Национальная идея и третий проклятый вопрос ч. 4

ЧАСТЬ4
КОНКРЕТНЫЕ ШАГИ СЕГОДНЯ.
        Автор не призывает уповать на нового человека как мгновенную панацею от всех болезней. Необходимо сегодня делать конкретные преобразования и в обществе, и в экономике. Беда в том, что отдельные наши экономисты, особенно те, которые обладают административной властью для принятия государственных решений, слишком слепо верят в частные законы функционирования рыночной экономики и не обладают системным взглядом на неё. Поэтому теряется объективность оценки её значимости и не понимается подчинённость законов экономики законам более высокого порядка.

        Дело в том, что законы организации жизни, которые живут в сознании народа, оказывают более сильное влияние на благоденствие общества, чем экономические законы и принципы организации экономики. Кажется, впервые об этом сказал немецкий ученый Фридрих Лист. Из этого утверждения вовсе не следует, что экономика не важна. Чтобы понять слова Фридриха Листа, нужно вспомнить основоположника экономики Адама Смита. А он, сформулировавший первые экономические законы, говорил, что они действуют только "при рациональном поведении" экономического субъекта. Это и понятно, ведь экономика – это взаимодействие людей в процессе производства и обмена. А если люди преследуют не личные потребительские цели, законы и вовсе нарушаются. Во время Великой Отечественной войны люди в тылу вели себя не рационально, они работали на износ, и ими руководили не экономические законы, их вела мечта о Победе. И, как следствие, была достигнута такая производительность труда, которая Западу и не снилась.

        Познавая окружающий мир, человек придумал специальные системы познания – различные науки, которые изучают лишь отдельные аспекты бытия. При этом, обрезая многообразные "лишние" связи между реальными явлениями и событиями, он формирует искусственную среду чистой науки, где выявляет законы. Что из этого выходит?

        Проведем, даже не реальный, а просто мысленный эксперимент на Вашем заводе. Министерские сановники решили внедрить у Вас основы научной организации труда. Для этой цели они направили в экономические отделы группу "академиков". Учёные мужи тут же выдали букет высоконаучных рекомендаций в виде трёхэтажных формул и стремительных диаграмм, как оздоровить экономику предприятия. Но руководство, аплодируя новациям, будет лечить завод только такими методами, которые не нарушают полноту собственного кармана, а там их официальная зарплата составляет только крошки на донышке. Люди, достигшие карьерных высот, полагают, что не достигшие оных явно глупее их, поэтому дирекция завода думает, что их скрытые схемы увода денег людям не видны. Чистая экономическая наука без учета нравственности экономических субъектов даёт бесполезные рекомендации.

        Недалёкий человек охает и возмущается размером украденного. Но самое страшное не в прямом ущербе, а в косвенных потерях. Не произведённая продукция несоизмеримо больше украденных денег, потому что никогда человек на предприятии, где начальство ворует, не будет работать так, как он работал бы, веря в безупречность руководства.

        Чтобы избежать обвинений автора в прожектёрстве и отрыве от реальных насущных проблем, приведу несколько примеров необходимых практических дел, но с той целью, о которой скажу после этих примеров.

        Одним из важнейших вопросов является подготовка управленческих кадров для промышленности. Уровень образования директорского корпуса весьма низок, государственная система их переподготовки отсутствует. Образование среднестатистического директора можно наиболее ярко оценить на примере того, как у нас повсеместно проводится автоматизация финансово-хозяйственной деятельности.

        Когда директор устаёт от того, что на простой вопрос разные отделы несут ему разные цифры, а программисты разводят руками, убеждая, что все программы работают "правильно", то есть, как заказывали отделы, терпение директора иссякает, он стучит кулаком по столу и зовёт внешнюю фирму. Приходят солидные дяди с красочными буклетами и хорошо поставленными голосами поют ему сладкую песню с простыми и проникновенными словами – плати и завтра они установят программу, уже работающую в десятках мест. Чтобы учесть специфику, они проведут небольшое обследование, а на этапе разведки им нужна группа поддержки из аборигенов предприятия, хорошо знающих его.

        В итоге счастливый директор получит умную систему, которая при нажатии одной кнопки будет выдавать ему любую нужную справку. И он совершает роковую ошибку – верит в эту гнусную ложь, ибо певцы умалчивают о принципиальной невозможности с помощью автоматизации устранить нехватку достоверной информации. В результате в учёте вместо обычного бардака возникает бардак полностью автоматизированный.

        Если плановики верстают бюджет по одним кодам затрат и доходов, а бухгалтерия отражает фактические по другим, то первопричину несоответствия информации никакая программа устранить не сможет. Если в справочнике контрагентов одна и та же фирма заведена несколько раз с разными наименованиями: большими буквами, маленькими, в кавычках и без, то формирование корректных справок по поставщикам и покупателям в автоматическом режиме невозможно. Если в справочниках договоров и подразделений, а также в десятках других, содержится неправильная или вовсе абсурдная информация, то никакая самая совершенная и дорогая программа не поможет директору.

        Однако, как правило, руководство из-за недостатка образования не понимает, что автоматизации целесообразно подвергать чётко структурированные и организационно отлаженные процессы, и надеется на варягов со стороны, в помощь которым и формирует бригаду. Её состав изумителен, некоторые её персонажи есть и на Вашем предприятии. Вот они.

        "Директор по экономике". Из комсомольских вожаков. Наполнен величавым достоинством. Скрывая некомпетентность, умеет держать паузу и весомо говорить общие слова о стратегическом планировании и системном подходе, которые понимает весьма примитивно: стратегическое планирование у него – это долгосрочное, эдак лет на пять, а системный подход – это просто комплексное всестороннее рассмотрение вопроса. При обсуждении конкретных дел с подчиненными "утирает им нос" неким доступным только ему сокровенным знанием ситуации в Министерстве или даже бери выше, поэтому доводы специалистов в его кабинете просто блекнут.

