Незапертая дверь

Ночь выдалась на удивление ясной, но очень прохладной. Можно даже сказать – слишком прохладной. Такую температуру воздуха можно было бы назвать привычной для середины октября, но никак не начала сентября. Зато воздух был прозрачен настолько, что казалось, что число звезд на небе стало больше. Правда, в городе такие вещи обычно слабо замечаются, но здесь, далеко от любого человеческого жилья, это было видно очень хорошо. Особенно когда ты находишься на высоте почти восемьсот метров над землей. Пусть даже не на самолете, и даже не на планере, а всего лишь на воздушном шаре. Владислава, наконец-то, отпустила напряженность повседневной суеты, и он полностью успокоился и расслабился. И еще больше он был благодарен своему приятелю Косте Рябченко, который уговорил его, таки, совершить этот ночной полет. Для Владислава этот полет не был первым, Костя уже брал его дважды в такие – воздухоплавающие прогулки, но ночной полет был впервые. Для Константина это конечно не было в диковинку, когда уже много лет занимаешься тем, что организовываешь вот такой вид досуга – полеты на воздушных шарах, наверное, начинаешь привыкать к таким вещам. Но для Владислава, инженера по телекоммуникациям, не большого любителя активного отдыха вообще, это было приключением высшей пробы. Иметь в качестве друга детства – владельца предприятия, работающего с воздушными шарами, коим являлся Костя, давало возможность для таких нестандартных развлечений.
Вообще, Владиславу, чья работа была связана с бесконечными разъездами, иногда хотелось развеяться как-то необычно. Так что бы можно было совершенно отрешиться от всей этой повседневной суеты. И всевозможные Антальи и Хургады, в этом плане его совсем не привлекали. Он пару раз выезжал на подобные курорты несколько лет назад, но кроме жаркого солнца, которое он не очень любил и слишком навязчивого сервиса, ничего иного в памяти от того отдыха не осталось. Зато сколько впечатлений осталось у Владислава от поездки на Байкал три года назад, за те две недели, что он там провел, он отдохнул так, как не отдыхал много лет подряд. Увы, но следующие два года для Владислава оказались памятными тем, что у него вообще фактически не было отпусков. Да и в этот-то год, он сумел вырваться на отдых лишь на десять дней. И из-за того, что отпуск удалось получить буквально за неделю до его начала, ни о каких поездках-путевках, конечно, уже не шла речь. Потому-то и было столь ценным приглашение Константина на участие в подобном приключении. Здесь, на расстоянии больше трех десятков километров от областного центра, да и вообще в стороне от любого жилья, располагалась вторая – лесная база компании, которой руководил Константин. Друг детства, насколько помнил Владислав, еще со школы грезил полетами. Хотя по началу Константин собирался поступать в летное училище, но увы, не прошел по здоровью, и став, со временем, бизнесменом, удовлетворил свою страсть к полетам, вот таким образом – открыв компанию по путешествиям на воздушных шарах.
На самом деле это был уже второй полет Владислава на воздушном шаре. Первый он совершили еще позавчера, вместе с несколькими другими путешественниками, которые отправились в полет, как обычные клиенты компании Константина. Но теперь, Константин решил подарить другу детства этакий эксклюзив – ночной полет, да еще на приличное расстояние. И сейчас, вдыхая воздух поразительной свежести, Владислав впервые за много дней почувствовал себя свободным от всего. Неисчислимое количество звезд висело у него над головой, чуть в стороне, висела Луна, которая казалась отсюда совсем близкой, будто рукой подать. Легкий ветерок приятно обдувал лицо, а внизу расстилался темный ковер леса, прерываемый изредка чуть серебрящимися в свете Луны, лентами рек. В отдалении виднелись чуть более светлые контуры безлесных холмов, похожих отсюда на какие-то копны сена. Полет продолжался уже почти три часа, и Владислав чувствовал полное умиротворение и растворение в естестве природы.

- Я вижу, что ночной полет наконец-то подействовал на твои, натянутые как канаты, нервы, и ты хоть немного расслабился, - чуть насмешливым тоном произнес Константин, опираясь на борт корзины рядом с Владиславом.

- Знаешь, я действительно полностью успокоился, и мне даже трудно передать ту благодарность тебе, за тот полет, - ответил Владислав искренне.

- Я просто видел по тебе, что еще немного, и ты можешь не выдержать, - совершенно серьезно сказал Константин, - все эти твои командировки, разрыв с Еленой, авария, это все могло переполнить тебя окончательно.

- Да, расслабляться мне уже не удавалось никаким образом,- признался Владислав, - может, конечно, помог бы алкоголь, но ты же знаешь, как я к нему отношусь.

- Знаю, ибо, как ты знаешь, и сам отношусь к нему также, - ответил Константин, - тебе нужна была радикальная смена обстановки, и я рад, что смог найти нужную для друга детства.

Некоторое время они молчали, затем Владислав спросил:

- А собственно, я ведь так и не спросил тебя – есть ли у нас какой-то определенный маршрут?

- Сначала я просто хотел тебя покатать на шарике, - задумчиво произнес Костя, - но потом подумал, что неплохо бы тебе показать озеро Дурманное.

- И где же это озеро находится? – Удивился Владислав. – Я что-то не припомню такого названия в нашей области.

- На самом деле это старое название, новое название его – Ольховое, - отозвался Константин.

- Но, насколько помню, это просто небольшое озеро километрах в пятидесяти от нашего города, без каких-либо особенностей, - проговорил Владислав.

- То, что озеро это очень тихое и удаленное от жилья, еще не означает, что в нем нет ничего особенного, - ответил серьезно Константин, - но пару раз, во время вот таких ночных полетов, я сталкивался там с чем-то необъяснимым.

- Никогда бы не подумал, что ты можешь стать этаким охотником за привидениями, - улыбнулся Владислав, - ты же всегда был очень серьезным и целеустремленным.

- Ну, это правда, это ведь ты у нас, еще в школе был большим любителем всяких «летающих тарелок», - отозвался Константин, включая на время горелку под шаром, - но это еще одна причина, по которой я решил показать тебе кое-что.

- Ого, ты нашел места посадки НЛО? – Снова улыбнулся Владислав.

- Если бы все было так просто, - спокойным тоном произнес Константин, - но дело в том, что я не очень понимаю, что же именно я видел.

- Однако же, редко я видел тебя таким озабоченным, - посмотрел на товарища Влад, - и как же это выглядело?

- Да, как тебе сказать, я поначалу даже думал, что это обман зрения такой, - чуть задумчиво произнес Костя, - но потом, когда решил проверить, и это повторилось, понял – это все же не мираж.

- Звучит более чем интригующе, - заметил Влад, - продолжай.

- Ты же наверное не был на этом озере, и не знаешь как оно выглядит, - начал рассказывать Константин, - оно в общем-то почти правильной круглой формы. С трех сторон окружено лесом, а с четвертой – упирается в холм, с очень крутым склоном. Склон у этого холма без растительности, глинистый и на фоне леса и воды выглядит этаким грязно-желтым пятном, даже ночью немного выделяется. И вот, как-то во время ночного полета, подлетая к этому озеру, заметил, что на склоне этом, виднеются какие-то туманные пятна.

- Что за пятна такие? – Спросил заинтересованный Владислав.
- Ты знаешь, мне даже трудно это объяснить, но больше всего это было похоже на те фигуры, которые появляются в ночных клубах, когда клубы декоративного дыма облучают лазерными установками, - ответил Костя, - разве что, не такие яркие.

- Хм, интересно, а на что эти фигуры были похожи? – Снова спросил Влад.

- Сначала это было похоже на два круга, на некотором расстоянии друг от друга,- продолжал Константин, - но затем они как бы сблизились друг с другом, и как бы втекли друг в друга. А затем эта общая фигура стала напоминать этакий стилизованный цветок с пятью лепестками. Хотя стала при этом – более темной. Затем вся фигура как бы расползлась туманом по склону холма.

- И что было дальше? – Спросил внимательно слушающий Влад.

- Я, наверное, почти час торчал там возле этого озера, благо ветра почти не было, а потом меня начало уносить в сторону, - ответил Костя, - но, знаешь, я ведь потом съездил туда, на берег этого озера. Съездил вместе со своим помощником и все там облазил – нет там ничего, берег и склон этого холма – чист как стекло.

- Может кто-то баловался с лазерной установкой, а из-за тумана, казалось, что все расплывается? – Предположил Влад.

- Тащить такую установку в лес, за десяток километров от любого населенного пункта, - возразил Константин, - да и тумана никакого на озере в ту ночь не было.

