Пианино

От автора

Пьеса «Пианино» состоит из пяти разных частей или, если угодно, мелодий. Каждая из них имеет свой сюжет и свое настроение. Объединяет новеллы только одно – старое пианино. Именно этот инструмент является движущей силой каждой истории, именно на нем герои играют свою, такую разную музыку. Театр вправе брать для постановки любые новеллы, сочетая их по своему вкусу, формируя тональность и темп спектакля. Соблюдать хронологию, предложенную автором, совершенно не обязательно.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Мелодия первая. «Пашка»

Антон – глава семьи, резкий человек, знающий, чего он хочет
Марина – его жена
Наташка – девочка подросткового возраста
Паша – приемный сын, страдающий аутизмом

Мелодия вторая. «Рекламный мир»

Композитор – интеллигентный мужчина 30 лет
Студентка – разбитная девица 20 лет.
Хозяйка – владелица квартиры
Продавец, Повар, Мойщик окон, Кружка пива, Медсестра, Клоун, Дикарь

Мелодия третья «Лясы»

Первый – охранник Босса 45 лет
Второй – охранник Босса 25 лет
Босс – хозяин жизни, привыкший брать, но не отдавать

Мелодия четвертая «До свидания, брат»

Мать – женщина «простого» склада, 50 лет
Отец – ее муж, 55 лет
Брат – их сын, уходящий в армию
Сестра – их дочь, младше брата на год.

Мелодия пятая «Ограбление»

Дама – женщина аристократического вида за 70
Игнат – сидевший мужик 45 лет.
Жора – молодой парень с криминальным прошлым
Бригадир – начальник грузчиков
Тип – некий субъект, не вызывающий доверия.



Мелодия первая. ПАШКА

Картина первая

Полумрак. Видна ухоженная гостиная с современной обстановкой, через стену - кухня. Центральное место в гостиной занимает старое пианино, рядом стоит глубокое кресло, в котором, если хорошо присмотреться, сидит некто, укутанный пледом с головой, словно коконом. Раздаются голоса, отдаленные, как во сне.

ГОЛОС НАТАШКИ: Ну, Пашка, давай. Смотри на картинку. Видишь? Красивая, правда? Это море. Мо-ре. А там цветы.

В тот момент, когда звучит голос Наташки, по комнате начинают кружить разноцветные световые пятна, преображая пространство. Когда голос замолкает, ощущение волшебства пропадает, остается лишь скучная комната.

ГОЛОС НАТАШКИ: Сорока-белобока, кашку варила, деток кормила… Сколько у нас пальчиков? Один, два, три, четыре, пять! Покажи-ка, Пашка, как у тебя дела. Давай большой пальчик. Вот как дела у нашего Пашки!

Звучит отдаленный дверной звонок, звуки веселой компании, смех.

ГОЛОС МУЖСКОЙ (весело): Ну-ка, кого вы тут взяли? Показывай пополнение!
ГОЛОС ЖЕНСКИЙ: Как говорите, его зовут? Пашка? Павлик…. Симпатичный… Но…Хм, подруга, он ведь немного…
ГОЛОС РЕБЕНКА: А он сможет с нами поиграть?
ГОЛОС ЖЕНСКИЙ: Нет, дорогой, Паша болеет.
ГОЛОС МУЖСКОЙ: Иди, сын, с другими пацанами в футбол погоняй во дворе.

Голоса стихают. Яркие световые вспышки сменяются темнотой. Звучит пианино – Бетховен «К Элизе», голос Наташки сопровождается новой игрой разноцветного света.

ГОЛОС НАТАШКИ: Нравится музыка? Красивая? Мама! Пашке нравится, как я играю.
ГОЛОС МАРИНЫ: Ты думаешь, он понимает?
ГОЛОС НАТАШКИ: Раньше же понимал. Посмотри сама! Эх, жаль, папа не видит.
ГОЛОС МАРИНЫ: Да, жаль. Но у папы много работы, ему не до этого.

После последних слов музыка смолкает. Цветное волшебство пропадает, остается лишь обычная комната. Входит Отец, энергичный, современный мужчина. Он берет часы с пианино, застегивает их. Смотрит на пол.

АНТОН: (тихо) Что за гадость тут везде наляпана? (отряхивая носок) Фу, ё-моё! Пашка!!!

ЗТМ

Картина вторая

НАТАШКА сидит за пианино, репетирует Бетховена. Кресло с пледом развернуто к клавишам. Там сидит ПАШКА. Его не видно, так как сидящий укутан с головой. О присутствии Пашки можно судить по тому, что Наташка все время к нему обращается.

НАТАШКА: Нравится, Пашка?
Паша не реагируя на вопрос даже жестом, но Наташку это не смущает.
НАТАШКА: И мне нравится! Давай дальше.
В комнату заходит Мама, целует ее в макушку.

МАРИНА: Привет. Продвигается?
НАТАШКА: Нормально.
МАРИНА: Паша не мешает?
НАТАШКА: Конечно, мешает! Бегает вокруг, кричит

Марина ласково треплет дочь по волосам.
МАРИНА: Шутница ты моя. Ну давай, занимайся.
Марина  поправляет плед у Паши  и выходит в кухню. Наташка продолжает играть.

Картина третья

Марина подходит к плите, в кухню заходит Отец. Обнимает ее за живот. Музыка в гостиной смолкает, Наташка собирает ноты.

АНТОН: (нежно) Как дела?
МАРИНА: Завтра на УЗИ

Антон зарывается лицом жене в волосы. В гостиной Наташка заканчивает сборы. Крышку инструмента оставляет открытой. Гасит лампу, освещающую ноты, воцаряется полумрак.

НАТАШКА: Я ушла!
МАРИНА: А обедать?!
НАТАШКА: Не успеваю.

Наташка забегает в кухню, чмокает Марину.
НАТАШКА: И вытереть пыль я тоже не успела. (уходя) Пашку заберите!
Дочь уходит. Марина накрывает к обеду.
АНТОН: Подожди (Марина останавливается) Давай сами поедим, а потом ты его покормишь.
МАРИНА: Ты чего это?
АНТОН: Да, не могу…
МАРИНА: Чего не можешь?
АНТОН: Крошки сейчас опять… Суп на рубашку… Ну дай, я поем быстро и уйду?
МАРИНА: Четыре года мог, а теперь… что изменилось?
АНТОН: Ты изменилась, мы изменились.
МАРИНА: Это не хорошо, ты это понимаешь?
АНТОН: (стараясь говорить шутливо) А если меня стошнит, это будет хорошо? 
Марина удивленно смотрит на мужа
АНТОН: (также шутливо) У меня токсикоз, я жду второго ребенка.
МАРИНА: Вообще-то второй ребенок у нас Паша.
АНТОН: (меняя тон на серьезный) Давай называть вещи своими именами. Это не наш ребенок. Это чужой, нездоровый ребенок, которого мы взяли из детдома.
Из гостиной раздается оглушительный удар крышки пианино. Антон и Вера вздрагивают от неожиданности.
МАРИНА: Паша!
Марина бежит в гостиную. Антон молча продолжает есть.
ЗТМ