        "Молодой курсист". Окончил курсы МБА, где его научили квадратиками и стрелочками рисовать схему управления предприятием. Теперь как откровение объясняет, где на схеме "вход" и "выход". Насобачился в терминах и сыплет ими скороговоркой, наслаждаясь эффектом. При этом сам их не понимает, но об этом не догадывается. На рабочем столе умные книги разложены так, чтобы входящим было удобно прочесть названия. Принуждает себя читать экономическую периодику и ходит по коридору с горящим взором. Новое дело для него – средство засветиться перед начальством.

        Главбух "Марь Иванна". В совершенстве владеет математикой в пределах четырёх арифметических действий. В шкафу до сих пор хранит счёты и искренне полагает, что "Бухгалтер – это звучит гордо". Ум окружающих меряет знанием дебета и кредита. В споре наповал срезает противника очередью из бухгалтерских проводок, знает их все и, того гляди, вот-вот изобретёт гениальную. На все новые затеи смотрит, как на блажь начальства, отвлекающую от дел.

        В такой сборной команде из заезжих "городских" и местных "деревенских" взаимопонимания нет, потому что у них разные цели. Ну, а результат Вам известен – система принимается в эксплуатацию, фирма после себя оставляет десятки томов инструкций и идёт "стричь бабки" в другое место, начальство делает вид, что успех достигнут, а жизнь течёт по-прежнему.

        Второй пример – отсутствие эффективной схемы управления отраслями промышленности. Существует отрасль (впрочем, характер процессов, протекающих в других, аналогичен), состоящая из десятков предприятий, тесно между собою связанных. Одни добывают сырьё, вторые перерабатывают его и создают промежуточный продукт, третьи выпускает готовую продукцию, также есть вспомогательные производства и НИИ. Все предприятия объединяет географически распределённая технологическая цепочка создания сложной наукоёмкой продукции из исходного сырья. Естественно, что весь цикл производства необходимо координировать и в рамках отрасли проводить единую научно-техническую и ценовую политики, учитывая интересы и специфику отдельных предприятий. Со всем этим в Советские времена успешно справлялось советское Министерство, а отрасль была гордостью страны.

        В 90-е годы Министерство выделило из своей структуры новое образование, получившее статус хозяйствующего субъекта. По сути те же министерские люди сидели в тех же кабинетах. Только в табличках на дверях 7-ого этажа появилось новое слово "Корпорация…". Конечно, обоснованием целесообразности было повышение эффективности. Как нам всем до боли и до смеха это знакомо!

        Не стану излагать циничный механизм действий и слова прикрытия новой структуры. Важен результат: теперь предприятие, добывающее сырьё, поставляло его не заводу-переработчику, а он в свою очередь не изготовителю экспортной продукции, а оба поставляли свою продукцию в Корпорацию. Конечно, вагоны шли в прежнем направлении, да и в кабинетах содержимое вагонов никому не было нужно. В кабинетах нужны были деньги. И, вроде бы, с благой целью – чтобы эффективно их перераспределять между предприятиями отрасли, поддерживая и науку, и "сырьевиков" и выделять средства для крупных отраслевых проектов государственного значения.

        Есть одно "но". Механизм ценообразования на всех стадиях технологической цепочки между предприятиями и ранее всегда был подконтролен Министерству и можно было бы, как и прежде, перераспределять финансовые потоки, не вмешиваясь в производственный механизм непосредственно. Однако, при этом огромные деньги текут не совсем по "правильному" руслу – они текут мимо. И кабинетные работники, нарядившиеся в шкуры "спасителей отрасли", начали с упоением делить пирог. Радость творчества объяснялась просто: при разрезании пирога образуются маленькие крошки.

        И налетела на крошки туча бездельников. Проблема даже не в том, что их слишком много, а в том, что они не способны руководить отраслью. Среди них практически нет ученых и инженеров, имеющих широкий профессиональный взгляд на отраслевое производство. Там преобладают финансисты, которые "оптимизируют" финансовые потоки.

        Они сами и прикормленные ими возмутятся: "Какая клевета!" Но давайте взглянем на косвенные, но убийственные результаты правления данной клики. За счёт чего отрасль добилась результатов в послевоенные годы – за счёт политики подбора кадров и оплаты труда, которая в эпоху всеобщей уравниловки была значительно выше, чем средняя по стране. А теперь с заводов лучшие специалисты уходят. Разве качество продукции не должно неуклонно снижаться?

        Что получается в итоге. У реального товаропроизводителя изымается прибыль в карман посредника вместо направления на развитие производства.

        Вспомним, для чего Пётр I решал проблему выхода к морю и строил флот. Чтобы русские купцы могли сами везти товар за море и получать за него полную цену, а не отдавать задёшево "немцу". Неграмотный, по нашим меркам, Пётр понимал, что прибыль своего промышленника стимулирует рост производства и доходы казны, а прибыль заморского посредника душит производство. А грамотные, с дипломами, новые хозяева не понимают, потому что это находится за пределами их кругозора фельдфебеля.

        После этого можно что угодно врать про эффективность управляющей Корпорации, теперь уже имеющей другой статус, честному и понимающему человеку ясно всё. Кстати, самый мелкий клерк новой структуры, высасывающий с заводов отрасли информацию в виде бесполезных бумажек, "зарабатывает" в несколько раз больше тех, кто реально создаёт продукцию. За что? Государство не имеет права самоустраняться от решения вопросов управления стратегическими отраслями и попустительствовать процветанию анклавов малообразованных временщиков и откровенных ворюг.

        И последний пример – недопущение изменений законодательства приводящих к непроизводительным затратам. Бесспорно, что здесь любое новшество преподносится с обязательным расчётом положительного экономического эффекта. Проблема в том, что расчётчик считает только в своем огороде, а за пределами не способен и не заинтересован. В итоге он проталкивает решение, которое даёт положительный эффект лишь внутри его забора. Но в рамках узкоспециализированного знания нельзя получить оптимального решения.

