К вопросу о русской поэзии и гениях

(записки любителя поэзии, обращенные к мыслящим и любознательным молодым людям)

                «Сочинение стихов ближе к богослужению, чем обычно полагают»
Анатоль Франс
                «Горит лишь сердце от того, что не любить оно не может»
Александр Пушкин
I.    Два приятеля поспорили. Один утверждал, что поэт Иосиф Бродский – гений, его нобелевская речь – открытие  ХХ века, а другой сдержанно хвалил Иосифа Александровича, но называл только талантливым поэтом, которому далеко до гения русской словесности Александра Сергеевича Пушкина. Рассуждения о роли языка в нобелевской речи И. Бродского считал спорными.
Дорогой читатель, если есть у вас желание следовать за мной, попробуем вместе разобраться, кто же из двух приятелей прав?
Вначале определим, что же такое Поэзия. Обратимся к известным словарям и энциклопедиям.
         1.ПОЭЗИЯ (Толковый словарь Даля)
ж. изящество в письменности; все художественное, духовно и нравственно прекрасное, выраженное словами, и притом более мерною речью. Поэзией,  отвлеченно,  зовут изящество,  красоту, как свойство, качество,  не выраженное на словах, и самое творчество, способность,  дар отрешаться от насущного, возноситься мечтою, воображеньем в высшие пределы,  создавая первообразы красоты; наконец зовут поэзией самые сочиненья,  писанья этого рода и придуманные для сего правила: стихи, стихотворения и науку стихотворства. Одни считали поэзию рабским подражаньем природе; другие- видениями из духовного Мира; третьи видят в ней соединенье добра(любви) и истины. Поэт м. пиит, человек, одаренный природою способностью чувствовать, сознавать поэзию и передавать ее словами, творить изящное; стихотворец. Поэтичный, -ческий, относящ. к поэзии, ее содержащий; изящный. Поэма ж. поэтичное повествованье, стихотворный рассказ целостного содержанья.
              2. ПОЭЗИЯ, и, ж.( Толковый словарь Ожегова)
1. Словесное художественное творчество, преимущ. стихотворное.
2. Стихи, произведения, написанные стихами. П. и проза. Классическая русская п. Современная п.
3. перен., чего. Красота и прелесть чегон., возбуждающие чувство очарования. П. летнего утра.
прил. поэтический, ая, ое. Поэтическое творчество. П. ландшафт
               3.ПОЭЗИЯ (Этимологический словарь)

<словесное худож. творчество>, <стихи>. Через польск. poezja заимствовано из лат. яз. в XVIII в. Лат. poesis <поэзия> восходит к греч. poiesis <творение, создание, сочинение>, от poieo <творю, делаю>, <сочиняю, особенно^ в стихах>. Ср. от этого глаг. поэма <дело>, <вещь>, <поэма> (в греч. poiema суф. результата действия -ма). Слово поэт по этимол. значит <делатель>, <создатель>, <стихотворец> (< греч. poietes). Во франц. яз. от слова poete <поэт> образована с суф. -ess-e форма ж. р. роёtesse, проникшая в рус. яз. в XIX в. и получившая в нем типичное для рус. имен ж. р. оконч. -а: поэтесса.
               4.ПОЭЗИЯ (Большой толковый словарь)
(греч. poiesis) 1) до сер. 19 в. вся художественная литература в отличие от нехудожественной. 2) Стихотворные произведения в отличие от художественной прозы (напр., лирика, драма или роман в стихах, поэма, народный эпос древности и средневековья). Поэзия и проза - два основных типа искусства слова, различающиеся способами организации речи художественной и прежде всего ритмостроением. Ритм поэтической речи создается отчетливым делением на стихи. В поэзии взаимодействие стиховой формы со словами (сопоставление слов в условиях ритма и рифм, отчетливое выявление звуковой стороны речи, взаимоотношение ритмических и синтаксических строений) создает тончайшие оттенки и сдвиги художественного смысла, не воплотимые иным способом. Поэзия преимущественно монологична: слово персонажа однотипно с авторским. Граница поэзии и прозы относительна; существуют промежуточные формы: ритмическая проза и свободный стих.
                5. ПОЭЗИЯ  (Словарь любителя кроссвордов)
Стихи, ритмическая речь.

