Надежда

Солнечный октябрьский день. Я иду по парку. За деревьями по дорожкам гуляет множество людей. Мамаши со смешными малышами, шумные подростки в яркой одежде, медлительные старички и старушки. Воздух прохладный, он как будто даже имеет вкус. Горьковатый, пряный. Слегка пьянит аромат дубов и опавшей листвы. Я бреду в глубине парка, по упругому лиственному ковру, по мягкой влажной земле, то и дело останавливаясь и любуясь золотым тускло светящимся чертогом с разбросанными в беспорядке тёмно-коричневыми стволами-колоннами. До Полёта я не обращала внимания на эту красоту. Да и не гуляла — зачем тратить время впустую. Скопление людей тогда вообще жутко раздражало. А сейчас... сейчас я уже в который раз ловлю себя на мыслях о смысле происходящего.  Ведь должен же быть в том, что произошло хоть какой-то смысл. С некоторых пор я стала верующей - во всём стараюсь найти следы Божественного Провидения. Стараюсь, но не нахожу.

Когда всё пошло не так? Я росла в благополучной семье, увлекалась компьютерными играми и фильмами в жанре триллера и хоррора. Окружающий мир был скучен: я, как и мои сверстники, чувствовала себя винтиком, встроенным в единый организм социума. Ничего ни от кого не зависит, всё решают родители, учителя, власти. А в игре ты сам себе хозяин. И не только себе. Ты строишь собственный мир, населяешь его, кем хочешь, задаёшь вектор и смотришь, как комп выстраивает развитие игры в зависимости от каждого твоего шага. Там ты и бог-созидатель и персонаж, идущий по Пути. Не понимаю, каким чудом родители сумели вырвать меня из зависимости от виртуала и отправили учиться в Академию Освоения Космоса. Родители у меня были что надо — архитекторы-программисты. Насколько помню, они занимались совершенствованием программ защиты города от негативного воздействия окружающей среды. Тогда вообще много работали над тем, чтобы всё за людей делали механизмы и электроника. Я  особо не обращала на это внимания — было привычно: нажала кнопку и продукты в холодильнике, нажала другую и обед готов. Стирки, уборки — быт уже давно не обременял человечество. Да и общение было по большей части виртуальным. Познакомились в Сети, влюбились, поженились, надоело — развелись. Можно было даже устроить виртуальное рождение детей с их дальнейшим воспитанием. И при этом — никаких забот и хлопот. Я успела до Полёта пройти через виртуальное замужество, а когда узнала, что у моего мужа имеется ещё парочка таких же жён, развелась и пошла учиться. Уж в реале-то я точно не дам себя обмануть. Да, точно — именно на эту удочку меня и поймала мама, когда я в бешенстве выключила комп и вынырнула в из глубин Интернета. Сейчас не знаю, благодарить их за это, или лучше было разделить участь всех остальных.

Когда я была на последнем курсе Академии, представители Правительства отобрали среди выпускников самых агрессивных, стрессоустойчивых и не обременённых принципами религиозного или какого другого нравственного толка. Я оказалась в их числе, видимо, ещё и в силу своего абсолютного пофигизма — помогла школа виртуала.  Привычка знать, что у тебя несколько «жизней», что в любой момент можно перепрограммироваться, отформатироваться или выйти из игры наложила на сознание неистребимое клеймо собственной непотопляемости. Конечно, я была не одна такая, но, в отличие от абсолютного большинства, у меня было редкое преимущество — доброжелательность плюс коммуникабельность, так необходимые в длительном межгалактическом Полёте. К сожалению, многие, часто путая реал с привычным витруалом, не ценили настоящую жизнь, легко расставаясь с ней и забирая у других.

Наша космическая экспедиция должна была исследовать и, если понадобиться, завоевать новую планету, которую назвали Надеждой. Когда астрономы в глубинах Космоса открыли небесное тело с такими же, как у Земли параметрами, люди решили, что это лучший выход из демографического кризиса, в который погружается человечество. Сейчас-то я понимаю, что никакого кризиса не было. Вернее, он был, но наоборот — мы, предпочитая жить в виртуальном мире, не желали реальных проблем. Рождаемость стремительно падала. Мальчики и девочки сами выбирали пол, мужчины и женщины всё чаще склонялись к нетрадиционной сексориентации. Учёные научились искусственно выводить  детей, но вырастая, эти дети оказывались бесплодными. Да, теперь стало понятно, к чему привели эксперименты людей, возомнивших себя богами.

