далеко, напоминая о себе цепочкой зажженных костров. Звездный купол неба, казалось, накрывал собой весь Океан! А на самом горизонте тонкая розовая полоска уже обозначила начало нового дня. И день этот обещал так много!

*****
- Дождь скоро закончится, - это турист Фред посмотрел на небо, где тяжелые свинцовые тучи начинали редеть, уступая место свету. – Ты скоро, Луи?

Фред торопится первым встать на доску после дождя. Здесь, на острове, это считается доброй приметой.

Конечно, можно было бы еще долго рассказывать о том, как Тот-Который и мальчик Иму пустились в дальнее и опасное путешествие. Между прочим, не менее опасное, чем переход через саванну! Тот-Который не мог долго быть у поверхности, а Иму не мог долго быть под водой. Если бы не закончился дождь, я бы рассказал, как ловко Иму решил эту задачку! Он соорудил себе небольшой бамбуковый плотик, похожий на те, какие связывали мальчишки Тидо для своих игр на отмели. И Тот-Который смог плыть под водой, таща за собой легкий плотик, как игрушку. Я бы мог рассказать, как отважно огромный спрут защищал мальчика от голодных акул, и как друзьям удалось уйти от них, благодаря чернильному облаку.

А однажды утром Иму проснулся от того, что на него кто-то смотрит. Огромный, словно гора в пустыне, кит, смотрел на него с неприкрытым любопытством. « Какой храбрый маленький человек! – думал кит. – Он бросил вызов самому Океану! И он не боится водить дружбу с этим странным головоногим! Куда они плывут, эти двое? И что их связывает, таких разных?...» «Ого! Какой огромный! – думал Иму. – Не знаю, как называется этот зверь, но он больше десяти слонов! Ручаюсь, что дядюшка Мбва никогда не видал такого!»

Иму радовался, что сбежал от Тидо, нашел себе такого необычного товарища и до сих пор оставался в живых. Но самое трудное было впереди. Пока рядом был берег, Иму мог пополнять запас пресной воды, но путь к заветному острову лежал через океан.
- Ты еще можешь отказаться от этого, маленький Иму, - Тот-Который остановил плотик у скалистого берега. – Я не знаю, сможешь ли ты пересечь Океан. Я не могу обещать тебе это.

- Но я же пересек саванну! Может быть, если меня не съел симба, я не утонул в холодном озере Упавшей Звезды, меня не убили Тидо, и я не разбился о скалы в пещере Страха – может быть, я смогу пересечь Океан? Если ты, конечно, поможешь мне?... Не бросай меня, Тот…

Если бы турист Фред так не торопился, я бы рассказал, как, набрав в пустой орех воды, Иму отважно пустился в путь. О! Сколько нового увидел он в Океане! Огромных черепах, словно парящих над синей бездной! Невиданных рыб, что летели над водой, как на крыльях! Тот-Который так и сказал, что они зовутся летучими рыбами.

Еще можно было рассказать, как в один из дней наши путешественники встретили в Океане настоящий корабль! Бородатые люди на корабле тоже заметили их. С криками: «Кракен! Кракен!» они стали заряжать свои пушки. Тогда Тот-Который велел Иму набрать побольше воздуха и нырнул. Тяжелые ядра падали в воду совсем рядом, Иму видел, как быстро они идут ко дну. А каким счастьем было снова оказаться на поверхности и вдохнуть воздух! Так уж случилось, что маленький плотик Иму, уцелел, и друзья продолжили свой путь.

Но Океан был огромен, и однажды наступил день, когда вода в орехе закончилась. Иму стал страдать от жажды. Вернуться к берегу уже не представлялось возможным, оставалось только двигаться вперед. Наверное, Иму выдержал слишком много испытаний за такое небольшое время, поэтому природа смилостивилась над ним, и крупные капли дождя вернули угасавшую надежду.

Орех снова был полон, но сильный и холодный ветер с севера принес новую беду. В Океане начался шторм. Огромные черные волны бурлили и пенились, с невероятной силой обрушивались на маленький бамбуковый плотик, и вскоре от него не осталось даже щепок. Орех со спасительной водой выскользнул из рук мальчика и тут же исчез в пучине. Звездный камень тоже потерялся в Океане. Он выпал из складок ветхой одежонки мальчика  и навсегда пропал из нашей истории.

Когда шторм утих, и над Океаном снова засияло солнце, то проплывавший мимо синий Кит увидел, что огромный обессилевший спрут поддерживает щупальцами маленького человека, не подававшего признаков жизни.