      Попробуем  осмыслить определение Поэзии.
      Исходить будем из логики Единства Мира.
      Из Хаоса Вселенной, из взрывов сверхновых звёзд рождаются вполне устойчивые и упорядоченные миры, подчиняющиеся определенным законам существования Пространства-Времени. В относительно устойчивых планетных системах с определенной вероятностью появляются планеты, на которых возникает Жизнь. В частности, третья планета Солнечной системы – Земля. Мы не знаем всех законов Пространства-Времени, потому что Знание тоже бесконечно. Однако процессы космического и земного масштабов имеют определенное логическое сходство.
Появляются вначале примитивные Homo Sapiens, но, тем не менее, умеющие выбрать из Хаоса Звуков упорядоченные звуки – прамузыку в виде Ритмов и праречь в виде Слов. Постепенно возникает Язык данного социума на данной территории. Наиболее способные особи выбирают упорядоченные (гармоничные) сочетания ритмов и слов, то есть Песни, способные выразить важные моменты в жизни социума (пока ещё племени) – воодушевить на сражение и Победу над вражеским племенем, то есть помочь установлению Власти над другими. К тому же с помощью Песен из уст в уста передается Информация о важных событиях. Естественно, что люди, обладающие выдающимися способностями к сложению песен, а затем и гимнов пользуются вниманием Властителей. Возникновение Искусств, в том числе и Поэзии, есть следующий этап цивилизованного общества.
Укрупнение социума приводит к проблеме управления им. Прежнее понятие многобожия не годится. Возникает понятие Единого Бога, дающего Вечную Душу каждому живому существу. Возникает понятие Нравственности, то есть упорядочения взаимоотношений между людьми на основе Гуманности. Именно Гуманность – признак высшей Культуры социума, а Поэзия, в частности, этому способствует.
Общество может быть высокоразвитым технически, но если попирается Гуманность, то происходит падение Культуры, в том числе и Слова, и Поэзии. За этим следует моральная деградация и возврат к диким отношениям на уровне бандитской мафии, опричнины, фашизма, сталинизма и так далее. Интересно, что как следствие такой деградации возникает подпольная Поэзия, неподвластная вождю или узурпатору, принимающая довольно большое распространение в обществе.
Таким образом, Поэзия – это не только забава для частного лица, но и мощное оружие социума против непотребного властителя. А Поэт – это тот, кто развивает это оружие.
      Слово или Язык страны –  это один из инструментов Поэта. Умение им владеть – мера таланта Поэта. Создание гармоничной, понятной и приятной всему народу, новой редакции Языка – мера гениальности.
      Вторая составляющая Поэзии – это состояние волнения, то есть Вдохновение, вызванное Любовью к миру, природе, Родине, народу или другому человеку. Или волнение, вызванное благородным негодованием, когда попираются нравственные ценности. В спокойном, сонном и сытом состоянии по-настоящему хороших стихов не напишешь. В состоянии ненависти ко всему миру тоже гениальных стихов не получится.
      Далее – Ритм. Даже в прозе всегда есть свой Ритм, разумеется,  у талантливого писателя. Только войдя в Ритм с Божественным Началом Природы (в состоянии Вдохновения), можно создать что-то талантливое или гениальное. А вы, что обо мне думали, дорогой читатель? Что я глухая материалистка? Даже Нильс Бор, создатель квантовой механики, к концу жизни утвердился в мысли, что там, наверху, есть Кто-то.… По Гегелю – Высший Дух. По современным гипотезам – квантовый компьютер.
      Четвертая составляющая – это Философские раздумья Поэта о судьбе Земного Мира, Родины, народа, о Любви, о жизни человеческой, столь краткой и ёмкой.
       Пятая очень важная составляющая Поэзии – внутренняя Свобода или Воля.
Прошла Любовь, явилась муза,
И прояснился темный ум.
Свободен,  вновь ищу союза
Волшебных звуков, чувств и дум
       А.С. Пушкин из поэмы «Евгений Онегин»
«Волшебные звуки» я подразделила на ритмы и слова.
      II.   Так вот, дорогой читатель, подошли мы к «святая святых»: как же пишутся стихи? Есть шутливое стихотворение  у французского поэта Раймона Кено в переводе Михаила Кудинова.

