Записки людоеда записка третья-глава 4

Записка третья

«Из леса мы вышли когда мне исполнилось тринадцать. Мама к этому времени очень сильно сдала и с трудом передвигала ослабевшие ноги. Ей срочно нужно было человеческое мясо. Но мать отказывалась. Она говорила, что убивать людей она не хочет, а раскапывать свежую могилу не безопасно. Местные сразу заподозрят странную парочку в вандализме. Она мне пообещала, что как только мы доберемся до столицы она сразу же приведет себя в порядок. До Санкт-Петербурга мы шли почти полгода. И дело не в том, что мы так медленно передвигались, мама старалась отдать меня в ученичество к каждому мало-мальски рукастому мастеровому. Так она меня готовила к жизни в большом городе, а я не противился так как долгие остановки позволяли ей совсем не расклеиться.
К тому времени, как на горизонте появилась столица я кое-что соображал в кузнечном деле, мог пошить шаровары и отремонтировать сапоги. Но мать к этому дню совсем почернела, она словно сухарик вся ссохлась и скрючилась. На следующий день мы должны были войти в город и я бы обязательно достал ей человечину.
Но увы она умерла на рассвете. Чувствуя близкую кончину мама разбудила меня и погладив сухой маленькой ручкой по голове взяла с меня обещание, что я не стану бороться за ее жизнь. Мне было очень больно, но слово я сдержал. Я бы мог накормить ее собой, не много, только чтобы отогнать от нее смерть. Чтобы только дойти до человеческого жилища, но она взяла с меня слово.
Она просто устала жить. Когда-то много лет назад она была счастлива, когда то ее племя считало свою особенность даром богов. Именно благодаря возможности жить безгранично долго многие из ее соплеменников стали учеными и философами. Стали прародителями первых искусств и многих наук. Они несли свет остальному человечеству стараясь, как можно реже вкушать мясо людей.
Потом пришли викинги, которые тоже считали свою особенность даром богов. Но даром для другого. Они видели в способности к исцелению и вечной жизни возможность поработить весь мир. И поэтому сжирали простых людей словно саранча всех до единого.
И тогда те из маминых сородичей кого викинги оставили в живых решили, что их цель это обращение варваров – людоедов к свету. Они решили, что это их вселенское предназначение. Но если ужасные в своем существовании скандинавы радовались каждому новому дню, то греческие людоеды рано или поздно уставали от самого бытия и сводили счеты с жизнью.
Вот и мама устала. Устала от своей долгой и несчастливой жизни. Дав мне все, что могла она забрала у меня самое дорогое, себя. Я до сих пор не могу себе простить, что не ослушался ее. Я даже вернулся через два дня к ее могилке и попробовал ее оживить, но увы мы не вампиры. Мы всего лишь людоеды.
Вот и подвернулся случай объяснить тебе, малыш, в чем между нами разница. Главное различие между людоедом и вампиром это то, что людоеды живые, а вампиры мертвые. Они всегда мертвые и поэтому больше умереть не могут. Как рассказывала мне мама, когда то очень давно мы и вампиры были одним видом.  Но потом некоторые из них нашли способ стать еще сильнее и могущественнее. Они смогли провести, какой-то очень сложный кровавый обряд в ходе, которого они смогли умертвить друг друга и остаться живыми. С тех пор им больше не требовалось человеческое мясо, им нужна только человеческая кровь.
И нужна она им постоянно. Нет, им не надо, как нам вкушать ее для того чтобы стать сильнее или чтобы излечиться. Они необычайно сильны и могущественны постоянно. Они не стареют и ничем не болеют, их почти невозможно убить, но чувство голода их не оставляет никогда. И если людоеду рано или поздно удается совладать со своей тягой к человечине, то вампиру свою жажду не утолить никогда.
Именно поэтому их почти и не осталось. Очень уж они открыто пытались утолить свой голод. Простым людям ничего другого не оставалось, как объединиться против кровососов и истребить их почти всех. Хотя сделать это ох, как не просто. Ты будешь стрелять в вампира, резать его ножами, а ему все будет ни почем. Он сразу излечивает свои раны. Только огромный урон нанесенный сразу может его остановить. Но даже если его измельчить в кашу, изжечь огнем или раздавить огромным камнем он сможет восстановится если ему достанется кровь.
Даже спустя сотни лет горячая кровь вытекающая из живого человека позволяет восстать вампиру из кучки трухлявых костей. В этом их сила и их проклятье».
Я отложил тетрадку в сторону, пора проверить силки. Со стороны  палатки раздалось приглушенное мычание, это малышка уже по не многу ворочалась и бурчала во сне. Скоро пробуждение и я вторую ночь ночую на улице у костра. Так как проснувшийся вновь обращенный людоед очень голоден и способен сожрать любого оказавшегося рядом.
А мне очень не хочется чтобы малышка пришла в себя дожевывая мои остатки. Надеюсь сегодня добычи будет больше, времени остается все меньше и меньше, а еды пищи для маленькой девочки-людоедки совсем не так уж и много.


Рецензии