- Что ты делаешь? – спросил Кит. – Зачем тебе мертвый человек?

- Он еще жив, - устало ответил Тот. – Но скоро погибнет, если ты не поможешь нам. Маленький Человек слишком слаб, его кожа насквозь пропиталась морской солью.

- А тебе-то какая корысть в этом, Головоногий?

- Это мой Друг, - ответил Тот-Который.

- Друг? Тогда это другое дело. И хотя я не уверен, что человек способен быть другом, но я помогу тебе.

Дальше Иму плыл на спине гиганта-кита, но даже не знал об этом. А Тот-Который плыл рядом и рассказывал, рассказывал, рассказывал…

- Все, - Кит остановился. – Дальше я не могу, там мелко для меня. Ты рассказал мне удивительную историю…  Вон они, твои острова, Головоногий. Осталось совсем немного. Теперь вы доберетесь до берега.

- Спасибо тебе, Кит, - Тот-Который благодарно взглянул на гиганта своим круглым лиловым глазом. – Без тебя я бы потерял своего Друга.

- Здесь живет много морских черепах, - сказал на прощанье Кит. – Они непритязательны и охотно доставят маленького человека на остров.

И правда, до спасительного острова Иму добрался на спине морской Черепахи. А Тот-Который снова пересказывал ей свою с Иму историю.

Черепаха легко выбралась на берег и оставила бесчувственного Иму на сухом песке.

- Это самый невероятный рассказ, который я слышала, - сказала Черепаха Тому. – Здесь, на острове, живут люди. Они найдут твоего Друга и помогут ему. Удачи вам обоим!

Люди с острова на самом деле нашли Иму. Они улыбались и были рады ему.  Иму тоже улыбался людям. Они были другими, не похожими ни на воинов Тидо, ни на людей из Племени, в котором родился Иму, ни на бородатых людей с большого корабля. В их волосах было много цветов, а грудь и руки украшали ожерелья и браслеты.

Люди с острова были рады и Тому-Который, так как им нравились осьминоги, люди считали, что осьминог – это к счастью и большой удаче.. А Тот тоже нашел себе вполне подходящую компанию. Спруты в изобилии водятся на рифе и по сей день. Я думаю, что мальчик Иму был счастлив на спасительном острове, куда с таким трудом добирался. Забылись невзгоды и страхи, Океан плескался у самых его ног. Люди говорили совсем на другом, незнакомом, языке, но очень скоро Иму болтал с мальчишками, как ни в чем ни бывало. Только вечерами, когда звезды россыпью блистали над Океаном, Иму грустно вздыхал, вспоминая Желтый Холм и старого дядюшку Мбва…

И Тот-Который тоже нашел свое счастье. Наверное, даже спруты могут быть счастливыми… Он поселился рядом с островом и каждый вечер приплывал к песчаному пляжу, где его неизменно ждал Иму. Тот тоже любил смотреть на звезды. Когда они зажигались на небе, спрут всплывал на поверхность и подолгу смотрел на мерцающий купол своим лиловым глазом. Теперь он мог не бояться, что кто-то раскинет над ним сеть и запрет в тесной пещере.

- Однако дождя больше нет, - старик Акаму поднялся на ноги и посмотрел на море. –Теперь остров хорошо виден.

Турист Фред тоже посмотрел вдаль:

- Ты веришь в болтовню Луи, старик? Чепуха! Мало ли что может выдумать глупый какаду? Вот скажи, как называется этот остров?

- Тот-Который, - Акаму улыбнулся и взял в руки отложенную доску для серфинга.

Нет, я не стану обижаться на Фреда. Что он может знать о какаду? Да и шуму от него много. Пусть лучше идет падать с доски в воду!

- Эй! Старик! – он все же не унимается никак, этот Фред. – Скажи, разве тебе другого занятия в жизни нет? Сегодня доска, вчера доска, неделю назад, и даже сто лет назад – все та же доска! В чем смысл и счастье твоей жизни? Полировать доски для серфинга?

Акаму улыбнулся, как улыбается только он – человек, который никуда не спешит:

- Минувшее – забыто, грядущее – закрыто, настоящее – даровано…


Иллюстрация взята из Интернета


Рецензии
Захватывающе. интересно!
Возвращусь к Вам с внуком - почитаем.
Счастья Вам, не угасающего вдохновения и лёгкого пера!
С теплом,-

Евгения Козачок   02.12.2019 19:04     Заявить о нарушении
Обязательно возвращайтесь! Буду рада!
Всех благ!

Ольга Луценко   02.12.2019 19:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.