Возьмите слово за основу
И на огонь поставьте слово,
Возьмите мудрости щепоть,
Наивности большой ломоть,
Немного звезд, немного перца,
Кусок трепещущего сердца
И на конфорке мастерства
Прокипятите раз, и два,
И много-много раз все это.
Теперь пишите! Но сперва
Родитесь все-таки поэтом.

Ну, а если всерьёз.

«Стихи не пишутся – случаются
Как чувство или же закат,
Душа – слепая соучастница:
Не написал – случилось так»
Андрей Вознесенский

     Есть поэты, идущие в своей поэзии от языка: Марина Цветаева, Велимир Хлебников, Владимир Маяковский, Андрей Вознесенский, поздний Иосиф Бродский. Это их личный способ написания стихов. Это хорошая поэзия, но она может завести далеко. Последние (на закате творчества)  стихи Андрея Андреевича Вознесенского, Иосифа Александровича Бродского и Марины Ивановны Цветаевой просто невозможно читать. Это грустно, но иногда наступает вырождение поэта.
Надо сказать, что чуткий душой и очень музыкальный Андрей Андреевич Вознесенский писал и другие стихи, например  к рок-опере  «Юнона и Авось» и «Не исчезай» на музыку Микаэла Таривердиева к кинофильму «Татьяна Сергеевна».

Не исчезай на тысячу лет,
не исчезай на какие-то полчаса...
Вернёшься Ты через тысячу лет,
но всё горит
Твоя свеча.
Не исчезай из жизни моей,
не исчезай сгоряча или невзначай.
Исчезнут все.
Только Ты не из их числа.
Будь из всех исключением,
не исчезай.
В нас вовек
не исчезнет наш звёздный час,
самолёт,
где летим мы с тобой вдвоём,
мы летим, мы летим,
мы всё летим,
пристегнувшись одним ремнём, —
вне времён, —
дремлешь Ты на плече моём,
и, как огонь,
чуть просвечивает ладонь Твоя. Твоя ладонь.
Не исчезай
из жизни моей.
Не исчезай невзначай или сгоряча.
Есть тысячи ламп.
И в каждой есть тысячи свеч,
но мне нужна
Твоя свеча.
Не исчезай в нас, Чистота,
не исчезай, даже если подступит край.
Ведь всё равно, даже если исчезну сам,
я исчезнуть Тебе не дам.
Не исчезай.

        А есть поэты, идущие от Чувства, от Мысли. Как быть со стихотворением Александра Блока?

«О, я хочу безумно жить,
Всё сущее увековечить,
Безличное – вочеловечить,
Несбывшееся – воплотить». (1914г.)

 Это что? Язык ему подсказал?
А с известной строфой Бориса Пастернака?

« Когда строку диктует чувство,
Оно на сцену шлет раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба».

А с одним из последних стихотворений умирающего Бориса Леонидовича Пастернака "Август"?

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.
Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.
Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.
Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по-старому,
Преображение Господне.
Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.
И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирнокрасный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.
С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.
В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.
Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:
«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.
Прощайте, годы безвременщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.
Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Разве  Это может подсказать Язык?
Борис Леонидович заканчивал свою жизнь и знал это. Такое стихотворение можно написать в минуту наивысшего волнения и одухотворенности. А какое высшее мастерство. Вот она рука Гения.
          Следовательно, не только Язык участвует в создании стихотворения, но и … Душа. В момент наивысшего волнения. До трепета. Как будто входит в Ритм с Высшим Духом, который проявляет основу стихотворения. Иногда только две строчки. А  особо избранным – всё стихотворение. Настоящий поэт требователен к себе, он доводит своё произведение до блеска.
                В русской словесности реформу поэтического языка проводили Поэты – Михайло Васильевич Ломоносов, Гаврила Романович Державин. Александр Сергеевич Пушкин более всех сделал для литературного языка. Он смело соединил высокопарный церковно-славянский стиль с народным русским языком. Провел титаническую работу над тем, чтобы образность, метафоричность русского языка приобрела прозрачность и упорядоченность, когда образы органично связаны между собой. Вот почему его стихи так легко читаются и запоминаются. Да и его прозаический язык совсем другой, чем у предшествующих ему писателей.
                Небольшой «простенький» отрывок из «Онегина»: «Зима! Крестьянин торжествуя…» имел 30(!) рукописных вариантов. Пушкин сам себе был самый строгий цензор. И последующие во времени поэты постоянно работали над формой языка. Это продолжилось и в двадцатом веке.
                Велимир Хлебников ввел новые слова – самолет и летчик. Это его придумка, следующая из логики языка.
                Сергей Есенин: «И меня по золотому свею, по тому ль песку…». Отглагольное существительное – из логики языка. «Свей» – как музыка звучит. И многие другие есенинские слова обогатили нашу речь. Сила стихов Сергея Александровича в роскошной, гармоничной (упорядоченной), часто неожиданной образности. Показателен монолог Хлопуши из поэмы «Пугачёв».