        Ошибку, которую делают, когда учитывают одни факторы и не учитывают другие, можно проиллюстрировать на примере действий кошки во время наводнения в грозу. Что ей делать, когда вода прибывает? Забраться на дерево, что повыше, чтобы вода никак не достала. В математике решение, принятое кошкой, называется локальный экстремум. Оно безупречно, если учитывать только один фактор – уровень воды. А если дополнительно учесть риск удара молнии, то оптимальным будет дерево, но пониже. Если учесть все факторы, то мы найдем абсолютный экстремум. Но интеллект кошки не позволяет ей сделать правильный выбор.

        Также действует и яйцеголовый чиновник из Минфина, который доказывает, что если всего лишь чуть-чуть изменить схему налогообложения, то налогов в бюджет будет больше, а налоговых лазеек для жуликов меньше. В силу своего бухгалтерского или околобухгалтерского образования он не может даже задуматься о том, что его экономический эффект ничтожен по сравнению с колоссальными затратами по всей стране. Ведь на всех предприятиях страны нужно переделать формы итоговой отчётности и программы, которые этот налог рассчитывают. И это только крупное, что надо делать, не считая всякой мелочёвки типа чтения и разбирательства очередного минфиновского "изобретения".

        Кто заполнял по итогам года форму о доходах физических лиц, знает, что только с начала века бланки менялись почти ежегодно. Кто сравнивал потери времени и нервов трудоспособного населения по заполнению этих бумажек с той целью, которая ставилась при их постоянном изменении? Люди за это "потерянное" для общества время могли бы сделать много больше и ценнее тех новых бланков, которые "изобрел" чиновник.

        Конечно, жизнь не стоит на месте и без изменений не обойтись, но в области бланкотворчества не чаще, чем раз в десять лет и с обязательной сравнительной оценкой желаемого эффекта с общими затратами в масштабах страны. Этим должен заниматься специализированный государственный орган вневедомственного подчинения.

        Подчеркну, что рассмотренные практические шаги: подготовка директорских кадров, реорганизация управления отраслями и сокращение потерь от законотворчества отнюдь не являются примерами действий, первостепенных сегодня по значимости, времени и экономическому эффекту. Выбраны лишь те примеры, которые хорошо знакомы людям, работавшим на крупных предприятиях, которые не являются ни экономистами и ни управленцами.

        А теперь о той цели, ради которой приводились данные примеры. Хотелось бы обратить внимание на один общий аспект этих реальных практических дел, а также тех, которые считаете важными лично Вы. Все они, без исключения, зависят от квалификации тех, кто их предлагает и воплощает. То есть успех любых начинаний зависит от общей культуры и разностороннего образования их участников. Только вот в нашем обществе кто-то должен повторять и повторять призыв Ленина "учиться и учиться". И не просто повторять, а поощрять, хотя бы в нематериальной форме. С научной точки зрения, с позиции системного анализа, образование – есть накопление информации в системе. А постепенное накопление информации в обществе, как и в любой системе, с неизбежностью приводит к перестройке её структуры, её усложнению и повышению устойчивости.

        САМОЕ СТРАШНОЕ НАКАЗАНИЕ.
        Не зная как бороться с продажностью системы, мы одобряем действия участкового, который сохранил честь и не сдал "ворошиловского стрелка". В советские времена экранные и литературные герои в милицейской форме были кристально честны и никогда не нарушали закон. Сегодня "честный мент" может остаться честным только тогда, когда не соблюдает мёртвый формальный закон. Он знает, что на суде Всевышнего не нужны доказательства, там бездоказательно торжествует чистая истина. А рука Всевышнего – это его рука, ибо в сложившихся обстоятельствах другого пути к справедливости не было.
 
        Такая метаморфоза нашего сознания произошла от чувства безысходности и неверия в реальность наказания могущественных преступников. Шатаясь между гуманностью и беспощадностью, мы никак не решим, что лучше – уничтожить или пожизненно запереть мерзкую тварь. В эпоху великих географических открытий для закоренелых убийц люди придумали наказание: изумительное по гуманности, удивительное по силе воспитательного воздействия и страшное по существу – высадка на необитаемый остров. И хотя островов явно маловато, этот вид наказания можно с успехом применять и сегодня, потому что главное в нём – не физическое, а нравственное отторжение обществом.

        Мы негодуем, когда высокопоставленные мерзавцы "отмазывают" себя и своих чад от наказания, а блюстители закона допускают произвол. Но в наших руках есть безотказное оружие возмездия, которое можно применять, не нарушая формальный закон. Просто нужно, чтобы какая-нибудь авторитетная организация заявила, что общение с некой фигурой недостойно её членов. Первое, что приходит на ум: "Сильные мира сего плевали на общественное мнение". Э-э-э, не скажите! Высокосидящая гнида и её вонючее отродье могут наплевать на частное мнение обывателей, но общественное мнение, коль оно сформировано, сильнее всей своры паразитов. Император Священной Римской империи Генрих IV облачился в рубище и босиком на снегу несколько дней вымаливал, чтобы только выслушали его. Что же с ним случилось? В далёком Риме папа сказал в его адрес несколько фраз и от него все отвернулись. Он остался один. Ещё вчера был император и вдруг сдулся. Гражданская казнь при её неукоснительном применении в ряде случаев унизительнее и эффективнее казни смертной.

        Ваш сослуживец, неизменно ходящий с честной рожей, попался на финансовых махинациях, при получении взятки или удрал, оставив сбитого ребёнка на обочине. Чудесным, но нам известным способом, стряхнув досадные "напасти", самовлюблённая свинья по-прежнему цветёт манией собственного превосходства. Ф.Бэкон, а до него – Солон, утверждали: "Законы подобны паутине, мелкие насекомые в ней запутываются, но крупные – никогда". Ваше "с сотоварищи" гневное негодование в курилке безвредно для объекта осуждения, разрушительно для Вашей психики и ничего не оставляет кроме вони, которая рассеивается, как дым на месте сходки.

