Порча

Семен  Трынкин  влетел в избу возбужденный и влекомый одним желанием: увидеть сей же час тещу.
Поиски были недолгими. Куда ей деваться. И рада бы, да некуда.
Старуха отбрасывала творог через дуршлаг на кухне.
-Здорово мать!- Сходу начал Трынкин.
Вместо ответа, теща окатила зятя  злобной иронией.
Семена такая реакция, а точнее полное отсутствие всякой реакции нисколько не смутило и он начал излагать то, с чем прибежал средь бела дня, бросив на улице тарахтящий трактор. То, что распирало его как капустные газы .
-Ты мать, говорят, можешь порчу навести!?- Жарко поинтересовался  Трынкин.
- Чтоб ты сдох! -  Охотно откликнулась старуха.
- Да не на меня, дура старая.
- А на кого же еще?- Удивилась  та, округлив без того круглые выпученные от постоянной жизненной борьбы глазки.
-На Хорсио Родригеса! - Ахнул Семен и стал смотреть на тещу с выжидающим торжеством.
Бабка вздохнула разочарованно, посмотрела на зятя обычным ледяным взглядом и поплелась с кастрюлей в комнату.
-Слушай мать, а я тебе за это два мешка комбикорму для коровы привезу.
Зуб даю!- Трынкин петлял за тещей по всему дому неотступно и все ныл  одно и то же. Наконец старуха изловчилась и  заскочила в уборную запершись там на крючок.
Час она просидела в осаде некоторое время, слушая через окно сортира дребезг трактора, а из-за двери бред зятя-алкаша. Наконец старуха выбросила белый флаг и согласилась возвести порчу хоть на Родригеса, хоть на черта в шляпе, только бы отстал от нее этот придурок зять.
Она сходила за очкам. Уселась за край круглого обеденного стола и положила на него фотографию.
-Чего он тебе сделал то. Денег что ли на водку не дал?
-Потом, потом, Мать. Наложи на него так, чтобы он в четверг слег и носу из постели не высовывал. А потом пусть гуляет, мне не жалко.
Старуха понесла всякую белиберду. Водила над фото руками, плевалась и завывала. И все это время потихоньку наблюдала за зятем в полузакрытый глаз. «Ну и остолоп, зятек! Верит ведь! Ну и дубина! Ишь, присмирел. Да уж ладно, я теперь над ним, дураком потешусь. И старуха растянула бодягу с «порчей» на добрый час.
Семен трепетно ждал, стоя рядом и, перебирая ногами, как конь в стойле. Когда теща произнесла последний пассаж, он бережно, словно хрупкую реликвию забрал фотографию и загрохотал на своем тракторе вон из деревни.
Миновал роковой четверг.
В пятницу утром старуха проснулась рано и по обыкновению пошла к скотине. Она обомлела в дверях, при виде двух новеньких мешков коровьего комбикорма. «Спёр где-то», решила пожилая женщина и тем не менее сильно обрадовалась значительному прибытку.
Она подоила корову, покормила кур и вернулась в дом с ведром и подойником. Войдя на кухню через низкую дверь, она едва не обронила свою ношу на пол. Так напугал ее остолоп-зять. « Какие черти подняли его в этакую рань?» Удивилась старуха. «Ему же к восьми на работу!»
Зять не просто рано поднялся. Трынкин  оделся, привел себя в порядок и даже побрился. Теперь он сидел на табурете посреди комнаты и благоухал одеколоном «гвоздика». Взвесив все это, теща вынесла про себя уничтожающий вердикт: «Готово дело, Белая горячка!».
-Веераа!- Начала она громко звать дочь.
-Погоди, мать!- Торжественно начал Трынкин.
- Вот тебе от меня и наших ребят двадцать тысяч рублей!
Степан протягивал теще всамомделишние деньги. Она проворно схватила пачку, но верить не хотела, и, отбежав стала внимательно рассматривать их и пересчитывать. Все оказалось точь в точь.
Старуха потеряла дар речи. Она стояла и смотрела на Степу своими круглыми выпученными глазкам и впервые в жизни не знала что подумать.
-Вы чего, грабанули кого то?- Слабым голосом спросила старуха, отказываясь верить в происходящее.
-ЭЭ, что там грабанули не грабанули! Ты, мать у нас теперь будешь свой осьминог Пауль. Домашний Вольф Мессинг!
Старуха принужденно  улыбнулась в растерянности.
-Какой такой восьминог?
-Помнишь про порчу!?
-Ну, как позабыть. Помню.- Качнула теща головой в белом платочке, с грустью вспоминая, как час промаялась в уборной.
-Сработало!- Проорал Степа.
-Сработало и сразило начисто. Как першинг!
-Да толком говори, кого сразило то?
-Хорсио Родригеса ты мать завалила своей порчей! А без этого Родригеса
ихний  клуб против нашего «Зенита» тьфу!
Тут до бабки начало доходить, что речь идет о футболе.
-Ну мы с мужиками съездили в район и на «Зенит» поставили всю зарплату.- Возбужденно продолжал Трынкин.- После того, как ты над этим Хорсио пошаманила! А после игры нам пять раз по столько отгрузили! Во как!
Теперь Верке шубу куплю, а себе трактор!
Он еще много чего наговорил сгоряча непонятного. Теща слушала его и дивилась,
Чего только не случится в жизни человеческой.
  Так пожилая женщина, впервые в своей долгой и непростой жизни, узнала про тотализатор.
Сюрьга 2011-09-30


Рецензии