            Ну, а кроме Души? Разве разум, логика принадлежат только естественным наукам? По-моему, не только естественным. Если человек размышляет над историей развития цивилизации, над современными процессами в ней, то приходит к каким-то выводам. Или не приходит, но правильно формулирует задачу и ставит её перед обществом (или перед собой) посредством стихотворения или поэмы. Насколько эстетически красива и точна формулировка в стихотворном виде, зависит от словарного запаса Поэта, умения пользоваться им, а также от состояния взволнованности и Любви к чему-то или кому-то.  Кстати, Альберт Эйнштейн, по его собственному признанию, открыл теорию относительности благодаря собственному стремлению к эстетической красоте научной теории. При затруднениях в мыслях Эйнштейн играл на скрипке, чтобы войти в состояние Гармонии с Высшим Духом. Источник Поэзии и Науки один и тот же.

Вспомните стихотворение «Пророк» Александра Пушкина.

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.

И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.

Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей» (1826г)

Это Язык продиктовал Пушкину?

«И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой».

          Стихотворение «Пророк» написано Пушкиным в жанре Оды. Обычно оды  писали по случаю коронации либо бракосочетания венценосных особ. Поэтому «Пророк», созданный «высоким штилем» по всем канонам жанра, можно считать своеобразным вызовом, который Александр Пушкин бросил миру, отстаивая свое право быть поэтом. Смысл стихотворения совсем не в том, чтобы превознести себя, ведь в «Пророке» присутствуют строчки о том, что ангел заставил автора переродиться. Это означает, что Александр Сергеевич Пушкин в полной мере осознавал свое несовершенство и стремился к тому, чтобы каждое его произведение стало жемчужиной в литературе. Стихотворение «Пророк»  -  это послание будущим литераторам, до которых автор пытается донести простую истину: искусство ради искусства и удовлетворения собственных амбиций так же ничтожно, как и высокопарные оды, восхваляющие самодержцев и тиранов, забытые сразу же после их публичного прочтения.

           Ещё один пример –  «Реквием» Анны Андреевны Ахматовой. Вот он лежит у меня –  перепечатанный на тонкой папиросной бумаге, подаренный мне Надеждой Николаевной Глазковой, тётей известного поэта Николая Глазкова.
Неужели Язык подсказал Ахматовой эти строки? А, может быть, её кровоточащее сердце? Судите сами.

«Нет, и не под чуждым небосводом
И не под защитой чуждых крыл,
          Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был».

«Уводили тебя на рассвете,
За тобой, как на выносе, шла,
В темной горнице плакали дети…

« Нет, это не я, это кто-то другой страдает. Я бы так не могла…». Как я её понимаю. А вместе со мной все русские бабы.
А как она помянула своих соседок по очереди в Кресты:

«Опять поминальный приблизился час.
Я вижу, я слышу, я чувствую вас:
И ту, что едва до окна довели,
И ту, что родимой не топчет земли,
И ту, что красивой тряхнув головой,
Сказала: «Сюда прихожу, как домой».
Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать…
..И если зажмут мой измученный рот,
Которым кричит стомильонный народ,
Пусть так же они поминают меня
В канун моего поминального дня».

