Менталитет и криминалитет

Менталитет и криминалитет.

Так уж у нас  сложилось, но к свалкам или помойкам мы относимся нормально и не считаем зазорным подобрать от туда, что нибудь нужное, которое оказалось не нужным другому человеку. Я,  вот сам, не побрезгую покопаться в картонных коробках с книгами, которые некоторые наши соотечественники после ремонта в квартирах выставляют рядом с мусорными баками. И хорошо, что рядом, а не в бак. В бак уже не полезу. Сколькими томами с помойки я свою библиотеку пополнил! А сколько Самоделкиных нашли там детали для своих творений?
Но это все лирика. Свой менталитет надо всегда при себе держать, особенно в чужой стране.

 
Собственно об этом и рассказ.
Покинув 19 апреля 2003 года военно-воздушную базу США на атолле Уэйк, яхта «Камчатка» 1 мая ошвартовалась в гавани Футами на острове Титисима в архипелаге Огосавара ( по сути дела, северная часть Марианских островов) принадлежащем Японии. Этому предшествовал месячный переход из мексиканского Акапулько в порт Хило на Гавайях и собственно переход с Гавайев на Уэйк. Атолл Уэйк – закрытая территория посреди Тихого океана, тем не менее нас там приняли, снабдили топливом и кое каким провиантом, естественно за деньги. Мы очень хотели передохнуть, но нам кое как разрешили переночевать, а по утру велели сваливать. Причем ночевку согласовывали с головным командованием на острове Гуам. Там у американцев тоже база. Переночевали, надо сказать, нормально. Гости разошлись после полуночи, но нас с рассветом подняли и не смотря на наши мутные взоры, сбросили швартовы и помахали ручками.
Вообщем, вынуждены мы были после этого закончить пересечение Тихого океана и войти в воды Филиппинского моря. Футами в этих водах.

Как обычно, на подходе пытаюсь вызывать власти на 16 канале, в ответ тишина, но, зайдя в бухту и направившись в сторону виднеющихся яхтенных мачт, замечаем на причале фигуру, призывно размахивающую руками и указывающую место швартовки. Привязались. Власти уже наготове.
 
- Кто такие, зачем зашли, почему нет визы?

Объясняем, я достаю вырезки из японских газет, где написано о пребывании «Камчатки» в Японии в начале кругосветки в 2001 году. Говорю, что необходимо пополнить запасы воды, топлива и продовольствия.

- Напишите список необходимых продуктов, мы доставим их вам на борт.
- Нас это не устраивает, мне надо посмотреть, что у вас есть в наличии в магазинах и по какой цене.

Имигрейшн немного понимает по-русски, бывал в России. Он говорит, что надо советоваться с Токио. После полуторачасовых консультаций, нам разрешено остаться. Сход на берег только всем вместе. Нас это устраивает.


Городишко небольшой, достопримечательностей нет. Мы все в Японии не в первый раз, а боцман в середине 90-х на регулярной линии стоял с Сахалина на Хоккайдо – машины возили и ну и прочие вещи с их свалок. Я с такими минисвалочками тоже познакомился, когда первый раз в Японии был. Небольшая площадка, а там могут быть телевизоры, холодильники, машинки стиральные и прочие вещи, вынесенные хозяевами по причине приобретения новых. Помнится, подобрал я тогда себе спиннинг и несколько катушек безинарционных, которые после несложных манипуляций долго мне еще служили. А пацаны наши, которые с нами на яхте шли, пультов от телевизоров понабирали, оказались впоследствии все рабочие. К чему я это?


Гуляем по острову, заходим в заросли деревьев, а там свалка старых велосипедов, горой сваленных. Среди откровенного хлама попадается один вполне нормальный, куча скоростей, толстые колеса с вполне класной резиной, только цепь напрочь сгнила и развалилась. Я его и подобрал. По причалам удобно ездить было: сел верхом, ногами отталкиваешься и катишь. Беговел по современному. Я тогда и слова такого не знал. А причалы там длинные. Что бы узнать насчет заправки топливом, километра три на другую сторону бухты смотаться нужно было.


 Брать это помойное чудо с собой на яхту или нет, не решили, вдруг цепи такой не найти, чего зря таскаться. Лежал он на причале возле лодки.
Вечером, прихватив с собой боцмана, пошли попытаться на Родину позвонить. Перед этим малехо приняли, вторые сутки на суше, позволительно. Тут меня мысль осенила:

 - Велосипедов брошенных по городишку тьма, может найдем, откуда цепь снять?
На югах рано темнеет. Взяли фонарик, и пошли. 3 или 4 велосипеда обследовали конкретно, т.е. долго и обстоятельно. Ничего подходящего не нашли, плюнули и пошли звонить. Не дозвонились.