Картина четвертая

По темной стене гостинной медленно ползет красный огонек. В кухне видны только силуэты говорящих.
МАРИНА: Нет! И слышать не хочу!
АНТОН: Марина, как ты будешь с ним возиться, когда появится маленький?
МАРИНА: Наташка поможет. И потом…
АНТОН: Наташка сейчас поступит, и мы вообще ее не увидим.
Движения огонька становятся все тревожнее.
МАРИНА: Да что я, времени на сына не найду?!
АНТОН: Ты же его не любишь.
МАРИНА: Неправда!
АНТОН: Ты сама говорила. Устаешь от него.
Огонек начинает метаться
МАРИНА: Тише! Он же не спит
АНТОН: Думаешь, он понимает, о чем мы говорим?
Включается свет. Антон и Вера сидят на кухне.
АНТОН: О, свет дали… Думаешь, он понимает, что раньше жил в приюте, что его усыновили? Нет, конечно. Мы отдадим его, он и не заметит.
МАРИНА: Замолчи! Он что, игрушка? Надо было – взяли! Устали – отдали, так, да?
АНТОН: Если бы он понимал, хоть чуть-чуть, что происходит, я бы никогда тебе этого не предложил. Но, Марина… Ну ты же сама знаешь все лучше меня. Он как был  (Антон стучит костяшками пальцев по столу) когда мы его брали, таким и остался. Даже хуже стало. И ничего не улучшилось… 
Марина  всхлипывает. Антон обнимает ее.
АНТОН: (ласково) Ты хотела второго, ты верила в примету, и все сбылось. Теперь у нас появился второй.
Раздается хлопок крышки пианино в гостиной. Марина подскакивает.
АНТОН: Прекрасно! А когда он так маленького испугает, что ты скажешь?
Марина выходит из кухни в гостиную.

ЗТМ

Картина пятая

В квартиру в пальто заходит Марина. В гостиной Наташка наигрывает  «К Элизе» Бетховена. В кресле Паша в коконе из пледа сидит рядом.
МАРИНА: Ма-аль-чи-ик
НАТАШКА: Мальчик?! Ура! У нас будет братик!
Наташка подскакивает к Марине, обнимает ее, затем обнимает Пашку.
Пашка, у нас братик! Понимаешь!
МАРИНА: (со вздохом) Понимает-понимает…
В прихожей появляется Отец.
АНТОН: Что? Сын?
Антон подлетает к жене.
АНТОН: Родная, наконец-то!
Все радуются.
НАТАШКА: Давайте кроватку выбирать!  Качалку с балдахином!
МАРИНА: Придумала, рано еще.
АНТОН: (смеясь) Да почему рано? Пока определимся, пока поспорим, переругаемся, помиримся - как раз к сроку успеем.
НАТАШКА: А куда ставить будем?
Марина  и Антон переглядываются.
АНТОН: Что-нибудь придумаем
Наташка уходит. Родители включают Пашке телевизор,  перебираются на кухню.

Картина шестая

Марина ест дольки яблока. Антон сидит напротив, режет следующий красный, спелый фрукт.
АНТОН: Давай решать что-то.
Марина молча вздыхает
АНТОН: Малыш, я не хочу на тебя давить, решай сама
МАРИНА: Антоша, это грех
АНТОН: Если бы своего отдавали, был бы грех.
МАРИНА: Не в этом дело
АНТОН: Мы должны думать о своем пацане. Детская нужна, это без вопросов. К Наташке же кроватку не поставим.
Марина кивает
АНТОН: А к Пашке тем более.
Марина поднимает голову, внимательно смотрит на мужа.
МАРИНА: Когда ты его разлюбил?
АНТОН: Малыш, да ты что! Я его вообще не любил. Что я извращенец?
МАРИНА: Тогда зачем согласился брать? Радость изображал. Ты лгал мне? Всем нам лгал?
АНТОН: (через паузу) Я всегда сына хотел. Чтобы научить его всему. В футбол с ним играть, драться научить хотел, на рыбалку ходить, как все нормальные мужики со своими сыновьями ходят. А этот что? Нам сказали, возьмите – в домашних условиях будет улучшение. И где оно?! Я долго ждал, я надеялся. Я перестал на рыбалку ездить, потому что обидно. Обидно мне, понимаешь?! (смахивает скупую мужскую слезу) Я его любить хотел, как сына. А что тут любить? Я из-за него каждый день свою ущербность чувствую. Ему что! Ему все равно! А я хочу быть как все, нормальным отцом. Понимаешь?
Марина прижимается к мужу.
МАРИНА: Понимаю-понимаю.

ЗТМ

Картина седьмая

Марина на балконе говорит по телефону. В гостиной Наташка играет очередной фрагмент  «К Элизе». Паша рядом. Входит Антон.
АНТОН: (шутя) Наташка, сколько можно? Уже я бы выучил!
НАТАШКА: Па! Я же гвоздь программы - закрываю концерт.
АНТОН: Дай-ка
Антон подходит к клавиатуре, тычет пальцем, явно не попадая в нужные клавиши. Наташка смеется, Антон тоже.
НАТАШКА: Ну ты что, папа. Смотрю, как надо.
АНТОН: (бросая попытки) Да ну, нафиг. А мама где?
Наташка кивает в сторону балкона. Там Марина говорит по телефону с озабоченным лицом. Антон уходит на кухню. К балкону подходит Наташка, открывает дверь.
МАРИНА: За ними там хорошо смотрят? (слушает) Мы все вещи соберем  в сумки, их там не растащат? Все-таки вещи дорогие, хорошие, не хотелось бы, чтобы все подряд их носили. (Марина замечает Наташку) Я вам перезвоню через минут пять.
НАТАШКА: Мам, а с кем ты говорила?
МАРИНА: Доча, мы с папой приняли решение… понимаешь, мы долго думали, очень долго…
НАТАШКА: Вы что, решили Пашку отдать?
МАРИНА: Наташ, не кричи. У нас скоро на него не будет ни времени, ни места. Появится маленький…
НАТАШКА: А меня почему не спросили?!
МАРИНА: Ты-то тут при чем?
НАТАШКА: Как при чем?! Я его люблю вообще-то!
МАРИНА: Дочь, не выдумывай. Ты начала учиться, у тебя концерты
НАТАШКА: Он мой брат!
В гостиную входит Антон.
АНТОН: Что орем?
НАТАШКА: Папа, вы что?!
МАРИНА: Антоша, Наташа против…
АНТОН: Против чего?
МАРИНА: Против Паши… чтобы отдать
АНТОН: (улыбаясь, пытаясь обнять) Дочь, не расстраивайся! Мы тебе другого…
Наташка вырывается из отцовских объятий, начинает собирать ноты у пианино.
МАРИНА: (вслед в отчаянии) Доча, ему же все равно! Он не понимает.
НАТАШКА:  Мне не все равно! Я понимаю!
Наташка уходит. У пианино в пледе-коконе спиной сидит Паша.

ЗТМ, в темноте по залу ползет дрожащий расплывающийся, как от воды, красный огонек.

