Любопытство не порок

Высокий седой старик Николай Степанович мастер рассказывать разные смешные истории родственникам, друзьям и даже незнакомым. Я не буду его представлять читателям, он сам о себе всё расскажет. Вот и сейчас Степаныч отозвался на мою просьбу как бы с неохотой, а потом разошёлся - не остановишь, порой трудно понять, говорит в шутку или серьёзно.

 - Ну что вам рассказать? Родился в знаменитом украинском селе, богатом своей историей. Наши предки со шведами бились, которых Пётр Первый разгромил под Полтавой в 1709 году. Разные ходят легенды о том времени.
 В одном месте стоит громадный дуб, посаженный царём. Есть речка, около которой Пётр смотрел в подзорную трубу и от неё стекло в воду упало, его найти не мог. С тех пор речка называется Ворскла, по-украински скло, по- русски стекло, значит, «Вор стекла.»

Немцев в 41-м году я лично видел, мне было шесть лет. Отец был на войне, погиб. Мы с младшим братом играли на улице в догонялки, а немцы с самолетов бомбы сбрасывали, из танков стреляли, в нас не попали. Мама в  это время сестру рожала 14 сентября. Советская армия вела бой за наше село, около десятка немцев убили. Из-за оккупации я в первый класс пошёл с опозданием. Про немцев больше не буду рассказывать, беды они натворили много. После войны жили в нужде, в голоде и в холоде.

 Зимой мёрзли не только в хатах, но и в школе, за партами сидели в пальто, ногами дробь выбивали, стучали сапогами, чтобы к полу не примёрзли, нас за это не ругали.

В школу привозили дрова, но их не хватало. В степях Украины обнаружилось торфяное болото, 25 километров от нашего села. Там добывали торф и складывали в бурты. В летние каникулы старшеклассников по очереди посылали за торфом. Нас шофёр сажал в кабине рядом с собой. Во время погрузки шофёр стоял наверху и аккуратно укладывал в кузове тюки торфа, которые ему подавал школьник. В одной из таких поездок со мной случилась страшная, колдовская история с продолжением. Дело было так.

Нагрузив машину, мы поехали в сторону шляха грунтовой дорогой. Через какое-то время в машине заглох двигатель. Шофёр долго пытался его наладить, но ничего не получалось. Стемнело, фонарика не было, придётся ждать утра. Шофёр сказал : «Если хочешь, будем ночевать в кабине. Если не хочешь, выходи на шлях, там машины ездят, кто-нибудь посадит.»

Я темноты не боялся, но местности не знал,  иду через кукурузное поле, надеюсь встретить какой-нибудь хуторок. Наконец, увидел хату, в которой мерцает слабый огонёк.   На Украине как принято? Если дверь не заперта, её открывает любой и заходит в дом, не спрашивая разрешения. Я вошёл. Электричества ещё не было. На столе горит «каганец», на лавке сидит старуха и что-то делает. Из глубины комнаты вышла девушка. Спрашиваю:»Можно у вас переночевать?» «Можно, - отвечает хозяйка. - А мы вечерять собирались, садись с нами.» Всем налили по стакану самогонки, подали кулеш.  Я эту самогонку всего один раз пробовал, отпил половину и стакан отодвинул в сторону. «Пейте, пейте,— сказала старшая, наверное, мать, - у нас ещё есть.» Но я больше не притронулся.

Молодая убрала со стола посуду, показала на постель у печки, сбитую из досок наподобие нар, по-нашему - пол, и я понял, что здесь мне придётся спать вместе с ней.
Вы раздевайтесь, - сказала девушка, - у нас спят раздетыми.» Я снял пиджак, повесил на гвоздик и пошёл к своему спальному месту, но девица сказала: «Пойдём выйдем отольём, чтобы ночью не скрипеть дверью.» Мы вышли на улицу. Отойдя метра два от порога,  она при мне справила малую нужду. Такое нахальство я видел впервые, застеснялся и отошёл за угол. Неожиданно дивчина пропала, в хате погас свет. Я долго стучал в дверь, в окно, но мне так и не открыли. Я не мог понять, что произошло и что мне делать дальше. Ночь была холодная, я замёрз в одной рубашке, а пиджак мой у них остался. Я заплакал, подумал, что это были колдуны, мне надо поскорее уйти от  этого места.

Брёл по улице, надеясь встретить добрых людей. Вдруг в одной хате зажгли свет, значит, люди не спят, я поспешил к хате. Дверь не заперта на ночь, спокойно вошёл в дом. «Здравствуйте!» - никто не отозвался. Немного постоял, в тепле меня так разморило, что потянуло на сон, подумал, что хозяевам не помешаю, если посплю у них на печке. Залез, кирпичи ещё были тёплые, меня просто одолевал сон. Неожиданно через слипающиеся глаза я увидел, как вошли мужчина и женщина, они в каком-то полотне принесли что-то тяжёлое и бросили его на пол. Я притаился, стал наблюдать, что будет дальше. Догадался, что у них отелилась корова и они принесли в хату телёнка, как это обычно делается в наших местах. Телёнка полагалось «обмыть», то-есть выпить за него самогонки. Выпили, закусили, обсудили радостное событие, и перед сном у мужика поднялось настроение. Не подозревая, что у них находится посторонний человек, муж стал говорить об интимных вещах. Слух у молодых был такой хороший, что можно даже шёпот услышать на расстоянии. Довольный, мужчина продолжал вспоминать подробности отёла коровы. Жена молчала, наверное, сильно устала и хотела спать, но муж не унимался: «Сколько раз видел, как телятся коровы, и всегда поражался, до чего мудрая природа. На дворе была одна корова, а теперь тёлочку  родила, вырастим и продадим. Мне интересно, а как у вас это получается? Сколько с тобой живу, а по-настоящему ничего не знаю. Покажи, дай посмотрю.» Жена отпихивала его от себя, но супруг подвинул каганец на край стола, чтобы лучше разглядеть, повалил жену на лавку, на которой они сидели, поднял подол платья, наклонился. Мне тоже было интересно посмотреть всю эту картину. Я напрягся, вытянул шею, придвинулся на самый край печки … И тут произошло непредвиденное. Почему-то кирпичи не выдержали моего небольшого веса, обрушились и вместе со мной полетели вниз. Сильно  загромыхали кастрюли, миски, сковородки,  стоявшие на полке около печки, раздался треск глиняных горшков. Я сильно ушиб грудь, с трудом поднялся на ноги. В окно светила луна, хозяева  куда-то убегали от своего дома. Я последовал их примеру, предварительно прихватив пиджак хозяина, и поспешил к шляху, пока меня не догнали.