- Интересно, но как я понял, это был не единственный случай, - сказал Владислав, внимательно глядя на товарища.

- Именно так, - ответил Костя, - через пару недель, я с помощником решил еще раз слетать туда, и точно так же – оказаться там сразу после полуночи, благо ветер благоприятствовал этому.

- И что же? – Владислав посмотрел на Луну, а затем на товарища.

- Нечто еще более странно, - чуть помялся Константин, снова проверяя горелку под шаром, - до самого озера мы не долетели, ветер стих совершенно, были километрах в двух. Но…

- Но что? – Переспросил Влад.

- Где то около двух часов ночи, над озером встал столб света, неяркий такой, но все же заметный, - ответил Костя, - причем с земли его, скорее всего, было бы плохо видно, а вот с воздуха – вполне.

- Может это опять кто-то баловался прожектором, хотя второе совпадение и маловероятно, - задумался Влад.

- Это было бы похоже на правду, но только столб света был уж слишком широкий, во всю ширину озера, - откликнулся Константин, - а это, как понимаешь, слишком много для прожектора. Потому я и позвал тебе, ибо сегодня ветер, по прогнозу, вынесет нас к озеру, по моим расчетам – уже очень скоро.

- А мы не промахнемся мимо озера, все ж таки, у нас просто воздушный шар? – Спросил Влад.

- Не должны, в это время года, преобладающие ветры ближе к полуночи именно в ту сторону, - ответил Константин, - да я еще и сверился перед полетом с погодной картой.

- А как потом мы уйдем от озера? – Снова спросил Владислав.

- А где то ближе к утру можно спуститься пониже, там обычно ветер дует почти на сто тридцать градусов к югу, он нас и подхватит, - объяснил Константин.

- А далеко мы сейчас от озера? – Спросил Владислав после некоторого молчания.

- По расчетам и по тому, что показывает Джи-Пи-ЭС приемник, - уже недалеко, километра два, - ответил Константин.

- То есть можно уже глядеть в оба? – Шутливым тоном спросил Владислав и осекся. Услышав, что его друг замолчал, повернулся в его сторону и Константин.

Впереди, на некотором удалении, виднелись темно-зеленые холмы, чуть освещенные светом Луны. Их контуры казались светлой изогнутой полоской на воне линии горизонта. Впереди, в темной пологе леса, появился разрыв матового зеркала озера. А над тем берегом озера, который был дальше, вставала призрачная, переливающаяся в свете Луны ажурная конструкция, напоминающая отдаленно решетчатую башню. Чем-то эта конструкция была похожа на знаменитую Шуховскую радио-телебашню на Шаболовке. Но все ощущения говорили, что башня сия не имеет материальной субстанции, а как бы состоит из света. Да и высота её – гораздо выше, чем высота полета шара, говорила о невозможности появления такого объекта в материальном воплощении.

И Владислав, и Константин молчали, глядя на медленно приближающуюся псевдобашню, встающую прямо из озера – теперь, когда они подлетели чуть ближе, это стало видно очень хорошо.

- Невероятно, - пробормотал Влад, - а ты в прошлый раз видел что-то подобное?

- Нет, даже близко ничего не было, - ответил приглушенным голосом Константин, - световые пятна на берегу были относительно небольшими, а световая колонна – светилась намного менее ярко. А тут…

- Да, такую штуку – никакими установками для дискотек не построишь, - произнес, поежившись, Владислав, - да я вообще не представляю – чем можно такое сделать…

- Вот и я не представляю, - пробормотал Константин, инстинктивно добавляя горение горелки, и поднимая шар повыше.

Некоторое время они молчали, рассматривая медленно приближающуюся ажурно-призрачную башню, переливающуюся оттенками голубоватого и серебряного цветов.

- Ведь такую башню должны видеть с земли издалека, - нарушил молчание Владислав, - её высота должно быть не меньше километра.

- Вся соль в том, что ближайший населенный пункт больше чем в десяти километрах, - заметил Константин, - и не факт, что на уровне земли её видно так же, как и нам.

- Но все же, какие-нибудь туристы, - начал строить предположения Влад.

- На это озеро даже дороги нет, - ответил Константин, - мне пришлось ехать туда на своем специально подготовленном «Дискавери». От ближайшего проселка там почти три километра редколесья. А затем мы еще с полкилометра шли пешком.

- Значит, садится здесь нам совсем не с руки, - пробормотал Владислав, не спуская глаз с мерцающей в темноте конструкции.

- Это верно, - заметил Константин, - машинам сюда будет крайне трудно добраться, да и сотовая связь здесь не работает. Хорошо, что у меня есть спутниковый телефон.

В это время светящаяся башня как то странно мигнула, как будто на время выключилась, а затем будто бы потеряла объем, стала какой-то плоской, как гигантский полупрозрачный лист бумаги. И через этот «лист» просвечивались какие-то более яркие прожилки. Шар, тем временем подлетел непосредственно к самому озеру, оно блеснуло в свете Луны внизу. И тут путешественники заметили, что Луна отражается в озере, с высоты было видно бликование бледно-серебристого цвета. А вот светящаяся башня, вопреки всем законам оптики – не отражается, ни единого отблеска голубоватого оттенка в озере не было. Более того, на близком расстоянии светящийся конус башни стал напоминать, скорее какую-то гигантскую щель, через которую сочится мертвенно бледный свет.

- Как бы нам не влететь в эту аномалию, - озабоченно пробормотал Константин, - ветер почти стих, но нас по-прежнему несет в сторону этой штуки.

- Такое впечатление, что воздух втягивается в эту колонну света, причем, только на высоте, - сказал Владислав, вглядываясь в отражение Луны в озере, - на поверхности озера не видно ряби.

- Нехорошее явление, - заметил Константин, выключая горелку, пытаясь снизиться, - похоже, действительно, ветер дует прямо в эту аномалию, или действительно, идет втягивание воздуха.

Мерцающая конструкция, уже заслонила собой полнеба, до неё оставалось не больше сотни метров, и хотя шар начал постепенно снижаться, его все равно тянуло в ту сторону. Высота полета составляла сейчас около двух сотен метров, и Владислав начал замечать за контурами аномалии какие-то странные силуэты. Сначала ему казалось, что это просто вершина холма, видимая сквозь призрачный свет мерцающей башни. Но затем, приглядевшись, он понял, что видит сквозь мерцающую пелену нечто другое. В просвете аномалии, виднелись какие-то остроконечные вершины, уходящие вдаль, и были видны еще неясные очертания каких-то, то ли колонн, то ли длинных струн, вытянутых между остроконечными пиками.

Владислав вытянул руку и показал на эти пики Константину:

- Видишь впереди, как будто какая-то горная цепь видна?!

- Вижу, - подтвердил Константин, - но ведь ничего подобного позади этой аномалии не может быть. Там дальше только пологие холмы, а еще дальше – вообще лесистая равнина.

- Значит, мы видим не то, что расположено позади аномалии, а нечто другое, - произнес Владислав.

- Что другое? – Эхом откликнулся Константин.

Владислав не ответил, они были уже совсем близко от границы аномалии. Теперь было хорошо видно, что остроконечные пики, видимые в просвете мерцающей башни, окаймляют колоссальный размеров горный каньон. А струны или колонны, вытянутые вверх между пиками, уходят и вверх и вниз на необозримое расстояние. Стали заметны еще некоторые детали, небо, в которое были устремлены темно-серые остроконечные пики, было коричнево-багрового оттенка. Такой цвет неба даже представить себе было сложно. Струны, натянутые между пиками были светло-серебристого цвета, немного расширялись к низу. Внизу, видимо где-то на дне колоссального каньона виднелись какие-то слабые огоньки, и наблюдалось некое движение, но разглядеть более ничего не удавалось.  Они подлетели совсем уже близко к колонне из света, когда она начала мигать с переменным периодом. При этом в воздухе возникли довольно сильные колебания и завихрения, шар начало основательно болтать. А затем колонна еще раз мигнула и погасла. На несколько мгновений стало темнее. Но затем глаза адаптировались к лунному свету, и друзья увидели обычный ночной пейзаж. Озеро, в котором отражалась Луна, окаймляющий озеро темный лес и более светлое пятно откоса холма, спускающегося к берегу.

- Невероятно, что же это такое мы видели, - задумчиво проговорил Константин.

- Такое впечатление, что на несколько минут приоткрылась завеса какого-то иного мира, который явно не имеет отношения к нашему, - заметил Владислав.

- Не имеет отношения к нашему? – Переспросил Константин. – Тогда что же это за мир, картины которого мы видели сквозь эту аномалию.