Только дошли до лодки, присели, по баночке пивка открыли – сирена, мигалки, влетает на пирс полицейская машина, выскакивают бравые ребята:
- Где велосипед?
- Вон лежит.
-Собирайтесь.
И под белы рученьки, меня с боцманом и ничего не подозревающем помощником, в участок.


Сразу, как положено, анфас и профиль, затем отпечатки каждого пальца.
Переводчицу нашли вроде, как в Токио. Задавали вопрос в телефонную трубку, я в нее и отвечал.
- Где взяли велосипед?
Объясняю.
- Вы его туда ложили?
Объясняю.
-Зачем взяли?
Действительно, зачем?
-Вам необходимо покинуть территорию островов сегодня.
Время около 00, у нас еще сутки, ничего слушать не хотят.
- Сваливайте.
- Не могу, топлива нет.
- Хорошо, завтра с утра заправитесь и сваливайте.
Утром они сами заправщиков пораньше подняли. Имигрейшен, что нас оформлял, говорит:
- Ребята не волнуйтесь, криминала нет, никуда сообщать не будем.
Кост Гард сопроводил нас на выход.


10 суток шли мы в порт Кусиро, что на острове Хоккайдо. . Из Коста-Рики вышли 2 февраля. К Кусиро подошли 13 мая. Устали. Экипаж на борту – 3 человека. Вечер, туман, видимость не более пятидесяти метров. По светлому в порт не успеваем. Ситуацию омрачает два обстоятельства – по прогнозу ночью в район выходит циклон и второе, в подборке карт я не нашел план порта, хотя он должен быть (в итоге я его потом обнаружил), три года назад яхта уже была в Кусиро и сейчас в этих координатах замкнула кольцо кругосветки.
Сам я, как и мой нынешний помощник, в Кусиро до этого были один раз в 1996 году. Собственно вариантов не много: либо встать на якорь и дождаться утра, либо попытаться войти. Мне бы только за ограждающие молы зайти, а там я акваторию хорошо помню, да и надеюсь, что зарево городских огней пробьет туман. После длительных колебаний принимаю решение идти в порт. Японцы на запросы на 16 канале никак не реагируют. Наношу на карте точку у оконечности мола, где должен сделать поворот, (карта мелкомасштабная, акватория порта на ней не более половины квадратного сантиметра), вбиваю ее в GPS и следую туда под гротом, стакселем и двигателем. Экран локатора у штурманского стола, за ним сидит помощник. Из-за работающего двигателя я не слышу его докладов, поэтому их репетует боцман, который стоит в проеме сходного люка. В заданной точке делаю поворот, через несколько минут по правому борту вижу зеленый огонь на оконечности ограждающего мола. Облегченно вздыхаю, полагая, что уже на акватории порта. Этим курсом я должен войти в устье реки Кусиро, где и предполагаю ошвартоваться у городского пирса. Вдруг помощник докладывает, что нужно подворачивать влево, так как идем в берег. Подворачиваю, далее слушаю только доклады помощника, на компас не смотрю. Он докладывает: «Вижу устье реки и мост через нее». Нам швартоваться, не доходя до моста. Вот и очертания берега проступили. Рассказываю боцману, где какие причалы, где в прошлый раз стояли. Вдруг зыбь непонятная пошла, и буквально сразу удары фальшкилем. Зыбь оказалась барами в устье реки, только не Кусиро, а мелководной Кукусиро. Берег уже более отчетливо проступил, и я окончательно понял, что забрел не туда. Попытался сделать левый поворот (шли фордак, левый галс), но близость берега заставила поворачивать вправо. Я все же сумел повернуть лодку на 180 градусов, и тут мы сели. Попытались закрениться, забравшись на гик и вывалив его за борт. Не помогло. Яхта плотно села фальшкилем, подкатываемые волны били ее пером руля о грунт, благо песчаный. Состояние тогдашнее словами не передать. Осмотрелись, лодке вроде ничего не угрожает, но повторюсь, ожидался циклон, и если ветер усилится, не изменив направления, нагоном воды яхту может затащить дальше на мель. Посовещавшись, послал в эфир на 16 канале «Мэйдэй». Было это в последнюю минуту уходящего 13 числа. На этот раз японцы откликнулись  сразу, уточнили координаты. Часа через полтора подошел катер береговой охраны, но приблизиться не смог и удалился.


