Пробка или в ожидании пути

        Каждый вечер по трассе едет одна очень красивая женщина на Киа Серрато.
        С открытого окна доносится музыка 70-х годов.
        Но сегодня окна закрыты.
        Сегодня дождь.
        Слышен только ритм внутри машины. Был бы кто-нибудь рядом, то слышал бы нервный ритм пальчиков, теребящих руль, постукивающих по рулю.
        Рабочий день заканчивается нескончаемым движением среди тысяча машин, ползущих по мокрому асфальту со скоростью черепахи.
        Пробка. Дождь. Не сильный. Долгий. Нескончаемый, как и поток машин.
        Машина противится дождю. Колеса поднимают воду и выбрасывают навстречу машине, которая сзади.
        Дворник вяло собирает дождевые капельки в линию и отбрасывает в сторону как цирюльник заросшую щетину.
        Свет фар даже не помогает видеть другие машины детально. Они такие же вспотевшие изнутри как и Серрато.
        Мокрый асфальт поглощает свет.
        Фары машин преломляются и мешают концентрировать взгляд на чем-нибудь одном.
        Мысли путаются, расходятся, сплетаются как и хаотичное движение на дороге.
        Все пытаются вырваться вперед, зная , что некуда.
        Нет встречной полосы. Нет движения в обратную сторону.
        Только в одну сторону. Домой. Но где он? Его не видно.
        Небо и дорога слились в одну нескончаемую темень.
        И миражей не бывает здесь.
        А то, что воображение рисует, лучше об этом вообще не узнать.
        Никто не сможет, и даже сама женщина никогда не поймет почему у нее в голове такой бардак.
        Когда вареная картошка с документами от работы могут одновременно беспокоить ее.
        Мужчина, да. Он думает про то, что видит. У него в голове только дождь. Только дорога. Уходя он не забирает всю свою жизнь с собой. Уходя он отключает все связи и только возвращаясь восстанавливает все как было. А пока он свободен от обязательств.
        Пока он в дороге. И пока он в дороге то для него существует только дорога.
        А у женщины с собой вся биография. Все чувства. Все мысли продуманные до сих пор. Все события случившиеся с ней. Все родные и все проблемы. Каждая минута, каждая секунда ее мысли заняты всей ее жизнью, нескончаемой, как и поток ее мыслей. Никакая пробка, никакое движение не смогут у нее отобрать возможность думать обо всем.
        Мысли сплетаются с яркими, раздражающими лучами исходящими от мокрых фар.
Музыка крутится намного быстрее, чем крутилась бы самая медленная пластинка 70-х, медленнее чем 33.3 оборота в минуту.
        Музыка быстрее чем желания.
        Музыка пытается опережать жизнь.
        Музыка пытается опережать движение.
        А движение машин напоминает средние века. Эпоху просвещения. Когда великие умы имели нескончаемые возможности для созерцания.
        Когда художники пытались вникнуть в каждый мазок.
        Когда скульпторы пытались передать каждую морщинку на лбу и каждый волосок на лобке.
        Только глаза у них получались как у водителей на этой пробке.
        Почти вслепую, на ощупь. Почти на шестом чувстве в отсутствии пятого, может по счету не пятого, но точно не осязательного, обонятельного, тактильного, слухового.
        Не видно не зги. Не видно, что что-то двигается. Не видно просвета. Не видно движения.
        А ведь это почти скоростная трасса!
        Скорость машины должна минимум в три раза опережать скорость пластинки, заезженную настолько, что слышен треск от царапин.
        У этой группы другой записи не сохранилось. Только на старой пластинке.
        На пластинке со скоростью вращения 33.3 раза в минуту.
        Наконец-то тронулись. Пора сменит музыку.
        Еще не цифровые, но уже с более чистым звучанием.
        На 90-е. На разрешенную скорость.
        И так до следующей пробки.
        И так каждый вечер.
        Почти час ретро музыки.
        Час в пробке.
        В машине.
        Наедине с музыкой.
        Старой, заезженной.
        Со скоростью вращения колес меньше чем 33.3 оборота в минуту.


       Зия Ф.М.
       05.10.2017


Рецензии