- Не знаю, - честно признался Владислав, - но согласись – представить нечто подобное в нашем мире довольно сложно.

- Да, уж, - согласился Константин, - особенно небо, такой оттенок точно не забудешь.

Он повернулся к горелке, что бы начать поднимать шар, они спустились к этому моменту, уже достаточно низко. Но тут Владислав сделал ему знак рукой – обождать.

- Что такое, мы и так уже на очень малой высоте, - озабоченно произнес Константин.

- Мне кажется, я вижу что-то или кого-то, на склоне холма, - сказал Владислав, перевешиваясь через борт корзины и внимательно вглядываясь вперед.

Константин подошел к нему и тоже начал смотреть в указанном направлении, и спустя несколько секунд произнес:

- Похоже, ты прав – там, на холме, как будто кто-то шевелится, вроде даже похожий на человека, хотя -  странный вид у него.

- А мы не можем сесть на вершину холма? – Спросил Владислав.

- Мы врядли сможем попасть на неё, нас относит в сторону, - с сомнением произнес Константин.

- Черт, отсюда не видно кто это, - проговорил Владислав, а затем, приложив руки к лицу в виде рупора, крикнул:

- Эй, там, на земле, как вы там?!

На короткий миг обоим воздухоплавателям показалось, что они слышат некий странный шепот или может быть даже – некое стрекотание в ответ, но затем все стихло. Шар, в этом время, уже пролетел в стороне от вершины холма и Константин включил горелку, что бы подняться и попасть в другой поток воздуха. Какое-то шевеление внизу прекратилось, а может они, просто потеряли это нечто из вида.

- Странно все это, надо бы вернуться сюда, да посмотреть все как следует с земли, - проговорил Владислав.

- Сейчас, поймаем нужный поток, и как уйдем в нужную сторону, позвоню по спутниковому телефону помощнику, что бы ждал нас, - отозвался Константин.

Шар начал медленно подниматься, и чем выше он поднимался, тем больше ощущалось дуновение ветра. Ветра, который начал толкать шар почти что в обратном направлении.

- И все-таки, что же мы такое видели? – Задумчиво спросил Константин.

- Сейчас можно только гадать, - ответил Владислав, - кстати, хотел спросить, ты же здесь летаешь давно, а ранее – ты не видел ничего подобного в этих местах?

- Знаешь, - чуть подумав, ответил Константин, - не могу припомнить ничего подобного. Первый раз это действительно случилось лишь с месяц назад.

Константин достал телефон и созвонившись с помощником начал давать тому указания – где и когда ожидать их, и что привезти с собой. Владислав в это время задумчиво глядел на проплывающие внизу темные волны ночного леса. Где-то на востоке, на самом горизонте показалась светлая полоска.

- Вот скоро уже и восход, - проговорил Константин, - через пару часов мой помощник будет ждать нас на вездеходе на грунтовой дороге.

- А как же шар? – Осведомился Влад.

- Потому и на дороге, что приедет еще и команда, которая упакует шар и отвезет на базу, - объяснил Костя, - а мы погрузимся в джип, и двинем в сторону озера, благо маршрут я уже примерно знаю.

- Жаль, все-таки, что не удалось рассмотреть ни того, что виднелось за этой мерцающей аномалией, - проговорил Владислав.

- Может, на берегу что-то найдем, а может и кого-то, ведь не могло нам обоим померещиться движение на склоне, - отозвался Константин.

- Да, проверить нужно обязательно, - сказал Владислав.


*** 
Уже занимался рассвет, восточная сторона горизонта стремительно голубела, и первые лучи солнца, еще пока низко над горизонтом, уже начали заливать ярко-желтым светом верхушки деревьев. На обочине грунтовой дороги стояло два автомобиля – джип-внедорожник и КАМАЗ – крытый фургон. Чуть далее, на небольшой полянке, стояла корзина шара, рядом с которой вдоль земли вытянулась уже почти полностью лишенная воздуха оболочка. Возле оболочки суетились три человека, а еще четверо стояли возле джипа. Затем один из стоявших, подошел к тем, что занимались укладкой шара, и начал давать указания. Это был Константин.

- Когда закончите и погрузитесь, ждать нас не надо, можете возвращаться на базу, мы здесь еще задержимся, - уверенным голосом командовал Константин.

Затем он вернулся к джипу, возле которого стоял Владислав,  старший помощник Константина и еще один человек, молодой парень – водитель джипа. Джип должен был подвезти их поближе к озеру, и остаться ждать, а Константин с Владиславом собирались предпринять пешую прогулку. Помощника Константина звали Михаил, а водителя – Григорий.

- Ты, Михаил уже бывал на озере, поэтому будь постоянно на связи, если нам понадобиться помощь, выдвигайтесь прямо к тому склону холма, где мы были в прошлый раз, - давал указания Константин.

- Может быть, нам сразу пойти с вами, вместе с Гришей, - предложил Михаил.

- Я думал об этом, но пока это, наверное, преждевременно, возможно мы и сами ничего там не обнаружим, - ответил Константин.

Все уселись в джип, и он медленно тронулся по заросшему высокой травой редколесью в сторону озера. Трясло автомобиль изрядно, да и ветки кустов бесконечно хлестали по бортам и стеклам, но все же удалось подъехать к озеру почти на полтора километра ближе.

- Ну, вот, не так и далеко осталось идти, - проговорил Константин, вылезая из машины, уже отлично видно холм, на северной стороне озера.

- Да, похоже, что недалеко, - согласился Владислав, так же вылезая из авто.

- Отсюда мы пойдем пешком,  - сказал Константин Михаилу, - джип дальше не пройдет, слишком плотная растительность.

- Хорошо, - отозвался тот, - мы с Гришей будем постоянно на связи.

Константин достал переносную рацию и проверил её работу. Владислав закинул за спину небольшой рюкзак с набором инструментов и аптечкой, и они зашагали в сторону озера. Редколесье закончилось буквально в сотне метров от места, где остановилась машина и теперь друзья были вынуждены продвигаться по довольно густому лесному массиву.

- Неужели на этом озере и тропинок никаких нет, - сердито пробормотал Влад.

- Увы, но ни туристы, ни рыбаки это озеро не жалуют, - отозвался Константин, - да и нет в озере рыбы, знакомые пару раз пытались удить – без толку.

- Странное местечко, не связано ли это как-то с аномалией, - предположил Владислав, перебираясь через поваленное дерево. Вывал был довольно внушительный, и тянулся влево и вправо настолько, насколько хватало зрения. Поэтому пришлось через него перебираться.

- Может быть, по слухам тут еще в позапрошлом веке какие-то странности происходили, - сказал Константин, - но ничего конкретного узнать не удалось.

- Ф-фух, не пора ли нам поворачивать правее, - проговорил Влад, отдуваясь после очередного перелазания через бурелом.

- Думаю, что можно, - отозвался Костя, - правее уже виден отчетливый подъем, а значит и холм уже близко.

Путешественники повернули направо и через пару сотен метров вышли на очень заметный подъем. Здесь деревья стояли не столь часто и между ними были весьма широкие просветы. А вскоре, уже поднявшись на довольно приличную высоту, друзья увидели чуть левее и впереди себя, сверкнувшую гладь озера. А еще спустя пару минут, в просветах между деревьями стала видна вершина холма. Приятели двинулись, по началу, к вершине, решив обозреть местность оттуда. Подъем занял примерно десять минут, и вот они уже стоят на покрытой редкими низенькими травянистыми кустарниками,  вершине холма. С трех сторон холм окружал густой лес; с четвертой, перед ними расстилалась гладь озера. Отсюда, с холма озеро казалось чуть больше по размерам, Владислав оценил его поперечник метров в триста. Все берега озера заросли камышом, но возле подножия холма камышей не было. Да и вообще, обрывистый, изборожденный неглубокими, но частыми бороздами склон, спускался к воде, без единого намека на растительность. Спуск, при этом, был довольно крутым, просто так спускаться по нему было явно затруднительно.

- Вроде бы никаких следов не видно, - проговорил Владислав, оглядывая склон.

- Согласен, на первый взгляд, все совершенно чисто и безобидно, - отозвался Константин, - но ведь что-то сегодня ночью тут было.

- А где собственно  проходила та граница, откуда начиналось это свечение? – Задался вопросом Владислав.

- Если мы конечно оба не ошиблись, то весь этот световой конус шел как раз от побережья, от границы воды и земли, - оглядывая кайму озера, ответил Константин, - и в ширину он был – не менее ширины всего этого склона, а это не менее трехсот метров.