Японцы периодически вызывали на связь. Еще через какое-то время увидели оживление на берегу, и вот у нас на борту подводные пловцы, которые завели проводник с берега на яхту. По нему подана надувная лодка. Власти предлагают эвакуироваться. Отвечаю: «Экипаж эвакуируется, капитан остается на борту» В ответ очень настойчиво: «Предлагаем принять наши условия». Пока идут переговоры, успеваем угостить пловцов водкой. Ветер стих, начался отлив, лодку уже не бьет. Бросили по носу якорь, прихватил судовые документы, и по одному в сопровождении пловцов отправились на берег. Оказывается, в этом месте берег ограждает высоченная дамба, и с борта нам не было видно масштабов спасательной операции. А тут куча машин с мигалками, масса народа. Установочные данные на каждого члена экипажа у властей на руках (еще бы, ранее уже все срисовали). Нас в машину, и в следственный отдел береговой охраны. Время четыре утра. Открыли обязъянник, циновки есть: «Спите пока». Хорошо хоть не закрыли. Часов в девять приглашают на беседу. Мы в первую очередь просим разыскать Сэки Сэгеми, нашего товарища, с которым познакомились в 1996 году. Он один из малочисленных яхтсменов Кусиро, всегда готов бескорыстно придти на помощь. Вот и три года назад, благодаря ему на нашей лодке безвозмездно был установлен японский морской дизель, вместо пресловутого чачика. На удивление, Сэки находят очень быстро. Он несколько изменился за семь лет, я не сразу его узнал, впрочем, он нас с помощником тоже. Обменялись парой фраз, все стало на свои места. Сейчас главное снять лодку с мели, власти это тоже понимают, поэтому с другими вопросами пока не лезут. Уточняем с Сэки детали предстоящей спасательной операции, выясняем время наибольшего прилива. Мое предложение закренить яхту за топ мачты, японская сторона категорически отвергает. Меня с помощником везут на лодку, боцмана оставляют в отделе, в заложниках что ли? С ним начинает работать следователь. Тем временем мы на лодке ожидаем прихода буксировщика. Сэки пригнал рыболовную шхуну, завели буксир. Мне кажется, что операцию начинаем, не дождавшись полного прилива. Шхуна пыжиться, елозит в разные стороны, мы при этом пытаемся закренить лодку, результата нет. Наконец буксирный конец с треском лопается. Шхуна уходит за более толстым канатом. Проходит еще около часа, заводим новый конец, продолжаем попытки. Ура! Есть подвижки! Постепенно, постепенно яхта продвигается в сторону открытого моря. И вот она закачалась на открытой воде. Набрав скорость, она вдруг резко останавливается, опять сходу наскочив на мель. Стоящий рядом со мной японец со всего маху летит вперед и ударяется головой о мачту, хорошо он в каске, как и все остальные присутствующие на борту японцы. Я тоже бьюсь обо что-то вытянутой вперед рукой. Результат – вывих левого плеча. Тем временем лодка в очередной раз сошла с мели и спокойно пошла за буксиром. Кривясь от боли, одной рукой вращаю штурвал. Он крутиться с явным трудом. Ошвартовали нас у того пирса, к которому мы стремились вчера. Друг Сэки, посадив меня в свою машину, помчал в госпиталь, где мне вправили плечо и зафиксировали его.
На следующий день началось дознание, связанное с инцидентом посадки судна на мель в территориальных водах Японии,  длилось которое без малого восемь дней и закончилось штрафом в сумму, эквивалентную одной тысяче долларов. При этом операция по снятию нас с лодки на берег, а в дальнейшем стаскивание лодки с мели для нас не стоило ни цента.


С чего все началось? С того, что помощник глядя в локатор, сказал, что нужно брать левее. Так вот, японцы очень шустро ведут гидротехническое строительство, и с 1996 года между входными молами, немного в глубине акватории, был возведен еще один мол, изображение которого, помощник принял за береговую черту. И на плане порта, который я в дальнейшем все же обнаружил, этот мол от руки был нанесен.


Вот к чему может привести пренебрежение хорошей морской практикой, ну и 13 число конечно. Не люблю я его, особенно в море.
А во время следствия мне сказали, напомнив о велосипеде:
- Упаси Боже, если ты даже использованную зажигалку с земли подберешь здесь и это, кто то увидит. Сядешь. Вот такой у них менталитет.


Рецензии
Увлекательное, интересное повествование. Живые факты!!!
С уважением,

Григорий Пядухов 2   04.01.2024 18:43     Заявить о нарушении