Тогда же я просто не думала о таких вещах. Считала — каждый имеет право жить так, как находит нужным. И не я одна. Даже в конституцию внесли какую-то хитрую поправку типа, если человек не мешает жить другим, пусть делает, что хочет: с кем хочет спит, где хочет живёт. Нравится в виртуале — пожалуйста. Властям меньше заботы — виртуальная преступность и смертность их не волнует, так же, как проблемы питания и утилизации.

Что-то я снова увязаю в размышлениях о смыслах. А хочется о другом. О последствиях нашей самонадеянности.

Итак, к Надежде отправилась целая армада из пятидесяти космических кораблей, напичканных новейшим вооружением и всякой разной умной техникой. А ещё — армией молодых парней и девушек, крепких, здоровых, обученых боевым навыкам и технике выживания в дикой местности. Для этого мы проходили жёсткие тренировки в тропических дебрях, жаркой пустыне и на Северном полюсе.  Это было непросто — почти все мы были изнеженными детьми больших городов,  для которых продукты питания росли в холодильниках, знакомые со стихиями только по фильмам и компьютерным играм. Мы выдержали эти испытания. Выдержали на Земле, выдержали и на Надежде. Выжили, правда, немногие. Надежда не хотела покоряться. На первый взгляд, разумной жизни мы там не обнаружили. Своеобразное зверье, нацеленное на выживаемость — либо ты сожрёшь, либо — тебя. Огромные толстокожие и мелкие ядовитые; средние с острыми зубами и когтями; мерзкого вида и вполне симпатичные — все они занимали каждый свою нишу и явно не обрадовались чужеродному вмешательству. Во всяком случае, пока мы пытались разобраться, кто друг, кто враг, в смысле — кого можно приручить, а кого легче истребить, вся это так сказать фауна, будто сговорившись, ополчилась против нас. Впрочем, флора тоже не отстала. Было впечатление, что разумна сама планета, что Надежда объединила всех своих обитателей на борьбу с пришельцами, то есть — с нами. Ей это дорого обошлось — после нас на непокорной планете не осталось никого,  разве что насекомые и мелкие грызуны, которые успели зарыться в грунт. Мы засадили зачищенные территории земными семенами, чтобы сохранить отмосферу и с чувством выполненного долга полетели домой. Правда, не все — когда остатки нашей армады улетали, в её составе осталось всего девять кораблей. Да и то тех, которые мы благоразумно не стали сажать на поверхность Надежды, оставив на орбите.

А как мы были горды! Те из нас, у кого на Земле остались невиртуалые семьи, начали обратный отсчёт. Почему обратный? Потому что в полёте произошёл какой-то сбой и мы потеряли счёт времени. Мы были уверены, что потратили на космическую экспедицию не более пяти лет — никто из нас внешне не изменился, не постарел, не поседел. Все мы чувствовали себя бодрыми и здоровыми. Некоторые даже нарушили подписку и вступали в половые контакты. А что — дело молодое. К счастью, никто из девчонок не забеременел. К счастью ли?

Нас встречало, казалось, всё население Земли. Ликующие лица, неразличимые слова в разноголосице радостных криков. Гремела музыка, сияло солнце. Мы успели подготовиться к встрече: переоделись в нормальную одежду, парни побрились, девчонки сделали причёски и макияж. Мне так нетерпелось обнять кого-нибудь из встречающих, что я выскочила вперёд. Ближе всех ко мне стоял симпатичный голубоглазый парень в непривычной  широкой и пёстрой одежде. Он подпрыгивал на месте, размахивал руками кричал что-то неразборчивое, ненадолго замирал и опять начинал махать руками. Пока я приближалась, парень смотрел на меня сияющими глазами и смеялся, сверкая белоснежными зубами. Я подбежала в тот момент, когда он остановился и с пылом обняла... пустоту. Чуть не упала от неожиданности. Ещё не понимая, в чём дело, я кинулась к другому, к  третьему — они не были прозрачными, они казались такими настоящими!

Но это была голограмма.