- Значит, мы можем подойти вдоль берега почти к самому месту, откуда вроде бы исходил свет, - заметил Владислав.

- Ты прав, ведь чуть дальше склон не такой крутой и мы сможем подойти к воде, - согласился Константин.

И друзья пошли от вершины назад, в сторону леса, но при этом несколько приближаясь к берегу. И действительно – в сотне метров от вершины, берег становился более пологим, и здесь уже можно было спуститься к воде. Впрочем, склон все равно шел к воде под углом почти в сорок пять градусов, поэтому спускаться приходилось осторожно. Недалеко от самой воды остановились, осматриваясь.

- Уклон дна у берега довольно большой, похоже, почти сразу начинается немалая глубина, - сказал Владислав, глядя на темную, хотя и вполне прозрачную воду.

- Да, пройти вдоль берега трудновато, но можно попробовать, - отозвался Константин, и они оба двинулись осторожно в путь.

Метров тридцать преодолел без труда, но затем склон стал таким крутым, что путешественники рисковали просто съехать по нему в воду. Зато с того места, где они теперь находились, стало видно, что возле самого берега, буквально в полуметре от воды, по желтой глинистой почве проходит темная полоса. Полоса, цвета пожухлой листвы, начиналась примерно от того места где они стояли, и проходя по склону обрывалась с другой стороны от вершины. Сверху отличия цвета были незаметны, а вот отсюда, почти от воды – их стало видно.

- Вот тебе и след от аномалии, - указал на полосу Константин.

- Да, странноватая полоса, врядли естественного происхождения, - отозвался Владислав, - однако, не видно ли отсюда еще каких либо следов?

Друзья еще раз все внимательно осмотрели, и их внимание было вознаграждено – почти на середине склона, чуть ближе к ним, и ниже вершины метров на десять, виднелись такие же – темные пятна.

- Ага, вот тебе и еще следы, - указал на пятна Константин.

- А где мы ночью видели то, что двигалось? – Задал вопрос Владислав.

- Хороший вопрос, - задумался Константин, - если аномалия была велика, и её границы можно очертить по границам холма, то точно указать место, где мы видели что-то или кого-то, я, пожалуй, не смогу.

- И я тоже, - огорченно произнес Владислав, - а никаких следов больше не наблюдается.

- Можем попробовать зайти с другой стороны, - подумав, произнес Константин.

- Ну, давай попробуем, - согласился Владислав.

Друзья с трудом поднялись по склону, и снова пошли по гребню холма, вдоль обрывистого склона. Снова поднялись на вершину и, пройдя с полсотни метров, попробовали спускаться вниз. И это, хотя и с трудом, но удалось. И вот здесь их ждала новая находка, примерно на середине склона, рядом с одним из темных пятен, обнаружились следы.

- Вот тебе и следы, - сказал Константин, подбираясь поближе.

- Да, но они не слишком похожи на человеческие, - отозвался Владислав, - смотри – вроде бы похожи на следы обуви, четко виден каблук. Но след очень длинный и узкий, как будто кто-то носил ботинки сорок восьмого размера, но с полнотой от тридцать восьмого.

- Действительно, - согласился Константин, - причем, заметь – следов немного, всего пять, и они просто идут цепочкой по склону – из ниоткуда и в никуда.

- Странно, можно было бы сказать, что тот, кто оставил следы, ушел затем обратно в аномалию, но вроде бы она уже погасла, когда мы увидели движение на склоне, - задумался Владислав.

- Согласен, не ясный момент, - сказал Константин, - может, пройдем еще по берегу?

- Попытка не пытка, - пожал плечами Владислав.

- В этот момент запищал вызов рации. Константин нажал кнопку ответа:

- Да, слушаю Михаил?!

- Ребята закончили сборку шара и спрашивают, не нужна ли их помощь, - донесся из рации голос Михаила.

- Нет, Михаил, спасибо, но передай, что они могут уезжать на базу, - ответил Константин.

- Хорошо, до связи, - донеслось из рации.

- Двинулись, - сказал Константин, и друзья поднялись чуть выше, и пошли по гребню холма вниз, на другую его сторону.

Здесь камыши начинались раньше, да и сам склон был более пологий, поэтому приятелям удалось подойти почти к самой воде. Поначалу никаких необычных следов было не видно, но затем, при внимательном осмотре берега обнаружили сломанную ветку кустарника. Того, что рос почти впритык к камышам. Владислав указал на ветку Константину.

- Эге, - проговорил тот, - а слом то, совсем свежий.

- Нужно повнимательнее осмотреть все вокруг, - сказал Владислав.

Товарищи подошли поближе к камышам, осматривая растительность вокруг, и обнаружили несколько примятых камышей, возле самой воды.

- Тут явно кто-то шастал, - обратил внимание на камыши Константин.

- Есть такое дело, - отозвался Владислав, - причем, похоже, двигался вдоль берега, и ни к воде и ни от воды.

- Да, странно, действительно так, - согласился Константин.

Они подошли совсем близко к камышам, рассматривая оставленные следы, когда вдруг услышали странное стрекотание. Оба друга остановились и прислушались. Стрекотание стало тише, но когда она двинулись снова, стрекотание снова начало звучать громче, и в нем отчетливо стали слышны звуки, напоминающие отрывистую, но очень быструю речь.

- Та-ак, - протянул Константин, - кто здесь?!

Снова странное стрекотание, но уже изменившимся тембром.

- Мы не опасны, вы можете выйти, - подняв предостерегающе руку, и глядя на Константина, произнес спокойным голосом Владислав. Стрекотание смолкло.

Константин кивнул головой, но сунул руку в карман, нащупывая травматический пистолет. Владислав покачал головой, но ничего не сказал. Некоторое время ничего не происходило, и в воздухе стояла тишина. Друзья стояли и оглядывались по сторонам.

Вдруг камыши зашевелились, причем совсем в другом месте, а не в том, откуда вроде бы доносилось стрекотание. Друзья повернулись в ту сторону. Камыши раздвинулись. Владислав поднял брови и инстинктивно сделал шаг назад, Константин произнес негромко, что-то вроде – «Ого-го».

Перед ними стоял… наверное все таки  - человек. Вернее правильнее сказать – гуманоид. Ибо человеком назвать это существо было трудновато. Он был высок ростом, на голову с лишним выше обоих путешественников, которые были сами немаленького роста. Но каким-то непропорционально худым, даже, если точнее – непропорционально узким. Причем узкой у него была и высокая, непохожая на человеческую, голова. Глаза, на его пепельного цвета лице, выглядели темными бусинками, волос не наблюдалось вовсе. Руки его так же были пепельного цвета, но светлее, чем лицо, пальцы очень длинные и как заметили друзья – трехсуставчатые. Одет этот тип, был в нечто вроде комбинезона цвета хаки, который впрочем, был каким то туманным, все время меняя оттенки. Гуманоид посмотрел на них и прострекотал что-то, рот, похожий на тонкую черту на лице, при этом, у него не открывался. Друзья переглянулись, а затем Владислав сказал медленно и отчетливо:

- Простите, но мы не понимаем Вас!

Существо как будто нахмурилось, хотя бровей у него не было, но выражение лица его представлялось именно нахмуренным. Потом как будто задумалось, повернувшись чуть в сторону. Владислав хотел было сказать еще что нибудь, но тут существо проскрипело как-то странно, а затем произнесло медленно, очень высоким, неестественным голосом:

- Простите Вы, я должен был сразу [непонятное слово] перейти на другой [непонятное слово], что бы вы понимать меня.

- Я не причинять вам вредность, - продолжало существо, - я случайно попасть [непонятное слово], хотеть попасть другое место.

Друзья переглянулись, а потом Владислав спросил:

- Вы нас хорошо понимаете?

- Я есть понимать вас, - ответило существо все тем же неестественным отрывистым голосом, не разжимая губ, - мое время есть немного, до [непонятное слово], для вас – когда ваша звезда за горизонт.

- То есть вы здесь до ночи, а затем уйдете туда же, откуда пришли? – Уточнил Константин.

- Не есть так, уйти – да, когда ваша звезда за горизонт, но уйти надо другое место, то место [непонятное слово], - ответил этот странный гуманоид.

Владислав и Константин переглянулись, а затем Константин спросил:

- А это ваш мир, мы видели за мерцанием той светящейся башни ночью, ну то есть – когда наша звезда была за горизонтом?

- Нет есть, не мой мир [непонятное слово], мой мир другой, - ответил гуманоид спокойно. Он вообще, судя по всему, был совершенно бесстрастен и воспринимал все происходящее как должное. А существо тем временем продолжило:

- Тот мир [непонятное слово] чужой, ошибка [непонятное слово], как есть  - маршрута, сбиваться с пути, потом попасть в ваш мир.