        Но есть другая стратегия Вашего поведения, молчаливая, но убийственная для отверженного. Ведите себя безукоризненно вежливо, но подчёркнуто презрительно. Кланяйтесь при встрече, но не подавайте руки. Обсуждайте сугубо рабочие вопросы и игнорируйте во всём остальном.

        Ни один член коллектива не сможет противостоять такому воздействию. С помощью технических ухищрений мы проникли и можем подолгу находиться в подводном мире и космосе, но колоссальное давление глубин океана и вакуум космоса для социального индивида – ничто в сравнении с социальным вакуумом, в котором человек существовать не может. Вы скажете, что так можно третировать мелкого клерка, но не начальника. Ошибаетесь! В одиночку бесполезно, а всем миром – можно. Но нужна организация.

        Созерцание или участие в нравственной казни для палача приятнее, чем казнь физическая, и палач здесь – всё общество. Попадание в "черный список", по сути, означает гражданскую смерть, но с возможностью воскрешения через покаяние. Эти списки будут пострашнее любых "списков Магницкого". Здесь необъятное поле для приложения неуёмной энергии молодых, для которых социальный репортаж станет хобби. Детские игрушки в виде ленточек и синих ведёрок с помощью социальных сетей превратятся для обнаглевшей "элиты" в подобие Молота ведьм.

        Освоив технологию применения этого нравственного воздействия, мы получим оружие неимоверной и неведомой силы. Каждую неделю, если не чаще, с экрана нам сообщают такое, что весь вечер на взводе и ещё пару дней вспоминаешь, пока опять не сообщат новое, как очередной мерзавец безнаказанно убил или украл в немыслимых размерах. И что более всего возмущает – раньше вор и разбойник имел образ волосатого мужика с кистенём, поджидающего тебя на тёмной дороге, а сегодняшний имеет холёную рожу в галстуке и ворует днём, сидя в кабинете.

        Чтобы поверить в свои силы, важно единожды ощутить вкус победы. Когда в очередной раз власть ни на одном из своих этажей не найдет законных оснований признания преступности деяний ну очень уважаемого члена из "касты неприкасаемых", необходимо устроить показательную гражданскую казнь этому члену. Для достижения полного эффекта травле необходимо подвергнуть всю семью и всех знакомых, продолжающих общение с ним. Вы скажете, что сын за отца не ответчик, и Вовочка не виноват. Вы правы, недоросль не виновен в том, что папочка украл. Вовочка виновен в том, что гнул пальцы в школе и хвастал: "Да ты знаешь, кто мой батя! Да, он может… !, Да у него… !". А теперь поджал хвост, когда отцу его прищемили. Вот за это он и должен получить презрение и насмешки. Знаем, знаем, – Вы сейчас скажете, что по закону нельзя публиковать сведения о несовершеннолетних. Но речь идет не о публикации, а о "безобидном" наказании сопливого со стороны его сверстников, которые случайно узнали. Они ведь тоже имеют право строить новую жизнь. Свою порцию должна получить и мамочка выродка, впадающая в соблазн неведения, страшась правды, для которой "… всё божья роса", чтобы ни натворил её Сашенька.

        А любимая подстилка высокого чиновника, рядясь в меха и бриллианты, не догадывалась, что облачает телеса в ворованное? Ужели Вы хотите сказать, что дура – самый точный синоним к слову женщина? Нет? Но тогда она распространяет идеологическое зловоние псевдобогемного образа жизни не меньше её сожителя. И, безусловно, прав Р.Кадыров. Люди, не остановившие и не осудившие преступления близких, должны нести за них ответственность, – пусть не уголовную, но нравственную неотвратимо.

        Чтобы на корню не опорочить всю идею, избежать самосуда и хаоса в самодеятельности масс, процесс надо возглавить. Вот тогда цунами народной воли смоет все нечистоты. Продажные законники возмутятся: "А где же презумпция невиновности. Преступность деяний определяет лишь суд".

        Лет пять назад или более в рамках разбирательства по "крышеванию" игорных заведений вызвала бурю эмоций фотография, где прокурор обнимается с "вором в законе". Но другой прокурор нас, необразованных, просветил: "Фотография семейного праздника не является доказательством вины". Нас держат за идиотов. Люди, всю жизнь занимающиеся единственным избранным делом, склонны переоценивать значимость постулатов их профессии, придавая им вселенское значение. Истинность утверждения "нет доказательств" оценивается ими нормами Уголовного кодекса. Для целей судебного разбирательства и вынесения обвинительного приговора данная "улика" невесома и смехотворна. А для вынесения народом нравственного приговора всей нашей прогнившей системе фотография братания служителя Фемиды с бандитом вполне достаточна. Нравственный приговор более весом и имеет для продажных судей и милых им воров неотвратимые последствия, ибо он в конечном итоге взрывает государство, на котором все они паразитируют. Силу любому обществу придает вера в него его граждан. Система доказательств и наказаний, опирающаяся на Уголовный кодекс, – не безупречна. Нет неоспоримых доказательств, что даже физические мировые константы являются таковыми за пределами нашего горизонта знаний. Что же тогда говорить о постоянно меняющихся во времени измышлениях людей в области права.

        А законникам по поводу презумпции невиновности можно ответить: "Мы не присваиваем себе незаконное право судить кого-то по Вашим нормам Уголовного кодекса и потому сами неподсудны. Мы просто не берём некоторых "играть в свою песочницу". И это всё. Но это "всё" при массовой эпидемии носителей новой морали означает смерть заразе.

        В нашей борьбе главная трудность в том, что эти сволочи не по ту сторону баррикад – они среди нас. Поэтому фронт может пройти через многие семьи. А самые страшные враги: святая материнская любовь и сыновний долг почтительности.

        Кого возводим мы в ранг святых? Человека безупречной нравственной чистоты в мыслях и делах, для которого нравственные принципы превыше всего, за них он взойдёт на костёр. А что мы разумеем, когда говорим: "Слово мать – святое"? То, что любовь матери бескорыстна, безгранична, чиста и толкает её на самопожертвование ради родной кровинушки. Любой ценой мать обязана спасти. Она будет клеветать на невиновного, покрывать проступки своего чада, совать взятки, лгать, изворачиваться, – лишь бы обелить любимого выродочка. Для большинства "святош" беспринципность – лучшая подруга их материнской любви.