           Поминаем, Анна Андреевна. Вас – всегда и везде. Даже если ни одного памятника в бронзе не будет стоять. Таких, как Вы, русский народ будет помнить, и поминать всегда, пока он существует. И Вы себе поставили памятник нерукотворный. Жаль, что Ваш рыжий ученик не прислушался к Вам. Ненависть сжигает душу. И душа становится бесплодна. 
              Нет, дорогой мой читатель, не хочу я никому быть судьёй. Я всего лишь беспристрастный любитель русской Поэзии. Я всего лишь женщина, которой жаль голодного ленинградского мальчика 1940 года рождения. Первое стихотворение 20-летнего Иосифа Бродского, которое я прочитала уже в двадцать первом веке.

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РОМАНС
Евгению Рейну, с любовью (28 декабря 1961)

Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный ход сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
плывет в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних
и пахнет сладкою халвою,
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необъяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.


Это стихотворение вызывает сочувствие именно своей печалью. Есть в нем что-то из детства
«…ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий…»

и от пушкинской эпохи:

«…спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый».

«…плывет красотка записная,
своей тоски не объясняя».

И от 20-го века, 

«…дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони…»
Замечательный образ. У меня самой замерзают руки, как и у поэта. Над печалью и тоской плывет аромат Рождества и робкой Надежды:

«…ночной пирог несет сочельник
над головою»

«…как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево».

            Почему мне так понравились последние строки? Потому что это напоминание о всесильном Времени в образе маятника старинных часов. Была я очень удивлена, когда один из литературоведов связал эти строки с колебаниями корабля. Неужели так плохо теперь преподают физику в школах? Наше поколение знает, что нос лодки надо держать прямо на волну, и правильная качка идет вверх-вниз, иначе лодка (корабль) перевернется! Неужели питерский литературовед ни разу не попадал в небольшой шторм на прогулочном катере?
             А вот поэт Бродский точно знал физику, иначе не пошел бы в мореходку. И быть бы Иосифу Александровичу Бродскому капитаном первого ранга, да «бы» помешало, а именно, пресловутая пятая графа. Все равны в царстве социализма, но с оговорками.
                Вот откуда родилось талантливейшее стихотворение Иосифа Бродского, в котором он, подобно Пушкину, отстаивал своё право быть Поэтом.
«Пилигримы» (1958г.)

«Мои мечты и чувства в сотый раз
Идут к тебе дорогой пилигримов»
В. Шекспир

Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звёзды горят над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным,
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но всё-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
… И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землёй закатам,
и быть над землёй рассветам.
Удобрить её солдатам.
Одобрить её поэтам.

Чувствуется большая работа над словом  и образами.
Как много заложено в этом стихотворении 18-летнего поэта.
«…мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима…»
Во все времена пилигримы, а в России – юродивые, сохраняли в людях понятие Совести: «Нельзя молиться за царя Ирода. Богородица не велит».  Это ответ юродивого царю Борису в поэме А.С. Пушкина  «Борис Годунов».

«…Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета».

              Это стихотворение вечно как мир. В 2017 году американский народ избирает Президента, который обещает мир с Россией. Именно народам придется удобрять Землю в очередных войнах. Президент Трамп – это выбор американского народа. Но его противники ищут в выборах «русский», хакерский,  след.  Опять охота за «ведьмами».
             Хотят ли русские войны? Израненная войнами 20-го века Россия давно ответила на этот вопрос словами известной песни. Её автор – талантливый,  известный поэт Евгений Евтушенко – популярен  прекрасными лирическими стихами и вечной фразой «Поэт в России – больше, чем поэт». Евгений Александрович  заставил советские и партийные власти увековечить памятником Бабий Яр, место казни сотен тысяч киевлян, большинство из которых были этническими евреями.   Советские власти устроили в Бабьем Яру мусорную свалку.
             Но вернемся к русской поэзии, дорогой читатель.
Каждый уважающий себя русский поэт пишет чудесные стихи, воспевающие прекрасных возлюбленных и свою Музу.

«Благодарность»  (Е.А. Евтушенко, 1968г.)

Она сказала: «Он уже уснул!»,—
задернув полог над кроваткой сына,
и верхний свет неловко погасила,
и, съежившись, халат упал на стул.

