Шурик Третий

Наша судьба - в наших руках.
Любой из нас в состоянии подтвердить или опровергнуть это банальное утверждение.
Но имя или, особенно, фамилия  иногда указывают пределы, через которые нам не дано перейти.

Добряка Шурика я знал лет с пятнадцати.
Сначала - как соседа по строчке выше в классном журнале.
Потом - как близкого приятеля, готового согласиться с любой ерундой, на которой я настаивал.
Или,  слегка покраснев и не без некоторых усилий с его стороны, проиграть мне в шахматы.

Удобно, правда?
Плата моя была невелика.
Единственный в классе я называл Шурика по имени.
Фамилия Третий была его личным клеймом.
Невыносимым и болезненным.
И, как я догадывался, основной причиной ненависти к старшему брату от первого брака матери.
Красавцу Ладыженскому,  молодому,  но уже популярному актеру.

Я старался прикрывать Шурика во всех его конфликтах с одноклассниками, учителями.
Везде, где он не мог добиться своего.
Почти всегда.

После школы пути разошлись.
Я уехал из родного города.
Шурик остался - решил стать моряком.
И стал - после провала при поступлении в высшую мореходку
отбарабанил три года на Северном флоте.

Потом - массажист, помощник хранителя в областном архиве,  рабочий сцены.
Перетаскивая декорации, познакомился с художником спектакля - нежной женщиной с зычным командирским голосом.
Поселился у неё, вообразив и себя художником.

Я встретил школьного приятеля на улице.
Идущего за руку с мальчиком, сыном подруги.
Буквально через пару минут ребёнок процедил сквозь зубы
-Третий, мама послала тебя со мной в парикмахерскую, постричься.
Ну и веди,  не болтай.
По-школьному покраснев, старый мой дружок осекся и как-то по-стариковски поплёлся со своим подопечным дальше.

Наступили девяностые.  Я был уже далеко.
Своих забот хватало.
Лет через десять оказался в Москве, в командировке.
Буквально на несколько дней.
Никто из старых знакомых в этом огромном городе и знать не мог в каком отеле я остановился.

Утром в субботу разбудил звонок и странно торжественный голос администратора
-В фойе вас ожидает Сан Саныч Третьяков.
Сам.
Хотел бы увидеться.

Почему бы и не встретиться с незнакомым человеком.
В выходной.  В городе, который успел стать чужим.
За долгие-долгие годы.

Шурик почти не изменился - так мне показалось.
Только сверлящие свинцом глаза.
И румянец стал непреходящим.
Он понял
-Да, давление - годы берут своё.

-Как ты узнал,  что я здесь?

-А мне по должности положено знать всё,  что происходит в Москве,

-И кто же ты по должности?

-Пенсионер. Простой пенсионер.
И ещё владелец.

-Заводов, полей, пароходов?

-Всегда ценил твою иронию.
Но ты прав. И этого отеля.
Знаешь, мне повезло, что ты здесь.
Всегда хотел,  чтобы именно ты узнал.
Сейчас наступило наше время.
Шурика Третьего больше нет.
Есть только Третьяков. Сан Саныч.

-Как твой брат?

-Ладыженский сдулся, спился  и помер.
Содержу его детей и внуков.
Все - на мне.

-Да, ты всегда был добряком - это железно.

-И ещё - где бы ты ни был, помни.
Мы за вами придём.
А я - за тобой.
Не бойся - не обижу.

-Я понял, Третий.

Третий, Третий, Третий - и только так...





 


Рецензии
Как случилось, что третьи прорвались?
Все и всех подмяли под себя.
Хозяева жизни, чёрт побери.
Может дело не в них, а в нас?
В вечной готовности подставить шею под ярмо ничтожеств.

Молодец, Нортон.
Вот так, в небольшой миниатюре выдать квинтэссенцию того ужаса, который произошёл со страной, с каждым из нас.

Подумал к какому жанру отнести Вашего "Шурика".
Не гротеск, не чёрная комедия - нет.
Скорее, спрессованный донельзя очередной акт бесконечной трагедии большого народа.

Саша Журбин   07.10.2017 17:59     Заявить о нарушении
Спасибо Вам.
Хотел бы я, чтобы Шурик Третий так и остался маленьким жалким неудачником и никогда не появилась на свету эта чудовищная "добрая" нелюдь.

Нортон Басседо   07.10.2017 03:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.