        Безвестная Лариса Ивановна или Елена Борисовна будет с жаром убеждать нас, что она лучше всех знает своих детей и что они у неё очень хороши: и за лекарством ходят и на пианино играют, а уж такие вежливые – что со всем подъездом здороваются. Вот соседские, те – гадёныши. А, если самое лучшее дитя чего ненароком натворит, то наслушавшись про его тяжёлое детство, про то, что у него ножка долгое время "бо-бо" или как им восторгались учителя, чуть не прошибает нас слеза умиления и мы охотно верим, что он просто ангелочек рядом с маминой юбкой.

        Но и Вам, ослепшие от безоглядной любви родители, неплохо бы признать, что для всех остальных важно не какой он рядом с Вами, а как он ведёт себя со случайными людьми.

        На словах кругом все принципиальные. Вот молодая счастливая мама в начале 90-х брызжет слюной перед подругой, гневно осуждая распущенность нравов, негодуя на расцветший бандитизм и не сознавая, что в основе её желчи лежит боязнь за будущность её детей. Но вот прошли годы. И вдруг она с ужасом обнаруживает, что её дочь – проститутка или сын – бандит. Её принципиальность мгновенно испарилась, она уже не отвергает огульно всех, кого ранее презирала, а пытается понять и оправдать сына и дочь. Если ей напомнить её старые слова, она навечно затаит стойкую глухую обиду или тотчас разорвёт Вас на месте. Так ведёт себя собака, когда чужой обижает хозяина. Собаке неведомы нравственные колебания. Какую бы низость и подлость он не совершил, как бы ни далёк он был от звания Человека, верный пёс будет всегда его защищать. Потому что собака – не друг человека, собака – друг хозяина. Хозяин – свой и потому его надо охранять.

        Ну что, Димочка или Олежек, может в моей картинке есть фальшивые мазки? Конечно, твоя мамуля не такая. Она достойна глубочайшего уважения, как та, что в известном рассказе Н.Носова не приняла сына с ворованными огурцами. Нет-нет, мы не сомневаемся.

        Лучше взглянем на тебя, сынуля. Сызмальства ты ни в чём не знал отказа. У тебя были немыслимые игрушки, сладости, отдых в Альпах и на Канарах, всегда водились карманные деньги. На первом курсе ты уже катал сокурсников и товарищей-прилипал на крутой тачке. Всё – только лучшее. Уже тогда перед тобой замаячили широчайшие перспективы. И это всё – по праву, а вовсе не потому, что ты родился в "правильной" семье. Ведь ты же гораздо умнее окружающих. И все кругом тебе должны. А тебе на всех наплевать, – у тебя-то жизнь удалась. К 20 годам ты настолько поумнел, что увидел ясно: правительство – тупое, власть на местах – продажная и бездарная, и что из "этой страны" (такое имя ты придумал для родины) надо "валить". Но не успел, – папочка после диплома тебя пристроил к тёплому месту. Деньги – хорошие, но до отцовских, добытых другим способом, – далеко. И тогда, наконец, ты прозрел. Ты ругал страну. А, оказывается, до такого состояния её довели такие, как твой папаша. И пред тобой выбор: или ступать по стезе отца или в рожу ему плюнуть и уйти, сказав: "Положи в гроб свои ворованные миллионы". Если мы способны на такое, значит блистательна судьба России.

        Автор не призывает никого к высокой нравственности, да и права такого не имеет, а готов уважать незыблемость Ваших убеждений, каковы бы они ни были. Главное, чтобы они не менялись со среды на четверг. Вот Вы, Эльвира Эльвировна, костерите на чём свет тех сволочей, что не пропускают Вас на "зебре". Вы не делаете скидку на пол, возраст и дебилизм. Вы равно презираете и сопливого Серёжу, и почтенного Василия Ивановича, и глупую Нину. Что шипите Вы вослед: "Чтоб ты сдох, козёл вонючий!" Или даже нецензурно? Всё простительно: Ваш гнев – праведный. Ну так чёрт с ними. Не до них сейчас: сыночек давно не навещал. Ну, нет-нет, – позвонил, скоро будет. Уж и блинов напекли, и сметану достали, теперь только в окно выглядывать. Но, что это? Вы обомлели – Ваш Андрюшенька, под окнами промчался по "зебре", так что соседка аж отпрянула назад, да ещё окатил грязью какого-то ротозея. Ну, слава Богу, никого не задел, а остальное ему простительно, – ведь он спешил к маменьке. И Вы его встречаете не сковородкой по голове, а блинами и укорами, что так ездить нельзя, ведь можно разбиться или сесть из-за какого-нибудь дурака.

        В социальной жизни все наши мерзости проистекают оттого, что большинство живет по формуле "Своему прощаем всё". И эти "себе-всё-прощенцы" с гордостью каркают принципы, но отбрасывают их, как только они ущемляют личные интересы. На деле выходит, что их принципы – простое словоблудие. Осуждение близких влияет на нас больше, чем нормы закона. И спустя два века для нас главное – "…что станет говорить княгиня Марья Алексеевна".

        Нравственное оздоровление общества достигается не ужесточением законов, а созданием атмосферы нетерпимости к поведению хама, независимо от степени родственной или свойской близости его к Вам. Редкий человек самостоятельно способен на такое. Нужна организация новых людей, одержимых целительными идеями, порождающими массовое всенародное движение.

        О ЛОЗУНГАХ И ГЛАВНОЙ БЕДЕ ВЛАСТИ.
        Лозунг по своей сути есть призыв к некоему действию. Через наши глаза и уши каждодневно их проходит тьма. Присмотревшись внимательно к ним, мы увидим, что большинство из них ведёт к ложным целям по причине их недостижимости предлагаемыми методами.