- А-а, понятно, - сообразил Владислав, - он видимо должен был попасть в какой-то другой мир, а попал в тот, который мы видели, и теперь пытается выбраться, при этом – попал к нам.

- Так есть, - согласился гуманоид, - но не есть попасть в свой мир.

- Странно, он вроде бы говорит на нашем языке, но периодически вставляет в свою речь какие-то непонятные слова, - в полголоса заметил Константин.

- Я думаю, что в нашем языке просто нет некоторых терминов, - так же в полголоса ответил Владислав.

Гуманоид, в это время, терпеливо ждал, когда люди закончат разговор между собой. Владислав повернулся к нему и спросил:

- А вы попали в наш мир только в прошлый период, когда наша звезда была за горизонтом? Дело в том, что здесь уже дважды наблюдались непонятные эффекты со светом, может это тоже были ваши попытки?

- Нет, не есть мои попытки, я попробовал открыть канал только в прошлый период, - ответил гуманоид.

- Интересно, - заметил Константин, - а что же тогда происходило здесь месяц назад и две недели назад?!

- Тот мир, куда я попал, в нем жить существа, не похожие на нас, - ответил на этот вопрос гуманоид, - они строят свои каналы перехода, которые пересекаться с нашими.

- Не похожие на нас? – Переспросил Владислав.

- Вы и я  - две руки, две ноги, голова, строение тела – сильно похоже, - ответил гуманоид, - насколько я знать – внутреннее строение – тоже близко.

- Вы значит, уже были здесь, у нас? – Спросил озадаченный Константин.

- Я нет быть, другие из таких, как я, много времени назад заглядывали в ваш мир, немного изучали, - терпеливо пояснил гуманоид, - те, которые живут в мире, где нити [непонятное слово], до верхних частей атмосферы – они совсем другие.

- Интересно, какие же? – Полюбопытствовал Владислав.

- Они [непонятное слово] [непонятное слово], мне трудно подобрать слова, - чуть замялся гуманоид, хотя при его неподвижной мимике это было трудно сказать. – Они иметь несколько конечностей, не таких, как у нас, много глаз, вокруг головы.

- Ого, - пробормотал Константин, - какая-то помесь паука и осьминога.

- Вы говорили, что попали к ним случайно, - сказал Владислав, - но если хотели попасть к нам, почему попали к ним?

- Мы уже замечали их в других мирах, они не хотят просто смотреть, они хотят получать что-то [непонятное слово] в других мирах, - ответил гуманоид, - мы считать – их канал специально наложился на наш.

- Похоже, в том мире, который мы видели в просвет этой световой пирамиды – живут какие-то пространственные пираты, - подвел итог Константин.

- А как Вы собираетесь попасть назад, к себе? – Спросил Владислав. – Вроде у Вас не видно никаких приборов, аппаратуры?

- Аппаратура есть, - ответил гуманоид, и указал себе за спину. Наши путешественники посмотрели туда и с большим трудом заметили нечто вроде бочки с несколькими ручками. Но если бы гуманоид не указал на это место, они бы никогда ничего не разглядели. Бочка, похоже, была покрыта, какой-то хамелеоновой окраской.

- Аппаратура, не есть главная, это лишь приемник-передатчик, - сказал гуманоид, - включаю его, мои [непонятное слово] ловят сигнал и включают канал перехода.

- А эти, которые из мира, где нити, не смогут Вас засечь? – Осторожно спросил Владислав.

- Сейчас, не должны, я мог уйти к себе, еще в прошлый раз, но боялся, что останется канал в ваш мир от мира [непонятное слово], где нити, - ответил гуманоид. И продолжал:

- Когда я закрываю свой канал, они не могут сохранить свой, нет точной [непонятное слово], и нет [непонятное слово].

- Если я правильно понял, - уточнил Владислав, - эти осьминоги-пауки умеют строить каналы, но не умеют наводить их точно?

- Так есть, - согласился гуманоид, - но если они открыть ваш мир, это есть плохо – вы не готовы встретить [непонятное слово], плохие [непонятное слово].

- Получается, что этот тип, фактически попал к нам, отводя от нас вторжение каких-то непонятных монстров, - сказал тихо Константин.

- Выходит так, хотя это только его слова, но не вижу причин, что бы ему врать, - согласился Владислав, а сам обратился к гуманоиду:

- А мы можем Вам чем-то помочь?

- Помощь может быть нужна, если не получится уйти сразу, как только ваша звезда уйдет за горизонт, - ответил гуманоид.

- Странно, а почему Вы открываете этот свой канал только ночью? - Спросил Константин.

- Когда ваша звезда не закрыта планетой, аппаратура приема – не имеет точной настройки [непонятное слово], - все так же терпеливо ответил гуманоид.

- А если не получится уйти этой ночью? – Спросил Владислав.

- Нет достатка энергии для приема-передачи, нужно будет найти энергию, - ответил гуманоид.

- Понятно, более-менее, - сказал Константин, а потом повернулся к Владиславу, - давай-ка отойдем.

Друзья поднялись чуть выше по склону, гуманоид как будто не проявил никакого интереса к этому, повернувшись к своей установке.

- И что ты на это скажешь? – Задумчиво проговорил Константин.

- Конечно, мы можем быть и жертвами внушения, и нам могут откровенно врать, но никак проверить это, мы не сможем, - заметил Владислав.

- Это верно, но не думаю, что нам стоит пытаться как-то воздействовать на этого типа, - сказал Константин.

- Мне кажется, он совершенно искренен, - проговорил Владислав, - вполне можно дождаться ночи, и если он уйдет, значит, это будет подтверждением его слов.

- А если не уйдет, что будем делать? – Константин посмотрел на Владислава, а потом на, копавшегося в своей бочке, гуманоида.

- Если, как он говорит, не хватит энергии или что-то помешает, придется помочь ему, правда, не пойму пока как, - сказал Владислав, а пока – сообщи Михаилу, что мы остаемся ждать, и наверное пока посидим тут.


*** 

Как ни странно, но остаток дня пролетел довольно незаметно. За это время Константин еще раз связался с Михаилом и попросил его съездить на базу, и проверить все доступные аккумуляторы. Ибо гуманоид сказал, что энергии для зарядки его аппаратуры понадобится немало. Слава богу – для этого достаточно было обычного электричества, ибо его установка могла подзаряжаться почти от любого источника. Хватило бы даже солнечного света, но времени для заряда, в этом случае, требовалось очень много.

Хотя новый знакомый из неизвестного мира оказался не слишком контактным товарищем, тем не менее, кое-что удалось у него выудить. К примеру, друзья узнали, что впервые соплеменники случайного гостя нашего мира, попали к нам на Землю уже более пятисот лет назад. По крайней мере, косвенными путями, удалось вычислить такой срок. Никаких опытов над землянами эти представители иного мира не проводили. Да они и вообще провели здесь очень мало времени. С их точки зрения человечество было слишком подвержено влиянию эмоций, а во времена чуть более ранние, еще и было весьма религиозным. Последнее было вообще непонятным феноменом для их цивилизации – ничего подобного в своей истории они не помнили. Поэтому, после нескольких очень осторожных исследовательских миссий, было решено в контакт с землянами, не вступать.

Еще интересным моментом, который удалось узнать у застрявшего на Земле гуманоида, было то, что обитаемых разумных миров, в том плане, как понимали это они, было очень немного. А уж гуманоидных, вообще всего три – включая и Землю, и мир самого этого пришельца. По крайней мере – других таких миров – их цивилизация не знала, не смотря на то, что путешествовала по разным пространствам уже давно.
Кстати, что означали эти самые – разные миры, тоже было не очень ясно, однако довольно быстро выяснилось, что речь не идет о полетах в космос и перемещения в другие звездные системы. Другие миры – лежали, как бы в иных плоскостях времени и пространства, отделенные не расстоянием, а скорее временем, и неким потенциальным барьером. Хотя в космос, правда – свой космос, цивилизация этих гуманоидов тоже летала, правда в пределах лишь своей звездной системы. Которая, судя по всему, сильно отличалась во многом от нашей Солнечной.

Еще одной проблемой оказалась та, что пришелец не имел имени, просто потому, что у них не было необходимости идентифицировать друг друга таким образом. Это составляло некоторые сложности – так и осталось непонятным – как же к нему обращаться. Впрочем, ему самому, это, похоже, никаких неудобств не доставляло. Друг друга они идентифицировали как-то по другому.