Мы с ней не говорили про любовь,
Она шептала что-то, чуть картавя,
звук «р», как виноградину, катая
за белою оградою зубов.

«А знаешь: я ведь плюнула давно
на жизнь свою... И вдруг так огорошить!
Мужчина в юбке. Ломовая лошадь.
И вдруг — я снова женщина... Смешно?»

Быть благодарным — это мой был долг.
Ища защиту в беззащитном теле,
зарылся я, зафлаженный, как волк,
в доверчивый сугроб ее постели.

Но, как волчонок загнанный, одна,
она в слезах мне щеки обшептала.
и то, что благодарна мне она,
меня стыдом студеным обжигало.

Мне б окружить ее блокадой рифм,
теряться, то бледнея, то краснея,
но женщина! меня! благодарит!
за то, что я! мужчина! нежен с нею!

Как получиться в мире так могло?
Забыв про смысл ее первопричинный,
мы женщину сместили. Мы ее
унизили до равенства с мужчиной.

Какой занятный общества этап,
коварно подготовленный веками:
мужчины стали чем-то вроде баб,
а женщины — почти что мужиками.

О, господи, как сгиб ее плеча
мне вмялся в пальцы голодно и голо
и как глаза неведомого пола
преображались в женские, крича!

Потом их сумрак полу заволок.
Они мерцали тихими свечами...
Как мало надо женщине — мой Бог!—
чтобы ее за женщину считали.

Вот такие очень необычные душевные стихи у Евгения Александровича Евтушенко.
Цитировать Александра Пушкина «Я Вас любил» не стоит, ибо все любители русской поэзии знают его наизусть. На его основе многие русские поэты пишут свои посвящения любимым. Вот вариация Ивана Бунина.

Спокойный взор, подобный взору лани,
И все, что в нем так нежно я любил,
Я до сих пор в печали не забыл.
Но образ твой теперь уже в тумане.

А будут дни — угаснет и печаль,
И засияет сон воспоминанья,
Где нет уже ни счастья, ни страданья,
А только всепрощающая даль.
(1901год)

А вот сонет Бродского:

Я вас любил. Любовь еще (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги.
Все разлетелось к черту на куски.
Я застрелиться пробовал, но сложно
с оружием. И далее: виски:
в который вдарить? Портила не дрожь, но
задумчивость. Черт! Все не по-людски!
Я вас любил так сильно, безнадёжно,
как дай вам Бог другими — но не даст!
Он, будучи на многое горазд,
не сотворит — по Пармениду — дважды
сей жар в крови, ширококостный хруст,
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды
коснуться — «бюст» зачеркиваю — уст!
1974
Да это же любовь динозавра! Как, оказывается, легко поднялась рука разломать строки Пушкина с его изящной словесностью и христианской душой.
Кто желает, может почитать разбор этого «сонета» у Александра Жолковского с финальным обобщением: «Его сонет — это пушкинское «Я вас любил...», искренно обращенное Гумберт Гумбертычем Маяковским к портрету Мэрилин Стюарт работы Веласкеса - Пикассо - Уорхола.»
Вот ещё один пример любовной лирики Бродского.

Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях.
Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих.
Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне,
как не сказано ниже, по крайней мере,
я взбиваю подушку мычащим «ты»,
за горами, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты
как безумное зеркало повторяя.

Музу лишили даже пола. О, где же ты, красота поэтического слога? Где гармония чувства, вдохновения, слова, ритма, согласного с Высшим Духом? Попробуй, о, женщина, приласкай это существо – он же руку тебе откусит и, грубо насладившись твоим телом, разумеется, не заметив любящей и жалеющей его души, нагло заявит, что ты уже не представляешь новизны, и впереди его ждет новая фемина. Так что, дорогой читатель, не торопитесь осуждать изменившую ему Музу.  Разорванная резкая образность похожа на подобные лирические стихи Владимира Владимировича Маяковского    « Это было в Одессе…». Но Вл. Маяковский относился к себе с юмором: « … хотите, буду нежным. Не поэт, а облако в штанах». Мог быть действительно нежным и любящим в голодные годы передела мира: « … а к любимой в гости две морковинки несу за зеленый хвостик». Трепетное человечное стихотворение «Лошади», а на самом деле вовсе не к лошади…
«Лошадь, не думайте, Вы их не плоше.
Все мы, деточка немного лошади…»
        А, может быть, я слишком тороплюсь с выводами о нобелевском лауреате в области литературы? Посмотрим следующее стихотворение Иосифа  Бродского  «Любовь».