        "Сбережение народа". В данном, на первый взгляд благом, призыве невольно проскальзывает пассивная роль народа в процессе оберегания его некой верховной властью, которая якобы знает, что для народа хорошо, что для народа плохо. Великий писатель, несомненно, хотел сказать другое, но сказаны и остались в памяти именно эти слова. Чтобы сберечь народ, недостаточно его кормить и оберегать от невзгод, надо сподвигнуть его на великие дела, заставив поверить, что ему любые цели по плечу. Тогда он сможет проявить чудеса творчества и силы. Лучшее, что могла бы сделать власть для сбережения народа – это ссадить с его шеи чиновников-паразитов, но не может, потому что слишком высоко забралась коррупция. Эта язва тем и страшна, что ввергает человека в апатию, лишая его последних сил и надежды.

        "Собирание земель" – ещё хуже. Крайне опасный лозунг, всё ещё крепко сидящий в умах многих и многих наших политиков. Он редко проявляется в словах, всё больше в делах с не афишируемыми ностальгическими целями или в пустых затеях, ведущих к губительной растрате сил и финансовых средств. Несвоевременно сегодня сожалеть о потере исконно русских территорий. У России необъятные просторы не раз её спасавшие, но сегодня ей не хватает людских ресурсов. Не о собирании земель нужно думать, а о собирании народа. Если мы цивилизованно ограбим соседние страны, – как это делает Америка, – переманив тех, кто любит или готов любить Россию – это будет и по закону, и по совести. Однако, Крым –это особый случай.

        "Права ребёнка". Чтобы реально защитить ребенка, надо не накачивать его правами, а укреплять институт семьи и повышать в целом нравственный климат общества. Мать любит дитя, не задумываясь о мифических правах ребенка. Переводя отношения в плоскость прав и обязанностей, мы лишаем ребенка главного – бескорыстной безотчетной любви. Формализуя отношения и вводя структуры, выполняющие функции соглядатая, мы вторгаемся в пространство, где чужой всегда лишний. Данные действия приведут к неизбежному побочному эффекту – часть семей просто не будет заводить детей и тогда никто не ущемит прав не родившихся. А то, что у тех, кто мог бы родиться, но не родился, тоже есть право на жизнь, безмозглые адвокаты не подозревают, ведь это не прописано в их юридических кодексах.

        Надо очень настороженно относиться к словам и действиям адвокатов, людей особого склада, за мзду способных с учёным и бесстрастным видом защищать самую мерзкую тварь. В России на невозделанном поле "прав ребенка" у сердобольных адвокатов есть прямой корыстный интерес. На территории любви пауки-адвокаты пытаются раскинуть сети ювенальной юстиции и в статусе первопроходцев наплодить различные новые структуры – комитеты, комиссии, агентства по защите или даже Министерство, а потом их возглавить. А что будет со страной и с молодым поколением – их не интересует. Для них главное – обеспечить для себя место кормления.

        "Модернизация производства". Эти слова вызывают одобрение, радостные надежды и умиление только у замшелых домохозяек, смотрящих любовные сериалы. Модернизация как она понимается и преподносится, недостижима и обманчива, как мираж. Недостаточно осознать её как цель и выделить финансовые средства на закупку новейшего оборудования. Те, кто в заводские цеха ходил не на экскурсию и истёр здесь не одну пару штанов, на проблему смотрят по-другому. На рубеже 90-х автор работал на экспериментальном производстве крупного НИИ, где на уникальном оборудовании изготавливались опытные образцы очень сложной продукции. Вдруг финансирование обвалилось. Народ – кто куда: сварщик Санёк подался в челноки, технолог Петрович уехал шабашить. Через два года также вдруг – новый заказ и большие деньги. И те, кто остался из бывшего коллектива, честно признались, что не смогут выполнить заказ, потому что станки мертвы без ушедших людей, имевших практические, непередаваемые словами, навыки, которые сродни чутью.

        Можно перечислять и перечислять лозунги-призывы – "Освоение Арктики", "Борьба с пьянством", "Поддержка села"… Проблемы запустения сельскохозяйственных угодий и не освоенность просторов Арктики очень важны. Но попытки решать эти вопросы без постановки других более важных и фундаментальных задач бессмысленны. Подавляющее число лозунгов порождается властью, а в них, как в зеркале, отражается бессилие властвующих и их слепота. Маниловщина, непонятно на чём основанные мечтания о могучей России порождают эти лозунги, их цель – показная забота о народе и мазки на автопортрет, который малюет власть. Много разных починов было с начала перестройки, а построено мало, всё больше разваливается. Торгашеские и увеселительные центры – не в счёт. Да, у нас есть победы, но они тактические, они не обеспечивают глобальный прорыв. Всё дело в том, что предлагаемыми методами мы не устраняем причину разрушения, а лишь красим и красим треснувшую стену. Построение эффективной стратегии развития страны невозможно без понимания главного вызова для России. Всевозможные "знатоки" укажут на финансовый кризис, сырьевую направленность экономики, оснащение армии, отсутствие демократии, козни Запада и множество других причин, способных привести к гибели. Но не порывы ураганного ветра валят дерево, а внутренняя гниль.

        Недоучившийся семинарист и поклонник кукурузы, – по интеллекту и стилю руководства, – были очень разные, но есть между ними то общее, что вокруг них, пусть не в ближайшем круге, но в последующих – достаточное количество технически грамотных людей, которые на производство имели системный взгляд. Пусть строгий пастух – самодур или недалёкого ума, ватага грамотных подпасков сделает своё дело. Главная проблема России – кадровая. На уровнях принятия решений её заполонили менеджеры с экономическими и юридическими дипломами. А в сфере производительного труда хроническая нехватка людей, понимающих дело. Юристы и экономисты, особенно грамотные, конечно нужны, но когда не хватает рабочих и инженеров, юристы и экономисты поневоле превращаются в дармоедов. В основе благосостояния общества лежит производство материальных ценностей, а не юридически защищённое манипулирование финансовыми потоками. Социализм прославлял человека труда, а современная система у нас в массовом порядке плодит ворюг, торгашей и прожигателей жизни и крайне мало рождает созидателей. Прямым следствием нравственной деградации общества и потери правильных жизненных ориентиров является неуклонное падение квалификационного уровня во всех областях. Вот главная проблема, без решения которой величественные лозунги, рождённые властью, смешны.