Когда Солнце начало клонится к закату, гуманоид отошел к своей бочке, которую видимо видел очень хорошо, в отличии от наших путешественников, и начал там что-то делать, видимо настраивать. К этому времени с ними связался Михаил и доложил, что привез с десяток автомобильных аккумуляторов, полностью заряженных.

- А твой помощник молодец, - заметил Владислав, - даже не спрашивал тебя – для чего аккумуляторы и что ты вообще здесь делаешь.

- За это я его и ценю, исполнителен и не задает лишних вопросов, - ответил Константин, - да и не стоило бы вмешивать в такие дела кого-то еще, тогда утечки информации не избежать.

- Это верно, а наш гуманоидный друг, похоже, не желает какой-то огласки, - сказал Владислав, глядя на манипуляции пришельца.

- Он, наверное, прав, - чуть задумчиво произнес Константин, - что может наш мир предложить его миру? Они, похоже, намного разумнее нас, хотя и несколько неэмоциональны.

- А у нас, его наверняка взяли бы в оборот всевозможные военные, да тем более – с такой технологией, - отозвался Владислав.

- Вот именно, - согласился Константин, - поэтому, не стоит, думаю – раскрывать его.

Солнечные лучи, в это время, озарили ярко-розовым цветом верхушки деревьев, растущих недалеко от вершины холма.

Гуманоид повернулся от своей бочки и чуть подошел к нашим друзьям.

- Когда я дать сигнал, Вам нужно отойти в сторону, - произнес он, все так же бесстрастно, - в первый момент открытия канала, выход энергии может быть большой.

- Хорошо, мы отойдем к вершине, - ответил Владислав.

- Нет, к вершине, - не согласился гуманоид, - если в канале появятся [непонятное слово] из мира нитей, возможность утекания энергии в их мир. Это есть опасность, может быть истечение жизни или вы сами провалитесь в их мир.

- О-па, неприятная перспектива, - сказал Константин.

- А ведь когда мы видели в аномалии мир этих пауков с остроконечными пиками и нитями, - заметил Владислав, - нас действительно как бы затягивало туда. Так что он совершенно прав.

- Хорошо, отойдем в сторону, например метров тридцать вниз по склону, - произнес Константин.

К моменту, когда они уже отошли, солнце уже не озаряло верхушки деревьев и стало почти совсем темно. В противоположной стороне небосклона стала хорошо видна луна. Гуманоид что-то включил в своей бочке и друзья даже на расстоянии более полусотни метров от неё почувствовали такую сильную ионизацию и электризацию в воздухе, что все волосы на голове встали дыбом, и даже немного стало пощипывать кожу.

- Хорошо им, волос вообще нет на теле, - пробурчал Константин.

- Да, похоже, наш приятель из другого мира, чувствует себя вполне комфортно, - подтвердил Владислав, глядя на гуманоида.

Тот, в это время, переместил свою бочку от камышей ближе к центру крутого склона холма. Он ходил по этому склону совершенно свободно, не боясь сползти или свалиться, хотя уклон там был градусов шестьдесят. В воздухе явно чувствовалось нарастание какого-то напряжения. И вот по склону холма вдруг начали бегать какие-то странные блики, похожие на солнечных зайчиков, вот только на дворе стояла ночь, да и Луна в эту ночь была чуть затянута облаками. Блики кружились вокруг центра крутого склона холма, а гуманоид стоял неподвижно почти у самой воды. Его лицо было совершенно бесстрастно, как и всегда, но Владислав был готов поклясться, что гуманоид немало напряжен. Некоторое время ничего не происходило, блики все так же кружились в середине склона. Но вот гуманоид наклонился к своей бочке и сделал какое-то движение рукой, блики сразу забегали быстрее, причем в их движении явно стал просматриваться порядок. Они двигались по траектории, напоминавшей одну из фигур Лиссажу – сложную скрещенную восьмерку. При этом сама бочка начала немного светится, не ярким, бледно-серебристым цветом.

Константин схватил за руку Владислава:

- Вот что я видел на склоне в позапрошлый раз и принял за необычный цветок.

- Вероятно это своеобразный эффект «прицеливания» или «синхронизации», когда установка настраивает канал или проход, уж не знаю – как правильно, - ответил Владислав.

Гуманоид все так же стоял возле своей бочки и очень пристально всматривался в движение бликов на склоне. Но вот блики начали сливаться в какой-то очень сложный узор, и гуманоид сделал шаг вперед. Затем светящийся узор на склоне начал превращаться в нечто напоминающее пирамиду, внутри которой вращался светящийся конус. Некоторое время эта конструкция как бы вырастала из склона холма, и гуманоид сделал еще два шага вперед, пристально вглядываясь в глубину этой штуки.

Но вдруг вращение конуса стало хаотичным, всю световую пирамиду прорезала два тонких как спица луча, ярко-золотистых. По всей пирамиде вдруг пошла сильная рябь, гуманоид остановился и даже сделал шаг назад. Владиславу показалось, что он несколько растерян. Сверкающие лучи начали смещаться вверху, навстречу друг другу и когда соединились, раздался резкий скрежещущий звук. Прямо в глубине пирамиды протаял тускло светящийся тоннель, в котором показалось какое-то движение. Гуманоид весь напрягся, это стало видно даже по его фигуре, и сделал еще шаг назад. Владислав и Константин переглянулись и оба, инстинктивно – пригнулись. Владислав посмотрел в глубину тоннеля и у него волосы на голове встали дыбом. В провале тоннеля двигалось в их сторону такое кошмарное существо, что картины Босха рядом с ним выглядели веселыми и радостными. Гуманоид издал быстрое и резкое стрекотание, отпрыгнул к своей бочке, и сделал какое-то движение рукой. Бочка начала светится ярко оранжевым цветом, вся пирамида пошла красноватыми волнами, тоннель задергался, завибрировал. От многоногого осьминого-паука в дергающимся тоннеле буквально выплеснулась волна ненависти и злобы. Он издал скрежещущий звук, но затем тоннель как бы провалился сам в себя, унося куда-то вдаль и паука. А затем как бы сложилась конвертом и вся светящаяся пирамида. Некоторое время по склону еще бегали блики, но скоро погасли и они.

Владислав и Константин осторожно выпрямились и посмотрели на гуманоида. Тот стоял  неподвижно, глядя остановившимся взглядом в центр склона холма. Никаких эмоций его фигура не выражала. Но Владиславу опять показалось, что гуманоид в отчаянии. С минуту все стояли молча и не двигались. Затем гуманоид повернулся в сторону наших друзей.

- Каналом воспользоваться невозможно, канал занят [непонятное слово] [непонятное слово] из мира, где нити, - проговорил он, - пришлось всю энергию пустить на закрытие канала.

- А этот, даже не знаю как его назвать, - сказал Владислав, - это и есть житель того мира, в котором нити?

- Да, это один из них, но в тоннеле их было не меньше, чем трое, - ответил гуманоид.

- Значит, теперь Вы не сможете попасть к себе? – Спросил Константин.

- Мне нужно делать полную перенастройку, и у меня вышла вся энергия, - все так же бесстрастно ответил гуманоид.

- А этот монстр, который был в тоннеле, не сможет теперь сам открыть проход в наш мир? – Спросил Владислав, внутренне поежившись.

- Нет, они не умеют проводить точную настройку, поэтому обычно пытаются вклиниться в наш канал, - ответил гуманоид.

- Значит, Вам нужна энергия и время на настройку? – Задумчиво спросил Константин.

- Так есть, - ответил гуманоид, - не меньше трех периодов вашей смены суток, и много энергии.

- Знаешь, - все так же задумчиво произнес Константин, - мне кажется, что мы должны помочь ему, всем, чем сможем.

- Я полностью согласен с тобой, - серьезно ответил Владислав, - прямо с утра двинем за аккумуляторами. Можем задействовать Михаила с Гришей.

- Нет, не думаю, что это хорошая идея, - проговорил Константин, - все-таки этот тип предпочел бы сохранить инкогнито. И нам нужно уважать его желания, он, как-никак, спас наш мир сегодня.


*** 

Гуманоид всю ночь провозился со своей бочкой, и Владиславу стало даже как-то неудобно, что они просто наблюдают. Но ничем помочь ему они не могли, а идти ночью через густой лес за аккумуляторами было не слишком разумно, даже имя фонарик. Поутру связались с Михаилом, который был в назначенном месте, и предупредили, что скоро подойдут. Затем подошли к гуманоиду.

- Мы собираемся сходить за аккумуляторами, такими приборами, которые быть может, смогут дать Вам энергию, - сказал Константин.

- Они энергии давать много? – Поинтересовался гуманоид.