Картина восьмая

Марина проверяет собранные в сумки вещи. Антон говорит по телефону. Паша сидит в кресле, лицом к  пианино. Наташка стоит на балконе.
АНТОН: Давайте минут через десять… Второй подъезд. (отключает телефон) Марина, десять минут.
С балкона заходит заплаканная Наташка, смотрит на мать.
МАРИНА: Наташа, не надо его сейчас пугать криками и спорами. Спокойно уедем, чмокнешь его.
НАТАШКА: Точно на время?
МАРИНА: Да, мы же договорились. А потом решим вопрос с комнатой, сделаем ремонт и заберем обратно.
НАТАШКА: А как ты ему объяснила?
МАРИНА: Доча, зачем ему объяснять. Ну отвезем, привезем – он и не заметит.
Наташка подходит к инструменту, садится и начинает играть. В гостиную входит Антон.
АНТОН: Марина! Давай, пора спускаться
МАРИНА: Идем. Забирай сумки.
Антон берет в обе руки по большой сумке, несет к выходу. Марина со вздохом, не решительно, подходит  к Паше, берет его за руку.
МАРИНА: (громко, как глухому, перекрикивая музыку) Сынок, мы сейчас поедем в санаторий. Специальный, для таких деток, как ты. Понимаешь? Ты там отдохнешь. Там здорово.
Кресло не шевелится. Марина секунду смотрит на него, затем, безнадежно махнув рукой, отходит. Возвращается Антон.
АНТОН: Отказ написала?
Марина запоздалым жестом призывает мужа к молчанию. Наташка прекращает играть, медленно поворачивается к родителям, а затем с силой захлопывает крышку пианино и выбегает из дома. Марина в отчаянии идет на кухню. Антон за ней, на ходу отвечая на телефон.
АНТОН: Да! … Сейчас спускаемся (Марине) Малыш, надо ехать.
МАРИНА: (вдруг срываясь на крик) Не могу! Слышишь?! Не могу!! Это же предательство.
АНТОН: Да, еп…!!! Сто раз уже обсуждали. Какая ему разница? Какое предательство? Он, вон, посмотри, выключенный телек смотрит!
Звонит телефон
АНТОН: (орет в трубку) Да щас, спустимся! Подожди минуту! (Марине) Я уже издергался, малыш, за этот месяц. Ё-мое…. А тебе вообще не надо волноваться. Из-за дурака, который ничего не ощущает, мы сейчас все переругаемся.
Антон обнимает жену. Марина сидит, закрыв лицо руками.
Или что, оставляем?
Марина отрицательно качает головой.
Ну, тогда пошли. Где отказное?

Вдруг из затемненной гостиной доносятся несмелые звуки пианино – первые, узнаваемые ноты «К Элизе». Играет явно не Наташка.
Антон и Марина торопливо идут в гостиную. Включают свет. Возле инструмента стоит, впервые поднявшись с кресла и распутав плед-кокон, Паша. Марина зажимает рот рукой, опускается на колени, обнимая Пашу за ноги. Антон потрясенно садится в кресло. Несмелые звуки продолжают звучать. По стенам начинают кружить разноцветные световые пятна.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ МЕЛОДИИ

Мелодия вторая. РЕКЛАМНЫЙ МИР

Картина первая

Квартира, состоящая из большой комнаты, комнаты поменьше и прихожей. В большой комнате есть окно, а также пианино. Здесь идеальный порядок, зато в комнате поменьше сущий бедлам – вещи разбросаны, кровать не заправлена.

В прихожей появляются Хозяйка и Композитор.
ХОЗЯЙКА: Давайте, заходите. У вас вещей не много?
Вместо ответа, Композитор показывает одну сумку. Хозяйка ведет его в большую комнату.
ХОЗЯЙКА: Здесь и будете жить. Пианино обещанное – вот оно. Занимайтесь.

В другой комнате начинает шевелиться постель. Из-под одеяла появляется растрепанная Студентка. Она выходит к пришедшим, неприветливо смотрит на нового жильца.

ХОЗЯЙКА: А это вот соседка ваша. Хорошая девочка. Встает рано, весь день учится, так что вам не помешает. (Студентке) А это сосед твой на две недели. Композитор, интеллигентный человек, в консерваторию поступает. Так что смотри у меня!
СТУДЕНТКА: Вы же говорили, что до осени никого не будет.
ХОЗЯЙКА: Вот тебя я как раз и забыла спросить. (Композитору) Ну, значит, давайте рассчитаемся. За две недели, как договорились. (Берет деньги, пересчитывает) Дом у нас спокойный, сами убедитесь. (Сует деньги в кошелек) А вчера еще торговый центр на первом этаже открыли! Все рядом – вещи, продукты. Красота, одним словом. Не нарадуетесь!

Хозяйка уходит. Жильцы расходятся по комнатам.

Картина вторая

Композитор, совершенно не обращая внимания на соседку, располагается в своей комнате, погружается в изучение нот. Через несколько секунд утреннюю тишину разрывает музыка. Композитор пытается сосредоточиться, но современные ритмы очень быстро вызывают у него раздражение. Он заглядывает в комнату Студентки

КОМПОЗИТОР: (стараясь перекричать музыку) Вы не могли бы убавить. Я занимаюсь.
Студентка подходит к нему вплотную и отвечает таким же тоном.
СТУДЕНТКА: Вы не могли бы убраться, я забавляюсь.
КОМПОЗИТОР: Послушайте, мне надо заниматься. Немедленно убавьте!
Студентка убавляет музыку до нуля
СТУДЕНТКА: Я имею такие же права в этой квартире. И буду делать, что хочу. Кроме того, я тоже занимаюсь – пишу работу по влиянию современной рекламы на общество. Мне еще материал искать, а ты, Композитор, мне мешаешь.

Она снова «врубает» музыку. Музыкант возмущен. Он уходит в свою комнату, затыкает уши ватой и пытается работать: сидит за пианино, что-то наигрывает, прислушивается, записывает на нотоносец. Студентка проходит в ванную, потом обратно, усмехаясь. Композитор стучит в стену, требуя тишины. В ответ музыка становится еще громче.

Композитор наконец-то решительно встает, намереваясь «разобраться». И вдруг наступает тишина. В дверях появляется одетая Студентка.

СТУДЕНТКА: (нагло) Не расслабляйся, я скоро вернусь.
Она уходит, бухая входной дверью.


Картина третья

Композитор остается один, он счастлив и начинает вдохновенно сочинять. Процесс набирает обороты. Но тут раздается стук в дверь. На пороге возникает молодой человек в костюме - ПРОДАВЕЦ, с профессиональной улыбкой.

ПРОДАВЕЦ: Добрый день! Компания Херби предлагает супер-современные пылесосы. Одним нажатием на кнопку вы можете избавить свой дом не только от пыли и грязи, но и от сапрофитов. Согласно последним исследованиям американских ученых сапрофиты наносят непопро…
КОМПОЗИТОР: Одну минуточку! Что происходит? Вы кто?
ПРОДАВЕЦ: (С той же улыбкой) Добрый день! Я представитель компании Херби, которая…
КОМПОЗИТОР: Это я понял. Как вы вошли? Входная дверь была открыта?  ПРОДАВЕЦ: Да. А офис нашей фирмы расположен на первом этаже в новом торговом центре. При оформлении заказа вы получите пылесос в течение пятнадцати минут.

Композитор берет Продавца под локоть и начинает выводить из квартиры.
КОМПОЗИТОР: Прошу вас
Продавец при этом не сбавляя рекламного темпа, продолжает говорить. ПРОДАВЕЦ: Кроме того мы подарим вам коврик для пылесоса, а также спрей для полировки мебели и набор дополнительных насадок.
Композитору удается выдавить Продавца за линию порога, после чего он захлопывает дверь и возвращается к инструменту. Композитор сосредоточенно пишет нотные знаки, пробует аккорды. Вдруг входная дверь тихо открывается и в комнату входит очень полный улыбающийся ПОВАР в белоснежном колпаке и фартуке, в руках у него поднос с парящей снедью на тарелках и в горшочке.

КОМПОЗИТОР: (не оборачиваясь) Я же сказал, уходите.
ПОВАР: Всего в двух шагах от вашей квартиры открылось прекрасное кафе «Домашняя кухня»! Котлеты, беляши, борщ, пирожки с вареньем! Все, что с детства было на вашем столе!