        Человеческое общество – чрезвычайно сложная, непостижимая до конца, социо-техническая система. А есть системный закон, суть которого такова: разнообразие и сложность набора инструментов, с помощью которых мы пытаемся управлять, должны соответствовать сложности объекта управления. Или совсем просто словами гения – невозможно "лопатами и вилами, денёчек покумекав, выправить дефект синхрофазотрона". Этот дилетантский подход мы наблюдаем постоянно: годы назад после череды неудачных космических пусков депутаты планировали обсудить проблему на осенней сессии. Они не видят истинной причины – им нужно посовещаться. На совещании по проблемам авиации звучит призыв поднажать. После падения "Протона" запрашивается список виновных и принимается решение усилить контроль. Но надсмотрщик может увеличить интенсивность и количество, но не качество труда. У нас и без того миллионы здоровых мужиков выведены из сферы производительного труда: всевозможные охранники пасут "священную корову" – частную собственность за высокими заборами особняков наворовавших. Думающим людям становится страшно после подобных высказываний. Боже, кто сидит в Думе, кто допущен принимать решения! Россия потеряла коллективы, способные поддерживать высокотехнологические производства. Французским корабелам мы заказывали "Мистрали", не потому, что они очень хороши или у нас много денег, а потому что исчезли "рабочие династии Журбиных".

        Вы скажете: "Это ложь. У нас там что-то изобрели и внедрили, здесь построили и даже в новостях показывали, а завтра ещё три на воду спускаем". Да, не все перепродают, кто-то и создаёт. Но в целом масштаб новаций резко упал. В сотнях городах России на вопрос к прохожему, а что у Вас за последние четверть века построено, замашет он руками в разные стороны. За углом торговый центр, здесь развлекательный, там ещё два. Хоть один, пусть даже свечной, заводик есть? Не прав прохожий. Есть. Где-то оконные рамы делают, а где-то – двери. Однако, размах строительства не сравним со стройками 30-х годов или послевоенным подъёмом промышленности. Общество заражено идеями скупить и перепродать, занять хлебное место и получать откаты или хапнуть и свинтить за границу. В обществе не культивируется стремление к созиданию.

        Глобальные проблемы невозможно решить в очаге их проявления, ибо их корни лежат на другом уровне.

        Возьмём школу. Родители вундеркиндов расскажут нам – в чём её проблема. Учителя сплошь бездарные, не умеющие найти подход к ребёнку и потому не имеющие права работать с детьми. Вот только сами они в педагоги не хотят – слишком мало платят. По их мнению, учитель должен не моему желающему учиться середнячку объяснять теорему Пифагора, а половину урока искать подходы к гениальному уроду, который ходит в школу самоутверждаться. Таких родителей не волнует, что их ненаглядный мешает учиться остальным и третирует учителя, который не имеет возможности ответить симметрично. Они строчат на него жалобы. А бедный учитель, унижаясь, должен оправдываться.

        При этом в Министерстве образования измышляют современные научные методики учебного процесса, не замечая главной проблемы. Почему? На всевозможных методиках можно защитить диссертации, а затем с научной кафедры вещать псевдонаучную чушь. А спросите в какой-нибудь беспросветной глухомани простого пастуха – как улучшить школьное образование. И вы удивитесь проницательности весьма далёкого от педагогики человека.

        Единственный и верный способ – поднятие авторитета учителя. Чтобы вонючая сопля и сияющие любовью родители стояли навытяжку перед школьным учителем, слушали и молчали. А придя домой, любимое чадо мордой о стол, приговаривая: "Ты не дорос осуждать учителя, не мешай учиться другим". И неважно, что порой родители из числа чрезмерно образованных "академиков" по опыту и знаниям не соизмеримы с 20-летней "училкой". Проявляя хотя бы внешнее уважение к учителю, мы настраиваем своих детей учиться. Основы эффективности учебного процесса закладываются не в школе, а в семье.

        Школьный учитель – величайшее достояние нации. В подавляющем большинстве случаев в школу идут не за деньгами, а в силу потребности отдавать себя. Основное, что должны делать вышестоящие над школой структуры, - это всячески оберегать учителя и ставить на место несовершеннолетнего "героя" и взрастивших такое чудо родителей.

        Поэтому нельзя проблемы современной школы разрешить в классе или учительской, а проблемы армии – в военкомате или на занятиях по изучению Устава. Учитель и офицер просто не обладают нужными инструментами и методами воздействия. Нелепо с них требовать желаемого результата.

        Происходящие в стране катастрофы власть пытается устранить и не допустить впредь примитивными способами – "лопатами и вилами": наказать виновных очередной аварии и подкинуть денег туда, где вдруг стало совсем плохо.

        Как велика магия денег! Для Министра финансов или сидящего на сундуке с драгоценностями это естественно. Но вера в чудодейственные финансовые примочки проникла даже в такую далёкую от государственного управления область, как культура. И чиновники от искусства, и его гениальные творцы поют одну и ту же песнь: "Культура гибнет, а вместе с ней народ. Дайте денег на культуру и Вы спасёте Россию". Но на выделенные средства можно лишь построить Дворец культуры, где актёры, танцоры и певцы будут окультуривать массы. Таким образом, внедряется мысль, что из любого исходного материала просто с помощью денег можно сделать культурную личность. Вложение денег в Центры культуры без массовой тяги к культуре есть их пустая трата. Да, деньги нужны, но поднять культуру одними только деньгами невозможно. Есть, впрочем, одно специфическое применение денег, необходимое, но не достаточное, которое напрямую влияет на культуру. Это массовое строительство общественных туалетов и контроль за их чистотой.