- Хороший вопрос, - озадаченно проговорил Владислав, - мы ведь даже не знаем, сколько энергии и какой – нужно этой его установке.

- Да, и главное – унести мы вдвоем сможем от машины, ну – три, ну четыре, аккумулятора, больше – просто не потянем, - чуть огорченно произнес Константин.

- Придется сделать так – возьмем, сколько сможем, - чуть подумав, сказал Владислав, - принесем сюда, а тут уж по месту будет видно.

- Похоже, другого выхода у нас нет, - согласился Константин, и обращаясь у гуманоиду сказал:

- Мы сейчас уйдем, но ненадолго, принесем аккумуляторы.

Гуманоид молча повернулся к своей бочке. Владислав с Константином переглянулись, а затем двинулись в сторону леса, в направлении, где их ждала машина с Михаилом. Путь к машине занял около получаса, при этом Константин, в некоторых местах, прорубил топориком проходы в буреломе, что бы было удобнее идти с тяжелой поклажей. И вот они уже вышли в редколесье, среди кустов которого, в отдалении виднелся джип. Михаил вышел им навстречу.

- Что это за всполохи и вспышки света были на озере? – Спросил он, когда путешественники подошли и поздоровались. – Вчера ночью довольно сильные отсветы были видны.

- Все та же аномалия, - коротко ответил Константин, - пока непонятно что это такое.

- Аккумуляторы я привез, целых восемь штук, правда, два из них – маломощные, всего на пять сотен ампер, - доложился Михаил.

- Зато они полегче, - заметил Константин, - тащить не так тяжело.

- Это верно, конечно, но боюсь, энергии будет маловато, - возразил Владислав.

- Ну, мы можем пойти все вместе и донести все аккумуляторы сразу, - предложил Михаил.

- Спасибо, дружище, - отозвался Константин, - мы пока сами, да и может статься так, что нам придется еще где-то запасы электричества брать.

Михаил недоверчиво посмотрел на своего шефа и покачал головой, но лишних вопросов задавать не стал. Константин одобрительно кивнул:

- Вот и хорошо, пока вам можно побыть здесь, а потом, когда мы перетащим все аккумуляторы, наверное, вам придется ехать – искать еще.

- Нужно будет – съездим, - пожал плечами Михаил.

Владислав взял в одну руку аккумулятор побольше и потяжелее, а во вторую – полегче, маленький. Его примеру последовал и Константин.

- Ну, что ж, до связи, - сказал Константин, и они с Владиславом зашагали снова к озеру.

Михаил посмотрел им вслед и пробормотал:

- Опыты, они что ли, какие-то там ставят.

Тащиться с тяжелыми аккумуляторами через лес было весьма непросто. Путь обратно к озеру занял больше часа, пару раз пришлось  остановиться и чуть передохнуть. А уж подъем на холм и вовсе превратился в каторгу. Но вот все препоны преодолены, и они выходят на берег.

Гуманоида нигде не было видно. Его бочки тоже. Впрочем, бочку они и раньше видели только тогда, когда её хозяин что-то делал с ней.

- Вот бебе и раз, - пробормотал Константин, - и где же он?

- Я думаю, что он, на всякий случай не показывается на виду, ведь он не знает – кто может сюда прийти, - ответил Владислав, внимательно осматриваясь.

И в этот момент, словно в подтверждении его слов, откуда сбоку донеслось тихое стрекотание, а затем появился и сам гуманоид. Приятели повернулись к нему.

- Вот, принесли запасы энергии, - проговорил Константин, указывая на аккумуляторы, - кстати, я всего один комплект проводов взял, наверное, мало будет.

- Трудно сказать, это известно только нашему инопланетному другу, - ответил Владислав, - впрочем, я захватил еще два комплекта, но вот больше в машине, ни одного нет.

- Может быть, хватит и этого, - предположил Константин.

В это время гуманоид приблизился и внимательно осмотрел принесенные аккумуляторы. При этом он посмотрел на них через какой-то приборчик, напоминающий маленькую лупу часовщиков.

- Слабая плотность энергии, недостаточная энергоемкость, - констатировал он, - хватил только для настройки синхронизатора.

- Вот незадача то, - пробормотал Константин.

- А сколько же нужно энергии, что бы суметь дать сигнал для открытия канала? – Спросил Владислав.

Гуманоид еще раз взглянул через свой приборчик на аккумуляторы, и сказал ровным голосом:

- НЕ меньше, чем три раза по столько.

- Ого,- присвистнул Константин, - и это наверняка, при условии, что эти аккумуляторы при настройке уже всю энергию отдадут.

- Не тащить же сюда бензоагрегат, - добавил Владислав.

- Если судить по требуемой мощности, у меня на базе нет таких агрегатов, - ответил грустно Константин, - все же придется искать еще аккумуляторы.

- Давай сделаем так, - предложил Владислав, - мы вернемся к машине, я возьму еще два аккумулятора, мы выгрузим остальные, оставим их там же, все равно никто здесь не ходит. И я буду потихоньку их переносить. А ты съездишь в город и достанешь остальные, так же, как и провода. Тебе легче будет, у тебя какие-никакие связи есть.

- Не лучший вариант, но другого не вижу, - согласился Константин, а потом обратился к гуманоиду:

- Мы снова сейчас уйдем, добывать энергию, потом один из нас вернется, а я, наверное, приеду только к ночи, не раньше.

Гуманоид снова не выразил никаких эмоций. Владислав достал провода и спросил его:

- Может нужно помочь подключить аккумуляторы – для настройки?

- Не нужно помощь, - бесстрастно ответил гуманоид, - я могу подключить все сам.

Он очень легко подхватил все аккумуляторы разом и перенес их поближе к своей бочке.

- Вот это да, - с некоторой завистью произнес Константин, - похоже, наша помощь тут и действительно – не очень нужна.

Владислав кивнул, и они отправились, в очередной раз, к машине, где их ждал Михаил.

Путь через лес становился уже каким-то привычным и обыденным, а в редколесье уже начала намечать новая тропинка. Михаил так же ждал их возле машины.

- Выгружаем еще два аккумулятора, их возьмет Владислав, а мы поедем еще батареи искать, - сказал строгим тоном Константин.

- Может мне помочь, - вышел из машины водитель Гриша.

- Твоя помощь будет нужна там, на базе, - возразил Константин, - садитесь, не будем терять времени.

Он повернулся к Владиславу, уже готовому отправляться в обратный путь и сказал:

- Часиков через пять, попробуй выходить на это же место, может - мы успеем к этому времени.

- Хорошо, - ответил Владислав и взялся за рукоятки аккумуляторов.

Позади него взревел мотор джипа.

В одиночку двигаться в этом лесу было несколько непривычно, но Владислав старался не зацикливаться на неприятных чувствах. Путь до берега озера занял все так же – около часа.

Гуманоид, на сей раз не прятался, а сидел на берегу возле своей бочки. При этом он видимо подключил к ней сразу все аккумуляторы. Бочка переливалась всеми цветами радуги, а гуманоид с очень сосредоточенным видом что-то делал рядом с ней. На подошедшего Владислава он не обратил никакого внимания. Владислав тоже не стал надоедать, а просто поставил аккумуляторы недалеко от бочки и отошел в сторонку. Минут через пятнадцать бочка перестала переливаться многоцветием, и засветилась ровным, небесно синим светом. Гуманоид, на некоторое время оторвался от своих манипуляций, поднял голову в небу, как будто что-то подсчитывал, а затем снова наклонился к бочке. Бочка вдруг сменила цвет на изумрудный. В воздухе резко запахло озоном, снова почувствовалась немалая ионизация. Гуманоид сделал еще пару движений и бочка погасла. Гуманоид что-то прострекотал, как показалось Владиславу, он был явно удовлетворен. И гуманоид немедленно подтвердил это, подходя к Владиславу:

- Настройка есть произведена, энергии хватило, но ваши батареи пусты, их нельзя задействовать.

- Это было ожидаемо, - вздохнул Владислав, - я принес еще два, сейчас схожу еще за парой, а остальные привезет мой друг, но позже.

- Время еще есть, сейчас все равно нельзя включать установку, канал не будет синхронизирован, - ответил гуманоид, - но мне вас нужно благодарить. Без вас я мог бы не найти выход.

- Да что уж там, - сказал Владислав, - вы же тоже спасли нас от нашествия пауков.

- Сейчас – да, - ответил гуманоид, - но на самом деле, я тоже был виноват.

- В чем же? – Удивился Владислав.