Я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну, и фонари в окне,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью,
не приносили утешенья мне.

Ты снилась мне беременной, и вот,
проживши столько лет с тобой в разлуке,
я чувствовал вину свою, и руки,
ощупывая с радостью живот,
на практике нашаривали брюки
и выключатель. И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного. Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете.
Мы там женаты, венчаны, мы те
двуспинные чудовища, и дети
лишь оправданье нашей наготе.
В какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных,— тогда я
не дернусь к выключателю и прочь
руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царствии теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
впадающих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.

          Вот здесь уже попытка выйти из своего мужского эгоцентризма и осознать значимость Женщины – не так всё просто с её местом в Жизни. Весь мир держится не только на мужском « я так хочу», но и на том, что хочет она. И работа над словом чувствуется.
              А вот стихотворение, близкое классической русской поэтике, где поэт впервые посочувствовал женской доле – терпеливо ждать любимого. Но, всё равно, не верит он в женскую любовь. Необычное и красивое оно единственное положено на музыку и исполнено женщиной.

«Пролитую слезу
из будущего привезу,
вставлю ее в колечко.
Будешь глядеть одна,
надевай его на
безымянный, конечно».

«Ах, у других мужья,
перстеньки из рыжья,
серьги из перламутра.
А у меня — слеза,
жидкая бирюза,
просыхает под утро».

«Носи перстенек, пока
виден издалека;
потом другой подберется.
А надоест хранить,
будет что уронить
ночью на дно колодца».

          В основном же позднюю лирику Иосифа Бродского отличает сумбурность образов, как правило, негативных. Он певец печали и тоски. Над своими стихами он не работает, как другие русские поэты, чтобы сделать из них жемчужины русской литературы. А зачем? По его теории Язык пишет за него стихи. Кушайте мои вирши, как они есть – я гений.
            Каждый крупный поэт от Горация до Державина и Пушкина завершает свой путь «Памятником». Написал свой Памятник и Бродский. Горация и Державина приводить не буду, но последних двух приведу. Читайте сами, дорогой читатель.
А.С. Пушкин

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспоривай глупца.

21 августа 1836г. Каменный остров Санкт-Петербург
Опубликовано В. Жуковским в 1841г. с цензурными изменениями.
( наполеоновского столпа и др.)

И. А. Бродский

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию — спиной.
К любви своей потерянной — лицом.
И грудь — велосипедным колесом.
А ягодицы — к морю полуправд.
Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять,-
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталость вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
пускай меня разрушат, расчленят,-
в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струей воды ударю в небеса.

Вот, что главное у Пушкина:

«И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспоривай глупца»

          Александра Сергеевича читают в России и в мире более 200 лет, начиная с детского возраста и до старости. В начале 20-го века Вл. Маяковский и другие молодые поэты предлагали «сбросить Пушкина с корабля современности», но потом устыдились, потому что не смогли его превзойти.
Что главное у Бродского:

«Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
пускай меня разрушат, расчленят…»