Я не понимала — почему? Почему нас не встречают реальные люди? Где вообще все? Тот же вопрос читался и на лицах других астронавтов. Голографическая толпа продолжала ликовать за нашими спинами, а мы вышли из космопорта в город. Он очень изменился: чистый, ухоженный, словно игрушечный. И — никого. Ни животных, ни птиц, ни насекомых.
Ни людей.
Что случилось? Какое время суток, время года? Похоже на лето — в меру жарко, буйно-зелено. Я зашла в первый попавшийся магазин. Автоматически включился кондиционер, продавщица за прилавком приветливо улыбнулась. Я уже знала — это тоже голограмма. Ещё до Полёта все покупки совершались через Интернет. Скорее всего, кое-где сделали ретро-магазины.

Все прилетевшие разбрелись по городу. Мы не встретили ни одной живой души. Ни на улицах, ни в домах. Везде при появлении человека автоматически включались комфорт-системы. Исправно работали холодильники, набитые едой. Наши предки постарались — техника была безупречна. Как мы позже выяснили, давно необитаемые города находились под энергокуполами, питающимися от солнца. Купола поддерживали естественную эко-систему. Между мегаполисами проложены энергокоридоры, по которым можно перемещаться на минисамолётах. Просто так из города не выйти...

Поначалу все астронавты разлетелись по своим странам и городам. По домам. Но вскоре вернулись. Везде — одно и тоже. Ни-ко-го. Лучше уж держаться вместе. Время идёт, а мы не меняемся. В своё время на смену друг другу приходят весна, лето, осень и зима. Ни тебе сильных морозов, ни умопомрачительной жары. Правда, видимо из-за этой искусственности в городе нет насекомых, и, соответственно птиц. Нет домашних животных — вымерли вслед за последними людьми. А дикие животные и растительность находятся за энергокуполом.

Мы поняли, что отсутствовали очень долго, но так и не поняли, что произошло на Земле. Мы пытались зачинать детей — не вышло. Мы потеряли счёт времени. Несколько человек покончили с собой. Мы их похоронили и продолжаем жить дальше. Кто в виртуале, кто в городе развлекается, гоняя на машинах, устраивая концерты, напиваясь или занимаясь до одури сексом. Кто как может. А я задумалась о смысле жизни и о тщете всего сущего. Чем больше думаю, тем меньше что-либо понимаю. Когда становится совсем тоскливо, иду в парк и включаю голограмму гуляющих горожан.

Иногда мне кажется — кто-то управляет мной, как когда-то в детстве я играла виртуальными судьбами. Тогда есть смысл, есть цель — найти Путь домой. Появляется надежда, что всё можно изменить. Только где подсказка, где задание, чтобы выполнив, снова оказаться среди настоящих людей?


Рецензии
Привет, Ирина.
Это на роман, который ещё надо написать - сжато до синопсиса.
И нет в этом тексте ни решения проблемы, ни предположения, что произошло, что дальше с ними будет, чем дело закончится. Именно поэтому и нет никаких возможностей сделать выводы: вот это в нашей жизни хорошо, а вот это плохо. Незаконченность произведения - это минус. Ну, мне так кажется.

Евгения Шапиро   17.10.2017 16:42     Заявить о нарушении
Женя, привет!
Не рассматривала эту миниатюрку как сюжет романа. Хотелось сказать, что мы не ценим, что имеем, зато всё время стремимся ухватить что-то новое. Люди в моём рассказике, вместо того, чтобы привести в порядок то, что есть, придумали проблему, возложили надежды на её решение, убили новую Надежду, вернулись домой и погрузились в полную безнадёгу. Незаконченность - это вопрос: как сделать так, чтобы хорошее не переросло в плохое. Наверное, нет ни хорошего, ни плохого, есть чувство меры и здравый смысл. Вот как-то так)
Спасибо за отзыв!)

Ирина Гирфанова   17.10.2017 17:55   Заявить о нарушении
Ирина, вот ты точно сказала, что ты сказала. А не показала. Всё схематически только сказано. И люди - схематически и сюжет - лишь линия.
У тебя не просто незаконченность - у тебя - провал сюжета - как можно сделать вывод, если история человечества непонятна. Может, они дружно переселились на более понравившуюся им планету, где и проживают счастливо?)

Евгения Шапиро   17.10.2017 19:12   Заявить о нарушении
Женя, спасибо, подумаю над твоими словами. Тема на самом глобальная, не уверена, что смогу развить. Но, возможно, попробую - глаза боятся, руки делают. Спасибо за подсказку!

Ирина Гирфанова   18.10.2017 09:01   Заявить о нарушении