- В прошлый раз, когда я вначале хотел попасть в свой мир, из того мира, где был, я попал мир нитей, и когда выходил от них, неверно переключил синхронизацию, - объяснил гуманоид.

- И что же? – Спросил Владислав.

- Некоторое время канал мог быть открытым, - пояснил гуманоид,- поэтому эти существа из мира нитей и смогли попасть в канал в прошлую попытку связи.

- Получается, что ты оставил на некоторое время – этакую незапертую дверь, - сказал понимающе Владислав, - которой и пытались воспользоваться эти твари.

- Так и есть, но теперь канал закрыт совсем, - ответил гуманоид, - и существа из мира нитей, не смогут больше попасть сюда.

- Ну, вот и хорошо, исправили ошибку – закрыли дверь, - констатировал Владислав, - осталось только отправить тебя домой. Что, я думаю, мы и сделаем.

- Так есть хорошо, - сказал гуманоид, и снова вернулся к своей бочке.

Владислав подождал немного, а затем двинулся за оставшимися двумя аккумуляторами.

Времени у него было еще много, поэтому он решил не тратить его на разговоры с пришельцем, благо тот был не слишком многословен. А принести еще пару аккумуляторов, вполне можно было успеть.
Так прошло еще три часа, за которые Владислав успел совсем неспешно сходить за аккумуляторами, да еще и отдохнуть немного. А к тому времени начало уже и смеркаться и Владислав двинулся на оговоренную встречу с Константином.

Владислав успел прийти на место встречи первым. И даже еще почти полчаса ждал Константина. И вот, наконец, послышался шум двигателя. Через просветы между кустами стал виден петляющий по редколесью джип. На сей раз, Константин приехал один.

- Ну как наши дела? – Спросил он, выходя из машины.

- Да, похоже, настройку завершили, - ответил Владислав, - да еще и покаялись кое в чем.

- Это в чем же? – Удивился Константин.

И Владислав рассказал ему о признании гуманоида.

- Однако, честный он, да к тому же сам и исправил ситуацию, - сказал Константин, - да и без этого – нужно было помочь ему, все-таки застрял в чужом для него мире.

- А ты что приехал один? – Спросил его Владислав.

- А какой смысл держать здесь людей, если все равно мы таскаем все только вдвоем, - ответил Константин.

- Ну, тогда, берись за аккумуляторы, и потащили, а то время уже к закату, - сказал Владислав.

- Проводов вот только мало удалось взять, - посетовал Константин, нагружаясь аккумуляторами.

- С этим проблем не будет, наш новый приятель и без них как-то обошелся, - успокоил его Владислав.

- Ну, надо же, - пробормотал Константин, и друзья двинулись в путь.

Дорога к озеру стала уже настолько привычной, что Владислав уже даже перестал обращать внимание на окрестности и на бесконечные буреломы. Впрочем, в последних уже появились вполне проходимые просветы. И вот наши приятели, с еще четырьмя аккумуляторами выходят на берег озера. Гуманоид и на сей раз не прячется, к тому же он, судя по всему, занят какими-то вычислениями. Наши друзья с удивлением видят висящий прямо в воздухе полупрозрачный квадрат, размерами около квадратного метра, на котором вспыхивают и гаснут какие-то знаки и графики. Гуманоид лишь мельком оглядывается на наших друзей и произносит:

- Я суметь оптимизировать открытие канала, понадобиться всего десять таких энергоемкостей, как эти.

- Ну, слава богу, что не двадцать, - пробормотал Константин в сторону, - всего еще один раз придется сходить в машине.

- Ничего, сходим, - ответил ему Владислав, - я так понял – он действительно что-то оптимизировал, до этого он обмолвился о шестнадцати штуках.

- Ладно, - проворчал Константин, - ставим эти и идем в обратный путь.

Обратно, к машине, шли уже не так бодро, усталость все больше и больше давала о себе знать.

- Надеюсь, что этой партии будет точно достаточно, - вздохнул Константин, когда они в очередной раз нагрузились аккумуляторами из кузова джипа.

- Да уж, я тоже на это надеюсь, - отдуваясь, ответил Владислав.

В этот раз дорога показалась особенно длинной, из-за усталости пришлось отдыхать целых три раза. Но наши друзья все же постарались не тянуть время, ибо уже прилично стемнело.

Гуманоид , на сей раз был уже на склоне, и бочку свою перетащил туда же, и все аккумуляторы, кроме использованных, тоже. Друзья с трудом подтащили свою ношу к склону и остановились. По такому крутому уклону, идти с грузом, они не могли. Гуманоид посмотрел на них, быстро подошел, и легко подняв все четыре аккумулятора, отнес их к бочке.

И тут друзья стали свидетелем подключения бочки ко всем батареям. Гуманоид сделал какое-то движение рукой, и бочка очень коротко вспыхнула серебристым светом. Затем из неё выполз светящийся шнур и начал быстро двигаться, перемещаясь от одного контакта аккумулятора к другому.

- Вот это да, вот это технология, - с некоторой завистью проговорил Константин.

- Ага, а экран, висящий в воздухе, это как тебе? – Чуть саркастически спросил Владислав.

В это время гуманоид закончил возиться с бочкой и выпрямился рядом с ней. Бочка начала тускло светится желтоватым светом. Гуманоид повернулся к ним и сказал:

- Мне пора уходить, я должен вас благодарить за помощь. Хотел бы прийти снова сюда, но для безопасности пока нельзя открывать канал.

- Да что там, - ответил Константин, - мы все понимаем, рады, что смогли как-то помочь. Если когда еще будете в наших краях, будем рады свидеться.

Владислав кивнул головой в знак согласия:

- Это верно, все же приятно встретить братьев по разуму, хотя мы, наверное, в ваших глазах, еще как дети неразумные.

- Вы еще идете, у вас много ошибок, но без ошибок не было, ни у кого, - сказал гуманоид, - а теперь вам лучше чуть отойти.

И друзья поспешили последовать совету своего нового товарища, который вот так скоро уходил.

В это время на склоне появились сложные световые узоры, теперь они и, правда, были похожи на какой-то странный цветок. Затем прямо из этого «цветка» вырос световой конус, который мерцал и переливался. Гуманоид вошел в этот конус и, совсем по человечески, помахал людям рукой. Владислав и Константин помахали ему в ответ. В этот момент внутри конуса появилось нечто вроде светящегося коридора, в одном конце коридора стоял гуманоид, со своей бочкой, а в другом был виден слабый свет. Наши приятели пригляделись и увидели в конце этого коридора нечто, напоминающее долину, поросшую какой-то серебристой травой. С левой и правой стороны, сразу за концом коридора виднелись какие-то решетчатые конструкции. Гуманоид взялся за свою бочку, сделал движение руками и…

Исчез вместе с исчезнувшим коридором. Спустя секунду исчез и световой конус, вместе с бликующим узором на склоне. Сразу стало очень темно, но потом глаза привыкли к лунному свету. И стало видно, что на склоне – никого нет.

- Даже как-то грустно немного, - проговорил спустя минуту, Константин.

- Да, как будто нашли нового товарища, а ему пришлось уйти, - добавил Владислав.

- Но зато он домой, наконец, попал, я ведь понял так, что он давно уже по разным мирам болтается, - сказал Константин.

- Да, не хотел открывать канал для этих пауков, - произнес Владислав, - вот уж действительно жуткие создания.

- Не напоминай, я и так теперь, наверное, пару ночей спать будут со светом, - иронично проговорил Константин.

- Ну, что пойдем к машине, благо теперь в лесу уже и тропинка имеется,  - пошутил Владислав.

А знаешь, - мечтательно произнес Константин, - ведь до рассвета всего ничего осталось, может, останемся здесь, встретим рассвет? В кои-то веки ты увидишь рассвет на лесном озере.

- И то – правда, - отозвался Владислав, - чего торопиться то? Конечно, останемся.

В это время верхушки деревьев на холме озолотили первые лучи солнца. И приятели повернулись в сторону восходящего светила, наслаждаясь, простой красотой восхода солнца.


Рецензии
я давно подозревала, что инопланетный разум более добр к нашему миру, чем мы сами.а излишняя эмоциональность- это не так уж и плохо, лишь бы они не были отрицательными.

Ирина Матросова   22.02.2019 21:03     Заявить о нарушении
Знаете, я думаю, что человечество - оно сейчас, как этакий подросток в начале переходного возраста. Много хорохорится, считает себя важным и все знающим, а на деле скрывает за бравадой кучу комплексов.
Хотя, некоторые люди и понимают, что до истинной разумности нам еще далековато.

Спасибо Вам за отзыв.

Сергей Макаров Юс   23.02.2019 18:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.