В процессе рекламной речи Композитор поворачивается к говорящему. Повар расценивает это, как свой успех и подходит к Композитору.

ПОВАР: Ничто так не радует человека, как настоящая еда! Попробуйте вареники со сметаной – хит  сегодняшних продаж!
КОМПОЗИТОР: Покиньте квартиру!

Повар протягивает музыканту вареник на вилке. Композитор гневно указывает ему на дверь, но вместо того, чтобы уйти, Повар сует ему вареник в рот. Пока Композитор пережевывает и негостеприимно жестикулирует, Повар ставит  поднос на крышку пианино, прямо на стопку нот. Взбешенный Композитор орет без слов (мешает вареник) на Повара и выталкивает его в шею.
Затем Композитор подходит к окну, делает глубокий вдох, чтобы успокоиться. Вдруг в окне, всплывая снизу, появляется МОЙЩИК ОКОН, поднимаясь в люльке. Композитор пятится. Мойщик, не прекращая плавного подъема, с бесстрастным лицом клеит рекламную листовку «Мойка окон» на окно с обратной стороны, прямо перед лицом музыканта и также молча уплывает вверх.
Рассерженный Композитор задергивает шторы, уходит в ванную, закрывая комнату ширмой.

ЗТМ

Картина четвертая

Композитор в ванной ополаскивает лицо, вытирается и слышит, как кто-то неумело нажимает на клавиши пианино. Он забегает в комнату: за фортепиано сидит гигантская КРУЖКА ПИВА и тычет в клавиши огромными поролоновыми пальцами.
КОМПОЗИТОР: Это что еще такое!?
Кружка вздрагивает, торопливо встает и сует Композитору рекламные проспекты Пивного бара.

КРУЖКА ПИВА: (голос приглушен поролоном) Пивной бар «Большая кружка» рад принять гостей по адресу: Торговый центр…
Композитор, утрачивая интеллигентный облик, разворачивает Кружку и дает ей пинка по мягкому заду. В это момент на пороге появляется МЕДСЕСТРА в очках, зелененьком халате и шапочке.

МЕДСЕСТРА: Аптека «Долголетие!»
Кружка летит к двери и натыкается на МЕДСЕСТРУ. Ее мурлыкающий голос срывается, когда Кружка Пива сбивает ее с ног.  Оба персонажа падают на пол. Баночки с витаминами раскатываются по всему полу.
Композитор глядит на барахтающихся Кружку и Медсестру, хватается за голову, его творческая копна волос встает дыбом.
В проеме открытой входной двери появляется КЛОУН с дудочкой. Он дудит в нее, широко улыбаясь.
КЛОУН: Агентство детских праздников! Все самое веселое и интересное!
Композитор в отчаянии машет рукой и уходит в комнату.
КЛОУН: (вдогонку Композитору) Мы поднимем ваше настроение на заоблачную высоту!

Картина пятая

Студентка входит в прихожую, закрывает за собой дверь.
СТУДЕНТКА: А вот и я, Композитор, сейчас повеселимся.
Из комнаты, прикрытой ширмой, доносится гул разнообразных голосов. Студентка озадаченно отодвигает ширму и видит сюрреалистичную картину – Композитор играет легкую музыку, не обращая внимания на гостей. Клоун дудит в дудочку и приплясывает рядом. Повар кормит коллег варениками из горшочка. Продавец пылесосов показывает свой товар Мойщику Окон, сидя на подоконнике. Медсестра пьет пиво через соломинку и игриво улыбается Кружке, которая гладит ее поролоновыми пальцами по коленке.
Когда Студентка входит в комнату, компания замолкает, оборачивается к вошедшей.

КОМПОЗИТОР: Господа, это та студентка, о которой я говорил. Она пишет работу о современной рекламе. И ей нужен материал. Много, много материала.
Персонажи медленно встают (возникает ощущение хоррора), и начинают надвигаться на девицу, протягивая ее всевозможные рекламки. Студентка в испуге  глядит на Композитора.
КОМПОЗИТОР: (весело подмигивая соседке) Сейчас повеселимся!
Он с новой силой продолжает весело играть.