 Шлях это федеральная автотрасса, в его  строительстве участвовали все колхозы. Дорогу уже засыпали щебёнкой.  Автобусы ещё не ходили, но в город, в райцентр колхозники добирались попутными машинами. Везли на рынок продавать молоко, яйцо, другую снедь. Платили шофёру «копейки», некоторые давали самогонку, только просили вернуть посуду, бутылки были в дефиците. Шофёры на этот случай возили с собой большую ёмкость и сливали туда свой заработок. С грунтовой дороги вышел на шлях. Было пустынно. Долго шёл, потом меня догнала машина. Я поднял руку, «проголосовал». Шофёр остановился, я сказал, что мне нечем заплатить, но он меня забрал.

 В кузове на лавках сидели одни женщины с молочными бидонами, с корзинами и оживлённо обсуждали ночное происшествие. Я слушал, сидя на полу, прислонившись к борту машины, и удивлялся вместе со всеми. Полная краснощёкая молодуха взволнованно говорила:  «Ой, бабоньки, не поверите, у нас на хуторе проказничает нечистый дух. Сегодня ночью у Нюньки  он выпил стакан самогонки и сбежал, оставил ей дырявый пиджак. У Васьки-пьяницы корова отелилась. Принес с женой телёнка в хату. На улице луна светит, для нечисти это праздник. С чего бы это, Васька с женой за столом сидел отдыхал, а домовой ему печку разломал, кирпичами все горшки и тарелки перебил, украл пиджак. Васька с Лэпэхой всю ночь раздетые под окном стояли, боялись домой заходить.» « Ну ты, Дуня, мастерица сказки рассказывать, - отозвалась старая пассажирка.- Поменьше этому Ваське надо самогонки жрать, и черти не будут мерещиться.» «Да нет, кума, на этот раз всё сходится. У них курица кукарекала, как петух, это не к добру, вот оно и получилось с печкой.» « Я верю, - воскликнула её соседка по прозвищу Данастя. - У меня в эту ночь тоже кто-то ходил по чердаку, гремел кукурузными початками. Корова испугалась, молока меньше дала. А помните киномеханика Гришу? Он после кино домой ходил за три километра. Шёл через овраг и заблудился, эхо его по оврагу водило, еле на шлях вышел. Места у нас такие особенные. Ещё Гоголь про СолоХу писал. Она звёзды с неба в чугун собирала, потому что колдунья, на метле каталась.«

Слушать женщин было интересно, но до меня эти разговоры не доходили, сильно болела ушибленная грудь. Мне 14 лет, по существу ребёнок, а так много пережил несколько часов назад.  Гадко пахло табаком от чужого пиджака, в кармане обнаружил скомканную пачку сигарет. Чувствовал себя отрешённым ото всего. Меня не покидала тревога, вдруг разоблачат, догонят и в тюрьму посадят. Я был смирный, а что натворил? Печку разломал, ни один хулиган до такого не додумается!

 К счастью, домой доехал благополучно, никому не рассказал о своих злоключениях. Мать спросила, почему у меня чужой пиджак. Я соврал, сказал, что купались в озере, пиджаки перепутали. Вот такие невероятные загадочные истории происходили в тихую украинскую ночь, когда я был молодой.    


Рецензии
Лариса, рассказ прекрасный, вызывающий светлую ностальгию : в небольшом произведении, без претензий на какие-то серьёзные проблемы, вдруг такая глубокая, яркая картина ушедшей от нас жизни, которая уже никогда не вернётся.
Спасибо!
С уважением, Галина

Галина Романовская   21.11.2017 18:27     Заявить о нарушении
Галина, спасибо! В своих рецензиях Вы всегда "зрите в корень", помогаете автору взглянуть на свой труд более позитивно.
Желаю добра и успехов!
Лариса


Коршуниха62   21.11.2017 19:34   Заявить о нарушении
как до сих пор суеверен народ. Молодец мальчик, что промолчал

Нина Турицына   03.03.2018 14:32   Заявить о нарушении
Нина, спасибо за отзыв Будешь суеверным, когда в хате неожиданно рушится печка, сыплются кирпичи, гремит и разбивается посуда. И все это происходит очень темной украинской ночью, а в хате вместо электрической лампочки каганец. К тому же это произошло в Полтавской области, в местах, воспетых НВ Гоголем.
С уважением, Лариса

Коршуниха62   03.03.2018 20:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.