Бесконечный зелёный тоннель

   Собравшись на очередной девичник по старой доброй традиции, мы с подругами, уединившись от суетного мира в гостиничном номере, беззаботно чирикали, вспоминая молодость, хорошея в радушном настроении. Как – то сама устоялась привычка в духе аристократической новизны встречаться на нейтральной территории, обмениваясь позитивчиками. Развлекаться в смрадных злачных барах, просыпаясь истерзанными и потрёпанными нам никогда не хотелось, поэтому пили мы шампанское глоточками, чтоб завязывались непринуждённые беседы, но не затухало сознание.

   Лично я нахожу прелесть наших встреч в том, что, незаметно меняясь с каждым годом, оставили мы неизменной искреннюю связь в откровенном девичьем общении. И хотя подруги мои находились в свободном послеразводном поиске партнёров и имели проблемки не схожие с моими, всё же мне нравилось убежать из дома ненадолго, чтобы насладиться женскими секретами.
 
   И конечно же, в отсутствии мужчин, изобильно обсуждая сильный пол, после полуночи неуверенно всплывали каверзы интимных отношений, потом вдруг слёзно изливались жалобы, и под занавес возмущённо оглашались обиды недопонимания. Но на этот раз, пропитавшись приподнятым летними ароматами вдохновением, между нами вдруг возникла никогда не всплывавшая тема. Скорей всего не говорили об этом потому, что затруднительно обсуждать то, к чему сложно подобрать слова.

   Наша популярная королева тверка, всегда без пафоса оплачивавшая сутки пребывания в отеле, на правах хозяйки вечеринки наполнила бокалы золотистым напитком с искрящимся жемчугом пузырьков и, вкушая сочную клубничку, изящно произнесла:

 — Хорошо–то как, девчонки! Словно лёгкий оргазм!

   И тут моя вечерняя радость, купаясь в солнечных лучах заката, бодро встрепенулась и выдала в ответ шутливый протест:

 — А что, разве бывает тяжёлая кульминация?

   Подруга странно посмотрела на меня, как подозрительный сексопатолог, внимательно всматривающийся в ликующего пациента, и поучительно пояснила:

 — Да, у меня бывают разные оргазмы: лёгкие и мимолётные, а бывают скоропостижные или вымученные. Вот расскажи, а как кончаешь ты, состоящая в длительном браке с одним единственным мужчиной, неприметная домохозяйка?


   Наша сексапильная очаровашка, смело выходившая на сцену задом наперёд, спонсор всех наших посиделок, развелась с мужем несколько лет назад. Выбрав материальное благополучие взамен семейного, моя преуспевающая подруга с отчаянием кинулась растрачивать себя на предъявления доказательств того, что женщина она видная, а как любовница, так даже и завидная, заставляя брошенного супруга кусать локти от немыслимой потери в его жизни.

   Однако её бывший, не завалявшись на раскладушках, удачно женился вторично и сделался не то чтобы счастливым, но вполне довольным собой человеком, чего никак нельзя было сказать о моей подруге – танцовщице, безрассудно потерявшей свою любовь и пустившейся в интимные авантюры, меняя партнёров как бижутерию.   

   Мужчины стали для неё украшением индивидуальности в качестве подпорки для статуса. И даже самой себе она боялась признаться в том, что, как и все моногамные представительницы слабого пола, мечтала и она о единственном надёжном друге. Мне не хотелось хвастаться, описывая неописуемые моменты потрясающего счастья, лишь уклоняясь от ответа, я выдала кротчайшую характеристику:

 — Обычно регулярно.

 — Вот именно, что «обычно»! Нет в твоих оргазмах новизны, потому что регулярные, они становятся безынтересными.

   Пожав плечами, мол добавить мне и нечего, я не стала взламывать её стереотипное мышление разочарованного в любви человека и перевела стрелки на вторую подругу. Одарённая редкой красотой, но обделённая удачей, она была чемпионом среди нас по бракосочетаниям, пышным свадьбам и громким разводам. Постоянно растущее количество её бывших мужей создавало в личной жизни и мелкие неприятности, и серьёзные проблемы, и семейные трудности. Именно она, как никто другой из нас, имела шансы поведать о новизне оргазмов с завидным красноречием. Я повернулась к ней, звякнула бокальчиком и, заигрывая, щебетнула:

 — Поделись – ка лучше ты своими ощущениями.


   Наша богиня красоты, закусив нижнюю губу, как это стало модным в последнее время и подражая героиням бестселлеров, ненадолго задумалась, а затем томно призналась:

 — А я сравнила бы оргазмы с вкусняшками. Мои оргазмы бывают сладкие, как дорогущие плитки шоколада, от которых кипит кровь! А бывают приторные, как леденцы, от которых трескаются губы и портятся зубы. И даже бывают горькие, как зёрна кофе, от которых плевать хочется.