КОНЕЦ ВТОРОЙ МЕЛОДИИ

Мелодия третья. ЛЯСЫ

Квартира обставлена в современном стиле и монохромной гамме: черный пол, белый ковер, белые стены, украшенные гравюрами, белые кожаные диваны, черный низкий столик, черный бар и т.д. На столике бутылка виски, два стакана. Единственный предмет, который никак не вписывается в интерьер – это старинное пианино теплого коричневого цвета.
На диванах друг напротив друга сидят два здоровенных крепких мужчины в костюмах – Первый и Второй. Первый открывает бутылку.
ПЕРВЫЙ: Ну все, проверили. Теперь будем ждать.
ВТОРОЙ: А чем займемся?
ПЕРВЫЙ: Вот (показывает на бутылку) Лясы поточим. За жизнь, то да сё.
Первый разливает по стаканам, охранники чекаются, выпивают.
ВТОРОЙ: Я не понял, а зачем мы тут все углы прощупали.
ПЕРВЫЙ: Эту «хату» Босс для «стрелок» купил. Тут люди серьезные будут встречаться, все надо проверить. Жучки, то да сё.
ВТОРОЙ: А это старье зачем? Не вписывается в интерьер (показывает на пианино) Босс музыку любит?
ПЕРВЫЙ:  Антиквариат. Хотел выкинуть, потом цену узнал и решил на дачу. Хотя по мне, в топку этот хлам.
После этих слов раздается странный звук, будто кто-то ударил по струнам внутри пианино. Охранники оглядываются на инструмент, но как люди хладнокровные и лишенные воображения, тут же возвращаются к беседе.
ПЕРВЫЙ: Ну, давай еще по одной.
Охранники разливают, выпивают.
ВТОРОЙ: А сколько ждать-то?
ПЕРВЫЙ: Зеленый ты еще. Наше дело – делать, что приказано. А сколько, не нам решать. Запомни, Босс всегда прав, сказал ждать, будем ждать. Скажет валить кого, будем валить.
ВТОРОЙ: исполнительный ты парень.
ПЕРВЫЙ: Дурак. Не исполнительный, а верный. За это он меня и ценит.
Охранники наливают еще, выпивают.
ВТОРОЙ: И давно ты на него работаешь?
ПЕРВЫЙ: Я не просто работаю, я охраняю! В этом году пять лет. 
ВТОРОЙ: Значит, ценит?
ПЕРВЫЙ: А как же! Я каждый день его жизнь берегу. Сколько раз спасал, знаешь? Босс за мной, как за стеной.
ВТОРОЙ: И как, щедро платит?
ПЕРВЫЙ: Щедро. Обещал помочь с покупкой дома.
Наливают еще.
ПЕРВЫЙ: Давай, за верность!
Выпивают.
ВТОРОЙ: За пять лет можно было бы на дом заработать.
ПЕРВЫЙ: А ты че, мои деньги считать собрался? (Второй отрицательно мотает головой) И вообще, я не за деньги работаю, а за идею. Тебе уважаемый человек жизнь свою доверяет, понял? А на нем знаешь, сколько всего завязано.
На телефон Первому поступает звонок.
ПЕРВЫЙ: Да, Босс. Все окэ, проверили, жуков нет… Сейчас сидим, лясы точим, ждем… Так точно, Босс.
Первый отключается. Разливает еще. Он явно доволен похвалой Босс.
ПЕРВЫЙ: Ты за меня держись, не пропадешь. Поработаешь, я за тебя слово скажу, Босс и тебе с хатой поможет, в долгу не останется.
Второй достает сигареты, закуривает. Подходит к пианино, на крышке которого стоит пепельница. Первый встает с другой стороны. Второй спьяну тушит сигарету не в пепельницу, а об крышку инструмента.  Вновь раздается звук потревоженных струн.
ВТОРОЙ: Что эта деревяшка вякает? Заткнись!
Второй пинает инструмент. Первый смеется и тоже пинает с другой стороны. Звук от ударов явно разный, и охранников привлекает это обстоятельство.  Они начинают простукивать стенки и понимают, что за одной из них тайник. Второй достает нож и вскрывает его.
ПЕРВЫЙ: Э, подожди. Ты чего? Это же Босса пианино.
ВТОРОЙ: Поздно, вскрыл уже. Ох ты, елочки зеленые. Это что же я нашел! 
Второй достает из тайника большую деревянную шкатулку. Пытается открыть, но она заперта на ключ. Второй пытается открыть ее ножом.
ПЕРВЫЙ: Оставь! Босс приедет – покажем.
ВТОРОЙ: Да ты что! Он же знать не знает про шкатулку. А скажешь – он себе заберет, с тобой не поделится. Лучше вскроем и разделим. Тут поди ценностей поболе, чем ты в год зарабатываешь.
Первый задумывается и кивает. Второй начинает ковырять шкатулку.
ПЕРВЫЙ: Только мне 70% .
Второй останавливается
ВТОРОЙ: Не понял, с чего такой расклад? Это вообще-то я нашел.
ПЕРВЫЙ: Если бы не я, тебя бы тут не стояло. И клад бы мне целиком достался. Дай-ка мне.
Первый хочет забрать шкатулку, Второй выхватывает пистолет. Первый делает то же самое. Охранники держат друг друга на прицеле. В этот момент в квартиру входит Босс – полноватый мужчина «зажравшегося» вида.
БОСС: Хорошо встречаете. И что тут происходит?
Первый на секунду отвлекается на Босса, и Второй, воспользовавшись заминкой, стреляет в него. Первый падает навзничь.
БОСС: (Второму) Ты что, братишка, тихо. Успокойся. Что случилось, расскажи.
Второй, держа шкатулку в левой руке, правой целится в Босса.
ВТОРОЙ: Случилось клад найти, дядя! Не придется пять лет ждать и на тебя горбатиться.
Второй отходит к двери. В этот момент Первый, подобрав упавший пистолет, с пола стреляет во Второго и укладывает его наповал. Босс проверяет, мертв ли Второй, затем подходит к Первому.
БОСС: Ну, ты даешь! Молоток! Спас опять, пристрелил гаденыша. Как сам, терпишь? Сейчас врача своего вызову, в больничку поедешь. (Достает телефон, звонит, ждет телефонного ответа, показывает на шкатулку) А это что?  Здесь нашли? Ты смотри, не зря я инструмент пожалел. Сейчас тебя с доктором отправлю, посмотрю, что там. (рассматривает шкатулку, пробует открыть) А ты поправишься, с меня благодарность. Не зря ты мой хлеб ешь, всегда на сто процен… (Босс замечает направленный на себя ствол). Э, ты чего делаешь?
ПЕРВЫЙ: Ты ящик-то поставь, Босс.
БОСС: Да ты че? Попутал?!
ПЕРВЫЙ: (пытаясь сесть) Да нет, распутал наоборот. Устал я ждать твоей благодарности. Пять лет, как с куста!  Каждый день шкурой своей рискую за тебя, все благодарности жду. У тебя же денег куры не клюют, жируешь, а я день и ночь под пули лезу. А за что? За жратву в ресторане?!
БОСС: Я понял, брат. Ты ляг. Давай сейчас успокоимся, я тебе за верность давно дом обещал. Так сейчас и порешим.
ПЕРВЫЙ: Ага. Давай сюда ящик!
БОСС: Да держи-держи, я не против. 
Босс протягивает Первому шкатулку, в это время у него резко звонит телефон. Первый, испугавшись, стреляет и одним выстрелом укладывает Босса, которому верно служил пять лет одним выстрелом. После этого он пытается встать, тянется к шкатулке, поднимает ее, но падает вместе с ней. Шкатулка при падении ударяется о пол и раскрывается.
ПЕРВЫЙ: Интересно, что мне досталось… за верность?
Первый из последний сил тянется рукой к приоткрытой крышке, но пальцы не дотягиваются. Голова Первого никнет. В тишине раздается протяжный звук потревоженных изнутри струн.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ МЕЛОДИИ


Мелодия четвертая. ДО СВИДАНИЯ, БРАТ

Перед нами большая комната с выходом на балкон. Здесь заканчивается застолье по случаю проводов сына в армию. За столом сидят гости. В комнате также стоит пианино. Отец поднимает рюмку, призывает гостей к тишине.

ОТЕЦ: Ну что ж, сын. Служи честно. Себя в обиду не давай, других не обижай. На рожон не лезь, ну а трусов у нас в семье никогда не было. Так что про это и говорить не стоит. В общем, будь мужиком. Ну и в добрый путь.

Гости выпивают, Мать смахивает слезу.

СЕСТРА: Может, музыку поставим?
МАТЬ: А давай-ка ты сыграй нам.
СЕСТРА: Да ну, мама, я уже сто лет за инструмент не садилась.
ОТЕЦ: Не капризничай, дочь. Садись за рояльку. Как в детстве.

Гости поддерживают просьбу. Сестра садится за инструмент. Брат подходит к пианино и встает рядом.

СЕСТРА: Тогда уж пусть и братец садится.
ОТЕЦ: Тоже верно! Мать, помнишь, как эти двое наяривали – всех соседей с ума сводили.

Гости шумно подтверждают сказанное.

МАТЬ: Ой, не говори. Думала, угробят фортепьяно. А покупали, помнишь, за бешеные деньги. Тыщи две тогда отдали.
ОТЕЦ: А на пятый этаж как перли!
МАТЬ: Перли так, что уши вяли!
Все хохочут
ОТЕЦ: Зато оба дитя – музыканты, играть умеют. Считай, образованные.
МАТЬ: А ты вспомни, Отец, как они сначала-то: дрались из-за того, кому первым заниматься. А потом раз – и миром пошло. Один играет, другой слушает. Мы нарадоваться не могли. В комнату уже и не заходили, чтобы не мешать.

Сестра и Брат садятся за инструмент и в четыре руки играют веселую польку. Гости аплодируют. Мать с Отцом счастливо обнимаются, глядя на взрослых детей.

Картина вторая

Отец курит на балконе, Мать и Сестра убирают со стола. Брат сидит за пианино, трогает клавиши.

СЕСТРА: Мам, что еще?
МАТЬ: Да все уже. Идите отдыхать… Ой, все как маленьких, вас спать гоню. А вы ведь уже взрослые. Вот братик служить идет, мужчиной стал.
СЕСТРА: Да… стал…
МАТЬ: (Брату) А ты чего сидишь?
БРАТ: Так… Вспоминаю.
МАТЬ: (оглядывая комнату) Ну все.  Отец где, курит, что ли?

Мать выходит к Отцу на балкон. Сестра подсаживается к Брату за пианино. Их разговор не слышен, слышна только музыка – та же веселая полька, только на этот раз звучащая медленнее и лиричнее.