        Но вернёмся к властным структурам. Напрашивается вроде бы очевидный вывод – надо наверх поставить умных. Но это скороспелый поверхностный взгляд. Власть не виновата в немощи. Глупо её в этом обвинять, если больно общество. Даже если случится чудо, и мы с помощью избирательных процедур или мятежных действий приведем к власти очень достойных, то в России ровным счётом ничего не изменится. Все благие начинания новых будут профанацией действий и прыжками на месте. И в этом нет злого умысла властителей. Здесь не ошибки, а неизбывная беда власти, пытающейся действовать при пассивности масс, якобы на пользу этим массам. Только те решения или идеи могут быть реализованы и полезны, которые согласуются с культурной средой народной жизни. Любые другие начинания погибнут в болоте околовластной прослойки, не дойдя до безмолствующего пока народа. Лозунг модернизации производства и в целом России несостоятелен без ниспровержения господствующей (не путать с официальной) идеологии – идеологии стяжательства и торгашества.

        "Невозможно добиться конкурентоспособности страны, не изменив культуру" (А.Идрисов). Под культурой здесь следует понимать поведенческие нормы, жизненный уклад и набор нравственных ценностей.

        Сегодня бесполезно с надеждой ходить к избирательным урнам или с отчаянья "бузить" на Болотной площади. Страну может спасти только народ – истинный творец истории. И спасение начинается с формирования нового человека с новой идеологией. Но кто-то должен уловить чаяния народа и толкнуть его в нужном направлении. Четыре века назад при полном развале государственности страну спасло ополчение Минина и Пожарского. Было и первое под руководством Ляпунова, не достигшее цели из-за внутренних дрязг. Примечательно, что внутренней движущей силой обоих походов была не столько самоорганизация масс, сколько проповеди и обращения к народу патриарха всея Руси Гермогена, за то и замученного поляками. Вдохновил народ на борьбу именно он, сыгравший ту же роль, что и Сергий Радонежский перед Куликовской битвой.

        Власть не может создать нового человека. Властной верхушке в лице высших сановников это просто не по силам. Необходимо не властное воздействие, а нравственное. Вы спросите: "Зачем? У нас много честных людей!" Мало иметь много – их должно быть подавляюще много и в нужном месте.

        На одной из встреч президента с народом был затронут вопрос застройки Есенинских мест в заповеднике Рязанщины. В ходе последующей беседы с Рязанским губернатором, от президента следует резолюция: "Разобраться! Как могло произойти?". Проницательные умники наверняка сразу подметили, что следовало бы поставить вопрос по-другому – надо разобраться с губернатором. Почему он был в неведении? Почему такие события проходят мимо него? Но сама постановка таких вопросов предполагает следующий шаг – снятие с должности. И этот шаг не делается. Почему?

        Сначала ещё один пример. Несколько лет назад появилось в сети "Открытое письмо работников Министерства" (не стану говорить какого) обличительного характера с подписями и фактами. Как встревоженный улей Министерство гудело несколько дней – что будет? Тишина. Люди ещё подождали – и опять ничего. Единственное, что сделала власть, – она немного изменила название статьи на "Открытое письмо якобы работников Министерства". Чувствуете разницу?

        Думающие скажут: "Каков поп, таков и приход. Министра менять надо, а уж новый пусть всю команду перетрясёт". А понимающие вздохнут и вспомнят притчу Р.Рождественского о кузнеце. У кузнеца были золотые руки, но попутал его бес и украл он лошадь. На мирском сходе долго судил народ. И первоначальный призыв "повесить кузнеца" сменился на другой: "Давайте повесим бондаря, он – бездельник и пользы нам от него всё равно нет".

        В команде президента короткая скамейка запасных и иной раз ещё и пустая, так что и менять-то не на кого. Власть не способна всколыхнуть море народной жизни и в условиях дефицита активности масс вынуждена выбирать из скудных источников, – из тех, кто пасётся вокруг.

        Даже при огромном желании верховная власть не сможет изменить на своём уровне, а тем более на этажах пониже, менталитет, в котором продажность – норма, где царствуют культ потребления, корыстный дух наживы и маниакальное стремление к власти.

        Главное отличие прежней элиты России из дворян и великих предпринимателей-промышленников от сегодняшней элиты заключается в том, что они могли и не стеснялись сказать: "Я люблю Россию". Да, они могли украсть, но для них немыслимо было вывести деньги за границу. Да, они грабили народ, но никогда не грабили Россию, потому как ощущали себя её частью.

        Массовое появление новых людей возможно только при ментальном сдвиге. Спровоцировать его не под силу ни действующим парламентским партиям, ни карманным союзам типа "Наши" или "Ваши". Коррекцию менталитета способно осуществить народное движение – на первоначальном этапе под эгидой, – как кажется автору, – Российского Дворянского Собрания. Цель движения – вырастить из пассивной массы, скулящей мантру "сделайте нам хорошую жизнь", самостоятельных строителей новой жизни.


Рецензии
ВЯЧЕСЛАВ!

есть любопытное мнение что успешные революции делают производительные силы...
скоро людей на обочину выкинут роботы-надо готовится к биореволюции против цифрореволюции...
если упустим власть и сама вся роботам сдасться...
понятно не скоро-но понимать что капитализм и олигархизм к иному не приведут уже пора. роботам не нужна социалистическая советская власть ...

с добр нч!

Ник.Чарус   06.11.2021 11:39     Заявить о нарушении
В 20 веке фантасты рисовали будущее, где автоматы освободят человека от изнурительного физического труда. По факту они всё более освобождают его от любого труда, делая человека ненужным. Если все необходимые материальные богатства можно производить усилиями всего лишь нескольких процентов, обслуживающих автоматы, то во что превратятся остальные - несчастные вынужденные "бездельники"??? У меня нет ответа!

Вячеслав Новичков   06.11.2021 12:30   Заявить о нарушении
ответа подозреваю нет ни у кого-но опасения у всех!

Ник.Чарус   07.11.2021 12:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.