   И тут мне вспомнилась её прошлогодняя история, когда, случайно изменив мужу актуальному с супругом бывшим, в последующей потасовке раскрывшейся полуизмены она, самоотверженно встряв между распустившими руки самцами, поймала нечаянный удар кулака, потеряв два зуба. Как–то беззаботно сажала наша чемпионка цветы любви на грядки семейные, а поливать - ухаживать забывала и, увядая, засыхал цветочек тот аленький. Подруга привычно выбрасывала икебану на помойку несостоявшихся отношений, объявляя диагноз: «У нас половая несовместимость». Затем принимала сострадания окружающих и быстренько приобретала другого сорта растение для разнообразия ощущений. Мне больно было видеть, как прибиваться к ней начали мужики с качествами цепких сорняков и неприхотливых кактусов, как дружно шагали мои подруги в противоположную сторону от счастья, всю дорогу удивляясь, почему это оно не появляется на их горизонте.

 — Ах, ещё и горькие бывают оргазмы? – искреннее удивляясь, переспросила я.

 — Да, у меня случаются иногда во сне, позорные самоизвержения в долгом одиночестве, от которых волком выть хочется. А вы знаете, девчонки, что для мужчин придумали закрытые кабины, в них можно уединиться и сам удовлетвориться?! Говорят, это очень полезно для продуктивной интеллектуальной работы.         

 — Ну надо же, какой толстый у мужчин нарциссизм! – первой возмутилась обожающая себя подруга, - Мало того, что, влюбляясь между собой, они не замечают оставшуюся по их вине парочку обделённых женщин, так сильным мира сего ещё и кабины для слива энергии в канализацию рекомендуют!!  А давайте, девчонки, переоборудуем старые ненужные телефонные будки для женщин и назовём наши кабинки сладкими уголками! Заходит измученная мужским безвниманием посетительница, садится на стульчик и получает бесплатно и беспроблемно кайф, пока не надоест.

 — Нет, ничто не создаст ту дрожь, что бежит по телу в момент обоюдной оралочки…


   Дальше наши откровения ощущений расширились воспоминаниями разнообразных экзотических мест и выяснилось, что фаворитами были кусты высокие, полянки лесные, и, конечно же, кумиром оказалось море, освещённое луной. А я, молча улыбаясь и наслаждаясь запахом свежей клубники, вдруг вспомнила кукурузное поле! Укрывшись в стеблях дремучих от глаз посторонних, не были мы ещё парой семейной, лишь страстью ласкались влюблённые впервые. Помню, не покидало меня чувство, что за нами наблюдают, и, воображая себя на сцене, артистично позируя, но жутко стесняясь, в смешении этих несовместимых эмоций получила я свой первый взрослый оргазм, испугавший полевых грызунов и покоривший сердце кукурузного чародея. В тот день он сделал мне предложение, и первая любовь связала нас навечно. 


   Так уж повелось, что под утро одна подруга, уставая хвастаться, а вторая, изнемогая жаловаться, обнявшись как сёстры в общей кровати гостиничного номера, мило засыпая, отдыхают от предстоящих будней. И в этот раз, как всегда укрыв их бережно, я вдруг остро заскучала по любимому и, представляя нашу близость, спешно отправилась домой.

   Забежала на цыпочках в спальню и, разбудив единственного в моей жизни героя внезапно проснувшимся желанием ворваться в наш бесконечный зелёный тоннель, ловко скользнула под одеяло. Я дрожу от его прикосновений, слышу привычный шёпот: «Запрыгивай на меня!» и, распустив гриву собранных в хвост волос, резвой кобылкой заскакиваю на стартовую позицию, предвкушая немыслимую эйфорию. Меня опьяняет запах мужчины и, отпуская свои пальчики шалить, я возбуждаюсь силой его упругого желания, томно превращаясь в слабую шалунью, готовую на всё, если никто не видит. А если стечением обстоятельств, возможно и звуки не контролировать, то все искорки разжигаемой страсти, собираясь ниже пояса, яркими вспышками блаженно взрываются, светлячками разлетаясь под кожей, отправляя нас не вдоль беговой дорожки, а много выше! И уже на седьмом небе зажигается для меня зелёный светофор, учащаются вспышки, превращаясь в нескончаемый тоннель восхитительного апогея. Мы стремительно мчимся в нём, набирая скорость стонами наслаждений и, выходя на финишную прямую, в мощном феноменальном рывке сотрясаем наш семейный ипподром парным одинаром - кульминацией в унисон.


   Вот так, обычно, заряжаемся мы регулярно топливом, что дарит нашим верным душам проверенная временем любовь - жизненной энергией самого высшего качества «Супер плюс»…       


Рецензии
На сей раз обошлось без бабочек. Интересно увидеть спектакль с другой стороны занавеса.

Валерий Столыпин   07.08.2018 06:39     Заявить о нарушении
Ну, Вы Валерий, прямо не в бровь, а в глаз! (это о готовящейся третьей части эр. пр.)
Намекаете на ракурс из - под дивана?
"Занавес" ведь не двухсторонний, а настолько многогранный, что сложно угадать наверняка...

Ная Иная   07.08.2018 08:10   Заявить о нарушении
Пишите. Оценим.

Валерий Столыпин   07.08.2018 08:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.