Мать с Отцом на балконе оглядываются на детей.

ОТЕЦ: Помнишь, мать, как мы с тобой первый раз боялись их знакомить?
МАТЬ: Еще бы! И у моей характер был – не подарок, и твой – то учителю нахамит, то в милицию загремит.
ОТЕЦ: Да, хулиган был, оторви да выбрось. Без матери вырос, что ты хотела. А потом вишь, отогрелся с тобой, оттаял. Бычиться перестал.
МАТЬ: И с сестрой нашел общий язык, слава Богу. А то, как бы жили?
ОТЕЦ: Ну, что гадать. Все сложилось, и они теперь смотри – брат с сестрой, как родные, не разлей вода. Вот уж и взрослые стали, а все одно друг от друга не отходят.

Отец и Мать выходят с балкона.

МАТЬ: Мы спать. И вы не задерживайтесь, вставать рано.
СЕСТРА: Ладно, мам.
Мать целует Брата, Сестру, с Отцом уходит.


Картина третья

В квартире темно, видны только силуэты, стоящие возле пианино.
БРАТ: У тебя лицо соленое.
В ответ тишина, слышны только всхлипы. 
БРАТ: Давай им скажем.
СЕСТРА: Я не могу. Мама с ума сойдет.
Силуэты сливаются в поцелуе.

БРАТ: Я уеду, а ты выйдешь замуж.
СЕСТРА: Я дождусь.
БРАТ: А потом что измениться?
СЕСТРА: Мне хотя бы будет восемнадцать.
БРАТ: И что?
СЕСТРА: Я смогу уйти из дома.
БРАТ: И мама сойдет с ума.
Силуэты вновь сливаются в объятиях. Потревоженное пианино издает звук. Откуда-то доносится заспанный голос Матери.
МАТЬ: Вы чего там балуетесь? А ну спать, разыгрались на ночь глядя.
СЕСТРА: Идем, мам, идем.
ОТЕЦ: Отстань от них, пусть наговорятся дети.
Силуэты вновь сливаются в поцелуе.

Картина четвертая

Утро. В доме царят суета и возбуждение. Брат уже собрался, стоит рядом с сумкой. Он бледен и напряжен.
МАТЬ: Ничего не забыл?
Брат отрицательно мотает головой.
ОТЕЦ: (ободряюще) Ты чего, сын, сам не свой. С похмелья что ли плохо?
Брат снова отрицательно машет головой.
Или боишься? Давай, взбодрись. Ниче-ниче, все служили. Главное будь мужиком.
МАТЬ: Хватит наставлять. Сколько время? Не опаздываем?
ОТЕЦ: Да, пора ехать. Ну, присядем на дорогу.
МАТЬ: А сестра твоя где? Собирается всё. Времени нет, а она не шевелится.
В комнату выходит Сестра. Глаза ее припухли, лицо тоже бледно.
МАТЬ: Ну, смотри на них, отец! Не выспались, теперь еле живые, на ногах не стоят. (сестре) Ты чего не оделась-то? Ехать пора, а она…
СЕСТРА: Я не поеду.
МАТЬ: Как не поедешь? Единственный брат в армию уходит, а она не поедет!
ОТЕЦ: Да погоди верещать. Дочка, тебе плохо?
СЕСТРА: Да, папа, плохо.
Брат, стиснув зубы, смотрит на Сестру.
ОТЕЦ: Ну ладно, не хочет, пусть не едет. А нам пора. Присели.
Все садятся «на дорожку». Сестра присаживается около пианино.
ОТЕЦ: (вставая) Ну, пора.
МАТЬ: Ох, господи, все взяли, нет? (Сестре) Что сидишь как столб? Поцелуй брата-то на прощание.
Девушка на «деревянных» ногах подходит к Брату, целует его в щеку. Он неуклюже «по-братски» обнимает ее. Сестра торопливо отходит и садится обратно к пианино.

ОТЕЦ: Ну все, пошли-пошли
БРАТ: (Сестре сдавленным голосом) Я напишу.
Сестра, не отвечая, отворачивается к инструменту, начинает наигрывать вчерашнюю польку.
МАТЬ: Смотри на нее, прилипла, не оторвешь. Брат уходит, а она…
ОТЕЦ: Все, все, выходим.
МАТЬ: Давай, сыночка, пойдем. (целует его в щеку) А у тебя чего лицо такое соленое?
Все выходят в двери, Брат оглядывается на Сестру, та продолжает играть.
ОТЕЦ: Дочь, двери закрой за нами.
Все уходят, хлопает входная дверь. Сестра падает на клавиши, начиная рыдать. Музыка при этом не смолкает, а продолжает звучать все пронзительнее.


КОНЕЦ ЧЕТВЕРТОЙ МЕЛОДИИ

 
Мелодия пятая. ОГРАБЛЕНИЕ

Темно. Едва виден богатый интерьер квартиры – мраморные колонны, красивые портьеры, хрустальная люстра. Слышен звук открываемого замка. В квартиру входят двое субъектов криминального вида - ИГНАТ, плотный мужчина 45 лет и ЖОРА, долговязый парень слегка за 20.

ИГНАТ: Ее точно нет?
ЖОРА: Уехала карга, еще вчера вечером.

Жора включает маленький фонарик, Игнат закрывает двери. Мужчины медленно двигаются за лучом фонарика в гостиную. В луче света появляются то старинные портреты, то мраморные и бронзовые бюсты.

Вдруг в дверном проеме между гостиной и комнатой луч высвечивает фигуру в длинном пеньюаре с бледным лицом и длинными седыми волосами - ДАМУ. «Гости» вскрикивают от страха и неожиданности. Игнат теряет фонарик.

Через секунду включается люстра.

ДАМА: Доброе утро, господа! А я боялась, что вы соблаговолите прийти только к обеду.
Налетчики в недоумении смотрят на Даму - очень пожилую женщину аристократического склада.
ДАМА: Ну что, так и будете стоять? Принимайтесь за дело.
Мужчины озираются в еще большем замешательстве.
ДАМА: (сердясь) Вы что же, господа, еще не проснулись? Начинайте выносить вещи! Вы ведь для этого пришли?
Жора и Игнат ошалело кивают.
У меня полная комната ценных предметов.
ИГНАТ: Мамаша, а вы нас, похоже, ждали.
ДАМА: Я вам не мамаша, молодой человек. Извольте выражаться интеллигентно. Идите за мной.

Дама ведет обалдевших грабителей в комнату, где в коробках и просто внавалку лежат всевозможные антикварные вещи. У злоумышленников загораются глаза.

ДАМА: Так! Берем?
ЖОРА: (с непонимающим, но счастливым видом) Берем!
ДАМА: И несем!
ЖОРА: Ага!
ИГНАТ: Куда несем-то?
ДАМА: Как куда? В гостиную, разумеется. Разве бригадир не обозначил вам фронт работ?

Дама пристально смотрит на мужчин. У Жоры сползает улыбка

ЖОРА:  Неа. (Игнату) А Бригадир что, освободился?
ИГНАТ: Нам бы еще раз… того… обозначить
ДАМА: И это называется «Всегда трезвые грузчики»! Я догадывалась, что все будет именно так. Пьянство – беда России. Придется звонить!
ЖОРА: Куда?!
ДАМА: Бригадиру!
ЖОРА: (понимая слова хозяйки, как зоновский жаргон) А вы его знаете?! Вот это старушка попалась!
ДАМА: Кто старушка?!
ИГНАТ: (неожиданно галантно) Мадам, мы с утра в рот не брали ни капли. Просто с бригадиром разминулись. Но работу выполним, не сомневайтесь. Куда прикажете нести?