            Иосиф Александрович сам понял, что не состоялся как гениальный поэт. «Ненависть разрушает душу», - предупреждала его мудрая Ахматова.  Я очень стараюсь быть объективной к нему, я сочувствую его тяжелой судьбе. Никто не собирается его расчленять, но и подражать тут нечему. Он так и не стал счастливым и никому не дал счастья. Чувств добрых своей лирой не пробудил. Единственная поэма «Представление» не имеет ни художественной, ни духовной ценности. Это всего лишь пляска  изуродованной ненавистью души на обломках разваленного собственной подлостью мира квазисоциализма. Внутренний мир Бродского – это мир эгоцентрика.
                Это не мир академика Андрея Дмитриевича Сахарова, «узника совести», который пожертвовал собственным благополучием гениального физика, «отца водородной бомбы», ради других людей. «Сахаров  не гений, а Бродский – гений», -- льстиво кричат друзья Бродского на его юбилее, и нобелевский лауреат Иосиф мило улыбается, вместо того, чтобы возмутиться. 
             III.    Вопрос о гениях ещё сложнее. Евгений Рейн сказал, что русская поэзия началась Александром Пушкиным, а закончилась Иосифом Бродским. Когда-то в 19-м веке великий физик, создатель уравнений Максвелла, в новогоднем тосте заявил, что ему жаль физиков 20-го века, на их долю осталось лишь уточнение мировых констант. Но теперь все знают, что 20-ый век начался с открытия теории относительности и продолжился квантовой физикой. И в 21-м веке нас ждут великие открытия в области бесконечного познания Мира. Развитие поэзии, в частности русской, также бесконечно. Возможно, что уже сейчас в России или в её диаспоре творит новый Гений русской поэзии. Но где же альтруисты подобные Василию Жуковскому или Александру Блоку, способные поддержать молодое дарование? Посмотрите, кто побеждает в поэтических конкурсах. Семидесятилетние давно известные «юные» дарования.  Про богатых графоманов и говорить не стоит.
              Мир держится на Гармонии, Гуманности, Совести и Любви. Если подтачивать этих Титанов, то рушится Цивилизация. А она у нас одна на всех землян. Конечно, через сотни тысяч или миллионы лет возникнет другая земная цивилизация, но и Солнце не будет светить вечно. Остынет, дожидаясь, когда земляне поймут, что Гармония не в военной силе и деньгах, а в умении слушать и услышать друг друга. Бряцание оружием может привести к Хаосу,  третьей мировой войне, не дай Бог  ядерной, а то и удобрить-то Землю будет нечем. Но вот чего нельзя делать современному поэту, это одобрять нынешних политиков крупнейших держав. Хочется воскликнуть: «Господа Президенты! Где же Ваша Мудрость? Сядьте за стол переговоров, протяните друг другу руки. Пусть земляне изучают Космос, а не удобряют землю друг другом. Мы все нужны друг другу!» Этот вопрос волновал и Андрея Андреевича Вознесенского:

Почему два великих народа
холодеют на грани войны,
под непрочным шатром кислорода?
Люди дружат, а страны — увы…

Две страны, две ладони тяжелые,
предназначенные любви,
охватившие в ужасе голову
черт-те что натворившей Земли!

Вот такая статья о русской поэзии у меня получилась, дорогой читатель.…  А что Вы думаете по этому поводу?


Рецензии
Признательна, Галина, за труд Вашей души. Вы осветили глубоко, передав своё видение, множество вопросов. Я не литературовед, но меня они волнуют. Каждый из авторов, затронутых Вами, прекрасен и достоин уважения. С большим почтением отношусь к творчеству, понимая, что талант от Бога и каждый автор, наделённый им - творец, воплощающий в своём таланте индивидуальность. 180 лет назад Виссарион Белинский в статье «Литературные мечтания» писал : "Подломились ходульки наших литературных атлетов, рухнули соломенные подмостки, на кои, бывало, карабкалась золотая посредственность, вместе с тем умолкли, заснули, исчезли и те немногие и небольшие дарования, которыми мы так обольщались во время оно"... И так век за веком, год за годом, даже и в те времена, когда творили Лермонтов, Тютчев, Боратынский, Некрасов, Фет... А что же сегодня? Да тоже самое: "литературы нет, поэзия погибла, вокруг одни графоманы"... И невдомёк плакальщикам, что погибнуть национальная литература может только в случае гибели самого народа. Ну а что касается поэзии, впору вспомнить Маяковского: «…существует и ни в зуб ногой!» Согласна с тем, что "развитие поэзии, в частности русской.... бесконечно", а гармония "в умении слушать и услышать друг друга". С признательностью и уважением к автору за интересную работу, пожеланием вдохновения в творчестве, Марина Татарская

Марина Татарская   02.12.2018 00:24     Заявить о нарушении
Спасибо за Вашу высокую оценку моего скромного труда.Благодарю за подробную профессиональную рецензию.С уважением, Галина

Идеалистка   16.12.2018 17:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.