Он берет первую попавшуюся коробку. Жора недоуменно смотрит на товарища. Игнат глазами указывает ему на мраморный бюст Пушкина, затем на дверь и идет в гостиную.

ДАМА: Это другое дело
Дама остается в комнате, что-то поправляя в коробках.
Воры заносят коробку и бюст в гостиную. Игнат озирается в поисках места для ноши, Жора топчется, глядя на старшего товарища.

ЖОРА: Че это тут творится-то? Я не понял.
ИГНАТ: (ставя коробку) Дурак, раз не понял. Бабка приняла нас за грузчиков. Въезжаешь?
ЖОРА: (с бюстом в руках) Ну?
ИГНАТ: Вот те и ну. Хочет, чтоб мы таскали ее бутор.
ЖОРА: Ну?
ИГНАТ: А если что, сдаст нас с потрохами бригадиру!
ЖОРА: Ну!
ИГНАТ: Хватит нукать, не запряг! Валить нам надо, въезжаешь?
ЖОРА: Ага
ИГНАТ: Да поставь ты армяна, надорвешься!

Жора поспешно ставит тяжелый мраморный бюст Пушкина, затем грабители  возвращаются в комнату. Дама укладывает вещи по коробкам.

ДАМА: С такой скоростью вы, молодые люди, до завтра не управитесь.
ИГНАТ: Нам бы, хозяйка, того, отлучиться. Наряд забыли. А через час-другой мы здесь, как штык. И быстро все перетаскаем.

Дама медленно распрямляется, берет в руки старинную трость, обходит «грузчиков» и встает в дверях, держа палку как шпагу.

ДАМА: За бутылкой собрались!? Так я и знала, что этим кончится.
ИГНАТ: Да за нарядом мы…
ДАМА: Не пущу!!!
ЖОРА: Мы ж быстренько
ДАМА: Нет! Напьетесь, а что потом? Переколотите мне весь антиквариат!
Жора открывает рот, чтобы возразить, но Дама непреклонна.
Или вообще не вернетесь! Завтра, молодые люди, ко мне приедет бригада строителей. Соседи уже начали ремонт, значит и мне пора. Комната должна быть освобождена. Так что никаких нарядов.
ИГНАТ: Хозяйка, ей-богу…
ДАМА: (тоном, не терпящим возражений) Извольте приступать.

Дама выходит, оставляя незадачливых воров в гостиной.

ЖОРА: Чего делать-то?
ИГНАТ: Чего! Давай, перенесем все по-быстрому и свалим.
ЖОРА: Так, может, прям щас и уйдем? Заодно барахло прихватим
ИГНАТ: А старуху грохнем?
ЖОРА: Н-не, ты что… я не могу
ИГНАТ: Вот и я не могу. Пошли таскать


Картина вторая

Воры под руководством хозяйки таскают разнообразные вещи, из-под которых помаленьку появляется старинное пианино. Диалогов не слышно, их  приглушает фортепианная музыка.

Игнат тащит высоченную стопку книг, пытается пройти в дверной проем, приседает все ниже и ниже. Пройти ему почти удается, не проходит только верхняя книга – она тихо сдвигается с места и падает на голову Игната.

Жора несет статуэтку - копию Венеры Милосской, держа мраморное изваяние за интимные места. Дама бьет его по рукам.

Игнат пытается сложить старинные длинные портьеры, и не найдя решения, обматывается ими с головой, становясь похожим на ветхозаветного персонажа, и выходит в таком виде в гостиную – Жора умирает со смеху, хозяйка улыбается.

Жора несет китайскую вазу, спотыкается, несколько мгновений Ваза «выплясывает» в его руках, а Дама и Игнат наблюдают за происходящим полными ужаса глазами.

После уставшие мужчины сидят на полу. Игнат утирает пот, Жора обмахивается старинным веером. Дама уходит и возвращается с объемной шкатулкой в руках ( с той, что была в третьей новелле и содержимое которой так и осталось неизвестным).

ДАМА: Я вижу, вы утомились, господа.
ЖОРА: У меня спина так вспотела, сидеть мокро. (гогочет) Вы ложьте шкатулку-то, бабуля, и к нам. Посидим-потрещим.
ДАМА: Вам, молодой человек, не мешало бы поучиться этикету. В наше время за такие обороты речи ставили коленями на горох.
ИГНАТ: Хозяйка, попить бы.
ДАМА: Я уже поставила чайник. Сейчас перенесем еще кое-что и сядем за стол.
ЖОРА: Вот это тема! А что в ящике?
Дама гладит ладонью крышку деревянной шкатулки.
ДАМА: Здесь у меня самое ценное. Накопленное за всю мою долгую жизнь.
Жора многозначительно смотрит на Игната.
ДАМА: Ну что ж, давайте заканчивать!
Компания заходит в комнату. Дама подходит к старому пианино.
ДАМА: Ну вот, господа. Беритесь. Но предупреждаю, эта вещь бесценна, так что будьте предельно осторожны.
ЖОРА: Это тоже тащить?
ДАМА: Будьте так любезны
Дама выходит.

ЖОРА: Чувствую, Игнат, лопнет мое терпение. Эта старая (звук молотка заглушает нецензурную брань) мне уже весь мозг (звук молотка).
ИГНАТ: Сейчас допрем рояль и (звук ударов молотка) отсюда. Берись, давай. А выйдем, я тебе за сегодняшний денёк (звук дрели).

Воры берутся за пианино, пытаются нести тяжелый инструмент. Пианино не проходит в узкий дверной проем. «Грузчики» ищут удобный угол, под которым громоздкая ноша пролезет в дверь. Ставят его вертикально и т.д. Экспрессивного диалога не слышно, его заглушает фортепианная музыка.

Жора уже вышел в гостиную. Половина инструмента там же. Вторая – в руках Игната, еще в пределах комнаты. Пианино застревает в дверях, попутно зажав ногу Игната. Сам он остается в комнате.

ИГНАТ: (Орет) Жорка! (звук дрели, заглушающий брань) ты что, сукин потрох, ты же ногу мне зажал! А-а-а! (звук дрели) Я тебя сейчас (долгий звук дрели + молоток)

Обессилив от безуспешных попыток подвинуть пианино, воры падают на пол по обе стороны. Входит Дама. с подносом. На нем чайник, чашки, вазочка с печеньем и прочие чайные принадлежности.

ДАМА: Что случилось? Бог мой, ну как же так, господа грузчики? Это же старинная вещь! Резьба по корпусу, ох.
ЖОРА: Мамаша, вы бы человека пожалели! Ваш рояль его конечности лишил.
Дама дает Жоре подзатыльник. Игнат охает.
За что?!
ДАМА : Когда все закончится, я займусь вашим воспитанием. (Игнату) Как вы там, молодой человек?
ИГНАТ: Пианину вроде сдвинули, больше не давит. Хозяйка, попить бы
ДАМА: Да, да, сейчас
Дама наливает чай в чашки.
ДАМА: А вот и чай!
ЖОРА: (радостно, потирая руки) О! Вот это по-человечески. Сейчас перекусим.
ИГНАТ: Ты что там, гад, жрать собрался? А я тут буду всухомятку рояль подпирать?
ДАМА: Тише, тише, молодой человек. Что за выражения? Вы тоже сможете утолить голод, ваш товарищ вам поможет.
Жора тянется за бутербродом и тут же получает по рукам.
ЖОРА: Да что вы, мадам, все время деретесь?
ДАМА: Немедленно мыть руки. Давно не видела таких траурных ногтей. (Игнату) А вам я принесла мокрое полотенце.
ЖОРА: (обиженно) Я тоже полотенцем.

Он протирает руки, кидает полотенце Игнату, берет бутерброд. Дама укладывает на тарелочку пару бутербродов.
ДАМА: (Игнату) А это вам.
Жора берет тарелку, лезет на пианино, тянет ее товарищу. Пианино сдвигается на сантиметр. Игнат орет от страха, Жора скатывается вниз.

ИГНАТ: Ты что, едрена мать, охренел совсем! Хочешь, чтоб меня этим роялем в лепешку раздавило?
ДАМА: Молодые люди! Прекратите выражаться! Вы в приличном доме.

Она протягивает тарелку в щель между инструментом и косяком. Туда же отправляется чашка чая.

ДАМА: Чтоб вы знали, в этой квартире бывали лучшие люди России
ЖОРА: Да ну!
ДАМА: Хотя я живу одна, (вздыхает) очень давно, (бодрее) но я не одинока. Сейчас моя жизнь - это ученики, дети, которым я преподаю музыку.
ИГНАТ: (из-за пианино) Вы что же, уроки даете?
ДАМА: (с гордостью) Я воспитала не один десяток лауреатов международных конкурсов.
ЖОРА: Круто
ДАМА: Вот именно.
ЖОРА: (задумчиво) А я семь лет в музыкальной школе оттрубил. От звонка до звонка. По классу флейты.
ДАМА: О, прекрасный инструмент. Соловей среди духовых.
Жора довольно хмыкает.
ИГНАТ: А я знаете, как на аккордеоне шпарю! Вся деревня ходуном ходит.
ДАМА: Прекрасно, юноша
ИГНАТ: (грустно) Точнее, шпарил. Сейчас пальцы перестали гнуться.
ДАМА: Покажите-ка руку.
Игнат просовывает кисть в щель. Дама рассматривает узловатые пальцы.
ДАМА: Вы работали на холоде?
ИГНАТ: Да… лес валил … на морозе… несколько лет
ДАМА: У вас без сомнения артрит.
ИГНАТ: Вот мля.
ДАМА: Но я вас научу, как с этим справиться. Уж поверьте, опыт у меня богатый. И будете шпарить еще лучше прежнего.
Обстановка становится благодушной и непринужденной.
ДАМА: А что же вы, молодые люди, при таких умениях подались в грузчики?
ИГНАТ: (замявшись) Дык, это… жизнь заставила
ЖОРА: А вы, мадам, не боитесь жить одна?
ДАМА: Бояться? Зачем?
ИГНАТ: Ваш дом почище всякого музея. Добра немеряно.
ДАМА: Это все тленно, господа. Главное мое богатство - ученики. И то, что лежит здесь.

Она кивает на шкатулку. Жора нарочито покашливает, но вместо ответа из-под пианино высовывается громадный кулачище Игната. Звучит дверной  звонок.

ДАМА: Кто это, интересно? Пойду, погляжу
Дама выходит в прихожую.
ЖОРА: Ты чего мне кулаки в харю тычешь?
ИГНАТ: Помалкивай.
ЖОРА: А что я?
ИГНАТ: Тихо, потом поговорим

Заходит Дама, вместе с ней БРИГАДИР грузчиков и какой-то ТИП.
БРИГАДИР: (Даме) Ну как у вас? Вот, веду помощника. Наш один, наверное, не справляется?
ДАМА: У меня ваши люди работают в паре. Но помощник нужен, так как одного из грузчиков придавило фортепиано.
БРИГАДИР: Как в паре? Как придавило?! А ну…!

Мужчины направляются к пианино. Дама уходит. Жора, спиной к вошедшим, поднимает край инструмента. Нога Игната помаленьку освобождается.

БРИГАДИР: Ну что тут у вас? Тебя, что ли, Витька, придавило.
ИГНАТ: Угу
БРИГАДИР: Погоди, сейчас поможем. (Типу) А ну, давай!

Жора и Тип сдвигают инструмент, втаскивая его в гостиную, нога Игната освобождается. Игнат изобретательно прячет лицо, надвинув кепку на глаза и нагнувшись за угол пианино, чтобы растереть ногу.

БРИГАДИР: Где помощника взял? Это племяш твой, тот, что из армии вернулся?
ИГНАТ: Ага
БРИГАДИР: Но все, бывайте. (Типу) Посмотри, чего помочь, а потом за мной, на новый объект.

Бригадир уходит. Жора пролезает к Игнату. Тип топчется в гостиной.

ИГНАТ: (Жоре) Гони его в шею.
ЖОРА: (Типу) Че встал? Не надо нам помогать. Вали на другой объект.

Тип уходит. В гостиную входит Дама с очередной тарелкой бутербродов. Игнат выглядывает из-за пианино, все еще растирая ногу.

ДАМА: Где же ваши коллеги? Я хотела напоить всех чаем
ЖОРА: Да им по делам нужно. А мы тут сами справимся. Я уже и рояль подви…
ДАМА: А где шкатулка?
ИГНАТ: Тут вроде стояла.
ДАМА: (Жоре) Вы ее куда-то переставили?
Жора отрицательно качает головой. Игнат смотрит на него, Жора качает и ему.
ИГНАТ: Эти подрезали
ДАМА: Что?
ЖОРА: Кто?
ИГНАТ: Эти, которые щас здесь были
ДАМА: Ваши коллеги?
ИГНАТ: Похоже, что наши.
Дама опускается в кресло, держась за сердце.
ИГНАТ: Жорка, за ними. Пулей!

Жора кидается в погоню. Игнат,  хромая бежит следом.


Картина третья

Дама сидит в кресле, все еще держась за сердце. Шум в прихожей говорит о том, что «грузчики» вернулись.  Через секунду они заходят в гостиную. Кулак Игната носит следы «разговора» с Типом. В руках у Жоры драгоценная шкатулка.

ДАМА: (слабо) Ну?
ЖОРА: Во!
Жора поднимает шкатулку над головой. Дама бесконечно рада.
ДАМА: Мальчики, браво! Вы просто молодцы!

Она встает, гладит по голове Жору, потом Игната. Грабители смущены, но похвала им приятна.

ДАМА: Вы спасли меня, вернули самое большое мое сокровище.
ИГНАТ: Да ладно, чего там… Пойдем мы, хозяйка.
ДАМА: Конечно! Вы устали. Но завтра я вас буду ждать. С самого утра!
ЖОРА: Завтра, мадам, вместо нас другие придут
ДАМА: Как другие? Ни в коем случае! После случившегося я могу доверять только вам. Обещайте, что придете

Грабители мнутся. Игнат нерешительно кивает.
ДАМА: Спасибо, господа. Я знала, вы меня не оставите.
«Грузчики» уходят. На пороге Жора оборачивается.
ЖОРА: Мадам, покажите хоть, что мы такое защищали?
ДАМА: Конечно! Вы вправе это увидеть!

Дама торжественно открывает огромную шкатулку и достает… ноты. У грабителей от удивления вытягиваются лица. Дама садится за пианино.

ДАМА: Потрясены? Я так и знала! До завтра, господа!

Звучит фортепианная музыка.

КОНЕЦ ПЯТОЙ МЕЛОДИИ И ВСЕЙ ПЬЕСЫ


Рецензии